Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Пресса о фонде

Либерализм или кошелек

16.06.2002

– Видно, время для молока истекло,
Настало время для простокваши.
Олег Григорьев

Нет хуже времени для проведения мероприятий, чем вечер пятницы, когда нормальные граждане эвакуируются на дачу. Однако конференц-зал ММВБ в минувшую пятницу был полон: редакторы журналов, деятели телевидения, писатели, критики, чиновники и даже кое-кто из бизнесменов.

Проходил круглый стол, посвященный исследовательскому проекту «Либеральные реформы и культура». Организатор проекта, глава фонда «Либеральная миссия» Евгений Ясин честно признался: хотелось выяснить, не угробили ли реформы эту самую культуру. Для чего руководитель проекта Денис Драгунский мобилизовал ряд практиков издательского бизнеса, кино, современного искусства и пр.

Беспокойство понять можно: бывшего министра экономики называют «дедушкой» российского экономического либерализма. А либерализм в экономике означает: ни капли халявы. Никаких налоговых льгот, субсидий, дотаций. Каждый, что потопал, то и полопал.

Однако культура – область затратная, и, если ее не подкармливать, она умрет. Выживет только то, что хорошо продается – попса. Но по нашей традиции попса – это нехорошо и неприлично. Эту дилемму и собрался обсудить за круглым столом цвет либеральной интеллигенции.

Хотя мне это словосочетание кажется абсурдом типа «кислое молоко». Если кислое – то уже не молоко, а если молоко, то никак не кислое. Если либерализм – какая ж тогда интеллигенция? Один просвещенный средний класс. А если интеллигенция, то она бытует не в свободном обществе, а как раз наоборот: это фронда образованных людей при автократическом или тоталитарном режиме. У нас это слово считается русским изобретением, но есть мнение, что оно родилось в прошлом веке в Италии в годы борьбы с австрийцами, и с тех пор intellighenzia наблюдалась в кайзеровской Германии, царской России, шахском Иране, странах Латинской Америки и т. п. переходных обществах.

Драма, однако, в том, что в России нет других носителей либерализма, кроме бывшей советской интеллигенции. И других носителей культуры тоже нет. Логика реформ предлагает нам два выхода, и оба смахивают на идейное харакири. Либо похерить интеллигентское самосознание и признать себя буржуем умственного труда. Либо похерить либерализм и стать левым (правым): проклинать гэбистскую власть, американский империализм, плутократию и т.п.

Что и делают в последнее время многие модные интеллектуалы. Копируя в этом своих коллег на Западе: там деятелю искусств полагается быть радикалом, революционером и ниспровергателем устоев. Такова давняя, со времен романтизма, традиция: подлинная высокая культура должна критиковать общество. Пока общество было советским, интеллектуалы дружно его ненавидели. А в либеральном обществе художники-поэты-философы ненавидят рынок и свободу и становятся
социалистами, или нацистами, или анархистами.

Из новой левацкой моды (вроде поголовного восхищения критиков прохановским «Г-ном Гексогеном») можно сделать смелый вывод, что наше общество – да, уже почти западное. Из докладов выступавших следовало примерно то же. Одна из дам заметила в ходе дискуссии, что все выступления были на редкость антилиберальны и сводилсь к двум требованиям: 1 – дайте денег; 2 – дайте порулить – обращенным, естественно, к государству.

Порулить (ввести цензуру, худсоветы, ограничительные законы) предлагали культуртрегеры, напуганные разгулом свободы, причем именно в рыночной попсовой сфере. Нельзя же, чтобы щелкопер из «желтой газеты» ругал Льва Толстого, чтобы в прайм-тайм по телевизору гоняли эротику, чтобы Маринину печатали стотысячными тиражами…

Денег требовали все. Я в том числе. Пытаясь объяснять, сколько стоит делать современное искусство – все эти видеоинсталляции, лазерные миражи, компьютерные шоу… На что мне либерально отвечали, что творец может днем давать уроки русского языка, а по ночам писать стихи.

Может. В прошлой, советской, цивилизации именно такое искусство (стихи, картины, песни под гитару) считалось главным и нужным. Потому что ценились не столько произведения, сколько позиция автора – свободного человека в несвободной стране. Сегодня стихи тоже пишут ничуть не хуже, но они никому не нужны.

Поскольку лозунг дня – не борьба с режимом, а создание в России новой цивилизации (постиндустриальной, информационной, цифровой, как угодно). А это требует вложений – в масштабе, превышающем любые частные усилия.

Подобный опыт смены цивилизации Россия уже проходила в 20-х годах. Страна тогда сделала огромные вложения в индустриализацию – и в том числе в культуру авангарда. Авангардом мы гордимся, всему остальному ужасаемся.

Если мы хотим, чтоб нашим временем гордились, вложения в культуру придется-таки сделать. Ужасов по возможности избежав.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика