Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Публикации

Ведущий Первого канала заявил, что он за свои слова отвечать не может, потому что просто передавал информацию, полученную от ФСБ

19.03.2007
Людмила Алексеева, председатель правозащитной организации Московская Хельсинская группа (МХГ), о судебных разбирательствах вокруг фильма «Шпионы» Аркадия Мамонтова и о других заявлениях по телевидению, направленных против правозащитников

История вопроса: «Шпионский скандал» начал раскручиваться 22 января, когда телеканал "Россия" в программе "Специальный корреспондент" рассказал о разведывательной деятельности против России нескольких сотрудников посольства Великобритании. Кроме того, в программе утверждалось, что через второго секретаря посольства Марка Доу поступали деньги для 12 неправительственных организаций, в частности для Московской Хельсинкской группы, Комитета против пыток, Центра развития демократии и защиты прав человека, фонда "Евразия", Международной уголовной реформы.

Я сейчас сужусь с Первым, со Вторым и с Третьим каналами. На канале «Россия» мы судимся с господином Мамонтовым из-за фильма «Шпионы», где было сказано, что я получаю деньги от спецслужб. И с господином Дворкиным, которого они пригласили в свою программу "Национальный интерес". Там он заявил, что Московскую Хельсинскую группу содержат сайентологи. Александр Дворкин всех, кроме Русской православной церкви, считает сектантами. И если мы, правозащитники, общаемся с другими конфессиями, то нас тут же обвиняют в том, что мы находимся у них на содержании. Я от них никогда копейки не получила, а потому мы подали иск.

Я считаю, что выступающие на телевидении должны нести ответственность за свои слова и не говорить вещей, которые не соответствуют действительности. Но нехорошо требовать с журналистов и со средств массовой информации, которые находятся на дотации у государства, денежной компенсации. Поэтому я требую только опровержения той лжи, что была сказана.

Все это больше напоминает театр абсурда, чем суд. Например, ведущий Первого канала заявил, что он за свои слова отвечать не может, потому что просто передавал информацию, полученную от ФСБ. Иск переадресовали к ФСБ. Представители ФСБ заявили в ответ, что, дескать, никакого ущерба репутации правозащитников от заявления, что к финансированию Московской Хельсинской группы имеют отношение иностранные спецслужбы, нанесено не было. Трудно в это поверить, но они заявили, что, мол, в чем же здесь ущерб репутации: иностранные спецслужбы — это солидные государственные организации. Просто так они денег давать не будут. Это, наоборот, говорит о том, что Хельсинская группа очень серьезная организация.

Полный абсурд. Когда они говорят подобные глупости, конечно, нас это не устраивает, и мы будем и дальше настаивать на опровержении. Тем более что я все-таки не получала денег от иностранных спецслужб. И я хочу, чтобы по этому каналу об этом было сказано, даже если они считают, что деньги от спецслужб – это хорошо.

Суды тянутся больше года, то ответчики откладывают заседания, то судья.

Возможно, отчасти благодаря нашим судебным искам, они замолчали. Я год сужусь, но ничего подобного по телевидению больше не слышала. Ведь было ощущение, что после фильма Мамонтова и передачи на Первом начнется масштабная кампания в СМИ против Хельсинской группы и других правозащитных организаций. Но эта тема с деньгами от иностранных шпионов больше не поднималась. Видимо, потому что никаких доказательств у них нет, а они поняли, что мы будем эти доказательства требовать. К тому же все эти шпионские страсти у людей вызвали только хохот, никто в это не поверил. То, что удавалось в советское время — внушить нашим гражданам, что правозащитники как-то связаны с западной "закулисой", — теперь в это просто никто не верит. Они, видимо, поняли, что промахнулись и оставили эту тему.

Но мы продолжаем судиться. С какой стати я должна спускать с рук все эти заявления? Если я не подала в суд, значит, я как минимум смирилась с тем, что меня в этом обвиняют. Независимо от того, как к этому относятся в ФСБ, для меня это — оскорбление. Когда говорят, что мы живем на деньги спецслужб, когда говорят, что мы живем на деньги тех, кого мы защищаем.

Потому что мы делаем это совершенно бескорыстно. Я просто отстаиваю репутацию своей организации, мы будем судиться до тех пор, пока не появятся опровержения. Самое смешное, что им нечего ответить, они уже признают, что это была неправда и никаких денег мы от спецслужб не получаем. Так что рано или поздно мы своего добьемся. Сколько это займет времени со всеми задержками и проволочками – непонятно, но мы будем упорно идти до конца. Люди должны быть ответственны за то, что они говорят публично.

Опубликовано: Ежедневный журнал





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика