Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Публикации

Мнимый больной

18.04.2007
Российская пропаганда выдает события в Украине за провал демократии на постсоветском пространстве

Вскоре после подписания президентом Ющенко указа о роспуске Верховной рады и отказа парламентариев выполнить это решение на одну из московских радиостанций позвонил радиослушатель и назвал украинцев второсортными русскими. Дескать, пыжились, надувались гордостью, а в итоге пришли к повторению того, что было у нас в 1993 году, когда конфликт между президентом Ельциным и Верховным советом закончился кровавым разгоном мятежного парламента.

И действительно, сторонники идеи, что демократия на постсоветском пространстве неизбежно ведет к хаосу, вроде бы получили дополнительный аргумент. Еще совсем недавно они убеждали российское общественное мнение в правоте этого тезиса, апеллируя к отечественной истории, а именно, отмечая 90-летие Февральской революции, якобы низвергнувшей нашу страну в пучину безвластия и потому сделавшей неизбежной большевистскую диктатуру. А вот теперь и новые доказательства истинности “научного предвидения” появились в ходе политического кризиса в соседней Украине. Словом, никакого порядка в государстве.

А ведь предупреждали строптивых украинцев в ноябре 2004 года, когда многие из них стояли на Майдане и требовали пересмотра сфальсифицированных итогов второго тура президентских выборов: не стоит ставить перед собой недостижимых целей, не надо так настойчиво требовать демократии и справедливости. Все равно из этого ничего не получится. А нужно просто проголосовать правильно - за тех, на кого вам указывают, - и мир и порядок воцарятся на украинской земле.

Разумеется, подобные интерпретации рассчитаны не на украинских граждан - те со своими проблемами разберутся сами, без советов извне и понуканий за якобы совершенные ошибки. Они нацелены прежде всего на россиян, чтобы те не дали себя увлечь несбыточными демократическими проектами. А к реальным процессам и событиям в сегодняшней Украине подобные “смысловые расшифровки” не имеют никакого отношения.

Начнем с того, что украинский 2007 год это вовсе не российский 1993-й. В Украине природа нынешнего конфликта обусловлена противоборством между двумя разными проектами создания национальной государственности, за каждым из которых стоят влиятельные группы интересов, опирающиеся к тому же на массовые настроения. Вопреки расхожим в России представлениям различия между этими проектами не столь глубокие, как кажется. И “синие”, и “оранжевые” хотели бы видеть Украину членом европейской семьи народов, разделяющей их ценности. А вот в методах, как этого достигнуть, и в том, какую внешнюю политику для этого проводить, противостоящие стороны расходятся.

Конфликт принял острые формы еще и потому, что застал украинскую государственность на переходном этапе - от президентской системы, характерной ныне для большинства постсоветских стран, к более сложной и гибкой парламентско-президентской, где властные полномочия распределяются между несколькими институтами - президентом, парламентом и правительством. И поскольку никто не знает, на какой точке завершится перераспределение властных полномочий, на кону оказывается карьера влиятельных политиков, привыкших занимать ведущие позиции в стране и рискующих потерять былую власть, влияние и авторитет.

Но заметьте: никто при этом не ставит вопрос о том, что система, основанная на механизмах сдержек и противовесов и согласительных процедурах принятия решений, должна быть отвергнута и заменена авторитарным режимом, которому и следует вручить всю полноту власти для “стабильности” и “успешного продвижения реформ”.

В России 1993 года суть конфликта состояла как раз в другом. Это было противоборство сторонников реформ (“кривых”, не объясненных как следует населению, проводившихся в интересах меньшинства) с коалицией сил, где главную роль играли те, кто хотел вернуть страну к прежним коммунистическим временам. То есть это был конфликт между разными проектами будущего для России. И призом в нем, как выяснилось позже, явилась система с полумонархической властью президента, которой тот наделялся ради эффективного осуществления рыночных преобразований.

Что касается реформ, да еще в интересах большинства, то за все последующие годы эта система ничем таким выдающимся себя не проявила. Зато она стала весьма привлекательной моделью для приближенных к власти групп и группочек, быстро научившихся извлекать из своего привилегированного положения всевозможные выгоды. Так что сравнение “российского 1993-го” и “украинского 2007-го” хромает на обе ноги.

Но на самом деле гораздо важнее другое. Несмотря на все несовершенство украинской конституции, не дающей однозначных ответов, как поступать в ситуациях наподобие нынешней, в Украине уже созданы политические механизмы и институты, опираясь на которые заинтересованные стороны могут искать решения конфликтов, не прибегая к вооруженным столкновениям с оппонентами, не раскалывая страну и не устраивая никаких социально-политических катастроф. И самое главное. Никто при этом не покушается на права украинских избирателей вынести свой вердикт в конфликте президента с Радой. Или на выборах, когда они могут поддержать одну из сторон и отказать в поддержке другой. Или без них, выйдя на улицы и заставив главу государства отказаться от своей инициативы.

Построение демократии - это сложный процесс. И главное, чтобы все участвующие в нем игроки имели возможность публично выдвигать и защищать близкие им идеи и проекты. И делать это по правилам. А если эти правила плохо прописаны, исходить из того, что для общего же блага их лучше создать и придерживаться.


Опубликовано: «Новая газета»





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика