Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Публикации

Правила игры: Черный рынок истории

30.07.2007
Разве может экономическая наука помочь в дискуссии о том, как преподавать историю? Оказывается, может. Есть закон: если по каким-то причинам на каком-то рынке производителям не дают удовлетворить спрос, появляются дефицит и черный рынок.

Все попытки бороться с дефицитом, не высвобождая предложения, ведут к тому, что цена на черном рынке растет. Двадцать лет назад, в Советском Союзе, это происходило чуть ли не на всех потребительских рынках, но речь не об этом.

Дефицит был куда острее на рынке информации: и текущей политической, и экономической информации, которая была так необходима для эффективной работы государственных органов, и информации в учебниках истории, даже самые существенные искажения в которой не влияют на жизнь напрямую. И, в точности как на обычном рынке, из-за дефицита возникал “черный рынок истории”, на котором неприятная для коммунистического руководства правда перемешивалась с удивительными мифами.

Июньская фраза президента Путина об учебниках истории, написанных на зарубежные гранты, выдает серьезное непонимание проблемы. В какой ужас пришел бы президент, если бы вник поглубже. Что там учебники! Значительная часть российской истории не просто изложена иностранцами, она только иностранцами и изучена и, по-хорошему, известна в основном из зарубежных монографий. Невозможно представить курс, скажем, экономической истории России ХХ в. без работ Александра Гершенкрона, Алекса Нове, Грегори Гроссмана, Абрама Бергсона, Пола Грегори — и это только вершина айсберга. Ничего близкого в нашей стране сделано не было: у нас и сейчас нет научной школы, которая могла бы дать таких экономических историков, которые могли бы в принципе писать работы близкого уровня. В этом разделе исторической науки — мне трудно говорить про другие — от создания школы нас, возможно, отделяют десятилетия.

Разговор о том, что в написанных за границей работах есть какой-то “антироссийский” взгляд, — для бедных. В профессиональной работе по истории такого взгляда и не может быть. Дело не в том, что нужно скорректировать изложение в учебниках: чтобы участвовать в полноценной дискуссии об истории своей страны, недостаточно быть патриотом. Нужно быть прежде всего специалистом по истории — точно так же, как для того, чтобы лечить больного, недостаточно его очень сильно любить. Хорошо бы сначала получить специальное образование.

Возвращаясь к черному рынку: история, как и другие гуманитарные науки, жива не единой трактовкой фактов и событий, а постоянным столкновением разных взглядов и альтернативных подходов. Спор о том, в какой момент и на чьей стороне наша страна вступила во Вторую мировую войну — 17 сентября 1939 г., когда наши войска перешли польскую границу, или 22 июня 1941 г., когда немецкие перешли нашу, — не бесплоден. Без знания обеих дат и тех аргументов, которые заставляют отсчитывать начало войны именно от одной конкретной даты, невозможно чтение и понимание истории. Но также нужно понимать — это может понять и президент, — что у такого спора не может быть окончательного решения. А любая попытка навязать какой-то один, пусть даже самый патриотический вариант в качестве окончательного только увеличит спрос на черном рынке информации. И как знать, как там будут перемешаны правда и ложь.

Автор — профессор Российской экономической школы/ЦЭФИР

Опубликовано: газета "Ведомости"





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика