Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

С либеральной точки зрения

Максим Артемьев

Не страшны дурные вести, начинаем бег на месте. Ежемесячное обозрение. Июнь 2011-го

01.07.2011
Межеумочный период в российской политике затягивается. Каждый день приносит новости, которые свидетельствуют лишь об одном: Кремль старается отодвинуть как можно дальше ответ на главный вопрос «Кто?». Тем временем Путин энергично строит Народный фронт – причем нередко способами вызывающими законное сомнение. А Медведев упорно уклоняется от оценки данной инициативы своего неформального патрона. Когда Дмитрия Анатольевича в очередной раз спрашивают, будет ли он выдвигаться на второй срок,  глава государства кормит интервьюеров байками про необходимость сохранения интриги. Если же наш президент все-таки что-то заявляет, это всякий раз это оказывается паллиативом,  а не реальным решением проблемы.


В итоге все отчетливее видно, что президент несамостоятельная, зависимая фигура. Правда, Медведев намекает, что вот-вот удивит россиян чем-то необычайно важным. Однако мало кто сегодня верит в его обещания. И высказываться он, будто специально, предпочитает не по насущным проблемам, а по каким-то частностям, да и тогда увлекается второстепенными деталями, обходя принципиальные вопросы.
Возьмем хотя бы его прозвучавшие на Петербургском экономическом форуме слова насчет создания в России «столичного федерального округа». Идея эта столь же бесплодная, как и создание Путиным в 2000 году самих федеральных округов. Никакой роли полпреды не играли и играть не могли по определению. Институт получился надуманным, совершенно искусственным.
То же самое можно сказать  и о последнем прожекте – воздвигнуть  «город чиновников». Что даст людям такое строительство? Решит, наконец, проблему пробок? Улучшит управленческую систему в России? Модернизирует среду мегаполиса и его пригородов? Конечно, нет.
Власть стремится менять, ничего не меняя, а в жизни так не бывает. Это подобно тому, как в советские времена пытались исправить положение в сельском хозяйстве, не распуская колхозов.
Вместо того чтобы вернуться, например, к системе выборности глав регионов – Россия как никак все-таки федерация по своему политическому устройству, – нам предлагают морковку под видом нового федерального округа. Никто даже не удосуживается уточнить, что именно планируется: слияние Москвы с областью, расширение Москвы или же образование некой загадочной Зоны Зеро? Мы помним, с какой помпой было объявлено, что проблему пробок в Москве решит Сергей Собянин. Ничего тут сделать не удалось, и теперь выписывается новый рецепт с теми же благими намерениями. Поверит ли кто-нибудь в действенность лекарства, если лекари прежние?
Сверхцентрализация, утвердившаяся в современной России, очевидна всем, как очевидны и связанные с ней пороки, риски и неудобства. Но децентрализация по лекалам Кремля – пародия на демократические процедуры. Реальная федерализация может быть достигнута только в процессе честного и свободного обсуждения стратегии политических преобразований. В такую дискуссию должны быть включены и субъекты федерации, и общественные организации, и партии. А в нашем случае вдруг спускают в массы невесть как и почему родившееся в кремлевских недрах «мнение», призванное, вероятно, просто отвлекать внимание тех же масс от повседневных забот.
***
Из-за того что откладываются важнейшие политические решения, в обществе месяц за месяцем усиливается состояние неопределенности. Непонятно, что кроется за теми или иными официальными акциями, за появлением на публике тех или иных персонажей. Это на Западе быстро выясняется, кто из претендующих на высокий пост лиц чьи интересы выражает и с кем связан формально и неформально. Если там возникает новое политическое течение или выдвигается новый лидер, пресса позаботится о том, чтобы вскрыть всю подноготную происходящего. В России же при любых движениях в верхах политологи вынуждены пускаться в конспирологические гадания. Все это следствие давних и, увы, поныне культивируемых византийских традиций.
Очередной пример. В конце июня на встрече президента с губернаторами было объявлено, что подходящей фигурой на пост председателя Совета Федерации будет Валентина Матвиенко. Кандидатура всплыла как бы экспромтом, но все прекрасно понимают, что в таких делах спонтанность исключена. То, что Валентина Ивановна даже не обзавелась депутатским мандатом, без которого по закону в Совет Федерации попасть нельзя, на общем фоне сущая мелочь. Как и то, что будущего спикера Верхней палаты назвали не сенаторы, а именно губернаторы, не имеющие к вопросу прямого отношения.
Представим себе на миг, как в  Америке губернаторы нескольких штатов соберутся и скажут, что они видят главой Сената такого-то человека! Абсурд. А у нас нормальная практика. Как говорится, «прокатывает» без проблем.
Кстати, в последние месяцы репутация Матвиенко изрядно пострадала из-за разного рода скандалов, особенно в жилищно-коммунальной сфере. Рейтинг «Единой России» в Северной столице упал, в немалой мере оттого что с партией власти связано имя непопулярного губернатора. Ради спасения электоральных результатов режим идет на что угодно – отставку Сергея Миронова, перемещение Матвиенко из Питера в Совфед. Сиюминутная политическая целесообразность преобладает над законом и даже над здравым смыслом.
Из той же серии  и создание Народного фронта. Если предыдущие десять лет предвыборное законодательство всячески выхолащивалось, чтобы не допускать разного рода коалиции и союзы, то теперь в ОНФ вербуют и загоняют всех скопом, не особенно разбирая. Лишь бы придумать очередную причину для пиара по телевидению. Раньше закон гнули в одну сторону, теперь, с учетом изменившихся обстоятельств, его будут так же насильно разгибать и перегибать. Алексей Навальный уже сделал примечательный запрос в прокуратуру относительно ресурсов, которыми пользуется новое движение. Посмотрим, как наша Фемида будет выкручиваться, оправдывая бурную деятельность «фронтовиков», ведущуюся за казенный счет.
Непонятно и заявление Медведева о его готовности возглавить политическую партию. Ведь существует уже «Единая Россия». Если будет создаваться новая партия, то какова дальнейшая судьба «ЕР»?  Зачем она нужна? Народный фронт на звание партии не претендует. Как тут не вспомнить анекдот о плюрализме в одной голове, называемом шизофренией. Президент, как уже было сказано, суетится и мечется: то говорит, что правую партию мог бы возглавить Кудрин, то в том же качестве желает успеха Прохорову. А заниматься децентрализацией поручает Козаку и Хлопонину, которые совсем недавно усердно возводили «вертикаль власти». Вот уж ни логики, ни смысла.
Иногда хочется верить, что действительно где-то в глубинах администрации есть скрытый мегарегулятор, который всё знает наперед и определяет, когда кому «выстрелить», чтобы добиться нужных результатов на выборах. К существованию такой неодолимой закулисной силы общество постарались приучить в 1999 – 2008 годах. Из небытия возникали люди, которых наделяли регалиями первых лиц государства; по мановению руки складывались дисциплинированные партии; из рядов губернаторов и депутатов быстро изгонялись неугодные. И электорат был отзывчив на манипуляции, почти никогда не подводя надежд власть имущих.
Но сохраняется ли сегодня витальная мощь Кремля, основанная не на сверхъестественных способностях наших тандемщиков и их аппаратного окружения, а на глубочайшем разочаровании и апатии россиян?  
Известный в Рунете блогер Андрей Мальгин пишет: «Я этот приезд на Родину посвятил разговорам со всякого рода «простым народом», при малейшей возможности ежедневно и в разных ситуациях завожу политические разговоры с каждым встречным-поперечным. Сам удивлен, как же клянут люди «Единую Россию» в целом и Путичку в частности. Еще год назад такого не было, клянусь. Мне это заметно, потому что я редко бываю в России».
Если такое наблюдение верно, то чары сурковых и иже с ним уже не должны безотказно действовать на среднего гражданина России. В Кремле это понимают – оттого и загадочные маневры с фронтами, партиями и персонами. В то же самое время следует помнить, что любое разочарование «простого человека» имеет к выборам весьма косвенное отношение. Люди могут шушукаться между собой, ругать власть, но на избирательные участки приходят «кто надо», и голосуют они соответственно.  Прогнозировать события надо обязательно с поправкой на это обстоятельство.
***
Прошел съезд партии «Правое дело», избравший ее новое руководство. Это второе рождение официального объединения правых особенно примечательно на фоне предсказуемого фиаско в Минюсте «Парнаса». В «Парнасе» есть некоторые отцы-основатели СПС, перешедшие затем в нишу непримиримой оппозиции. Отказ «Парнасу» в регистрации заметили не многие. В этом драма поколения нынешних политиков-радикалов. Их лучшие годы пришлись на путинское безвременье. Заметки в ЖЖ Милова и Немцова, к сожалению, подтверждают, что лидеры «Парнаса» далеки от реальности. Мало убеждают приводимые ими ссылки на некие опросы, которые сулят им уверенное прохождение в Думу в случае регистрации. Милов так и заявил: мол, зарубили парламентскую партию. Советов сочувствующих оппозиционерам людей – сотрудничать с Навальным «парнасцы» высокомерно не принимают. И вовсе не случайно сам Навальный предпочитает держаться от них подальше.
Но вернемся к «Правому делу». Теперь это партия вождистского типа, как подобострастно определил Борис Надеждин. Михаил Прохоров для  нее «и царь, и бог, и воинский начальник». Кстати, Надеждин остался в руководстве реорганизованной структуры.
То, как произошло выдвижение Прохорова на пост главы «Правого дела», напоминает начало политической карьеры Сильвио Берлускони. Вокруг олигарха собирается политическая сила, и главная персона всегда находится в центре. Вот только в Италии нет своего Кремля, который санкционировал бы каждое действие олигархической партии, давал ей зеленый свет на телевидении и т. д. То, что для итальянцев совсем не страшно, для жителей России может обернуться большими неприятностями.
Понятно, что назначение Прохорова произошло не просто с согласия сверху, но и по прямому верховному указанию. Олигарх выполняет спецзадание. Так же ясно, что в реформированном «Правом деле» не будет настоящих политических дискуссий, а потому партией его можно будет считать лишь условно. Но жизнь наша такова, что даже интрига с Прохоровым освежила воздух на политической  сцене.
Значительная часть либеральной публики зашевелилась, почувствовав (или вообразив) некий шанс не то для себя, не то для России. Захотелось верить в появление «окна возможностей», которое, хоть и может захлопнуться в любой момент, все же дает надежду чуточку «разморозить» страну. Посыпались гипотезы: «Прохоров – медведевский антипутинский проект»; «Прохоров – выдвиженец Чубайса и Волошина»; «Прохоров – будущий премьер при Медведеве».
Не будем обольщаться. Не стоит забывать, как в 2003 году на президентских выборах в Башкирии запустили, дабы попугать Муртазу, олигарха Веремеенко. А во втором туре его заставили начисто свернуть кампанию и тем самым обмануть тысячи в него поверивших избирателей. Те же самые люди, которые манипулировали Веремеенко, манипулируют сегодня и Прохоровым.
Что касается программных тезисов Прохорова, стоит на них остановиться. Например, он предлагает забыть слово «оппозиция». Звучит хлестко, но тем самым подрывается один из основных постулатов демократии: деление политического спектра на партии правящие и оппозиционные. Принцип состязательности без оппозиции также немыслим. То, что в России данный термин приобрел значение клейма, не повод называть себя «второй партией власти». От этого попахивает рогозинской хлестаковщиной: было дело, Дмитрий Олегович объявлял партию «Родина» спецназом президента.
Прохоров предлагает (раз уж пока надо сохранить назначение губернаторов) наделить полнотой власти глав регионов. И одновременно он требует дать муниципалитетам  больше финансовых полномочий и отменить институт сити-менеджеров. Как такое понимать?
Во-первых, расширение полномочий – это предоставление феодалам неограниченных прав. Российский губернатор при отсутствии системы сдержек и противовесов стремится к полному самодержавию на вверенной ему территории. Если и есть у вертикали плюс, так это что губернаторы побаиваются цыканья из Кремля. Коли они не будут его бояться, то, при полной подавленности гражданского общества и СМИ, превратятся в безответственных сатрапов; будут кивать в случае чего на президента, их назначившего.
Во-вторых, губернаторы являются первыми и главными противниками подлинно свободного местного самоуправления. И именно они выступают за сити-менеджеров, потому что по нынешнему законодательству этот институт дает им возможность напрямую влиять на подбор и назначение кадров. Так что у нас «сильный губернатор» означает автоматически «слабого мэра».
Прохоров боится сказать главное – необходимо вернуть выборность губернаторов. И просит лишь о возвращении выборности мэров Москвы и Санкт-Петербурга. Но что исправит их избрание? Формально  оба города  субъекты федерации, и потому опускать их до уровня местного самоуправления нельзя. Предложение явно популистское и никак не согласованное с российским законодательством.  То же самое можно сказать про 25% думских мест предлагаемых под одномандатные округа. Даже если поверить, что предложение искреннее и рассчитано на талантливых беспартийных одиночек, не имеющих сегодня шанса прорваться сквозь узкие ворота зарегистрированных партий,  то понятно, что по этой графе в Думу пройдут в первую очередь денежные мешки и чиновники, а не честные независимые лидеры.
Единственный здравый момент в прохоровской программе  – раздача земельных участков желающим. Но даже здесь невооруженным взглядом видны проблемы. В период перестройки умники из числа «асфальтовых земледельцев» тоже предлагали бесплатно передавать наделы земли, например,  офицерам-отставникам. Никто не задумывался: как будут вести сельское хозяйство люди без агрономических навыков, без техники, инфраструктуры, отлаженных каналов сбыта продукции? Почти все горожане, поверившие в фермерство, жестоко просчитались и бросили участки, не справившись с навалившимися на их плечи трудностями.
Так что слова Дмитрия Медведева насчет «революционности» предложений Прохорова надо воспринимать с поправкой на нынешнее настроение хозяев Кремля. Их позиция вполне разумна. Ничего угрожающего российскому политическому режиму лидер «Правого дела» не сказал. Все его предложения вполне можно вписать в существующую властную конструкцию.
Есть ли в самом Михаиле Прохорове что-нибудь, позволяющее связывать с ним надежды на либеральные и демократические перемены? Он выходец из номенклатурной семьи, со студенческой скамьи шагнувший на высокие должности в банках, благо в перестройку был дефицит управленцев, готовых работать по-новому. В вузе успел вступить в КПСС. И практически ничем не выделялся из числа собратьев-олигархов. Слышать от него рассказы о разгрузке вагонов как-то неловко.
Долго пребывавший в тени Владимира Потанина, Прохоров вышел на свет  в 2001-м, возглавив комбинат «Норникель». На производстве он запомнился неосторожными словами, обращенными к бастующим металлургам: «Вы – проигравшие». Сегодня, конечно, имиджмейкеры Прохорова будут стараться запрятать эти кадры его встречи с рабочим активом куда подальше. Иногда неосторожность доводила до форменных скандалов: Куршавель, раздел имущества с Потаниным, заявление о пользе 60-часовой рабочей недели.
Еще на счету Михаила Дмитриевича частный благотворительный фонд, российский биатлон, заокеанский баскетбол, Ё-мобиль. Словом, типичные трудовые будни отечественного нувориша. Похоже, что мультимиллиардер подустал от забот бизнеса и захотел сменить поприще,  только чтобы при этом не потерять накопленного. Вероятно, политика для Прохорова, ранее принципиально избегавшего участия в ней, нечто вроде баскетбола или биатлона. Попросили старшие товарищи помочь, зачем отказываться? К тому же это весьма забавно и гарантирует шум вокруг твоей персоны минимум на полгода – до выборов.
Ближайшие соратники Прохорова – Владимир Потанин и Александр Хлопонин уже пробовали себя в политике. Ничего особо примечательного из этого не получилось. Потанин, будучи первым вице-премьером, не улучшил финансового положения России, а Хлопонин не уменьшил напряженность на Кавказе. В июне в отставку с поста губернатора Тверской области подал Дмитрий Зеленин – четвертый выходец из «Норникеля». Его восьмилетнее правление закончилось, по сути, ничем. А начало было патетичным и многообещающим. Помнит ли об этом Михаил Прохоров? Кажется, он старается не думать о судьбе своих друзей. На подобном оптимизме и основано стремление заниматься бизнесом, в том числе  политическим.
***
В заключение заметим, что несмотря на разнообразные имитации и манипуляции политическая картина современной России все-таки меняется. Эти изменения происходят помимо воли Путина и Медведева. То, что они делают, вводят и предлагают, подобно предложениям Горбачева во время перестройки. Генсек тогда пытался по-своему управлять «процессом»: разрабатывал систему многоступенчатых выборов на Съезд народных депутатов, готовил Ново-Огаревский договор… Но все кончилось совсем не так, как предполагали Михаил Сергеевич и его окружение.  
Просто нельзя предотвратить тектонические сдвиги точечными землеустроительными работами.  

Обсудить на Форуме





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика