Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

С либеральной точки зрения

Максим Артемьев

Ни дня без вранья. Ежемесячное обозрение. Август 2011-го

01.09.2011
Трудно поверить, но с августа 1991 года уже пролетело двадцать лет! Между созданием ГКЧП и нашими днями такой же временной интервал, как между смещением Хрущева и приходом к власти Горбачева. Дистанция огромного размера, говоря словами классика. Августовский путч теперь воспринимается как факт истории, а не текущей политики. Случившееся в те дни уже не служит отправной точкой при оценке каких-либо современных событий, не вызывает непосредственного эмоционального отклика. Во взрослую жизнь вступило целое поколение, для которого потрясения 19 – 21 августа 1991-го что-то далёкое, наподобие войны с фашистами или революции.

Однако из сказанного не следует, что путч и всё связанное с ним не должны оставаться предметом исследования и анализа. Что касается отношения наших сограждан к произошедшему, то оно, это отношение, представляет собой поучительный и важный феномен общественного сознания, маркер настроений в социуме.
Вот свежие данные. Если в 1991 году россияне считали, что путч провалился из-за сопротивления народа и российских властей во главе с Борисом Ельциным, то теперь они думают, что путчисты просто «плохо подготовились» к захвату власти. Такой вывод можно сделать из результатов опроса, который провел накануне 20-летия путча ВЦИОМ. Социологи свидетельствуют, что события августа 1991 года постепенно стираются из памяти россиян. Сегодня оценку действиям ГКЧП затрудняются дать 26% опрошенных – вдвое больше чем в 1994 году. 41% полагают, что это был просто эпизод борьбы за власть в высшем руководстве страны, а каждый четвертый согласен с мнением, что август 91-го повлек гибельные последствия для стран, входивших ранее в СССР. Победой демократической революции, покончившей с властью КПСС, события 20-летней давности считают лишь 9% респондентов.
Не удивительно, что нынешняя государственная власть старательно отстраняется от собственного «революционно-демократического» прошлого. Президент умудрился не заметить двадцатилетие путча, после победы над которым Россия избавилась от ига коммунизма (но не коммунистов). Он не поздравил соотечественников с этой датой. А ведь в августе 91-го Медведев входил в команду Собчака и, наверное, так или иначе сражался за своего шефа. Сегодня же он не хочет иметь ничего общего с защитниками Белого дома. Подобная «забывчивость» – позорный факт. Зато глава Кремля считает нужным поздравлять тиранов из Третьего мира (об этом дальше). Словом, характерно, что Дмитрий Анатольевич явно боится хотя бы упомянуть знаменательный момент в недавней истории России, не то что высказать свою позицию по данному поводу. Похоже, Кремлю хотелось бы, чтобы про август 91-го вообще забыли, словно его и не существовало.
Политический оппортунизм иногда, конечно, помогает удержаться наверху. Но рано или поздно он начинает вызывать у людей раздражение.  Далеко с такой установкой не уедешь. Если заглянуть на самый популярный в Интернете сайт самодельных карикатур, то убедишься, что над тандемом молодежь издевается со всей свойственной ей беспощадностью. Попытка сесть меж двух стульев, угодить и вашим и нашим, в условиях современной России означает сидение в луже.
Август 91-го, как ясно сегодня, был не тем, чем казался современникам событий. Помню собственный энтузиазм, за который мне немного неловко. Мне было двадцать лет, и я верил, что после запрета КПСС люди в одночасье станут лучше. Однако, как быстро обнаружилось, никто меняться не желал. А власть никого к этому не подталкивала. Не буду вдаваться в подробности того, что надо было сделать по горячим следам после подавления путча. Об этом я уже не раз писал в прошлых августовских обзорах.
То, что теперь мне, при мысленном обращении к давним августовским дням, представляется главным (может, потому, что я жил тогда не в Москве), – полное безразличие к ГКЧП подавляющего большинства населения. С утра 19-го, наслушавшись новостей по разным «подрывным» радиостанциям, я, не в силах более сидеть дома, выскочил на улицу. Прошелся, всматриваясь в лица прохожих, сел в троллейбус, жадно вслушиваясь в разговоры пассажиров. Я ожидал бесконечных взволнованных пересудов, посвященных затеянному в столице перевороту. Однако люди в принципе не касались этой темы, что повергло меня в шок. Многое в последующей российской политике 90-х годов объясняется этим равнодушием.
Радикальные перемены в новейшей России совершались, так сказать, вне общественного дискурса. Болезненные решения реформаторов критиковали, но никто особенно не рвался на баррикады, чтобы их сорвать. Судьба «путча номер 2», 1993 года,  – тому подтверждение. Слишком быстро опустились руки и у тех неравнодушных, кто выходил на митинги в 1989 – 1990 годах. Один из западных журналистов замечает в связи с нынешним августовским юбилеем: «Шоковая терапия обескровила значительную часть населения. Ее последствия затенили демократические достижения 1990-х и низвели путч чуть ли не до анекдотического эпизода российской истории».
Дело, конечно, не только в шоковой терапии. Народ после семидесяти лет советской власти лишился пассионарности и витальности. Он хотел подальше отойти от политики. А это вылилось в нежелание что-либо кардинально менять. Единственное исключение – экономика, но и тут перемены шли от безысходности, на фоне пустых прилавков. Процитирую еще одного зарубежного корреспондента: «Быстрое возрождение Германии после 1945 года и продолжительная стагнация России после 1991 года безусловно связаны с найденным наконец смирением первой и спесью второй».
Только я бы изменил слово «спесь» на «лень». Тут причиной не «великорусское чванство», а укоренившееся нежелание что-либо серьёзно менять и осмысливать.
Подведем итог. Прошедшие двадцать лет  – не пустые годы. Россия преобразилась, в чем-то, кажется, до неузнаваемости. Но общее чувство, разлитое в воздухе, – все-таки неудовлетворенность. Большинство людей едины в смутном ощущении, что все пошло не так и не туда. Что сделана была лишь малая часть необходимого и возможного.
А вот в Украине двадцатилетие провозглашения независимости отметили пышно. И Янукович пообещал привести через десять лет страну в Евросоюз. В августе 91-го Киев испуганно молчал, а удар приняла на себя Москва. Таков исторический парадокс.

***
Вернемся к нашим дням. За прошедший месяц стало окончательно ясно, что от парламентских выборов ничего интересного ожидать не приходится.  Они состоятся по прежнему инерционному сценарию. Никакого всплеска политической активности не произошло и не произойдет. И если в мае – июне Медведев еще морщился при упоминании Народного фронта, то сегодня он свой скепсис держит при себе, не позволяя фронды.
По записям в Интернете может создаться впечатление, что Россия чуть ли не на пороге революции. Но в реальной, а не виртуальной, жизни все меняется значительно медленнее. Недовольство не переходит в готовность к деятельному и открытому протесту.
События в Санкт-Петербурге, где Валентина Матвиенко с кимирсеновским результатом (почти 95%!) победила на «выборах» в местные муниципалитеты, дабы иметь возможность попасть в  Совет Федерации, в котором ее ждет кресло спикера, тому красноречивое доказательство. В ход были пущены все административные ухищрения, от лжи насчет округа, по которому выставит свою кандидатуру Валентина Ивановна, до подтасовки даты объявления выборов. Но всё же многие люди голосовали за Матвиенко.  И это в якобы свободолюбивом Санкт-Петербурге. Вспоминаю, как весной 2000-го после первой неудачной попытки Матвиенко пойти на выборы губернатора города питерская газета писала: «И о чем она думала? Да разве в нашем городе проголосуют за комсомольско-советскую даму??»
Стойкое заблуждение насчет существования неких центров демократии (Москва и Питер), поддерживаемое многими журналистами и «аналитиками», меня всегда поражало. Ведь именно в Москве и был установлен под восторженные аплодисменты дурачков, полагавших Юрия Михайловича великим демократом, самый недемократичный и коррумпированный в России режим. В 1996 году за Лужкова тоже проголосовало не то 95%, не то «всего лишь» 90%. Точно так же никто не стал протестовать против назначения новым главой Северной столицы выходца из КГБ Георгия Полтавченко.
Питерский опыт показал, что административный ресурс ни на йоту не ослабел. Никакие блогеры, никакие смелые обозреватели-одиночки, никакие федеральные политики  из «бывших», вроде Немцова, Машковцева или Яшина, не смогли помешать машине власти. Но – и это самое важное – никакие административные мерзости не вызвали массового возмущения у горожан. Многие из них даже открыто отдавали свой голос в обмен на подарки или дармовые экскурсии.
Урок выборов в Питере заключается в том, что без изменений в общественной ментальности никакие самые хорошие законы работать не будут. Формально соблюдаемые демократические процедуры способны обернуться циничными манипуляциями и скупкой голосов. В августе 91-го этого еще не понимали.

***
Прошедшие в августе так называемые праймериз еще одно подтверждение того, что словесная оболочка может скрывать, что угодно – и тем самым дискредитировать суть. Праймериз «Единой России» стали откровенным жульничеством и подлогом. Например, в Тульской области на них победили чуждые регионы люди, заезжие толстосумы из Кемерова и Нижнего Новгорода. Кто поверит, что их выбрали сами туляки?
Смысл праймериз «ЕР» – ОНФ, понятное дело, в том, чтобы бесплатно рекламировать партию власти. Федеральные телеканалы, освещая это, в общем-то, пустое мероприятие, пиарили Путина и его друзей. ЦИК, конечно, ничего не замечала. Стоит добавить, что премьер на голубых экранах в последнее время появлялся чаще, чем президент. Например, 25 августа показ публичного разноса в Смоленске, когда Путин грозил пальцем нерадивым губернаторам, занял в вечерних новостях минут восемь. Медведеву в том же выпуске выделили секунд десять.
С праймериз все было настолько топорно сработано, что даже внутри «ЕР» кое-кто из активистов пытался устроить скандал. Шум сразу замяли. Да и кого проймешь фальсификациями в современной России – циничной и продажной? Это на Западе при малейшем подозрении в нечестности какой-либо из ветвей власти проводятся расследования и собираются многотысячные толпы. Ошибка оппозиции, которая хотела в Питере «дать бой Матвиенко», в непонимании или незнании массовых настроений. Никто в России не выйдет на улицу под абстрактными лозунгами, далекими от конкретных житейских проблем.
Призыв во что бы то ни стало не допустить избрания Матвиенко – именно такой, абстрактный. Люди, которые ежедневно сталкиваются с несправедливостью и озабочены реальными проблемами выживания, холодно относятся к борьбе в верхах. Для них проталкивание всеми правдами и неправдами местного губернатора в СФ – далеко не самое страшное происшествие. Акция такого рода не воспринимается как повод для гражданского неповиновения. Лидеры оппозиции должны будут рано или поздно признать, что их взгляд на события коренным образом отличается от мнения подавляющего большинства населения. Пока они все так же безнадежно далеки от народа. В теории все их рассуждения теоретически вроде бы верны, а на практике – очередной нулевой результат.
На фоне тотального мошенничества вполне здравое предложение Путина –  законодательно обязать все партии проводить праймериз было воспринято в штыки. Конечно, премьер менее всего думает о развитии многопартийности и демократии. Но если отвлечься от наших реалий, то в его идее нет ничего ужасного. Более того, если сами партии не желают придерживаться принципа гласности и открытости, им надо помочь. Вот только атмосферу, при которой даже полезные инициативы сверху упорно отвергаются, ибо от властей никто не ждет ничего хорошего, Путин создал сам.
Партстроительство в России, в частности, укрепление «Правого дела», тоже ведется сверху. Этот процесс напоминает создание федеральной торговой сетью своих филиалов в регионах. Примерно так же московские партийные эмиссары вербуют подходящих людей на местах, чтобы поставить их во главе отделений партии, точнее, избирательных штабов.
Выдвигаемые «Правым делом» начинания, согласно все той же печальной традиции, сочиняются имиджмейкерами в Москве и не имеют ничего общего с чаяниями россиян. Ратификация конвенции ООН по борьбе с коррупцией, совмещение постов президента и премьера, роспуск Федеральной службы охраны, выведение Калининградской области из-под юрисдикции РФ – «пилотный проект индустриальной открытости Западу», заключение военного союза России и ЕС – всё это мало кого в стране задевает. По части популизма «Правое дело» дает такой крен, что иные обозреватели говорят о его крайней левизне. Хотя, конечно, никакой левизны или «правизны» нет и в помине. А есть желание группы товарищей попасть в Думу. Плюс стремление Кремля отвлечь новой игрушкой внимание недовольных. В 2003 году от Зюганова (вполне, кстати, договороспособного и управляемого) отвлекали с помощью рогозинской «Родины». Теперь с помощью Прохорова избирателей отвлекают от несистемных либералов.
Зачистка политического поля, произведенная лет десять назад, приносит свои плоды. Недовольство в обществе растет, а сил, способных его эффективно аккумулировать, не видно.
В Краснодаре ряд местных депутатов покинули «Справедливую Россию». Сообщая об этом, корреспондент замечает: мол, похоже, понимание того, что у «СР» крайне слабые шансы на прохождение в Госдуму, а также усиление оппозиционной риторики Сергея Миронова «делают членство в партии невыгодным для представителей региональных элит. Вслед за политиками федерального уровня из партии начали исход и политики на местном уровне». Вот вам и главная мотивация нынешней политической деятельности. И заодно отношение к лозунгам и программам. Политика в России по-прежнему нечто вроде инвестиционного вложения для богатеньких. Кто-то покупает диплом или ученую степень, кто-то – дружбу в правоохранительных органах, кто-то  – мандат депутата.

***
Безыдейность нынешней власти, да и общую разруху в умах хорошо отражают ряд акций на внешнеполитическом фронте. В августе исполнилось 85 лет кубинскому тирану. Его поздравили и президент наш, и премьер, и даже патриарх Кирилл. По заверению Медведева,  жизнь Кастро «являет собой достойный пример служения родине и народу... Именно поэтому Вы и сегодня остаетесь легендарным команданте и национальным лидером для новых поколений кубинцев». Тут что ни слово – то ложь в кубе (в свое время шутили, что Союз Советских Социалистических Республик – это учетверенная ложь).
Зачем врать накануне неизбежного свержения коммунистической диктатуры на острове? Что общего у бывшего помощника Собчака, питомца гласности и перестройки, с тоталитарным режимом братьев Кастро, отбросившим страну на полстолетия назад? Или медведевские славословия тоже лишь очередная пустая форма?
Прием другого диктатора, еще более одиозного, – Ким Чен Ира, которому опять позволили ездить по России на своем бронепоезде, создавая проблемы для железных дорог, уже не кажется чем-то из ряда вон выходящим. Наивной, правда, выглядела попытка российского президента предстать политиком, решающим корейский конфликт. Понятно, что идею газопровода через север на юг никогда не воспримут в Сеуле, ибо она будет означать привязку Южной Кореи к прихотям Северной Кореи, которая в любой момент сможет шантажировать соседей, грозя перекрытием трубы. Нищий Пхеньян ничего предложить России не способен. Но он ловко играет на геополитических мечтаниях ее вождей, желающих выполнять некую важную миссию на Дальнем Востоке.
И Медведев, и Путин сделали в августе ряд весьма вызывающих внешнеполитических заявлений. Сперва президент в связи с трехлетием войны между Россией и Грузией в очередной раз обрушился на Саакашвили. Отвечая на вопросы грузинских журналистов, он клеймил заклятого оппонента, закончив тем, что считает президента Грузии заслуживающим международного трибунала. При этом лексика Медведева, как всегда, когда он говорит о Саакашвили, пестрила грубыми оборотами. Чувствуется, что с тбилисским коллегой у нашего президента связаны какие-то глубоко засевшие комплексы: «Чушь это всё собачья. … параноидальный сценарий… …Его трудно избегать, потому что он липкий….» И так далее в таком же духе. Дипломат Лавров тоже успел подсуетиться:  «Саакашвили – патология и аномалия на фоне всего грузинского народа».
Саакашвили обошелся кратким ответным замечанием: «Иногда я думаю, неужели у лидера такой большой страны, хоть и с ограниченной властью, больше нет дел, кроме как столько думать о президенте Грузии? Если на протяжении сорока минут он говорит обо мне, наверно, он думал и сорок дней и сорок месяцев…» Возразить на это нечего.
Путин тем временем обрушился на Америку. А именно, сказал, что Соединенные Штаты ведут себя словно «паразит» на мировой экономике. По словам премьера, США живут в долг и «переносят часть своего бремени, бремени своих собственных проблем, на всю глобальную экономику». Одна заокеанская газета парировала: «Если мы и паразитируем, то делаем это блестяще… США – крупнейшая экономика мира, тогда как Россия – восьмая, между Италией и Испанией. По покупательной способности населения Соединенные Штаты занимают 12-е место, а Россия – лишь 68-е. Российская экономика – экспортно-сырьевая. Ее промышленность производит очень мало товаров, которые хотят покупать за границей. Если Путин станет меньше беспокоиться о США и больше – о недостатках собственной промышленности, то Россия, возможно, однажды выпустит на рынок товары, которые китайцы сочтут достойными контрафакта».
Скандальные и нелепые замечания наших лидеров свидетельствуют, что элиты не могут определиться не только в своем отношении к недавней истории, но и к загранице. Кто вокруг нас – враги или партнеры? Каков критерий? Почему Кастро или Ким милее Саакашвили и Обамы?

***
Давая интервью, президент усердно делает вид, что у нас почти всё как на Западе. Мол, те же трудности, те же проблемы, те же решения. Эта изначальная привычная ложь подрывает доверие к любым предложениям и действиям Кремля. Если власть лукавит в одном, она не может быть  честна в другом. Россия не станет модернизированной при цензуре, правовом беспределе и авторитаризме. А Медведев не делает ни малейшей попытки освободиться от паутины лжи.
Разве не ложь, когда представители «ЕР» приносят будто бы ими составленный список кандидатов на пост губернатора Санкт-Петербурга, а президент будто бы выбирает из этого списка достойнейшего из достойных? И якобы в результате столь гласного и открытого процесса у Питера теперь новый глава?
Того хлеще встреча президента РФ с партийными «генсеками», подаваемая как  апофеоз демократии. Опять пустые фразы. «…В конечном счете созданы дополнительные гарантии для справедливой политической конкуренции», – уверяет непонятно кого президент. А «лидеры политических партий» толкуют о том, как сделать систему еще совершенней.  Фактически же это сплошная имитация, обман, и в нем, как в вязкой грязи, барахтается вся Россия.

***
А вот еще тест из разряда «Что за словом?». В Пироговке – Втором медицинском институте блогеры (а отнюдь не соответствующие чиновники – это к вопросу о дееспособности государственного аппарата в России!) вскрыли массовые нарушения при зачислении абитуриентов. Скандал вышел такой, что стоил поста бывшему ректору. Но! Кто из абитуриентов, чуть не ставших жертвами подлогов, отказался учиться в данном вузе? Скажется ли случившееся на престиже этого учебного заведения? Уменьшится ли в следующем году число желающих поступать сюда? Заявил ли кто-либо сам себе или своим близким: «В этом институте берут взятки, учат на врача за взятки, следовательно, ничего общего с таким институтом имеет нельзя!»?
Такой финал истории мог бы оправдать усилия разоблачителей криминальной цепочки. Но его не последовало. 
Данный инцидент, как и другие случаи подобного рода, подтвердил грустную истину. В России учащимся знания не нужны, а нужна бумажка, именуемая дипломом. Не нужны знания студентам, не нужны знания их родным и близким, не нужны знания будущим работодателям. Всё это, как сейчас принято выражаться, «фейк». И такая ситуация – зеркальное отражение повального и привычного обмана со стороны власти. В верхах врут насчет демократии, в низах врут насчет ценности образования, дурача друг друга и самих себя и отлично это понимая. В этом зыбком тумане никто и никому не доверяет.
Заместитель главы Минздравсоцразвития Александр Сафонов предложил отменить со следующего года трудовые книжки. Тут же началась истерика в связи с ущемлением прав работников. Казалось бы, трудовая книжка – феодальный пережиток, дурное наследие советского прошлого. Но, повторяю, жизненный опыт российских граждан таков, что они шарахаются от любых нововведений и в благие намерения власти не верят. А само ведомство тут же забыло о собственной инициативе, словно боится настаивать на своем.

***
Российскую космонавтику постигли подряд две очередные неудачи. Напомню, что с апреля  (после нескольких аварий при запуске спутников ГЛОНАСС) у Роскосмоса сменился руководитель. Его предшественника, Анатолия Перминова, сняли за многочисленные провалы в отрасли. Новый ее глава, так же как и прежний, проштрафившийся, генерал.
Между тем космическая сфера нуждается в современном грамотном руководстве, и генералам советской закалки доверять управление более нельзя. Вот возглавил Сергей Кириенко Росатом – и дело пошло. И если уж в сверхсекретную атомную отрасль допустили в качестве первого лица гражданского специалиста, то почему нельзя открыть и Роскосмос для топ-менеджера новой формации? Однако консерватизм мышления слишком силен. По-прежнему считается, что руководить ракетно-космической сферой способны только зубры ВПК.
Не хотелось бы пережить еще ряд неудачных запусков, прежде чем в Кремле поймут, что необходимость кадровой модернизации в самых заповедных областях российской науки и экономики – не блажь оторванных от жизни либералов.

 





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика