Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Листая прессу

Местоблюститель-2

24.09.2011
Кирилл Рогов

Возвращение Владимира Путина в любом случае запускает в России механизм кризиса

В июле 2007 года, когда планы Владимира Путина на 2008 год были еще неизвестны, я опубликовал в «Новой газете» колонку, которая называлась «Местоблюститель». Я предположил, что Владимир Путин не пойдет на третий срок, выдвинет вместо себя фиктивного президента, который гарантированно вернет ему кресло через четыре года. Функцией этого человека будет именно сохранить Владимиру Путину кресло и вернуть в целости и сохранности. В субботу сам Владимир Путин подтвердил мою правоту, заметив, что они обо всем договорились с Дмитрием Медведевым еще несколько лет назад.

В чем план Владимира Путина оказался остроумнее и изящнее моих предположений, так это в типаже «местоблюстителя». Придать ему черты молодого, современного человека, выступающего как бы за обновление и увлекающего этим за собой антипутинские элиты, — это высокое остроумие надувательства! Впрочем, думаю, главными едоками этой остроумной лапши должны были, по замыслу авторов, стать не столько антипутинские элиты внутри страны, сколько лидеры стран Запада. Они, как и их избиратели, не могли не понять со временем, что перед ними, по сути, кукольный президент. Но либеральный имидж г-на Медведева оправдывал и в их собственных глазах, и в глазах их избирателей тот, в сущности, некрасивый факт, что они — реально избранные лидеры первых держав — вынуждены сидеть за столом переговоров не с лидером страны, а с «местоблюстителем».

Самым нервом всей этой комбинации с «местоблюстителем» является, впрочем, даже не то, как ловко Владимир Путин выполнил обещание не идти на третий срок (по всей видимости, оно дано было Борису Ельцину 31 декабря 1999 года) и в то же время не выполнил его. Самое главное в этой комбинации — выраженное Владимиром Путиным глубочайшее презрение к тому, что называется публичной политикой, и к формальным институтам. Это презрение и является символом веры и политическим кредо Владимира Путина и его круга, к которому, несомненно, принадлежит и Дмитрий Медведев. Своей блистательно проведенной операцией они просто размазали и утерли кисель и сопли по лицу всем тем, кто верит в формальные институты и публичную политику.

Это был своеобразный раунд высокого, принципиального спора о разных типах управления социумом и организации его. «Институты — туфта, мафия — сила!» Вот что было сегодня объявлено на съезде «Единой России» под восторженные овации делегатов.
Что несет нам следующий раунд высокого спора? Увидим. Дмитрий Анатольевич, оставив стезю либерального президентства, переходит на стезю либерального премьерства. Это его новая старая роль. Он продолжит модернизировать Россию. Советчики могут записываться в очередь. Будет легко и приятно. Будут менять лампочки.

Политико-экономическая система стремительно движется к идеалу клептократического режима. Такой режим описывают экономисты как одно из последствий «ресурсного проклятия». Сторонникам этой теории будет интересно.

Владимиру Путину предстоит потратить оставшееся в политике время на борьбу за свою власть. Проблема состоит в том, что Владимира Путина НЕ ЛЮБЯТ. Его не любят серьезно, и кажется, уже почти все. Ему предстоит трудная и неприятная часть жизни.
Для страны в целом, как мне кажется, просматриваются два базовых сценария. В первом — позитивном (!) — экономические проблемы уже в ближайшем будущем (2012—2014 годы) начинают активно расшатывать политическую систему. Стремление искусственно поддержать экономический рост и уровень потребления сильно выводят государственные финансы из равновесия. Политический кризис ломает путинскую систему. В этом сценарии мы имеем более или менее нормальный экономический кризис и затем — политический кризис. Такие кризисы — это не страшно, это нормально для развития.

В негативном сценарии экономическую ситуацию в среднесрочной перспективе удается стабилизировать в некотором худшем, но приемлемом состоянии. Некий кризис на периферии (видимо, опять на Кавказе) позволяет Владимиру Путину вновь продемонстрировать элитам свою «нужность» (а кто еще из них готов отдать приказ о штурме школы, например?). В этом случае, на мой взгляд, вероятный кризис отодвигается на конец десятилетия, но это будет не кризис экономический и политический, а кризис системный. Системный кризис — это нечто вроде того, что мы наблюдали в 1989—1991 годах. Когда системы управления начинают разваливаться одновременно на всех уровнях, все структуры власти оказываются в глазах населения нелегитимны. И под ударом в результате оказывается сама по себе государственность. Парадоксальным образом (пофантазируем) именно этот, безусловно, неприятный сценарий может привести к очередному перерождению российской государственности (возможно, в какой-то конфедеративной форме), открывающему неожиданные перспективы в следующие десятилетия.

Так или иначе, оставив долгосрочные фантазии, можно сказать, что возвращение Владимира Путина в любом случае запускает в России механизм кризиса. У Путина нет ни достаточной легитимности, ни ресурсов для того, чтобы снять те противоречия в политико-экономической системе, создателем которых он сам в большой степени был. И у него нет поддержки, что очень важно. Поэтому всего ему придется добиваться большими деньгами и силой. В общем, ничего хорошего ни для него, ни для нас.
 





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика