Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Листая прессу

Валдайские страдания

04.12.2011
Сатаров Георгий

 «Когда он входит, все они встают.
Одни по службе, прочие – от счастья».

Иосиф Бродский


svop.ruУважаемые коллеги!

Я бы не стал писать что-либо по поводу последнего доклада, выпущенного от имени Валдайского дискуссионного клуба под заголовком «Россия: не упустить удачу. Сценарии развития». Во времена моей далекой молодости в таких случаях говорили: «Еще мараться!» Да и читать бы не стал. Но тут такая странная вещь приключилась. В самом начале текста глаз зацепился за длинный перечень фамилий, в котором было немало людей, сохранивших мое уважение. Поэтому я решил заглянуть в текст, не без любопытства… И пришел в тихое недоумение. Там негде ставить клейма – ни интеллектуального, ни этического. Какое отношение это имеет к людям вполне почтенным?

Вернувшись к первой странице, я понял, что это не был список авторов. Выяснилось, что там некие «авторы благодарят многих видных экспертов и мыслителей, подготовивших для тезисов свои соображения и участвовавших в работе над текстом». В первую очередь названы Л.М. Григорьев (по его инициативе текст и попал ко мне), Ф.А. Лукьянов и В.А. Рыжков, как я понял – за весомый вклад в подготовку текста. Дальше идет длинный перечень в алфавитном порядке экспертов, участвовавших в дискуссиях, привожу не всех, а чье наличие в списке меня зацепило: Адамишин, Архангельский, Делягин, Дмитриев (М.Э.), Иноземцев, Колтон, Федотов, Юргенс. Особую благодарность авторы выразили С.А. Караганову, «многие из идей которого легли в основу тезисов».

Вся прелесть ситуации состояла в том, что авторов, щедро рассыпавших благодарности, – нет! Нигде в тексте не приведены их фамилии. Доклад анонимен, а вперед выпущена батарея титанов мысли, которым мы и обязаны, стало быть, этим текстом. При этом сам текст – грубейшая манипуляция и провокация. Грубость настолько вопиющая, что сводит на нет манипулятивный потенциал текста.

Честно говоря, я рассвирепел, поскольку подозревал, что большинство персон из приведенного выше перечня попросту не читали текста и что видных мыслителей надо выручать с помощью просвещения – любимой затеи русской интеллигенции. Не уверен, что у меня в результате получилась спасательная операция, но проклюнулось открытое письмо, текст которого в большей степени управлял мной, чем я им. Итак.

Давайте начнем с «удачи», которую нам предлагается не упустить в заголовке доклада. Ведь манипуляция начинается уже с заголовка, в котором заранее выносится приговор: у нас все славно, есть, конечно, проблемы, но в целом – просто удача. Поэтому главное – не упустить эту удачу.

Среди людей, знакомством с которыми я горжусь, есть Яков Ильич Гилинский, величайший криминолог, девиантолог. Ленинградец. По роду профессиональной деятельности он крайне щепетильно работает со статистикой. Поэтому я без колебаний, и с его разрешения, привожу солидную цитату из статьи Якова Ильича в «Независимой газете» от 18 ноября (убрал несколько строк иронического оттенка):

«Кроме того, по данным различных публикаций, Россия занимает:

1-е место в мире по абсолютной величине убыли населения;

1-е место в мире по количеству самоубийств среди пожилых людей;

1-е место в мире по количеству самоубийств среди детей и подростков;

1-е место в мире по числу разводов и детей, рожденных вне брака (ну, это не самое страшное);

1-е место в мире по числу детей, брошенных родителями;

1-е место в мире по смертности от заболеваний сердечно-сосудистой системы;

1-е место в мире по числу пациентов с заболеваниями психики;

1-е место в мире по объемам торговли людьми;

1-е место в мире по количеству абортов и материнской смертности;

1-е место в мире по объему потребления героина (21% мирового производства);

1-е место в мире по объему продаж крепкого алкоголя;

1-е место в мире по потреблению спирта и спиртосодержащей продукции (18 л чистого алкоголя, на втором месте Франция – около 14 л; по мнению ВОЗ, при душевом потреблении свыше 8 л начинается необратимая деградация нации);

1-е место в мире по темпам роста табакокурения;

1-е место в мире по числу курящих детей;

1-е место в мире по темпам прироста ВИЧ-инфицированных;

1-е место в мире по количеству авиакатастроф (в 13 раз больше среднемирового уровня);

1-е место в мире по загрязнению окружающей среды в результате факельного сжигания газа;

1-е место в мире по количеству ДТП (в среднем ежегодно погибает в результате ДТП 33–35 тыс. человек, раненых – 250–280 тыс. человек).

154-е место из 178 в рейтинге восприятия коррупции (Transparency International, 2010 год) наряду с Папуа – Новой Гвинеей, Кенией, Лаосом и Таджикистаном)».

Леня, вот этот итог путинской десятилетки ты вместе с анонимными авторами предлагаешь называть удачей, которую никак нельзя упустить? Миша, Вас не смущает, что ни одна из этих проблем не нашла отражение в докладе?

Но перейдем к тексту. Я не буду его анализировать сплошняком; возьму лишь несколько цитат, вполне типичных, и прокомментирую. Но прежде несколько общих соображений, которые позже будут проиллюстрированы цитатами.

Технология как лжи, так и манипуляции в тексте обыденна для стандартных кремлевских поделок, мне о ней уже доводилось писать. Первое: диагноз отсутствует и подменяется анамнезом, то бишь упоминаются проблемы, но не обсуждаются причины их появления. Отсутствие диагноза очень удобно: можно назначать любое лечение, смертельно опасное или бесполезное. Второе: сам анамнез должен производить легкое впечатление правдоподобия. Только на фоне правдоподобия можно подспудно внедрять нужные идеи. Третье: уже реализовавшиеся угрозы постоянно подаются под видом угроз потенциальных, причем в гуманно смягченной форме. Четвертое: текст содержит несколько идей, образующих суть и содержание манипуляций. Внедрение идей осуществляется многократным повторением и с помощью сцепления их с очевидными констатациями (этакий хинин в глазури). Пятое: тезисы заведомо спорные подаются как самоочевидные посредством незамысловатых лингвистических трюков или с помощью погружения этих тезисов в соответствующий контекст. Типичный пример – заголовок доклада, обсуждавшийся выше.

Есть и отличия от предшествующих манипуляций. Все они (отличия) отражают одно общее: изменение общественных настроений и положения в стране. Во-первых, примечательна анонимность, которая раньше не особо практиковалась. Манипуляторы обладают чутьем, они чувствуют: ветер стал горячим; потому прячутся.

Во-вторых, менее навязчиво стало прославление достижений путинского режима, забыты старые мифологемы: невозможно, к примеру, воспевать стабильность и одновременно формулировать хоть сколько-нибудь правдоподобный анамнез. Вместо этого внедряется (шесть упоминаний в тексте) другая идея: миссия и главное достижение режима – восстановление управляемости (к этой находке я вернусь ниже). Еще одна навязываемая тема: беспрецедентные личные свободы, которыми впервые в истории России пользуются ее счастливые граждане. При этом несущественно, что личные свободы возникли до сошествия Путина на кремлевскую землю. Но зато можно игнорировать политические свободы, экономические свободы и все права, предусмотренные Конституцией.

В-третьих, не так остервенело, как раньше, порочатся 90-е годы. Вместо этого выбрана иная мишень, которая условно может быть названа «либеральная демократия».

И новая идея о возврате управляемости, и нападки на демократию нужны в тексте, чтобы манипулировать оценками сценариев. То, что предлагают авторы, можно назвать «демиургократия» с Путиным в качестве такового демиурга, с голым торсом и руками, занятыми амфорами. Задача авторов – обосновать необходимость сохранения демиурга на своем вместе с тем, чтобы он (и только он) смог реализовать «оптимальный сценарий». В этом сверхзадача, ради реализации которой предшествующий текст насыщается имитацией правдоподобных оценок. Сначала читатель должен поверить тексту, чтобы потом поверить главному выводу.

Вот и вся драматургия. Теперь обратимся к цитатам. Я не хочу их множить. Если вдруг объявятся обиженные авторы, я готов публично подискутировать с ними в любой аудитории, пройдясь подробнее по всему тексту. Могу покалякать и с видными мыслителями. Здесь же ограничусь несколькими примерами.

«1.3.1.4. Платой за относительно «гладкий» выход из революции 1990-х годов стали две чеченские войны с их огромными жертвами. Москва в итоге одержала победу, став единственной из великих держав, выигравшей войну в начале XXI века. Что косвенно усилило ее международные позиции, доказало готовность бороться за свои интересы».

Приятно снова узнать, что мы великая держава. Но гложут сомнения относительно термина «победа». Она какая-то странная (видимо, так принято в XXI веке у великих держав). Победитель платит дань побежденному. На побежденной территории не действуют законы победившей державы. А нукеры проигравшей стороны ведут себя в столице победителей как в захваченном приступом городе.

«1.3.1.5. Послереволюционное восстановление имело и другую цену. Бюрократия как бы получила карт-бланш на воровство, при условии что она будет способствовать воссозданию страны. В результате возрождена управляемость, страна вновь обрела субъектность, но коррупция приняла системообразующий характер».

Поразительная тирада, не правда ли? Тут мы с удовольствием соглашаемся про карт-бланш на воровство, про коррупцию, принявшую системообразующий характер. Но в этой оболочке нам предлагают проглотить тезис о восстановлении управляемости. Про субъектность я не говорю. Из текста она очевидна, ее имя – клептократия. Не спорю. Но управляемость… Тут дело даже не в неумолимом законе, согласно которому рост коррупции всегда есть следствие падения эффективности управления. Но как быть с фактами? С вертикалью, которая плюет на свою верхушку? С МВД? С судами, которые не выполняют законы, принятые по инициативе президента? С ручным управлением, с помощью которого дуумвиры могут решать одну проблему из накатывающих тысяч? Еще перечислять?

«1.8. … Фактором, который способствовал эффективности путинского поворота, стало то, что он опирался на корпорацию, которую еще и усилил, перераспределив в ее пользу ресурсы. Но «вертикаль власти», более или менее авторитарный режим, был предопределен уровнем развития общества, экономики, необходимостью остановить развал страны».

Видите? Снова тот же прием. Сначала авторы смело клеймят Путина за «перераспределение ресурсов» в пользу своей корпорации, отдавая должное эффективности этого «поворота». А вслед за этим, без всякой логической связи, нам втюхивают беспардонную ложь. Общество, о котором идет речь, отстояло свои демократические права в августе 1991г.; именно свободный российский бизнес вытащил страну из экономической ямы после дефолта августа 1998г. Развал страны был остановлен Ельциным в 1992г. Авторитарный режим был предопределен узколобой серостью, дорвавшейся до власти, их стремлением побольше наворовать, если пользоваться терминологией отважных анонимных авторов.

Михаил Александрович, там анонимами про общество написано, про гражданское, в том числе, которое Вы призваны пестовать. Вы согласны с такими оценками?

Вы не поверите, но следующая цитата, которую я приведу, взята из раздела «Состояние общества». Этого предуведомления достаточно, а комментарии излишни. Этому приему – грехи власти валить на общество – много лет. Он появился вместе с появление категории общества.

«3.4. … Быстро снижается уровень политической морали, не соблюдаются принципы меритократии».

Следующий раздел о власти самый короткий и невыразительный. Напрашивается традиционное: о покойнике либо хорошо, либо ничего. А можно совмещать, как в следующей цитате:

«4.3. Власть обладает легитимностью, преимущественно персонифицированной, которая постепенно сокращается. Правда, пока, вероятно, не настолько, чтобы угрожать устойчивости системы».

Столь же короткий экономический раздел производит, должен признать, впечатление адекватности, граничащей, впрочем, с апокалиптичностью:

«5.6. В целом экономический контекст более мрачен, чем политический или общественный».

Утешает только то, что автор этого фрагмента имел в виду тот политический и общественный контекст, который нам рисуют в этом докладе. Но каково человеку, который подумает, что речь идет о реальной жизни!? Каково ему узнать, что в экономике еще хуже?

Раздел, описывающий сценарии, не представляет большого интереса, ибо это всего лишь маловнятная прелюдия к кульминации – «оптимальному сценарию». Чтобы оценить вопиющую бездарность этой части текста, утомлю читателя еще одной короткой цитатой. Тут авторы оценивают придуманный ими самими сценарий, названный анонимами «Либерально-демократические реформы»

«6.3.4.2. … Его слабость – нерусская системность и сложность».

Стало быть, если что сложнее валенка, то это не про нас. Они, кстати, там дальше про патриотическое воспитание курлычат. Кстати, издревле считалось, что против нечистой силы помогают заклинания, лишенные всякого смысла. Как раз наш случай.

Ну вот мы и дошли до главного, ради чего вся эта невнятица, замешанная на лжи и грубой манипуляции, затеяна – до «Оптимального сценария». Именно на нем все должны замириться, а беспокойные сердца – успокоиться. И здесь анонимы, вдохновленные, как нам доложили, видными мыслителями, открываются до ню.

«8.1.1. … 1990-е годы были периодом революционного выхода из коммунизма и милитаризма. 2000-е годы – контрреволюционного восстановления управляемости. Но двадцать лет были потеряны для создания эффективных институтов, без которых невозможно современное развитие».

Тут очень важный мотивчик проклюнулся. Последние несколько лет он стал одним из основных. Смысл таков: наши радостные достижения – результат последнего десятилетия; наши проблемы имеют двадцатилетние корни. Тем самым вместо модной ранее прямой атаки на времена «ельцинского хаоса» мы получаем такую милую позицию, под личиной квазиобъективности убивающую трех зайцев. Во-первых, путинский режим по-прежнему списывает все проблемы на предшественников. Во-вторых, конформисты или лизоблюды получают удобную таблетку для снятия когнитивного диссонанса (тогда ведь тоже все было мерзко). И, в-третьих, проблемы приобретают «объективную фундаментальность», объясняющую их устойчивость и оправдывающую продление сроков бытия нынешнего режима, которому нужно дополнительное время для решения этих тяжелых проблем. Вот только с институтами облом получается. Трудно в открытом диалоге опровергать тот очевидный факт, что 90-е годы были временем создания новых институтов, а нулевые отличались их планомерным разрушением. Уважаемые коллеги, кто из вас хотел бы возразить мне. Михаил Эгонович, Вы как? А Вы, Игорь Юрьевич? Вы разве не разделяете откровение, содержащееся в приведенной выше цитате?

«8.2. Основная цель политической модернизации – начало системной борьбы с коррупцией, которая помогала революции, потом – восстановлению управляемости».

Здесь снова тот же мотив объединения двух периодов единой проблемой. Но дело тут не в этой манипулятивной приколке. Я недалек и примитивен как мыслитель, да и в коррупции ни черта не смыслю, а потому не понимаю, как ее рост способствует восстановлению управляемости. Я о другом – о коррупции, помогавшей демократии. Володя, вникни: они тут поганят Илью Кричевского, Владимира Усова, Дмитрия Кромаря. Ты еще помнишь эти имена? Они поганят Галю Старовойтову, Юру Щекочихина, Аню Политковскую, многих других, уже забытых или еще не убитых. Тебя это устраивает? Это действительно твои мысли? Твоему имени комфортно над всей этой мерзостью? Не зудит ли клеймо сопричастности, которое скоро станет несмываемым?

«8.2.5. Обновление исполнительной власти, например, через призыв «поколения свободы» до того, как оно уедет, или разложится. Этот, путинский, призыв может оказаться помимо создания институтов решающим рычагом бескровного реформирования и модернизации».

Это забавное предложение не нужно анализировать с точки зрения его содержания. Оно написано только для того, чтобы ненавязчиво подготовить нас к главному, что будет сформулировано несколько ниже, и чтобы мы понимали отчетливо, кто тут имеется в виду:

«8.2.8. Сохранение на ближайшую перспективу персоналистского характера власти. Это рискованно. Но другого стране и обществу пока не дано, да они и «не заработали» пока настоящей демократии и свободы. Получив их сверху в начале 1990-х гг., соотечественники развалили государство – СССР, бывшую Российскую Империю, а к концу десятилетия чуть не развалили то, что осталось – Российскую Федерацию».

Мне хотелось бы знать: кто эти мудрые и праведные судьи, которые решают, кому что дано или не дано? Анонимные авторы? Или вы, мои уважаемые коллеги? Вы действительно разделяете этот суровый приговор? И эти лживые аморальные аргументы?

Сергей Александрович, насколько я помню, Валдайский клуб имеет в качестве одного из соучредителей Совет по внешней и оборонной политики. Как член последнего я задаю Вам вопрос, как председателю клуба: несет ли СВОП ответственность за этот документ, за стряпню анонимных авторов? Разделяет ли СВОП положения этого документа, его оценки и рекомендации? Если да, то прошу исключить меня из состава Совета по внешней и оборонной политике.

Не подумайте, коллеги, что я вас осуждаю. Я не пытаюсь заразить вас своим примером, ибо моя наивность имеет разумные пределы. Я могу понять запуганных. Я не судья расчетливым, ищущим возможность конвертировать во что-то полезное свою сопричастность, возможность сфотографироваться рядом с премьером или президентом. В конце концов, я обязан допускать возможность того, что вас всех просто развели, как лесных лохов: проглотит этот текст интеллигентская тусовка (недаром в тексте рассыпаны мелкие комплименты в ее сторону) – хорошо; не проглотит, распознает наживку – тоже здорово, можно будит запачкать сразу кучку представителей этого мерзкого племени. Корпорация, о которой с такой деликатностью упомянуто в вашем документе, прекрасно управлялась с такими провокациями еще в андроповские времена.

Короче, это ваши проблемы: за все надо платить. Но я и не об этом. Я даже не про репутацию или мораль. Это забыто накрепко. Впрочем, спешу напомнить, что мораль имеет еще одну сторону: она сродни долгосрочной рациональности. В отличие от вашей, сиюминутной.

Но я на самом деле вот о чем. Вам, как и мне, понятно, что вся эта ржавая вертикаль скоро рухнет. Эти, кого вы называете верховной властью, незыблемость которой пошловато обосновывает ваш доклад, скоро уйдут в историческое небытие. Их преступления перестанут быть фактами оппозиционной или зарубежной публицистики и обрастут рутинными приговорами судов с большими сроками и еще большими конфискациями. Нам трудно предсказать, какого числа и каким образом это произойдет. Мы не знаем, что придет взамен – военная диктатура или возрожденная демократия. Но предельно ясно одно: через пять, пятьдесят или пятьсот лет эта первая дюжина годков третьего тысячелетия будет рассматриваться как самый позорный, постыдный период во всей истории России.

Пройдет еще несколько лет, и ваш внук или внучка, войдя в возраст осознания дедушкиного величия, подойдет однажды днем и разбудит спящего на диване славного предка. «Деда, — скажет он (она), протягивая фотографию на его (ее) айпадике-8. — Это ты с кем? С тем самым?! Который…которого…? А ты ему и руку пожимал? Деда, а зачем? Деда-а-а-а… Ну ты что-о-о-о? Я никому не скажу-у-у…»





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика