Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Листая прессу

Неэффективность школ определят по мебели

10.12.2012
Ямбург Евгений

  Не стало Бориса Стругацкого. Я не имел чести лично знать этого достойного человека, но судьба подарила волшебную встречу с его братом и соавтором Аркадием Стругацким. Случилась она в самом начале восьмидесятых, когда со своими старшеклассниками я поставил спектакль по мотивам ходивших тогда по большей части в самиздате или напечатанных в периферийных журналах произведений братьев: «Гадкие лебеди», «Хищные вещи века», «Улитка на склоне», «Жук в муравейнике», «Пикник на обочине».

Аркадий Натанович приехал на премьеру. На заднике сцены красовалась надпись «Народ сер, но мудр». От сцены через весь зал тянулась «дорожка», специальный помост, на котором в конвульсивных движениях получали драйв зомбированные с помощью маленькой детали, вставленной во все радиоприемники, граждане идеально управляемого города. Благодаря замечательным текстам, юным актерам, вдохновленным присутствием на спектакле легендарного автора, и скромным дарованиям режиссера получился спектакль с подтекстом, обличающий тоталитаризм и обслуживающую его бюрократию.

После спектакля на «разборе полетов» классик отечественной фантастики, затянувшись сигаретой, грустно улыбнулся и неожиданно добавил: «Надо иметь в виду, что бюрократия — такое же достижение цивилизации, как научно-технический прогресс».

Признаться, тогда я не оценил сказанное. Какая здесь связь, когда застойная бюрократия делала все, чтобы научно-технический прогресс не просочился к нам из-за «железного занавеса»? Не только редкие тогда ксероксы, но даже пишущие машинки были на учете, дабы не допустить распространения порочащей строй информации. Кто тогда мог предвидеть, что спустя всего четверть века грянут времена, когда бюрократия ретиво возьмется за модернизацию страны!

Воспоминание о давнем разговоре с А.Стругацким промелькнуло на очередном конкурсе «Директор года», где я оказался в составе жюри, призванного выбрать лучшего руководителя школы. Трудно выбирать, когда со всей страны съехались серьезные люди, искренне преданные делу образования, делающие все от них зависящее, для того чтобы в наших непростых условиях обучать и воспитывать детей и юношество. Но какие же разные эти условия!

Среди вопросов, поставленных перед претендентами на победу, был и такой: в чем вы видите главную задачу своей школы? Профессионалы своего дела говорили о программах модернизации образования, об овладении педагогами информационными технологиями, освоении новых госстандартов образования, введении дистанционного обучения и т.п. И лишь один директор школы дал иной ответ: «Главная задача моей школы состоит в том, чтобы подростки не ушли в лес».

Я знаю этого директора, работающего в одной из кавказских республик, больше двадцати лет. Еще при советской власти он создавал мудрую по содержанию и красиво оформленную школу, которую однажды затопило селевыми потоками до третьего этажа. Нашел в себе мужество вместе с коллегами восстановить разоренную стихийным бедствием школу, не прерывая учебного процесса. Но оказалось, что слепая стихия представляет не самую большую опасность для образования.

Разъясняя миссию своей школы, директор привел в пример ситуацию, которая для условий существования его школы является, увы, нередкой. Две девочки-близняшки обучаются в начальной школе. Федералы убили их отца, неизвестно кто убил мать. В школу пришли родственники, взявшие на попечение детей, и категорически запретили привлекать девочек к любым школьным мероприятиям. А в случае невыполнения требования пригрозили серьезными санкциями в адрес педагогов и администрации школы. Тут не до шуток.

Посовещавшись, педагоги оставили девочек в покое. Приближался Новый год, девочки не участвовали в подготовке праздника, но присутствовали на всех репетициях. Неожиданно накануне премьеры две участницы веселого спектакля заболели. И тогда отлученные суровыми родственниками от подготовки праздника девочки выразили желание заменить подруг. Оказывается, они все запомнили и очень хотят участвовать в представлении. Педагоги связались с родственниками, возражений из леса не последовало. В данном случае лес не метафора, а реальность, в которую уходят подростки, пополняя ряды боевиков. Вот почему в этой школе есть комната всех мировых религий. Директор убежден, что христиане должны иметь представление об исламе и наоборот. И те, и другие получают знания об иудаизме и буддизме. Главное, считает он, спасать детей от ненависти и одичания.

Одичание, впрочем, может принимать разные формы, даже внешне цивилизованные. Заявил же мне недавно один родитель, что мы «достали» учащихся своей литературой и мировой культурой. С его точки зрения, загружая школьников ненужной информацией, мы отвлекаем их от решения главной задачи: подготовки к ЕГЭ. Сказал и перевел ребенка в другую школу, где детей «не будут парить разными глупостями».

В это трудно поверить, но не так давно в школе появился новый девятиклассник, который, живя в Москве, ни разу не был в театре. Попав вместе с новыми одноклассниками в «Ленком», он был поражен. Возникают законные вопросы: что же это за семья, которая его вырастила? что за школа? По соображениям корпоративной этики не называю ее номер, а что касается семьи, то отец ребенка — бывший преподаватель вуза, ныне сотрудник министерства. Какого? На этот раз умалчиваю по соображениям этики педагогической.

Удивляться, увы, уже не приходится. У вузов и школ нынче иные, чем прежде, ориентиры. Только что разразился скандал с выбраковкой т.н. неэффективных вузов, чья «неуспешность» выявлена на основе более чем странных критериев. На очереди школы, качество работы которых впредь предстоит оценивать в том числе и по следующим показателям (как сообщили надежные источники, они сейчас дозревают в недрах Министерства образования):

число обоснованных жалоб получателей услуг на качество услуг, предоставленных организацией (единиц жалоб на 100 получателей услуг);

балансовая стоимость особо ценного движимого имущества не старше 3 (5) лет (рублей в расчете на мощность организации);

доля средств на стимулирование в консолидированном фонде труда организации (%);

доля получателей услуг, охваченных возможностью дистанционного обучения (электронный дневник, электронный журнал и т.п.) (%);

доля обучающихся, успешно прошедших государственную (итоговую) аттестацию.

Эти новые мерила оценки качества работы школ достойны того, чтобы быть выставленными в качестве декораций в театре абсурда, куда уж точно заказана дорога неразвитым в эстетическом плане взрослым и детям.

Вы только вдумайтесь: получается, что «особо ценное движимое имущество не старше 5 лет» таинственным образом влияет на просветление сознания учеников! Все это напоминает главный критерий успеха, использованный в советской пропаганде: количество чугуна и стали на душу населения в стране. С поправкой на модернизацию, конечно.

ЕГЭ не трогаю, это по нынешним временам святое. Что же касается материального стимулирования труда учителей, то это дело хорошее, ибо, как писал еще А.П.Чехов, нищий учитель — позор страны. Но само по себе увеличение зарплаты не приводит автоматически к повышению качества преподавания. И это не просто слова — доказано, в частности, серьезными немецкими исследованиями.

Но с точки зрения клиентских отношений, основанных на предоставлении образовательных услуг, все верно. И те клиенты, которые умножают количество жалоб в расчете на 100 получателей услуг, постепенно добиваются своего: культура в ее полноценном виде изгоняется из российской школы. А образовавшиеся в мировоззрении детей пустоты постепенно заполняются ложью гламурно-патриотического свойства.

Например, бреднями о святой Матроне, которая во время тайной встречи со Сталиным поведала ему, что немцы Москву не возьмут. Или о якобы существующем плане Даллеса по развалу российской культуры и ментальности, который до сих пор с успехом последовательно реализуют западные спецслужбы.

Тем временем пугающий своей непредсказуемостью лес, описанный в «Улитке на склоне» братьев Стругацких, наступает с неотвратимостью другого леса — Бирнамского из «Макбета» Шекспира. Краткая справка для пап — бывших сотрудников вузов, ныне зарабатывающих на хлеб в министерствах на ниве модернизации образования: ведьмы предсказали, что Макбет будет в безопасности, пока Бирнамский лес не выйдет на Дунсинанский холм — место, где находился замок Макбета.

Разумеется, это лишь метафора. У нас свой властный холм с иной архитектурой расположенного на нем замка. Но зловещие лесные существа, одержимые мракобесием, фобиями и страхами, накопив агрессию, скопом выползают из своих нор. Предсказания классиков имеют обыкновение сбываться. Отсюда отчаянный вопль недобитых гуманитариев, в том числе профессоров МГУ, о развале в России гуманитарного образования, почему-то не достигающий ушей обитателей вершины холма.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика