Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Семинары проекта «Я-ДУМАЮ»

ПРОГРАММА СЕМИНАРА «Я-ДУМАЮ!»

23.03.2013
23-24 марта 2013 года Новогорск

Оглавление:

Кто такие волонтеры?
Эволюция российских выборов в свете официальной электоральной статистики
Могут ли регионы стать драйверами модернизации России?
Коррупционная ситуация в России
ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ – просмотр фильма «ДОКТОР ЛИЗА»
Видео инфографика: технология коммуникации XXI века
Структура и особенности доверия в России
«Тренинг «Что происходит в современном мире». Часть 2»
«Тренинг «Что происходит в современном мире». Часть 1»

Кто такие волонтеры?

Полина Федотова 
Координатор Фонда «Старость в радость»

Полина Федотова:
Сегодня я собираюсь рассказать про людей, которые у нас в России также нуждаются в помощи и в нашем внимании, так же как и другие группы людей, социально незащищенных, такие, как дети в детских домах, бездомные и прочие тоже – это пожилые люди и инвалиды из домов престарелых. Собственно говоря, фонд, в котором я волонтерю – я один из координаторов этого фонда, – занимается проблемами и нуждами пожилых людей, которые живут в домах для престарелых по всей России. И первый вопрос тогда: Вообще представляете ли вы, как люди попадают в дома для престарелых? Как они там живут? Нет. Ни единой мысли? Родственники отправляют, да. Обуза, да, бывает. И, собственно говоря, фонд наш занимается тем, что старается помочь этим людям как-то адаптироваться в новом окружении в доме для престарелых и почувствовать, что эти люди, которые когда-то были такими же молодыми, как и мы, воспитывали детей, работали и очень многое сделали для нашей страны, все еще не являются лишними и все еще нам нужны. 

Расскажу немного про наш фонд – это «Старость в радость», существует уже больше четырех лет, уже пять лет нашей группе. Более 80-ти домов престарелых во многих областях. Очень много бабушек и дедушек участвуют в переписке – я расскажу, что это такое и зачем это нужно. Волонтерские поездки – я про это тоже расскажу – у нас есть волонтерские лагеря также. Вот наша география – областей охвачено немало и пространства и домов для престарелых охвачено тоже немало. Вот, например, в Тульской области те места, в которые мы ездим.

Собственно говоря, проблемы пожилых людей, о которых хотелось бы поговорить. Во-первых, это болезни. То есть, пожилые люди уже в таком возрасте, что, конечно, тяжело больны и иногда не могут сами ухаживать за собой. И часто бывает так, что их дети и их родственники не хотят ухаживать за ними, не могут, собственно говоря, уделять им много времени и отдают их в дома для престарелых. Одиночество. Безусловно, эти бабушки, дедушки остаются одни, им просто не с кем контактировать, не с кем общаться. Также потеря ориентиров, невостребованность, информационный вакуум, социальная незащищенность. Все эти люди, которые попадают в дома для престарелых, бабушки, дедушки, а часто и молодые инвалиды, день за днем живут в одной и той же обстановке, в одних и тех же стенах и общаются с одними и теми же людьми. И общение с нами, с волонтерами, которые приезжают к ним, чтобы устроить концерт, пообщаться, узнать об их нуждах – это как глоток свежего воздуха. Кроме того, например, мы делаем ремонт в этих домах, где они живут. То есть можете сравнить, что было до, и что стало после.

Чем мы вообще занимаемся и как мы помогаем этим людям? Часто мы приезжаем и оказываем материальную помощь домам для престарелых. Не все дома для престарелых устроены настолько комфортно для бабушек, для дедушек, для молодых инвалидов, чтобы они жили в них нормально, комфортно, спокойно. Часто это нужды в каких-то вещах вроде медикаментов, лекарств, памперсов, инвалидных колясок. То есть это те вещи, которые необходимы для нормальной жизни инвалидов, бабушек, дедушек. Мы приезжаем туда с концертами и сладостями, как здесь написано.

Таким образом, один из видов нашей деятельности – мы собираем те вещи, которые необходимы бабушкам, дедушкам, которые необходимы в домах для престарелых, приезжаем к ним, встречаемся с ними, они нам очень радуются. И после того, как мы уже пообнимались и поцеловались, мы устраиваем для них концерт. И вообще, концерт, музыка, музыкальное сопровождение, общение – это то, что позволяет людям, оказавшимся в доме для престарелых, почувствовать себя живым, здоровым, полным радости, полным энергии. Мы ездим в поездки как на один день, в области, например, Тульскую, Тверскую, Московскую, так и на более дальние расстояния, на два дня. Мы ездим на поездах. Это Брянская область, Новгородская, Нижегородская, Архангельская и еще куча-куча других областей. Приехав туда, как я уже говорила, мы устраиваем концерты, мы много общаемся и с бабушками и с дедушками, мы разговариваем с ними про то, как они вообще живут, чем занимаются. Они очень рады видеть какие-то новые лица в своей обстановке здесь, в этом доме для престарелых. Обычно за день мы, таким образом, посещаем два или три дома для престарелых, где тоже общаемся, поем песни, ну и дарим сладкие подарки.

Еще один вид нашей деятельности – это организация переписки с бабушками и дедушками из дома для престарелых. Как я уже говорила, ездим мы, посещаем подобные дома уже пять лет, то есть многое уже с нами происходило, и изменилась сильно наша организация: от простой команды неравнодушных людей до целого благотворительного фонда. Сначала мы начинали ездить просто с концертами, просто пообщаться. Познакомиться. Потом столкнулись с такой проблемой: приезжаем мы обыкновенно в какую-то определенную область, в какие-то определенные дома раз в три месяца. У нас, как я уже говорила, география большая, домов очень много, и чаще приезжать не получается. А бабушки и дедушки очень скучают и все равно хотят продолжать общаться. Одна из функций нашего фонда – это организации переписки между бабушками, дедушками и теми людьми, которые согласны им писать, которые согласны вообще общаться с ними.

Обычно это происходит так: мы приезжаем в дом для престарелых, опять же много общаемся и с бабушками, и с дедушками, выясняем, кто из них вообще хотел бы общаться более активно, то есть получать письма, отвечать на письма, рассказывать про себя, входить в контакт с человеком, не знакомым еще им. Мы их фотографируем, разговариваем с ними. Потом эти фотографии выкладываем на наш сайт. Очень много людей по всей России, не только по всей России, но уже и за рубежом, заходит на наш сайт, смотрит эти фотографии и отписывается. Говорят, что: «Я хочу вот общаться с этой бабушкой, или с этим дедушкой, или с этим человеком вообще. Я хочу подарить ему часть своего тепла, добра, внимания». И после того, как, соответственно, этот человек получает адрес того дома, где живет бабушка или дедушка, он начинает писать письма, и вообще начинается общение между престарелым человеком и между человеком, который готов общаться вместе с ним.

Как вам кажется, интересно для самих для бабушек, для дедушек это общение? И как они вообще реагируют? Они невероятно радуются. Собственно, да.

Алим Эркенов, г. Кисловодск:
Думаю, наверное, они очень радуются тому, что вы приходите и помогаете. Они же все-таки очень одинокие люди. И любое внимание в их возрасте очень важно. Просто где я живу, одиноких людей очень мало. Ну, среди старых людей. А когда я узнаю, что такие люди есть... Вот с моей стороны – я с Северного Кавказа – у нас даже домов престарелых нет. Есть одинокие люди, нужно за ними смотреть. Вы молодцы, что вам могу сказать.

Полина Федотова: 
Однажды с нами ездили в поездку журналисты тоже. И был один журналист с Северного Кавказа. Для него это было настолько дико, то, что люди отказываются от своих пожилых родственников, людей. Он долго не мог прийти в себя, когда увидел подобное.

Да, собственно, эта идея с перепиской очень хорошо оправдала себя. Вообще, случаи бывают разные, не все бабушки и дедушки готовы вот так вот сразу вступать в контакт и открывать свою душу каким-то незнакомым людям, которых они вообще никогда в жизни не видели, и может быть, не увидят. Но все-таки, действительно, эта идея себя оправдывает. И очень часто бывали случаи, когда приезжали мы и видели, что те люди, которые были в депрессии, говорили «не могу больше жить», «никому я не нужен», и «хоть бы быстрее я умер», вдруг понимали, что есть люди, для которых они все еще важны, которые неравнодушны к ним и которые готовы общаться вместе с ними и рассказывать уже что-то про себя.

Обычно многие по переписке, которые соглашаются общаться с бабушками, с дедушками, рассказывают самые простые вещи про себя. То есть про свою жизнь, про свою семью, про своих родных, про то, где они работают, где учатся, где бывают, куда ездят. Часто эти пожилые люди не выезжают дальше своей деревни, своего города. Для них узнать о том, что есть другие страны, другие какие-то возможности – это очень большая задача, очень большое добро для них.

Также мы привозим медикаменты, памперсы, инвалидные коляски в эти дома для престарелых. Часто бывает так, что в домах для престарелых не хватает средств для того, чтобы купить эти, казалось бы, вещи первой необходимости. Тут уже помогаем мы. Кровати, медицинское оборудование, специальные кровати для пожилых людей, которые не могут двигаться просто – тоже все это очень нужно. И в связи с этим тогда еще один вопрос. Как вы думаете, кто нам помогает? Кто вообще жертвует деньги? Откуда к нам приходят деньги? Простые люди, да. Отлично. Партии?! Холодно. Ну, иногда. Сочувствующие люди. Да, безусловно.

Реплика:
А у вас сайт, как я понимаю, существует, да?

Полина Федотова: 
Да, существует.

Реплика:
Ну, я думаю, что, собственно, люди, которые посещают, люди, которые понимают всю ситуацию, всю эту проблему, собственно, они как бы и помогают в большей степени. А остальные по мере своей информированности. Ну и также поддерживающие вашу деятельность.

Полина Федотова: 
Да, часто это именно такие же простые люди нам помогают, как вы. Они, может быть, и не богатые, и не обладающие большим количеством времени, но все-таки считающие, что помогать пожилым людям, престарелым людям можно и нужно. И нам могут помогать какие-то другие благотворительные организации, могут помогать простые люди. Собственно говоря, от правительства мы ничего не получаем, и наш фонд существует и с помощью обычных людей, и при поддержке других фондов. У нас даже нет своего помещения, где мы держим те вещи, которые мы возим в дома для престарелых. И в качестве помещения мы просто используем подвал того дома, где живет наш директор, Лиза. Там мы чаще всего и работаем, и сортируем вещи. Ну, пока мы там живем и действуем на честном слове. Вообще-то, по сути, помещение нам было бы необходимо, и нам его обещали, но мы так его и не получили. Как-то своими силами обходимся. 

Директор нашего фонда – это Лиза Олескина. Вот я покажу вам фильм, и там будет про нее рассказано. Она была студенткой филологического факультета МГУ, как и я. И вообще, много девушек-филологов пришло из МГУ в эту организацию. Лиза просто в какой-то момент поняла, что хотела бы помогать пожилым людям, которые живут в домах для престарелых. Она была в таких домах во время фольклорной экспедиции. Во время этой экспедиции студенты приходили в дома для престарелых и записывали фольклор от бабушек и от дедушек. И она поняла, что какой уж тут фольклор, нужно просто с ними пообщаться и помочь им как-то. И, собственно говоря, с этого и началась наша организация, которая переросла в фонд. Вот, например, дальше вы можете видеть наших участников.

Давайте не будем про эти грустные вопросы. Мальчиков у нас действительно мало. Хотя мы очень в них нуждаемся, потому что таскать на себе инвалидные коляски и памперсы – это, знаете ли, тяжело.

Дальше я расскажу про наши поездки. Да, бывает и так, что мы выгружаемся в три-пять часов утра и за две минуты нам нужно вот это вот все, что вы видите, выгрузить из поезда. А иногда раза в три больше этих вещей. Это как раз дальние поездки, поездки на поездах. Обычно с ними связаны некоторые трудности. Нам приходится в поезд заносить очень-очень много вещей: все эти сумки с памперсами, коробки со сладостями, инвалидные коляски, аккордеон, музыкальное сопровождение. Ну, и иногда выгружать все это за одну-две минуты. Обычно нас потом уже ждет машина от дома для престарелых, либо скорая помощь, либо машины соцзащиты, которые, собственно говоря, и довозят нас до дома для престарелых, где мы устраиваем концерт. Но в пути, конечно, бывает тяжеловато. Приходится иногда и на станции сидеть, ждать машин, и самим тоже как-то искать транспорт. Зато нас всегда очень ждут, и нам очень радуются. И бабушки, когда видят нас, невероятно рады, что мы к ним приехали, что мы не забываем о них и что мы готовы общаться с ними.

Ну, так проходят наши концерты. Песни. Часто такие игры, которые, казалось бы, подходят только для детей – поиграть с шариками, попускать мыльные пузыри – и такое бывает, и такому бабушки, дедушки невероятно радуются. Хотя, конечно, иногда они, бывает, сидят и говорят, что мы уже такие взрослые, зачем вы с нами это делаете. Но все равно, мы продолжаем это делать.

Это волонтерские лагеря. Про них я тоже попозже расскажу, про то, чем мы вообще занимаемся. Не только ремонт, но и приезжаем мы туда как-то отдыхать, пообщаться не только с бабушками, дедушками, но и друг с другом. Иногда мы живем в палатках во время этого ремонта, а иногда мы живем в нормальных, хороших условиях.

Вот как раз про письма. Бабушки, конечно, в основном очень радуются тому, что кто-то проявляет к ним внимание и готов с ними общаться. Часто бывает так, что переписка с одиноким человеком, особенно человеком, у которого не осталось родственников, детей, для них как большое благо, большое счастье. Очень часто случается, что в дома для престарелых попадают бабушки, дедушки, у которых либо родственники погибли, либо дети погибли, умерли, и  они остались без общения, остались совершенно одни, и некому о них позаботиться. Но, вместе с тем, иногда попадаются такие заведения и люди, которые, казалось бы, очень хорошо должны быть устроены, люди, у которых есть родственники, дети, даже не один ребенок, у которых большая вообще семья. И здесь бывают разные причины, по которым бабушки и дедушки попадают в эти дома. Бывает так, что их бросили, бывает так, что их обманули, бывает так, что они сами уходят в эти заведения, просто чтобы не обременять своих родных. Бывает и такое.

Тогда лучше покажу, чтобы вы сразу прониклись, чем мы занимаемся, фильм. Очень хороший фильм, был снят три года назад репортерами с третьего канала, они ездили с нами в несколько поездок.

Вот примерно уже понятно, чем мы занимаемся, и как мы этим занимаемся. Надо сказать, что поездки, общение с пожилыми людьми, которые живут в таких домах для престарелых, действительно не всегда просто, не всегда легко, причем как физически, потому что приходится куда-то ехать, часто находиться в дороге, очень долго, часами. То есть, если на машине ехать куда-то, то три-пять часов в один конец. Ну, и обратно возвращаться до Москвы также. Если ехать на поезде, то тоже несколько часов дороги, затем опять же на машине по всей области ездить. Был как-то раз случай, когда мы были в Архангельской области, нам нужно было от одного дома престарелых до другого доехать, три или четыре часа по очень плохой дороге. К тому же были мы в городе, в котором вообще мало людей, это бывший закрытый военный город, Каргополь-2. И никак мы не могли найти машину, которая бы нас повезла. Пришлось нам ехать в кузове грузовика. Больше у нас не было никаких вариантов. Так мы, в общем, и протряслись все четыре часа до дома для престарелых. Но, на самом деле, бывает в основном не так страшно.

А морально тяжело бывает, когда общаешься с бабушками, с дедушками, которые ждут нас, общаются с нами. И они начинают рассказывать про свою жизнь, вспоминать про какие-то тяжелые или страшные для себя моменты. Войну обычно вспоминают, если застали, даже если детьми застали. Какие-то обиды со стороны своих родственников, своей семьи, своих родных, детей. Часто гибель детей или даже внуков они вспоминают. И, конечно, морально все это очень тяжело. Но все это окупается тем, что они радуются нам и заражают нас какой-то позитивной энергией, очень теплой энергией. И то, что часто ты чувствуешь себя уже, кажется, совсем опустошенным, а на следующий день понимаешь, как же хорошо, что ты подарил добро свое, любовь этим людям. Ну и вообще, часто бабушки, дедушки, с которыми мы общаемся, несмотря на то, что они тяжело больны, оторваны от своего дома, оторваны от своей семьи, продолжают сохранять какой-то позитив, радуются нам, шутят и вообще продолжают жить.

Волонтеры, которые ездят от фонда, тоже самые обычные люди, часто студенты, и в основном те люди, у которых кроме вот этой деятельности, благотворительности, есть основная деятельность – работа, часто семьи, часто дети. Но все равно находят они время для того, чтобы съездить, пообщаться, посмотреть на бабушек и на дедушек. Нам вообще не обязательно помогать именно поездками, и даже большая часть волонтеров нашего фонда даже в поездках не участвует. Обычно помогают как? Вещами, деньгами, материальными средствами. На нашем сайте starikam.ru всегда есть раздел «Нужды». Чаще всего мы нуждаемся в таких вещах как памперсы, пеленки, инвалидные коляски или, если человек не может сам это купить, сам выбрать, то материальные средства, то есть просто деньги. Часто нужна нам помощь в том, чтобы все вещи эти как-то разобрать, перебрать, рассортировать.

Бывают у нас такие события, когда нужна помощь не только работников фонда, но и всех желающих. Работников фонда у нас четверо: это вот вы видели Лизу – директора фонда, Марину Кочевалову – главного координатора фонда, еще у нас есть Аня Русакова – она бухгалтер, ведает всеми финансовыми делами, и Аня Голубкова – она занимается  вещами, наш завхоз. И бывают действительно такие события в жизни нашего фонда, когда нужна помощь очень многих людей. Это, например, Новый год. Под Новый год мы собираем подарки для престарелых, для бабушек, для дедушек из многих областей. И вот в 2010-м году, например, собрали мы 500 подарков. И посчитали, что это очень здорово. И будет здорово, если мы в следующем году столько соберем. А в 2011-м году мы неожиданно собрали 13 тысяч подарков. И это была такая огромная куча, что нам пришлось дополнительно звать на помощь волонтеров, чтобы все это просто сортировать, и помощь водителей, чтобы все это развозить по разным областям.

А вообще, проблема в том, что, несмотря на то, что у нас есть строгий список того, что можно, а что нельзя приносить и жертвовать в дома для престарелых, все равно приходится все эти подарки, которые люди приносят, открывать, сортировать, смотреть, что они принесли. Я помню, когда мы собирали вещи – не для бабушек, для дедушек, для погорельцев, в 2010-м году, если вы помните, были пожары, и собирали мы вещи для погорельцев – чего только нам не приносили. И фейерверки приносили, и фигурные коньки приносили, и ласты приносили. Нам приходилось все это сортировать, смотреть, что можно, а что нельзя. Также бабушкам и дедушкам приносили в  качестве новогодних подарков свечки, фейерверки, которые мы все, естественно, доставали, потому что это просто ужас и смерть для дома для престарелых. Есть специальные ограничения в еде. Мы стараемся, чтобы те сладости, которые попадали к бабушкам и дедушкам – сладости очень им нужны – это были пастила, конфеты, но не шоколад, потому что есть диабетики, им нельзя этого. Но все равно приносили нам и шоколад, мы все это откладывали. Однажды принесли даже спиртное, мы тоже все это отложили. В общем, все равно приходится все эти вещи как-то нам сортировать и раскладывать. И на это нужно очень много времени и очень много энергии.

В этом году мы собрали уже тысяч 17 подарков. Собирали два дня в «Starbucks», нам предоставляли помещение. И было шесть точек по Москве, где наши волонтеры собирали вещи и подарки в «Starbucks». Очередь собиралась большая, от дверей до самого зала. Загрузили мы весь зал. Ну, и потом на грузовиках все это свозили на наши точки. Все это пришлось потом сортировать и отправлять в разные области. Бывает у нас также – скоро будет Пасха, и под Пасху мы тоже собираем подарки: куличи, яйца. И все это опять же развозим по областям. Конечно же, так четко сортировать уже не приходится, все-таки куличи есть куличи. Но все равно приходится раскладывать, распределять вообще, в какой дом сколько отправлять. И на это тоже нужны силы, энергия, время.

Затем волонтерские лагеря. Я про них сейчас расскажу. Люди нам очень нужны. Мальчики нам нужны, потому что девочкам тяжело иногда таскать вообще все на себе. Все это таскать до поезда, потом от поезда до машины, от машины до дома для престарелых. Девушек у нас в разы больше, чем молодых людей. Также мы все еще испытываем нужду в людях, просто которые готовы ездить, которые готовы вообще дарить свое тепло, внимание бабушкам, дедушкам. Часто мы нуждаемся в людях, которые умеют играть на каких-то музыкальных инструментах, потому что, как вы поняли, концерт без аккордеона и без гитары – это почти не концерт. Попеть песен бабушкам, дедушкам всегда очень хочется, потанцевать под музыку хочется – мы танцуем с ними. А часто бывает так, что есть у нас потребность в таких людях, которые могут приехать и что-то сыграть. Наша Лиза на аккордеоне играет здорово. Есть у нас и гитаристы, есть и гармонисты. Все есть. Но не могут ездить, конечно, каждые выходные. Приходится как-то договариваться между собой.

Еще мы испытываем потребность в водителях и в людях с машинами. Потому что иногда бывает, что приходится дополнительно искать машины, людей, чтобы просто их довезти до дома престарелых. Ездим мы, в общем, каждые выходные. Иногда даже бывает, что не одна поездка в выходные – одна, две, три. Конечно, и люди нужны, и машины нужны, и музыкальные инструменты нужны – все нужно. Поэтому, я говорю, если кто-то хочет поучаствовать, вы знаете, где нас найти и как нас найти.

Поэтому сейчас наша организация вообще разрослась. Уже очень большое количество домов нуждается в нас и в нашей помощи. Но чаще всего даже не столько в материальной помощи, сколько в психологической – приехать, пообщаться, поговорить с ними. Я хочу сказать, что уже очень мало осталось домов, в которые мы ездим, где какие-то ужасные условия, где плохо кормят. Сейчас их почти не осталось. Сейчас главное, чего от нас ждут – просто приехать, поговорить, пообщаться, помочь по мелочам. Причем не только с бабушками, с дедушками, но и с персоналом.

Хочу сказать, что часто мы помогаем не только бабушкам и дедушкам, но и людям, которые в этих домах для престарелых работают. Они за очень маленькую зарплату – несколько тысяч рублей – просто потому что работы такой нигде не найти в городе, в селе, им приходится заниматься очень тяжелыми вещами – и кормить, и ухаживать, и вообще как-то нести на себе это тяжелое бремя, с бабушками, дедушками общаться.

А вы сами видели, что есть бабушки, дедушки, которые могут ходить, могут нормально общаться, вполне cебе адекватны. А есть те люди, которые не могут ходить, иногда не могут общаться, лежачие люди. И с ними тоже нужно обязательно и поговорить, и поухаживать за ними, и как-то подбодрить их, потому что им-то еще тяжелее приходится. Поэтому когда мы приезжаем в дома для престарелых, мы кроме того, что устраиваем один общий концерт, мы ходим по комнатам, заходим к тем людям, которые не могут сами к нам прийти, стараемся и с ними пообщаться и подарить им подарки, и попеть им песни. Чтобы они не чувствовали, что из-за того, что они не могут перемещаться, они обделенны. Часто оказывается, что эти люди неадекватно оценивают реальность, могут внезапно заплакать или закричать, и такие тоже случаи бывают, и к этому нужно быть просто готовым. Есть такое.

Кроме того, бывают у нас такие еще проекты – волонтерские лагеря. Мы в какой-то момент поняли, что несмотря на то, что мы ездим, общаемся и привозим необходимые вещи, все равно три-четыре часа общения с ними – этого иногда бывает недостаточно. Часто бывает, что дома, в которые мы приезжаем – хорошо, если в них там 20-30 человек, и мы успеваем со всеми пообщаться, собрать приветы. Поговорить про переписку, вообще получают ли они письма, нет, попеть им песни. А если мы приезжаем в очень большие дома, где уже больше сотни человек – 100-200 человек, – мы понимаем, что тут уже как-то не хватает нашей любви, нашего внимания, нашей заботы. Поэтому бывают у нас такие проекты – волонтерские лагеря. И про них тоже можно на нашем сайте прочитать.

Обычно летом, когда пора отпусков, когда наши волонтеры самые активные и более-менее свободны, собирается, определенная компания людей, и мы уезжаем уже целенаправленно жить и общаться с ними. Обычно это бывает в июле – в августе месяце. То есть, собирается какая-то группа людей. Мы приезжаем в этот дом для престарелых. Живем неподалеку, иногда в палатках. Но обычно нам просто находят помещение: помещение школы, детского сада. В самом доме для престарелых мы стараемся не жить, чтобы их не смущать. Но всегда находится место, где можно пожить. Там мы организовываем наше хозяйство, питание. Обязательно либо один человек занимается вопросами питания, либо уже дежурные.

Что, собственно говоря, мы делаем? Главным образом мы делаем там ремонт. Обычно мы выбираем те дома для престарелых, где условия для проживания очень тяжелые, где нужен ремонт, потому что там потолки в плохом состоянии, и обои нужно переклеить, и полы переложить. Конечно, у нас есть главный человек – прораб, который всем этим занимается, ну, и другие волонтеры. Не обязательно люди с каким-то опытом ремонтных работ. Чаще всего это те люди, которые никогда не ремонтировали, не держали в руках ни кисточки, ни шпателя, и вообще не знают, как и что надо делать. Но всем находится применение. Вы же видели фотографии. Обычно через две недели наших работ и комнаты преображаются, и бабушки очень рады, что мы проводим с ними больше времени. То есть, не просто приехали-уехали, а живем вместе с ними, погружаемся в их жизнь, в их быт, больше с ними общаемся. Можем даже посидеть, чаю с ними попить, больше пообщаться.

Но не только ремонт,  часто это общение. Они рассказывают про свою жизнь нам. Мы с ними общаемся уже больше, чем в наши обычные поездки. Также это медицинская помощь. То есть не просто приехать, лекарствами или чем-то их обеспечить, но и кроме всего прочего, вообще заняться их болезнями, иногда сделать им массаж. У нас были акции, мы собирали деньги на помощь бабушкам, дедушкам, делали им операции, то есть, возвращали зрение бабушкам. Часто наша помощь заключается в том, что нужно просто машину прислать с водителем, отвезти бабушку до больницы. В этом тоже есть нужда. Потому что могут быть трудности с тем, как отвезти от дома для престарелых до больницы человека.

В волонтерских лагерях мы и сами между собой общаемся. Все это весело и бодро у нас проходит. Мы стараемся для себя тоже находить досуг: ездим на экскурсии, устраиваем себе костры, песни поем под гитару.

И хочу кое-что еще показать вам. Еще один вид нашей деятельности. Мы поняли, что не хотим терять истории вообще этих бабушек, этих дедушек. В основном бабушек, потому что мужчины не любят рассказывать про свою судьбу, не сразу открываются, не сразу жалуются на то, что их забыли, покинули, оставили. И решили мы эти истории, которые бабушки нам рассказывают, записывать, чтобы они не потерялись, не были потеряны, и выпускать книги. Чтобы не только в нашей памяти остались эти рассказы, чтобы другие люди тоже могли почитать, узнать, как жили раньше вообще русские женщины в селах и в городах, и как вообще им тяжело приходилось, как они вообще оказались в домах для престарелых. Вот я вам сейчас дам книгу нашу. Вы можете все посмотреть. В книге собраны 20 историй из жизни этих женщин, бабушек, которые они нам рассказали, с фотографиями и с сохранением вообще их стиля и того, как они говорят, как они общались с нами. Просто посмотрите, почитайте. Это очень интересно, но иногда и очень тяжело.

Я тогда расскажу больше еще про нас, про фотографии. Ну, волонтерские лагеря. Например, совсем немного фотографий из нашего лагеря в Тульской области. Обычно мы стараемся как делать – один лагерь в ближней области, желательно в Тульской. У нас в Тульской области очень много домов, они также нуждаются в нашем внимании, в ремонте. Мы приезжаем туда и живем, и общаемся вместе с ними. Потом второй лагерь – лагерь дальний. То есть область, куда мы ездим на поездах. И там, и там живем по две недели. То есть, обычно по два волонтерских лагеря летом – это нормально. А этим летом у нас было аж целых три лагеря. Три дома для престарелых захотели нас увидеть, повстречаться с нами. Ну и мы, соответственно, не оставили их без внимания.

Вот наша Лиза обходит бабушек и дедушек. А это мы вообще еще только собираемся отъезжать. Куча коробок, как обычно. Это уже встречи наши общие, наши общие посиделки, раздача грамот почетных. Уже все собрались. Радуются. Это Саша у нас раздает грамоты, шутливые грамоты,всем волонтерам, которые участвовали в ремонте. Это Федор, наш прораб. Это мы провожаем тех, кто уезжает от нас. А это в доме для престарелых в Тульской области этим летом. Тульские художники, замечательные люди, приехали, поучаствовали в ремонте и вот так вот красиво расписали стены палат. Бабушки потом долго спорили друг с другом, кто вообще будет жить в таких красивых палатах. Ну, собственно говоря, они очень довольны, что теперь у них очень красивые палаты.

Работы физические иногда тяжелые. Но все это окупается. И концерты по ходу этого волонтерского лагеря, мы выезжаем и в другие дома для престарелых, концерты мы тоже устраиваем: шарики, пузырьки, песни – все это обязательно. На экскурсии ездим. Это мы в Туле. То есть, уже просто, чтобы как-то даже успокоиться, немного абстрагироваться от тех тяжелых вещей, которые мы видим, нужно как-то вообще развлекаться и снимать с себя этот стресс, через который мы проходим, поэтому ездим на экскурсии, ходим на речку, гулять. Вот наша Лиза.

Ну, обычно так мы и выглядим, когда мы делаем ремонт. В грязной одежде все заляпанные краской и еще чем-нибудь. Но это нормально.

Еще один волонтерский лагерь хотелось бы показать. Тут фотографий много, но я постараюсь побыстрее. Это уже в августе. В августе у нас был достаточно тяжелый лагерь. Поехали мы на две недели и делали ремонт в двух домах для престарелых. Первую неделю в одном, вторую в другом. Было у нас даже четверо иностранцев: девушка из Германии, две девушки из Испании и одна из Португалии. И все они участвовали во всех наших мероприятиях и в концертах, и даже умудрялись как-то общаться с бабушками и дедушками, несмотря на языковой барьер.

Ну, обычно с кучей таких вещей мы приезжаем и так выгружаемся, вещей еще больше, на самом деле. Первый концерт, конечно. Когда мы приезжаем, мы стараемся сразу дать концерт, чтобы было понятно, кто мы такие, и чтобы было ясно, что мы приехали надолго и готовы с ними общаться и развлекать их.

Это наша Лаура, она приехала из Испании. Она сама в Мадриде работает в социальном центре и общается с пожилыми людьми. Приехала в Россию, чтобы набраться опыта. Мы часто во время концерта поем и показываем какие-то сценки. Вот Лаура выступает. Ну и собственно говоря, и бабушки, дедушки, всему очень радуются, песням, и под гитару, и под аккордеон. Конечно, мы поем те песни, которые они сами знают. То есть, военные песни, песни военных лет, песни середины века. Часто бывает, что к нам люди приходят и говорят, что вот: «Мы не знаем песен. Что делать?». Мы говорим: «Ничего страшного». Если вы 20 раз споете «Катюшу», то вы потом уже ее обязательно выучите.

Так мы живем. Жили мы, например, в здании школы. Раскладывали свои спальники и здесь жили. На работу ходили от этой школы до дома для престарелых. Вот Лаура и бабушка как-то заобщались друг с другом. Это Изабель, тоже из Испании. Тоже приехала поднабраться опыта. Никто не знает русского языка, но как-то все-таки общаются с бабушками. И английский тоже некоторые вообще не знали. Ну, не то, чтобы не знали, но не очень хорошо говорили, особенно девушки из Испании. Поэтому нам тоже с ними приходилось тяжеловато, но все очень радовались.

Это Анна из Португалии. Она замечательно пела. Вообще она очень опытный волонтер, была и в Африке – помогала детишкам там. И вообще занимается с детишками музыкой. И девушки-иностранки, они замечательно работали – вот здесь скамейки – и общались с бабушками и дедушками, и обнимались. Вот Аня Голубкова – наш завхоз.

Вы можете заметить, что иногда в домах для престарелых есть люди пожилые, а иногда достаточно молодые. И не понятно, как они вообще в этот дом попали. Просто в области не всегда бывают специальные учреждения или отделения для молодых инвалидов, и приходится им жить вместе с пожилыми людьми, вместе со стариками. Эта женщина еще достаточно молодая, она просто 10 лет уже лежит и не может встать. Вот у нее была тяжелая история.

Часто мы организуем досуг бабушек и дедушек. То есть мы приезжаем и не просто поем, там, с ними пляшем – мы выводим их погулять, часто выводим их на прогулки и устраиваем им даже экскурсии в другой город. Конечно тем, кому позволяют силы вообще выехать с нами, на автобусе доехать.

Собственно говоря, ремонт. Курилка, отмываем потолок. Отмывали, ну в первую неделю мы отмывали окна, вообще, готовились к зимнему периоду даже. Работы было не очень много, поэтому мы в основном мыли окна и красили веранду, беседку. Некоторые наши волонтеры жили в лесу, в палатках. А по вечерам мы собирались и пели песни. Вот наши иностранки продолжают общаться с бабушками. Кого-то мы выводили погулять.

И надо сказать, что часто у персонала, который работает в домах для престарелых, нет времени, чтобы, например, даже вывести погулять на улицу бабушек и дедушек. Конечно, поздняя осень, зима, весна – это слишком холодно. Но, когда наступают уже более теплые времена, бабушки, дедушки хотят уже как-то выйти, пройтись, погулять вообще, даже как-то активно себя вести. Но часто бывает так, что нет сил и нет времени у санитаров, которые с ними работают. И часто они рады возможности с нами пообщаться, посидеть на улице, поговорить, вот как здесь, например. Да, а на крыше беседки наша Лиза.

Ну, у нас была интернациональная дружба во время этого лагеря. Так и подружились и общались с ними очень хорошо. А иностранцы звали нас к себе и говорили: «Приезжайте к нам и в наши какие-то проекты». Потом, чтобы расслабиться, мы устроили веселый вечер. Все переодевались. А еще мы зарядку устраивали по утрам. Это помогало нам держать себя в тонусе.

Здесь видно, что мы красим крыльцо. Работа была, конечно, тяжелая, потому что приходилось и по лестнице залезать – страшновато было. Но ничего страшного, мы все успели сделать. Самое главное – это все успеть. Успеть и самим как-то друг с другом пообщаться, и все работы успеть сделать, потому что во время второй недели мы уже так не успевали.

Это прощальный концерт, он тоже обязательный. Очень ждут они, чтобы мы попрощались – это сценка про трех танкистов, – чтобы мы пообщались с ними и попрощались тоже.

Лаура, кстати говоря, хотя не понимала русского языка, очень активно взаимодействовала с бабушками, с дедушками, даже, например, приглашала их потанцевать с собой, чтобы они так развлеклись. Хороводы мы устраиваем, веселые какие-то игры, чтобы просто развлеклись и бабушки, и дедушки.

А это мы как раз в кузове грузовика едем до одного дома для престарелых. С кучей вещей, естественно. Это мы с концерта приехали. То есть, опять же тут же и сценки какие-то и песни, и прочие развлечения. Вообще это как раз дом для престарелых замечательный, и директор этого дома занимается, причем, не только престарелыми, но и помогает малоимущим семьям. Когда мы в последний раз приезжали в Архангельскую область, наша Лиза съездила с директором, посмотрела на эти семьи, как они живут, как дети там воспитываются. И после этого, приехав уже в Москву, забила тревогу, попросила помощи у всех людей, которые могут помочь либо вещами, либо деньгами, либо еще как-нибудь. Здесь мы так же проходим по палатам с бабушками. Вот как раз тот дом, до которого ехать нужно было четыре часа по очень страшным дорогам. Конечно, очень красивые места, но ехать далеко приходится. Вот бабушки уже нас ждут, очень радуются. И мы им тоже очень радуемся. Вот концерт. Изабель играет на гитаре. Лаура танцует. В общем, все при делах.

Вот как раз собирать приветы по переписке. Я уже рассказывала, как обычно проходит переписка. И обязательно в каждой области должен быть координатор, чтобы контролировать эту работу. К сожалению,  часто бывают случаи, когда люди соглашаются писать письма, берут адрес, начинают даже писать, а потом куда-то пропадают. Разные бывают причины, но все равно этот процесс нужно контролировать. Бабушки, дедушки, которых, можно сказать, так бросают с перепиской, начинают очень переживать из-за того, что их снова бросили, снова оставили одних. И здесь уже приходится снова искать им новых «внуков», новые пути общения. Обычно просто мы подходим к ним и спрашиваем: «Получаете ли вы письма? Получили ли вы какие-то посылки, подарки?» Естественно координатору приходится быть в контакте со всеми внуками по переписке, с людьми, которые переписываются, чтобы перед поездкой узнавать, какие есть нужды, нужно ли что-то передать, что-то особенное спросить. Мне, например, случалось и посылки принимать, и отвозить их, и фотографии привозить, и спрашивать про нужды.

Эта бабушка – знаменитость всего дома. Она не может ходить и пишет с трудом. При этом она известная в своих кругах поэтесса, выпустила не одну книгу и сейчас подписывает иностранцам эти книги. При этом она двигается с большим трудом, но у нее очень обширная переписка, она с кем только ни переписывается, следит за всеми событиями в стране. Очень активная женщина.

Это прощальный вечер на первой неделе. Очень многие ребята у нас уехали в первую неделю, мы сели, все обговорили, подвели какие-то итоги середины лагеря. Мы получили очень красивые майки. А после этого мы все собрались и поехали уже – это мы на экскурсию поехали, вот как раз вывозим бабушек и дедушек. Ну, тут не только бабушки и дедушки, пришлось пойти пообщаться с руководством, а руководство дома для престарелых сказало, что бабушек и дедушек отпустит, только если мы на автобусе тоже кое-кого из их знакомых довезем. В общем, мы согласились. Конечно, было тесновато, но зато не в обиде. Вот дедушка тоже вышел из дома, прокатился. Посмотрели город Каргополь, очень красивый город в Архангельской области. Те, кто мог, забрались на колокольню.

Это мы уже во втором доме для престарелых. Нам выделили очень хороший корпус, мы очень хорошо разместились. Опять же места там красивые. И начался ремонт. На второй неделе мы уже более серьезно работали. Красили стены, потолок, отмывали пол, новые обои клеили, беседку красили. Ну, обычно у нас просто очень много вещей, нужно очень за многими вещами проследить, чтобы была краска, чтобы мы были всем обеспечены: и инструментами, и материалами, и не приходилось специально ездить что-то докупать. Это Изабель отмывает окна. Как обычно – концерт обязательно. «Катюша» – песня, которую знали даже иностранки, и которую просили написать, чтобы они могли ее тоже петь вместе с нами. Вот, находили мы время для того, чтобы как-то погулять, посидеть, отдохнуть, кроме того, что мы общались и что-то ремонтировали. Вот это как раз беседка, которую мы красили. К сожалению, не успели докрасить, времени не хватило. Мы стараемся, чтобы такого не происходило. Это сами волонтеры. Наши инструменты.

Мы устраиваем иногда такие посиделки, когда можно и посидеть, пообщаться и бабушкам, дедушкам, и нам. В этот раз нас снимали журналисты. Они сняли про нас фильм. Его тоже можно на сайте посмотреть. Вот. Ну, вот так снимали они, например интервью. Наша испанка Лаура на берегу озера. Снимали то, как мы работаем.

А здесь, кстати говоря, один инвалид, который уже на инвалидной коляске только передвигается, сказал, что он тоже хочет нам помочь. Сказал, что хочет красить скамейку на крыльце. Специально попросил у нас краски, ну и начал работать. Мы очень придали ему сил и радости. Вот я бабушку тоже взяла себе в помощницы. Вот прощальный концерт, уже немного осталось совсем. Пришлось нам, конечно, потом и пол скоблить, и отмывать после наших художеств, но ничего.

У нас бывает очень много проектов, очень много мероприятий, когда нам нужны какие-то дополнительные силы, дополнительная либо материальная помощь, либо помощь людей, силы наших волонтеров. Но чаще всего обычно вот как раз те поездки, в которые мы ездим, поездки, в которых мы участвуем – это основной вид нашей деятельности.

В общем, хотела бы показать еще один фильм. Он, наверное, более позитивный, чем тот, который я показывала. Но если есть пока какие-то вопросы, можете задать их. В конце? Ну, тогда фильм.

Полина Федотова: 
Да, у нас обмен. Но, в основном у нас, конечно, главный центр – Москва. Все началось с нее, все идет с нее. И в последнее время – нас не может это вообще не радовать – очень много присоединилось групп из регионов. У нас есть на Алтае очень активные ребята, группа в Питере есть, но она не такая уже активная, они не так часто ездят. У нас есть замечательная группа в Самарской области, они просто молодцы, недавно они получили награду за свою деятельность. Ростовская область, Воронежская область – там всем этим занимаются. Еще у нас замечательная группа ребят в Свердловской области. Очень далеко от нас, там на поезде ехать. Мы не можем ехать в такие отдаленные районы, а они мало того, что сорганизовались, они проводят какие-то свои акции, сами собирают там и подарки, и вещи какие-то. 

Ну и конечно, самое главное у нас – это отчетность. И на нашем сайте всегда можно и фотографии посмотреть, и отчеты о поездках, и какие-то пожертвования – все можно посмотреть в специальных разделах. То есть, мы ведем учет всего того, что нам пожертвовали и принесли, и на что мы потратили деньги.

В принципе, да. В регионах сейчас все это очень здорово развивается. Иногда бывает так, что в одном городе появляется несколько групп «Старость в радость». И приходится потом разбираться, какая из них вообще официальная, имеет связи с центром, а какая нет.

Алим Эркенов, г. Кисловодск: 
А вы просили помощи у властей? Ну, хотя бы чтобы с транспортом они помогали.

Полина Федотова: 
Ну, чаще всего это просто никаких результатов не дает. Нам, например, я уже говорила, обещали помещение. Но помещение нам так и не выделили, пока мы обходимся своими силами и своим подвалом, можно сказать. Вообще было пожертвование, по-моему, от «Единой России», я сейчас могу не вспомнить, потому что это было давно. Опять же все мы делаем своими силами и с помощью других каких-то фондов. Просто так даже иногда быстрее и не приходится чего-то искать, просить. Просто сейчас мы уже можем позволить себе такое. Раньше, два-три-четыре года назад – да, было тяжело, и мы как раз думали о том, что было бы хорошо, если бы мы разрослись, было бы больше людей, и нам оказывали большую помощь. Сейчас мы сами себя можем обеспечить. 

Но с транспортом – да. С транспортом приходится просить обычных людей, вот как мы с вами. Но, например, мы договорились, нам в некоторых областях присылают машины от соцзащиты. То есть, в принципе, они не должны этого делать, но они идут нам навстречу. Это очень здорово.

Алим Эркенов, г. Кисловодск: 
Тут я увидел видео и послушал, и, если честно, для меня это очень-очень дико показалось, что люди так могут бросить своих родителей. Просто эти родители столько лет воспитывали – ну для меня, вот про себя я скажу. Я работаю с семи лет. Домашнее хозяйство, с семи лет я работаю на домашнем хозяйстве. Мой отец никогда не говорил доброго слова. Я всегда уважал его. Просто с одного вида. Понимаете?! Достаточно строго. У меня даже мысли не появится бросить своих родителей. Понимаете? Ну, они вырастили. Вот какие причины бывают? Что они говорят? Просто для меня это дико. Вот, какие они называют причины, почему их бросают?

Полина Федотова: 
У вас другое воспитание. В общем да, я понимаю. Мы таким воспитанием не можем похвастаться, к сожалению. 

Значит, какие бывают причины? Часто бывает, что человек остается совсем один. Тут никто не виноват. Вот у меня был такой случай. Моя бабушка, с которой я переписывалась лично, когда я к ней приехала – я ее видела вообще только один раз в жизни, потому что она потом умерла от рака – это была моя первая поездка вообще. Мне было всего 17 лет, я, конечно, всего боялась, но потом как-то влилась в это дело. Она рассказала мне про свою жизнь. Никто не был виноват в том, что она оказалась в доме для престарелых. Она была замужем. То есть, у нее была семья своя. Она не смогла родить ребенка, потому что она потеряла первого, она не смогла больше иметь детей. Потом у нее умер муж. Она оказалась совсем одна. Ну, у нее были родственники, какие-то совсем дальние - двоюродная племянница, да. Вот когда я к ней приехала, оказалось, что и она тоже уже умерла. Часто бывает так, что человек совсем один остается и не может сам о себе позаботиться.

Другой, конечно, вопрос, когда человека оставляют его более близкие родные и его дети. Я знаю, много есть пожилых людей, у которых даже не один ребенок есть: там один-два, трое сыновей. И да, его оставляют в доме для престарелых. Что бывает причиной? Бывает, что есть сыновья, есть дети, но они уехали куда-то очень далеко, в города работать. Они не могут забрать пожилого человека к себе, потому что у них у самих семьи.

Алим Эркенов, г. Кисловодск:
Почему семья? Это же одна семья. Понимаете, вот для меня радость – это будет не то, что я сейчас живу-работаю, то, что вот я постарею, я буду старым человеком, я буду сидеть, вокруг меня будут бегать мои внуки. Понимаете? Хоть это будет маленькая комната, без разницы. Больше этого ничего нет в этой жизни. Мы ради этого живем. Экономика – все придумано ради этого, чтобы была достойная старость. Правильно? Не обязательно быть богатым.

Полина Федотова: 
Не обязательно. 

Алим Эркенов, г. Кисловодск:
Переезжают в другие города. Почему они, когда переезжают в другие города, не думают о своих родителях?

Полина Федотова: 
Вот не такое у нас воспитание, как у вас, опять же я повторяю. Ну, понимаете, бывают самые разные ситуации. Мы часто между собой обсуждаем то, что иногда не надо обсуждать, надо вообще понять, как такое случилось. Да, конечно, хорошего в этом нет ничего, в том, что забывают своих родных. Да, бывают такие люди, у которых нет таких сильных моральных качеств, и они могут просто уехать и забыть. Бывает такое, бывает. И мы ни один раз такое видели. И бывает, когда пожилые люди перед нами плакали и говорили: «Почему же нас покинули наши дети?». Мы ничего не можем сделать. Мы не можем поменять то, что есть в мире такие люди, которые могут бросить пожилого человека. 

Но в большинстве случаев бывает не так. Иногда бывает, что бабушки, дедушки сами идут в это место. Тут тоже их можно понять, они не хотят быть обузой для своих родных. У них тоже есть, получается, гордость, они предпочитают скорее уйти в такой дом, чем остаться со своей семьей. Какие есть для этого причины? Они могут рассуждать так, что их семьям – например, есть у пожилого человека семья, сын, дочь – им нужно много работать. Бывает так, что они и ухаживают, и кормят, и есть у пожилого человека жилье, все есть, все нормально, всем обеспечен. Но бабушка или дедушка уходят в дом для престарелых, говорят, что, во-первых, здесь уход лучше. То есть уже есть специально обученные люди, которые все свое время тратят на уход. Во-вторых, в обстановке такой, когда вокруг тебя люди твоего возраста, и с ними, может быть, легче найти язык, чем со своими родными, и в такой обстановке как раз когда можно с другими людьми как-то познакомиться, пообщаться. И, в-третьих, чтобы как-то не напрягать своих родных. Часто они так и говорят, причем, с гордостью говорят, что «я ушел, я не хочу, чтобы мои родные, мои сыновья как-то тратили на меня свое время, здесь мне лучше». Но их посещают их родные и не бросают.

Ну, просто, действительно, разные бывают ситуации.

Алим Эркенов, г. Кисловодск: 
У нас есть один хороший опыт на Северном Кавказе. Каждый праздник – у нас вообще нет домов престарелых, есть бедные люди, у нас нет фондов, ну, в основном нет фондов, куда деньги можно было бы скидывать, чтобы эти люди ходили, помогали – все люди собираются, ходят по бедным людям, покупают им еду, покупают им одежду. Понимаете? Если бы это было по всей России... Вот чисто обмен опытом. Просто подумать. Я хочу поблагодарить вас. Мне даже говорить тяжело после того, что я увидел. Очень хочу поблагодарить вас и похлопать вам. Я не знаю, все поддержат меня, наверное, здесь. Я хочу вам похлопать. 

Полина Федотова: 
Спасибо. Тут можно не только мне похлопать, вообще нашему директору фонда, тем людям, которые этим занимаются.

Алим Эркенов, г. Кисловодск: 
Всем вам, кто занимается, я хочу похлопать. Спасибо. 

Полина Федотова:
Еще хотелось бы сказать, что да, действительно жалко, что волонтерство, к сожалению, не так сильно развито, как хотелось бы. Что многие другие организации, которые – не только наша организация, но и, например, фонды, которые заботятся о детях, об инвалидах, о бездомных людях – тоже продолжают нуждаться и в деньгах, и в людях, и во всем этом тоже. Я говорю, мы много стараемся сделать, но еще много предстоит сделать, хотелось бы сделать. И планов у нас также много. 

Я покажу еще один фильм, если вы еще не устали и готовы смотреть. Это просто взгляд со стороны, он, может быть, не такой официальный. Это волонтерский лагерь наш. Самый первый – 2009-й год. Вообще, первый такой волонтерский проект в России был, когда собралась группа людей, которые за свои деньги купили стройматериалы и что-то там ремонтировали, и устроили концерт. Взгляд просто на обычную жизнь. Там сейчас будут зачитывать статью волонтеры из «Московского комсомольца».

Вот так, в общем. Ну, я уже много рассказала и про нашу организацию, про наш фонд, про то, как мы ездим. Хотелось бы закончить на позитивной ноте. Нам часто и журналисты, и обычные люди задают вопросы: зачем мы этим занимаемся? каковы наши цели? почему мы помогаем людям, которые все равно уже скоро ни в чьей помощи нуждаться не будут? Мы обычно отвечаем, что насколько можем, мы пытаемся им помочь, пытаемся сделать их жизнь, даже какие-то последние месяцы, последние годы жизни более светлыми, радостными, более веселыми, показать, что они еще важны для нас, что для нас важно то, что они сделали в этой жизни, для своей семьи, для нас. Сказать им спасибо за то, что они есть, за то, что они были.

В общем, как я уже сказала, у нас есть сайт starikam.ru, вы можете зайти, посмотреть, возможно, в чем-то поучаствовать. У нас уже за пять лет весьма сплоченная команда. И все наши мероприятия и поездки, волонтерские лагеря проходят хотя и с трудом иногда и требуют очень больших затрат моральных и физических, но все равно очень весело и позитивно. Мы стараемся эту радость, этот позитив подарить тем людям, которые в этом нуждаются.

Я рассказала только про одну сторону волонтерской деятельности, про проблемы общения с пожилыми людьми. Есть еще много других организаций, которые также нуждаются в помощи людей.


комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика