Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Листая прессу

Сталин и Гитлер. Анатолий Берштейн

28.03.2013

Одно из недавних ток-шоу на немецком телевидении было посвящено вопросу: «Можно ли карикатуризировать Гитлера?» Модератор привел цифры: в последнее время во многих, даже респектабельных журналах типа «Шпигель», особенно в журналах сатирических, увеличилось количество карикатур на Гитлера, притом на обложках. Модератор поставил вопрос: «Правильно ли это? Не является ли карикатуризирование Гитлера опасным — с той точки зрения, что он становится как бы комиксным персонажем, а следовательно, не таким страшным, как был в реальности?»
И вот в студии собрались разные журналисты, чтобы обсудить эту тему. Одни говорили: нельзя карикатуризировать Гитлера, это не сатирический персонаж, это планетарный злодей, это кошмар немецкого народа, надо всегда помнить, что он натворил. Другие: в общем-то, можно, почему бы нет, но только в других странах, в Германии опять же нельзя. А вот редактор популярного сатирического журнала (очередная публикация Гитлера на его обложке и послужила поводом для разговора), человек другого поколения, чем его старшие коллеги, лет тридцати-тридцати пяти, посчитал, что можно, ведь они рисуют Гитлера в отрицательном контексте. И вообще пора бы уже не так серьезничать с Гитлером, в том смысле, что столько времени прошло, для молодежи он — ископаемая фигура, так зачем все время водить экскурсии, чтобы о нем вспоминать. К слову, молодой редактор вспомнил о фильме Чаплина «Диктатор» — мол, Чаплин снимал смешного Гитлера, а ведь шел уже 1940 год. Ему, правда, сразу парировали: оказывается, уже после войны Чаплин заявлял, что если бы он знал, во что все выльется, он никогда бы не снял «Диктатора».
Вот такая дискуссия получилась. Я тогда, конечно, подумал о нас, о Сталине. Многие не хотят ставить знак равенства между ними. И я не собираюсь пускаться сейчас в эту дискуссию. Но подумалось мне о Сталине. А так как у нас отношение к этому историческому персонажу официально неопределенное, в обществе диаметрально противоположное, то можно услышать о Сталине и в сатирическом ключе, и в гламурном, и в резко отрицательном, и в державном. То есть у нас его и проклинают, и восхваляют или вообще почти не знают, кто это такой.
И вот, несмотря на то, что эти опросы уже приелись, тем не менее, я предложил читателям своего ЖЖ ответить все же на вопрос: Who is mister Stalin? И как к нему надо относиться?

Я предложил следующие варианты ответов:
1. Великий вождь
2. Тиран и убийца
3. Эффективный менеджер
4. Противоречивая фигура: много заслуг, но и виновен в массовых репрессиях
5. Он выиграл войну, и этим все сказано
6. Он уже умер 60 лет назад, и оставьте его в покое
7. Другое мнение

В результате читатели моего журнала, в основном, отвечают на вопрос «Кто есть Сталин?» категорично и однозначно — «тиран и убийца». Что ж, у меня такое же мнение. Подобное, наверное, притягивается к подобному.
Коротко все же поясню, почему я делаю такой выбор и даю такое определение. Конечно, я понимаю, что Сталина надо рассматривать в контексте времени — как чудовище, порожденное революцией и гражданской войной; можно дискутировать и о его двойственности, оценивать результаты его «галерного» труда, если возможно, без учета массовых репрессий, спорить о его роли в войне и даже о медицинской состоятельности. Я понимаю, что в истории не все так просто, что, наверное, такое определение есть ее явное упрощение, и вообще, мнение не историческое, а человеческое, эмоциональное. Но оно перевешивает для меня все.
Для меня злодей вообще, по определению, не может быть великим. Еще раз повторю, да, правы те, кто скажут: «Это эмоции». Но это, если так можно выразиться, нравственные эмоции. А нравственная оценка выше «эффективности» государственного менеджмента. Говоря о том, что Сталина надо рассматривать в контексте времени, хочу сказать, что «реальную политику» выдумали как раз циничные политологи, которые заставили нас поверить, что политика — это априори грязное дело. И хочу напомнить, что даже в эпоху Ивана Грозного был Федор Колычев.
В общем, есть ценностные приоритеты. И для меня цена человеческих «издержек» намного выше «результатов», за счет них достигнутых.
Есть такие ситуации, когда отбрасывается вся неоднозначность, и остается суть, существо. А по существу Сталин — тиран и убийца. И пока не будут его «эффективные» методы руководства признаны преступными, пока он не будет однозначно признан таким же преступником у нас, как Гитлер в Германии (несмотря на автобаны и Магнитку), до тех пор будет невозможно движение вперед, по пути европейской и по-настоящему христианской цивилизации.

Говоря о «по-настоящему христианской», я не имею в виду противопоставление церквей. Наоборот. Хотя я только подчеркивал истинно христианские ценности, которые, я так понимаю, у двух церквей-сестер должны быть одинаковы.
Да, мне кажется, что европейский путь, с сохранением своих особенностей, но с европейской моралью нам подходит больше, чем просто евразийская модель особой русской цивилизации и особого пути. Иногда мне вообще кажется, что мы стремимся занять какое-то место, которого просто нет. А что касается восточного пути — мы не азиаты. Все-таки изначально, когда строилось государство, Киевская Русь была восточно-европейской страной.
Но это так в теории. На практике я вижу совсем другую тенденцию. И это меня печалит. Все дальше и дальше от мечты. По-моему, на этом новом-старом пути нас ждут очень привычные, «родные» вещи, которые не принесут ни славу России, ни счастья ее гражданам. Проходили. Проверено на собственной шкуре.



комментарии (1)


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика