Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Листая прессу

Народному избиркому требуются

17.08.2013
Орешкин Дмитрий

Детали совместной акции «Новой газеты» и проекта «Гражданин наблюдатель» на предстоящих выборах мэра Москвы

 

Прежде всего спасибо всем, кто откликнулся на первую публикацию (см. «Новую» от 12 августа 2013). Откликались по-разному и в разных жанрах. Многие пошли на сайт www.nabludatel.org и записались на курсы подготовки. Это очень хорошо — волонтеры нужны. Один весьма уважаемый человек позвонил в редакцию и предложил помещение для подготовительных курсов. Огромное спасибо, как раз помещений нам сейчас не хватает. Ну а кто-то отреагировал на форуме. Тоже полезно, хотя по-другому.

Дама под ником Анна Шевцова пишет: «Хочу голосовать за Митрохина. Я хочу, чтобы это громко, публично сказал Навальный». Отличная мысль. Жаль, в этом избирательном наказе не упомянуто про столбовую дворянку и владычицу морскую. А так все верно: пусть Навальный будет голосовать за Митрохина, Левичев за Мельникова, а Собянин за всех своих конкурентов сразу. И будет нам счастье.

Почему это полезно? Потому что становится ясно, какие мы все-таки разные. И ведь каждому все предельно ясно! Уважаемой Анне очевидно, что приличные люди должны голосовать за Митрохина. И уж тем паче Навальный! Другие полагают, что каждый приличный человек обязан отдать голос за народ и за справедливость. То есть за Мельникова. А кто нет — тот проплаченный Кремлем (или Госдепом) агент.

Пламенный борец под ником Юрий Воронов мыслит шире:

никогда еще он не видел такой «концентрированной, откровенно демшизовой демагогии» со стороны «спецлиберала» Орешкина, который по заказу Кремля (тут Госдеп уже не проходит) подло торпедирует усилия сторонников бойкота «фуфловыборов» и «выборных профанаций».

Спасибо.

Действительно, сколько голов — столько умов. Вот и хорошо. Пусть несгибаемый Юрий Воронов продолжает свой «организованный, активный бойкот». Трудно описать, как в Кремле обрадуются, если голосовать останутся только военнослужащие, полиция, пациенты больниц, бюджетники на коротком поводке, мертвые души и прочий «управляемый электорат». Они за зубцами прямо все трепещут, когда спецслужбы доносят, что за организацию бойкота взялся сам Юрий Воронов. Так что бог в помощь!

Мы же в рамках проекта «Народный избирком» терпеливо продолжим наращивать гражданское давление на организаторов «фуфловыборов», чтобы голос каждого гражданина, поданный в меру его самого прихотливого разумения, был добросовестно учтен. Можно, уважаемый г-н Воронов?

Из разумных соображений, которые удалось получить, отмечу два.

 

Выборка

Почему не все участки берем под наблюдение? Потому что людей не хватает. И еще потому, что для корректного результата за глаза хватит выборки в 10%. И еще потому, что лучше сконцентрировать усилия трех-четырех волонтеров на одном участке, чем бросать по одному на каждый, где его задурят, обманут или просто вытолкают на порог.

И еще потому, что в волонтеры тоже идут весьма разные люди и между ними необходим взаимный контроль.

Вы на карте можете случайно попасть пальцем в участок, где все чисто (такие, особенно в центре Москвы, обычно преобладают). А можете, наоборот, в такой, что волосы дыбом. Нельзя судить о городе по данным с одного, двух или трех участков. Равно как нельзя судить о настроениях народа, выслушав одного, двух или трех радетелей, яростно убежденных, что именно их-то Бог и сподобил уловить глубинные нужды и чаяния Земли Русской. А начиная с какого количества можно?

На этот счет в теории вероятностей и математической статистике есть свои формальные правила — и они учтены. Но простая житейская практика наглядней. По массе разнообразных причин, среди которых есть доброкачественные (специфика местных избирателей) и недоброкачественные (фальсификат), официальные результаты заметно колеблются от участка к участку. Вот и проверим, сколько участков надо наугад взять из всей генеральной совокупности, чтобы составить о ней достаточно адекватное представление. Для пробы возьмем подряд каждый десятый, каждый двадцатый и каждый сотый протокол из официальных списков ЦИК. Можно для пущей наукообразности использовать для отбора генератор случайных чисел — результат, по сути, не изменится.

Практическая репрезентативность выборок по итогам голосования 4 декабря 2011 г. в Москве

ВЫБОРКА

 

ЕДИНАЯ
РОССИЯ

КПРФ

СПРАВЕДЛИВАЯ
РОССИЯ

ЛДПР

ЯБЛОКО

ПАТРИОТЫ
РОССИИ

ПРАВОЕ
ДЕЛО

все участки
(«генеральная совокупность»)

 

46,6

19,4

12,1

9,5

8,6

1,3

0,8

каждый 10-й (10%)

 

46,5

19,4

12,1

9,5

8,7

1,4

0,8

каждый 20-й (5%)

 

46,7

19,4

12,0

9,4

8,7

1,4

0,8

каждый 100-й (1%)

 

47,7

18,3

11,6

9,2

9,3

1,4

0,7

Раздувать выборку выше 10% явно нет резона — точность и так уже в пределах десятой доли процента. По совести, вполне хватило бы выборки в 5% — оценка все равно получается с отклонением не более плюс-минус 1. Но уж перестрахуемся на всякий случай.

А вот выборки в 1% (из общего числа городских участков 3411 это будет всего 34 участка!) маловато будет. Хотя и здесь, если удовлетвориться стандартной точностью социологических замеров (плюс-минус 3%), можно было бы обойтись. Для самой грубой прикидки, понимая ее недостаточную корректность.

Но мы должны быть максимально корректны. Поэтому — 10%. Если получится, что результаты кандидатов в подконтрольной выборке (где жульничать с подсчетом заведомо трудней) и во всей генеральной совокупности расходятся более чем на 1—2 процента — это однозначное свидетельство воровства. Не для суда, конечно, — ваш покорный слуга не раз ходил на электоральные судилища, всякий раз с замиранием духа ожидая: какой же новый рекорд поставит данный конкретный судья при умножении «два на два»? Вы знаете, очень разных результатов добиваются наши замечательные тренеры. Главное, всегда незаурядных! Иной раз у них Фемида скачет, как Елена Исинбаева, под пять метров. Непринужденно выбегает из 10 секунд на двухсотметровке, вдвое опережая Усейна Болта. А то вдруг задумается на старте — да так там и уснет года на два.

Отсюда второй важный вопрос

 

Что дальше и зачем?

Геннадий Дубинин спрашивает: «Нельзя ли взять под контроль ТИКи?.. Тем легче будет потом в судах». Замечание резонно в том смысле, что именно на уровне между участковой избирательной комиссией (УИК) и вышестоящей территориальной избирательной комиссией (ТИК) и происходит основной объем фальсификаций. Это правда.

Но мы решаем проблему даже радикальней, чем предлагает читатель. Прямо с участка наблюдатели отправляют протокольные данные в информационный центр Народного избиркома. Вообще минуя уровень ТИК за ненадобностью! Таким образом минимизируется риск подтасовки и ускоряется процесс.

Другое дело, что в значительной части ТИК (и УИК тоже) у общественных наблюдателей уже появились свои люди — они прошли туда с полным соблюдением закона как выдвиженцы общественных, политических, профсоюзных и бог знает каких еще объединений и движений. Но это не столько для облегчения технической процедуры независимого подведения итогов, сколько для последующих судебных битв — о чем Геннадий Дубинин вполне разумно и предупреждает.

В этом есть своя проблема. Более двух тысяч волонтеров, набравшихся боевого опыта в электоральных кампаниях 2011-2013 гг., ушли в избирательные комиссии разного уровня на позиции членов с правом решающего голоса. Они свое дело сделают — прежде всего как специалисты по юридически правильному оформлению претензий и грамотному свидетельствованию в суде, если возникнет такая необходимость. Горького опыта наблюдений за ужимками и прыжками электоральной администрации они хлебнули более чем достаточно.

Но зато, поднявшись на этаж вверх (и это очень хорошо!), они оголили низовой уровень, для работы на котором нужны еще сотни и сотни волонтеров.

Суды — вообще особая история. Там дела в нашей Российской Федерации обстоят даже хуже, чем в избирательных комиссиях.

В комиссии, просто по законам статистики, всегда есть шанс встретить двух-трех самостоятельных и не слишком зашуганных властью людей. А профессиональный судья — он один. У власти сидит как на ладошке. Насквозь прозрачный и зависимый.

Со всей его карьерой, зарплатой и казенной квартирой. Может, и рад бы судить по закону — а приходится по звонку.

Взять суды под гражданский контроль — это совершенно отдельная задача, которая будет посложнее, чем с выборами. Но стратегия, в общем, та же: добиваться судов присяжных (читайте Л. Никитинского) и обеспечивать их независимость от власти.

Но это потом. Не все сразу. Россия такая страна, что в ней быстро получается только что-то совсем уж отвратительное. А все более-менее приличное делается медленно, с ошибками, скандалами и неправильностями.

Вот и сейчас, чтобы помочь в разгребании чуровской грязи, требуются две вещи: первое — участие в выборах; второе — увеличение числа волонтеров на сайте www.nabludatel.org.

Следующий текст будет о том, как и почему люди действуют и голосуют правильно и как — неправильно. Не в смысле за кого надо, за кого не надо, а в смысле минимизации возможного фальсификата.


 





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика