Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Семинары проекта «Я-ДУМАЮ»

Социальное самочувствие России

30.03.2014
Евгений Гонтмахер
10.30 – 12.00

Евгений Шлемович Гонтмахер

Экономист, член Комитета гражданских инициатив

 

Евгений Гонтмахер:

Я действительно экономист, доктор экономических наук, замдиректора Института мировой экономики и международных отношений РАН, профессор ВШЭ, поэтому экономист – это правильно. Но я буду рассказывать о социальных проблемах. Эта часть экономики не очень популярна, потому что у нас экономика ассоциируется с тем, как заработать деньги, бюджет, прибыль, рост ВВП и т.д. А социальные вопросы – это трата денег. Я сейчас довольно плотно работаю с А.Н. Кудриным, Белоусовым и пр., для которых социальные вопросы – довольно сложная тема, учитывая, что наша экономика тормозит. В прошлом году темпы роста ВВП были около 1,5%, а промышленное производство было на нуле. Этот небольшой рост ВВП был связан с ценами нефти и газа, был неплохой урожай в сельском хозяйстве. В этом году даже официальные прогнозы говорят о том, что наша экономика не вырастет. Что это значит для социальных вопросов? Это значит, что денег на то, чтобы обеспечивать социальные программы, то есть уровень жизни нашего населения, будет меньше, чем в прошлом году. Это большая проблема.

Я начал с этого, потому что мы живем так, как мы работаем. Это должно быть понятным. Я помню дефолт 1998-го года. Я сидел 19-го августа в кабинете Ясина, он тогда был министром «без портфеля», а я был начальником департамента аппарата правительства России. Ему звонит жена и говорит, что у нас дефолт. Я это помню. Потом экономика быстро росла, было 5-7% роста в год, до 2008-го года. Сильно увеличились пенсии и зарплаты, расходы на образование и здравоохранение. В 2009-м году было резкое падение, а потом опять пошел рост. Так вот, сейчас мы достигли уровня 2008-го года, когда был самый пик нашего роста. Тогда социальные стандарты повысились. Теперь у нас с экономикой все не сильно хорошо будет в ближайшие годы, а стандарты-то остались. Возникает проблема несоответствия. По европейским меркам социалка у нас довольно слабая, у нас даже расходы на образование и здравоохранение в доле ВВП примерно в два раза меньше, чем в европейских странах. Но даже эти стандарты экономика выдержать не сможет, тем более, что у нас в последние пару лет сильно возросли расходы на оборону, полицию, крупные стройки типа Олимпиады, саммита во Владивостоке и т.д. А эти деньги можно было бы дать на социальные проекты. Поэтому ближайшие годы с точки зрения социальной сферы будут достаточно сложными. Это надо понимать.

Это означает, что платность в образовании будет расти, в ВУЗах будет становиться меньше бюджетных мест, и то, только там, где есть потребность, они будут оставаться. В школах, я думаю, какой-то минимум будет бесплатным, но остальное будут платить родители. В здравоохранении уже сейчас происходит перераспределение в сторону платных услуг, то есть, для значительной части людей (а Россия еще страна не богатая, по мировым меркам) просто не будет возможности воспользоваться качественной медициной. 7-го мая 2012-го года Путин подписал указы о резком повышении зарплаты бюджетникам – врачам, учителям и т.д. Это уже происходит. В регионах учителя стали резко больше получать, то же самое и в здравоохранении, в учреждениях культуры. Для Путина это важный политический параметр, который он объявил, он за это спрашивет, так что, туда и на пенсии будут направляться все деньги. В России около 40 млн. пенсионеров. Это значительная часть электората. У нас весь электорат 100 млн. человек. Не все они ходят на выборы, но все же. Понятно, что пенсионеры должны правильно голосовать. А для этого никоим образом невозможно снижать пенсии. Так что их увеличение, хотя бы на инфляцию, будет. А вот все остальное – нет.

Уже сейчас в большинстве регионов не хватает денег на капитальных ремонт школ, больниц, закупку нового оборудования. Снижается занятость. Сейчас идет процесс оптимизации больниц, поликлиник, школ и т.д. Тенденция уменьшения занятости понятна, потому что на оставшихся мы можем достичь вот этих параметров, о которых Путин заявил. Эта ситуация является искажающей для социальной сферы, ведь для оказания в больнице качественной услуги недостаточно, чтобы врач получал хорошую зарплату. Нужно еще оборудование, помещения, лекарства.

Я назвал свою лекцию «Социальное самочувствие России». До 2008-го года самочувствие было хорошее, оно улучшалось. Обратите внимание, что в 2006-2008-м году одним из признаков хорошего самочувствия был кредитный бум. Люби массово стали брать кредиты под все, даже под мобильные телефоны. Начали пользоваться ипотекой. Это стало делаться, потому что появились уверенность и надежда. Что такое взять кредит? Это значит, что вы уверены в том, что с вами будет через 10-15 лет, что вы сможете этот кредит отдать. Кстати, то повышение рождаемости, которое произошло и в этом году заканчивается, тоже было связано с тем, что молодые семьи увидели перспективу. Все-таки, мы живем в стране европейского типа, кто бы что ни говорил, где люди сами решают, сколько у них должно быть детей, исходя из материальных соображений. Конечно, не только из них, есть какие-то привычки, установки, но все-таки хочется дать ребенку определенный стандарт жизни, это входит в систему европейских ценностей. Хотя в целом ряде мусульманских стран – в Египте, Тунисе – тоже происходит снижение числа рождений. Это происходит потому, что и в этих странах по мере роста экономики приходят к тому, что рождение ребенка это не просто физиологический акт. Это ответственность и достаточно большие затраты.

В 2008-2009-м годах, когда был кризис, правительство сделало все, чтобы смягчить социальные последствия. Тогда практически не упали доходы, хотя было существенное падение, особенно доходы тех, кто зависит от государства – пенсионеров, бюджетников и т.д. Были резервы. Не допустили безработицы. Большие деньги дали работодателям, чтобы они содержали рабочие места, которые уже были неэффективны. Вы понимаете, что кризис – это когда работодатель освобождается от неэффективных рабочих мест. Это классика, во всем мире растет безработица. Но в России дали деньги на эти зарплаты.

Но сейчас мы встали в ситуацию, когда у нас достаточно длинный период времени не будет роста экономики. И люди это чувствуют. Это показывают опросы. У людей немного тревожное самочувсвие, как планировать свою жизнь, в смысле уровня жизни, особенно у тех, у кого семья. У кого нет семьи, это люди более мобильные, они много чего могут сделать, а для тех, кто уже вошел в зрелый возраст, это необходимость. Это общая картинка.

Теперь о конкретике, которую вы должны понимать. Социалка многообразна. Это и здравоохранение, и образование, и пенсионная сфера, и демография. Хочу немного сказать про демографию, это принципиально важно. По официальной статистике количество рождений в абсолютном выражении увеличивается. Даже в прошлом году (это рекорд за 20 лет) количество родившихся было больше, чем тех, кто умер. Был позитивный прирост. Небольшой, но был. Это важный момент, но это было только год. Боюсь, что в этом и в последующие годы вряд ли такое будет, потому что рождаемость связана не с абсолютным показателем, а с рождением на одну женщину. Это совокупный коэффициент рождаемости. Демографическая классика заключается в том, что период детородного возраста женщины с 16-ти до 43-х лет, хотя сейчас медицина позволяет рожать и позже. Так вот, для того, чтобы население страны увеличивалось, средняя женщина должна рожать 2,1 ребенка. Кто-то не рожает в силу состояния здоровья или нежелания. Сейчас ни в одной развитой стране такого коэффициента нет, только в США недавно это было, сейчас там 2. В России этот показатель сейчас 1,5. Благодаря тем мерам, которые были предприняты – и материнский капитал, и пособие – эта цифра немного возросла. Был 1,3. Но не 2,1. В Щвеции больше, чем в России, но тоже не 2,1. Там 1,8, во Франции 1,7. В развитых исламских странах этот коэффициент пока больше, чем 2,1, но он быстро снижается. Даже там через пять-десять лет женщина будет рожать меньше, чем двоих детей. Это глобальный сдвиг. Его можно оценивать по-разному. Происходит старение населения, увеличивается продолжительность жизни, возникают проблемы, потому что часто пожилые люди не могут работать. Кто-то им должен платить пенсии, им надо обеспечивать здравоохранение – много разных социальных расходов. Это цивилизационная проблема, которая в разной степени относится к каждой стане, за исключением наименее развитых африканских стран, где рождаемость огромная, продолжительность жизни не очень высокая и т.д. 2/3 стран мира сюда попали. В Японии средняя продолжительность жизни 80 лет, а в России 70 лет. В этом смысле, у нас еще есть перспективы роста. Рождаемость в Японии чуть больше единицы, в Испании и Италии 1,1. Это означает депопуляцию. В России ситуация чуть лучше, потому что к нам едут мигранты (я имею в виду тех, кто принимает гражданство). Есть трудовые мигранты, которые не являются гражданами Российской Федерации, которые не входят в численность нашего населения. Из них мало кто получает российский паспорт. Но есть и несколько сот тысяч людей в год, которые принимают гражданство. Это русскоязычное население, которое переезжает с Украины, из кавказских республик и т.д. У нас сейчас такая демографическая волна. Вы знаете этот термин, связанный с Великой отечественной войной. Вы знаете, что в период войны рождаемость была крайне низкая. Потом сразу был baby-бум в СССР, потому что солдаты вернулись с фронта, все стали рожать. Это нормально для любой страны. Тогда родилось большое количество молодых людей, через 20 лет эти люди сами стали рожать, и т.д. Сейчас мы находимся в конце вот этой очередной волны. Сейчас рожают внуки этой волны. А потом яма. Поэтому сейчас у нас станет существенно меньше детей, в абсолютном выражении тоже. Вот этот коэффициент, на одну женщину, может даже повыситься или снизиться, но несущественно. Посмотрим. Но абсолютное количество детей точно понизится. Демография, как и математика, наука точная.

Таким образом, демографическая ситуация в ближайшие годы ухудшится, количество детей будет небольшое. Женщины должны должны сидеть с детьми, потому что в целом ряде регионов не хватает детских садов. Вы знаете, что у нас по закону с ребенком можно сидеть до 3-х лет, сохраняя трудовой стаж. Но часто сидят и больше. Это означает, что через 15-20 лет у нас будет очень маленькое количество работников, тех, кто входит в трудовой возраст. На смену придет это малочисленное поколение. Эти волны очень болезненны для рынка труда, потому что вот сейчас, например, рождается много детей, через 20 лет эти дети выдут на рынок труда, а будут ли для них места? На Западе молодежная безработица – очень большая проблема. Выпускники школ и ВУЗов не могут найти работу. В некоторых странах треть молодых людей просто не знают, чем заняться. И мы к этому тоже идем. Это минусы. В чем плюсы?

Плюсы современного рынка труда заключаются в том, что пожилые люди 60-65-ти лет из-за прогресса в здравоохранении имеют нормальное здоровье. 55 лет для женщин и 60 для мужчин – срок выхода на пенсию – это не российское изобретение. Впервые в конце 19-го века это было введено в Германии при Бисмерке как система пенсионного страхования. Мужчина-рабочий, который был занят физическим трудом, когда была тяжелая промышленность, в 60 лет был уже абсолютно нетродуспособен, а женщина в 55 лет. Сейчас, даже в России. это практически ушло. У нас сейчас тяжелым физическим трудом занимаются не так много людей, люди занимаются интеллектуальным трудом, занимаются своим здоровьем. Обратите внимание, что в 60 лет человек абсолютно конкурентен на рынке труда. Он здоровый, он имеет опыт. В развитых странах существует система «непрерывного образования», когда ты постоянно учишься. Все быстро развивается, быстро меняется, через пять-десять лет, если вы не приобретете новые компетенции, навыки, знания, вы никому не нужны. В развитых странах эта система «непрерывного образования» работает. Люди в 60 лет знают примерно то же, что и выпускники ВУЗов, но они опытнее. Работодатель смотрит, кого взять. И выбор часто делается не в пользу молодых. У нас это молодое поколение многочисленно, и через 20 лет будет проблема, где работать. Так что, если мы будем развиваться в этом направлении, то мы одну проблему решаем, но получаем другую. У нас пока мало об этом думают люди, которые принимают решения, потому что мысли ходят близкими ориентирами – два-три года.

В федеральном бюджете на 2014-2015-2016-й годы заложено снижение расходов на здравоохранение и образование. У нас школы и здравоохранение в большей степени финансируются из региональных бюджетов. Но вы знаете, что возможности этих бюджетов небольшие. Из 83-х субъектов федерации, не считая Крыма и Севастополя, у нас дотационные почти все. Только 9 субъектов доноры, которые деляться с остальными через федеральный бюджет. Поэтому демография, с одной стороны, дает какой-то повод для оптимизма, потому что ситуация с рождаемостью улучшается, но, с другой стороны, надо задуматься, что будет через небольшой период времени. Надо иметь в виду, что есть смертность. Тут мы впереди планеты всей. У нас присутсвует феномен сверхсмерности. Только недавно средняя продолжительность жизни мужчин пересекла 60 лет, до этого она была 57-58 лет. Это уровень самых слабых стран. В Китае, который экономически слабее, продолжительность жизни намного выше. У нас треть мужчин не доживают до пенсионного возраста. С этим надо работать. Надо вкладываться в здравоохранение. У нас люди редко ходят к врачу, это сложно, либо надо платить деньги, поэтому онкологии выявляются на последних стадиях, и т.д. У нас уменьшаются расходы на здравоохранение, что, с моей точки зрения, тенденция неправильная. Она противоречит тому, что я говорю. Сохранять здоровье мужчин принципиально важно. Есть проблемы и с женским здоровьем. Например, по уровню заболевания раком груди у них смертность на уровне самых слабых стран. У нас попасть на маммографию это вопрос нескольких месяцев. Огромные очереди, людям неохота это делать, и т.д. Если мы говорим о демографии, то надо понимать, что есть ряд больших вопросов в социальной области, которые надо решать. Пока тенденция в другую сторону.

Хотел также сказать пару слов о пенсиях. С моей точки зрения, эта реформа сложная, для подавляющего большинства людей непонятная. Но для вас могу сказать, что вам ничего не светит. Вы получилте очень маленькие деньги. Сейчас около 10-ти тыс., плюс льготы. Как-то пожилые люди пытаются свести концы с концами. Сложно. Но для вас нынешняя пенсионная система даст еще меньшие деньги. Вы не расслабляйтесь. Жизненная стратегия в стабильно развивающемся государстве должна выстраиваться на собственных накоплениях. Вы должны сами себе обеспечивать жизнь. Вы должны откладывать, и т.д. Большой вопрос – как это делать, потому что сейчас у нас финансовые инструменты развиты плохо. Мы не знаем, что будет дальше. Тенденции последнего времени такие, что мы отходим от финансовых инструментов, которые имели. Надо задумываться о накоплениях, недвижимости и т.д. Иначе через сорок лет вам либо придется работать до последнего дня, а люди хотят на пенсии отдохнуть и пожить, либо быть на иждивении у собственных детей. Короче, наша пенсионная система настроена на то, чтобы собрать максимальное количество взносов с молодых людей. Ваш работодатель платит за вас взносы в пенсионный фонд. Так вот, эти деньги идут на выплаты пенсий нынешним пенсионерам. Я вам говорил, что пенсионеры это очень важный электорат. А у нас в 2016-м году выборы в Государственную Думу, а в 2018-м году выборы Президента. Понятно, что то, что сделано с пенсионной системой, направлено на то, чтобы взять больше денег в пользу нынешних пенсионеров. У тех, кто моложе 1967-го года, даже конфисковали накопительный элемент. Вклады в этот фонд на 2014-й год фактически были конфискованы в бюджет для того, чтобы как-то пенсионерам можно было повысить пенсии, исходя из инфляции и еще кое-каких пунктов. Это понятная политика в краткосрочной перспективе, но не очень правильная в долгосрочной. Она нарушает баланс между поколениями, поэтому вы должны думать и анализировать свои возможности.

Теперь об образовании. Мне часто приходиться спорить, в том числе и с высокопоставленными людьми. Я говорю, что самая острая проблема это, конечно, здравоохранение, потому что состояние здоровья у нашей нации плохое, и детей, и взрослых людей, которые либо создают, либо будут создавать ВВП. Образование – номер два в ряде проблем. Это связано с тем, что у нас система высшего образования не дает в значительной части ВУЗов реальных знаний и компетенций, только бумажку. Это привело к тому, что те поколения, которые сейчас вступают в возраст, когда можно поступать в ВУЗы, делают это. У нас количество выпускников школ в прошлом году было меньше, чем количество мест в ВУЗах. То есть, даже при очень низком ЕГЭ вы можете поступить в какой-нибудь ВУЗ. У нас есть мнение о второразрядных ВУЗах – сельскохозяйственный, педагогический и т.д. Хотя часто это не так. Там преподаватели заинтересованы держать студентов, потому что у преподавателей подушевая зарплата. Получить платных студентов не всегда получается. Хотя в большинстве ВУЗов это не так дорого стоит. Но все равно не у каждого в России на это есть деньги. Поэтому мы идем к тому, что через несколько лет у нашей молодежи будет поголовное высшее образование. Вы понимаете, что оно не соответствует той экономике, которую мы имеем. Если бы у нас была инновационная экономика, в которой много рабочих мест связаны не с добычей нефти и газа, а с какими-то высокотехнологическими производствами, страховым или финансовым рынком, тогда нам нужны были бы специалисты такого профиля. Но у нас количество рабочих мест в этих секторах совсем небольшое. Получается, что система образования готовит больше специалистов, чем надо экономике. В результате в ВУЗах нет стимулов, чтобы давать высокое образование. Все понимают, что выпускник пойдет работать на то место на рынке труда, где его знания не понадобятся. Главное – что он во всех анкетах может писать, что у него высшее образование. Это замкнутый круг. Экономика не предъявляет спроса на большое количество высококвалифицированных специалистов, а это расхолаживает ВУЗы, молодых людей, родителей, которые платят и т.д. Такая цепочка, которая настораживает. Даже МГУ сейчас не попадает в первую сотню ВУЗов мира. Это тревожный фактор, потому что если мы будем иметь глобальный рынок труда, то мы окажемся абсолютно неконкурентноспособными. Вы сами знаете, что даже у нас, когда открывается какое-то новое предприятие, инвестор, которому нужны качественные специалисты, не может их найти, потому что часто наши дипломы не соответствуют. Такая ломка должна быть, но она должна быть связана с экономикой. Не может быть хорошего всеобщего высшего образования в отсталой нефтегазовой экономике. Это, рано или поздно, ведет к тому, что продвинутые выпускники востребованы за границей, а не у нас. Мы обсуждали эту проблему в начале 2000-х годов. Один очень высокопоставленный чиновник сказал, что мы начинаем готовить кадры для других стран. Это метафора. Но тендекция к этому есть.

Вот такие болевые точки я вам определил – демография, образование, здравоохранение, рынок труда. Хотя по каждой этой точке можно долго и углубленно говорить. Последнее. Начиная с кризиса 2008-го года, который сейчас продолжается, снижаются расходы на социальные цели. Это противоречит главной идее, потому что тогда, когда наступают тяжелые времена, прежде всего спасают социальные службы, образование и здравоохранение. Это работа на будущее, потому что рано или поздно страна выйдет из кризиса, начнется экономический рост, который строится на человеческом капитале. Люди везде необходимы и везде нужны. А несоответствие качества человеческого капитала (с точки зрения его здоровья и образования) и того, что в будущем от нас может потребовать экономика, надо устранять. Мне кажется, что это самая большая экономическая проблема. Спасибо. Теперь вопросы.

 

Вопрос:

Падение ВВП неизбежно. Как вы считаете, что надо сделать в нашей стране, чтобы как-то стабилизировать его? И второй вопрос. Что можно сказать о финансовой грамотности наших жителей? Спасибо.

 

Евгений Гонтмахер:

Начну со второго. Он проще. Финансовую грамотность я оцениваю очень низко. Она не соответствует даже тем возможностям, которые сейчас предоставляются нашими институтами. Худо-бедно есть банковская система, где есть счета, есть еще дела с валютой, вы можете менять рубли, хранить свои сбережения, есть вещи, связанные с кридитными картами и т.д. У нас грамотность на низком уровне, даже при наших институтах. Сейчас Минфин ведет программу по повышению финграмотности молодых людей. Для пенсионеров это уже вряд ли доступно. А у вас еще незамусоренные мозги. Вы должны не бояться и этим пользоваться. Сейчас в Интернете возможно все, что связано с деньгами. Возможности очень большие. Если надо, то надо этим пользоваться. С другой стороны, люди уже привыкли к чему-то. Если вы помните, несколько лет назад было народное размещение на рынке акций Роснефти, Сбербанка и еще кого-то. Это госкомпании. Так вот, акции бежали покупать пожилые люди. Может, они думали, что это облигации государственного долга. Не знаю. Хотя и это часто было обманом, и государство не отдавало деньги. То есть, даже среди пожилых людей основы каких-то знаний есть. Но системно этого нет. В школах не преподают, а должны, как мне кажется. Без этого нам нельзя.

Что касается ВВП, это сложнее. Если коротко, сейчас наша экономика торомозит, несмотря на высокие цены на нефть. Сегодня они около 106-ти долларов за баррель. Это высокие цены. Казалось бы, мы должны процветать, как в 2000-е годы. Но этого не происходит. Потому что очень плохой инвестиционный климат. Инвесторы двадцать раз подумают. Частный инвестор мог бы пойти в нефтегазовый сектор, хотя и там очень сильное давление государства. Но это понятно: ты продырлил дырку, началась работа, и через какое-то время у тебя деньги оккупаются. Ты получаешь прибыль. Но если ты хочеть построить на территории России сборочный автомобильный завод, ты должен вложить значительные деньги, а потом их отбивать. И только потом ты, может, будешь получать прибыль. Но это огромные сроки. Инвестор не идет. У нас нестабильная политическая система, внутри страны коррупция, административное давление и т.д. Число людей даже в малом бизнесе стало уменьшаться. Люди не хотят. Это рискованно. Это и есть причина того, что экономика тормозит. Нужна системная институциональная работа, вплоть до политики. Некоторые у нас думают, что достаточно поменять какой-то налог или поменять ставку рефинансирования Центрального Банка, и всё. И деньги пойдут. Если мы строим экономику на частной инициативе, то инвестиционный процесс становится психологическим. Часто бывает, что инвестор приезжает в Россию, а ему сразу хамят на таможенном контроле. Скорее всего, он уже не будет вкладывать деньги. То же самое и про российского инвестора. Надо начинать реформы. Важна судебная реформа. Суды не являются объективными в экономических вопросах. Они часто подкупаются. А суды – это важнейший инструмент для инвестора, чтобы идти в суд и удостовериться в своей правоте. Если ты, конечно, прав, тебя защитят. Надо что-то делать с правоохранительными органами, которые не охраняют нашу личную безопасность, а вытрясают из бизнеса деньги. Большое количество контрольных органов, которые понятно, для чего ходят. Огромное количество чиновников, которые напрямую связаны с бизнесом через родственников. Они давят тех, кто формально не вписывается в эти правила. Очень много таких вещей. Это не чисто экономические вещи. Это надо исправлять, но это колоссальная задача. Это перелицовка Россиии и политически, и в плане государственного контроля, и с точки зрения экономических вопросов. Только тогда экономика может начать снова развиваться. Тогда наше социальное самочувсвие станет лучше. Это большая задача, но нынешние тенденции в эту сторону не идут.

Но вы понимайте, что экономика, которая построена на государственной собственности, на прямом государственном контроле – это вчерашний день, она по определению неэффективна, даже если ею будут управлять честные люди. Я это видел, когда работал при Госплане. Я видел, как работала государственная плановая экономика в советское время. Там было все честно, но в конце 1980-х годов она просто треснула от малейшего шума, падения цен на нефть. Советский Союз рухнул неожиданно, но я вас уверяю, что он бы просуществовал еще пару лет, не больше. Он бы не выдержал. Эта экономика почти ничего не производила, но была расточительной. Ваши родители, наверное, вам рассказывали, как ездили за колбасой в Москву. А это неизбежно при государственной экономике. Даже в Китае правительство отпустило большую часть экономики в частные руки. Мелкий бизнес, мелкую торговлю, средний бизнес. Хотя и они сейчас стоят на пороге того, что им что-то нужно сделать с приватизацией крупный предприятий. Они думают, потому что темпы роста начинают снижаться. Были 8-9%, сейчас 5-7%. Это мало. Если они ничего не начнут делать, то у них будет наша ситуация. Поэтому надо обращать внимание на реальные отношения, связанные с частным инвестированием, сильным государством, которое должно защищать частного инвестора. Тогда мы будем что-то иметь.

 

Мария Ивженко, Ярославль:

Добрый день. Существуют слухи о том, что в ближайшее время хотят отменить материнский капитал. Связано ли это с большим количеством преступлений в данной сфере? Недавно задержали группировку, которая регистрировала несуществующих детей и совершила хищение на сумму около 2 млрд. руб. Как вы можете ээто прокомментировать?

 

Евгений Гонтмахер:

Я позитивно отношусь к материнскому капиталу. Там есть определенные проблемы, но все-таки. Я участвовал в обсуждении этой идеи. Почему только с трех лет женщина имеет право задействовать эти деньги, почему не сразу? А если ребенок, не дай Бог, умер в возрасте 2-х лет, в чем вина этой женщины? Я не понимаю. Как мне представляется, эти сроки надо передвинуть. Вы знаете, что там три направления. Это все безналично. Но я говорил, что по жилищным делам точно есть дырка, где можно обналичить. Есть возможность для злоупотребления. Потому что в законе написано, что его можно использовать не только если вы взяли кредит на покупку квартиры, когда вы не видите этих денег, но вам от этого плюс. Но можно еще и при договорах об улучшении жилищных условий. Например, у вас однокомнатная квартира, в которой живете вы, муж и два ребенка. А у вас есть родственник, который живет один в трехкомнатной квартире. Вы идете и оформляете договор мены, где вы пишете фиктивные суммы, что вы ему доплатили, вы регистрируетесь в паспортном столе. Это подлинные документы, которые вы приносите в пенсионный фонд. Так вот, человеку, с которым вы поменялись, на счет переводится этот материнский капитал. Человек идет и снимает эти деньги, а вы остаетесь в своей маленькой квартирке. У нас же сейчас не имеет никакого значения, где вы зарегистрированы, а где живете по факту. В конечном счете, вы можете сделать обратный договор. Куча лазеек. Обналичка идет постоянная, особенно на Северном Кавказе. Там есть случаи, когда даже есть фиктивные рождения. Я точно знаю. Там есть цепочка, что в ЗАГСе выписывают фиктивные свидетельства о рождении, там сидит свой человек, а ребенка нет. А чтобы получить материнский капитал, вы должны в пенсионный фонд предоставить свидетельство о рождении второго или третьего ребенка. В пенсионном фонде тоже сидит свой человек. Дальше вы ждете три года, как раз сейчас он пошел. А потом пошли схемы обналички, их огромное количество. Тем не менее, я считаю, что материнский капитал должен продолжать существовать, с определенными поправками. Минфин предложил (а сейчас как раз сейчас идут деньги, ведь программа началась три года назад) в 2016-м году ее завершить, потому что она была рассчитана на 10 лет. Принципиально вопрос еще не решен, но Медведев заявлял, что мы будем продолжать эту программу. Так что, вы можете на нее претендовать, но я считаю, что эти лазейки надо устранить. Также это дело полиции. Но я думаю, что в целом ряде регионов полиция тоже в этом принимает участие. Они часто закрывают глаза на такого рода мошенничество.

 

Евгений Шаститко, Волгоград:

Сейчас многие западные эксперты предлагают обрушить цены на нефть в качестве санкций в отношении России. Можно ли реализовать такой сценарий?

 

Евгений Гонтмахер:

Можно. Проблемы нет. Сейчас Обама был в Саудовской Аравии, это ключевой игрок. Они производят больше всего нефти в мире. Сейчас цена 106-110 долларов за баррель. Может быть цена 80 долларов, потому что идут по принципу выбрасывания больше нефти. Страны ОПЕК, где Россия является наблюдателем, собираются раз в полгода и решают, сколько нефти они будут производить, чтобы поддерживать цену. В принципе, сейчас, если опустят до 80-ти долларов, для России будут финансовые сложности. У нас сейчас бездефицитный бюджет в районе 105-ти долларов. У нас возникнет необходимость использования резервов, которых нам хватит на пару-тройку лет. Второй вариант – печатать деньги. Как в этом году и начали делать. В этом году для выполнения обязательств перед бюджетниками будет напечатан 1 трлн. руб. Инфляция будет выше. В прошлом году было 6%. Будет где-то 8%. Обесценивание доходов у людей все-таки будет. Через два-три года вы поймете, что зарплаты в 50 тыс. рублей сейчас и через три года будут две большие разницы, с точки зрения покупательной способности. Конечно, это для России при нашей зависимости от нефти и газа создает экономические проблемы в ближайшие годы. Будем смотреть, каковы будут котировки, но это вероятно.

 

Роман Благовещенский, Санкт-Петербург:

Когда в 1993-м году обсуждался проект Конституции, то один из пунктов вызвал споры, а именно, о России как социальном государстве. Недавно мы отметили 20-летие нашей Конституции. Как вы думаете, Россию можно назвать социальным государством? Спасибо.

 

Евгений Гонтмахер:

Тогда, действительно, записали этот пункт как цель. Россия должна стать социальным государством. Конечно, нет. Потом долго спорили, что это такое. Моя позиция – что это то государство, где есть сетка социальной безопасности. Как в цирке, где натягивают сетку, чтобы человек не упал и не разбился. В социальной сфере также должна быть такая сетка. В Европе она есть. Например, вы лишились работы. Вы должны знать, что какие-то минимальные стандарты защиты со стороны государства у вас будут в виде пособия по безработице, других выплат и т.д. Допустим, у вас кто-то заболел. Вы всегда можете рассчитывать на то, что вам общество в медицине поможет. Вас поставят в очередь, и вам через полгода бесплатно сделают операцию, например. То, что связано со школьным образованием. Оно должно быть бесплатным. А не так, как у нас сейчас. Такой термин у нас не введен. Хотя он есть в некоторых европейских странах. Например, человек лишился жилья по каким-то причинам. Он может в любой момент прийти в ночлежку, или его покормит общество. У нас такого нет, люди падают на самое дно. У нас большое количество маргинального населения. В их отношении общество и государство ничего не делает. В социальном государстве все категории присутствуют, но там эти люди могут к чему-то прислониться, если они хотят. С моей точки зрения, социальное государство у нас – это пожелание.

 

Ляйсан Мурзанова, Уфа:

Какие перспективы развития инновационной сферы в России и диверсификации российской экономики?

 

Евгений Гонтмахер:

Пока, к сожалению, очень нехорошие. Что такое инновационная сфера? Там работают люди, которые свободны во всех смыслах. Они имеют хорошее образование, мыслят в любую сторону, на них не давят, они не беспокояться за свою безопасность и т.д. Много мелких факторов. Сейчас любят говорить про креативный класс, который двигает общество. Но он очень мелкий и хрупкий. Он двигает общество, и это сложно. Недаром было создано Сколково. Я считаю этот проект крайне неудачным. Мы это скоро увидим и уже видим. Но у Медведева была цель – создать условия с точки зрения творчества, развития для людей, раз мы не можем создать условия во всей России. Был принят закон по Сколково, где даже нет местного самоуправления, где свой миграционный режим. Сидят наши и иностранцы, что-то креативят и производят. Мне представляется, это акт отчаяния. Раз у нас не складывается инновационная сфера в целом, но хотя бы создадим ее на отдельном клочке земли. А оттуда инновационные сигналы уже пойдут по всей стране. Это неправильно. Я приведу пример Силиконовой долине. Я хорошо знаю, что это. Вы не заметите, как туда въезжаете. Там ничего нет. Вам просто говорят, что это Силиконовая долина. Те же порядки, те же режимы. А у нас там забор, особая зона. Пока у нас не поменяются принципы нашей жизни, инвестиционного процесса, и с инновациями будет плохо. И я не очень понимаю, как мы будем переходить на всё своё. Если бы у нас был инновационный потенциал, то теоретически можно бы было производить и не зависеть так сильно от Запада. Но этого нет. Инновационный процесс интернационален. Недаром в Сколково привлекают много иностранцев. А если мы сами по себе, между нами и Западом какая-то граница, то это точно не 21-й век. Меня удивило, что сейчас правительство рассматривает проект постановления о том, чтобы запретить импорт целого типа медицинского обородувания. Например, импорт томографа. У нас их много, но они нерационально поставлены. Мы их производим, но они отстали на 20-30 лет от того, что сейчас производят за границей. Получается, что качество медицинского обслуживания еще больше снизится. Там много вещей, связанных с выхаживанием новорожденных. Это импортное оборудование. Такие тенденции – это болезнь, которая еще больше портит инновационный процесс. Мы опять упираемся в какие-то общие вещи.

 

Георгий Николаенко, Санкт-Петербург:

Хотелось бы узнать, можно вкратце, о новой пенсионной реформе. Хотя бы в общих чертах.

 

Евгений Гонтмахер:

 

Вам это актуально. Я уже пенсию получаю. Смотрите. Там вводится система баллов. До этого за вас работадатель платил в Пенсионный фонд живыми деньгами. Например, 1000 рублей в месяц. У каждого есть свой счет в Пенсионном фонде, куда перечисляются деньги. До вашего выхода на пенсию там складывается некий пенсионный капитал, который потом делиться на число, и т.д. А теперь вам капает не просто 1000 рублей, а цифра может быть поправлена, исходя из того, сколько денег собрал Пенсионный фонд. Цель в том, чтобы ликвидировать дефицит Пенсионного фонда. Сейчас он получает из федерального бюджета дотацию порядка 1,5 трлн. руб. Для того, чтобы закрыть этот дефицит, перераспределяются рубли. Для этого ввели коээфициенты. Например, в этом году потребности пенсионного фонда 1 млн. руб. А собрали 800 тыс. Тогда на ваш счет зачисляется не 1 руб., а 80% от этого рубля вам, а остальное нынешним пенсионерам. То есть, за счет вашей пенсии, которую вы получите через 40 лет, эти деньги сегодня выплачиваются. Вот такая схема. Она достаточно простая. Коэффициенты устанавливаются правительством каждый год, исходя из того, сколько денег собрано. Вы не будете знать, сколько ваш рубль будет стоять через 10 лет. Он может стоить 1,2 руб., а может 60 коп. За счет того, что ваши пенсионные права обесцениваются, нынешние пенсионеры получают пенсии в том объеме, который им положен. Это самое главное. Положительное – то, что пенсионеры будут жить не хуже. Сейчас, в апреле, пройдет индексация пенсий на 8%. Все пенсии увеличаться. Откуда, если Пенсионный фонд столько денег не собирает? Для вас минус, потому что ваши деньги неадекватно отражаются у вас на счету. Вы будете эти деньги терять из-за того, что государство вам все меньше и меньше должно. Государство будет все больше освобождаться от того, чтобы выплачивать пенсии в полном размере, исходя из формулы, которая сейчас есть. Вам грозит достаточно маленькая пенсия. Примерно так. Спасибо вам большое.


Оглавление:

Инновации, Лидерство, Тренды
Писатель и неравнодушие: «Другой, другие, о других
Коррупционная ситуация в России
Социальное самочувствие России
Что сейчас происходит в Киеве?
Страна, в которой хочется жить
Фьорд» – образовательно-ролевая игра про стратегию, выбор и ценности
Может ли человек что-то изменить в современной России?
Современная дата-журналистика и сетевые информационный проекты: на примере сообщества «Диссернет
Украина и Россия. Два образа родной истории


комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика