Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Семинары проекта «Я-ДУМАЮ»

Кому и зачем нужна благотворительность сегодня?

12.10.2014
Наталья КАМИНАРСКАЯ
12.15 – 13.45

Исполнительный секретарь Форума Доноров, Россия


Наталья Каминарская:

У меня есть несколько примеров и идей, кому может быть нужна благотворительность. Возможно, будут примеры благотворительности, о которых вы не слышали, но они вам будут интересны и пригодятся для жизни, чем бы вы ни занимались и какую бы профессию не выбрали. Организация, которая называется «Форум доноров». А доноры – это кто?

 

Реплика:

Люди, которые безвозмездно сдают кровь.

 

Наталья Каминарская:

Это не честно, вы прочитали. Мне всегда говорят, что это вы с медиками, которые кровь собирают, собираете и еще и органы. Конечно, нет, потому что форум доноров – это профессиональная организация, которая объединяет людей и компании, занимающиеся благотворительностью. Я поэтому на эту тему перед вами и выступаю, что занимаюсь ею уже 15 лет. В нашей стране есть не только большое количество людей, которые занимаются благотворительностью, но и много профессиональных фондов и компаний, которые взяли себе это на флаг, гордо несут и стараются что-то в этой сфере изменить. Тем не менее, вопросы благотворительности, на мой взгляд, остаются в нашей стране самыми мифологизированными, плохо понятыми. Общество то ли должно, то ли нет, то ли хочет, то ли нет участвовать в благотворительности. Государство, общественные институты не всегда понимают, что такое благотворительность. Наверное, самое яркое последнее воспоминание о благотворительности в нашей жизни мы сравниваем с дореволюционным моментом. Мы уже перестали вспоминать, что такое золотая десятка, обеспеченная золотом, до 1913-го года, объем ВВП России, а вот о благотворительности все, что мы говорим, мы всегда начинаем «от печки». Волшебная царская семья, которая курировала эту тему и лично во всем этом участвовала, потому что это было приято, и они показывали пример. В Мариининской обители известная история, как особа царской крови занималась, помогала, сама ходила, много жертвовала. Или истории о благотворительности солдатам в период Второй мировой войны. Помощь нуждающимся или то, что называлось «всем миром построим избу, потому что она сгорела», или кого-то отправим в школу, потому что он талантливый, тоже на это деньги соберем. Вспоминается всегда, что главным идеологом, кроме царской семьи, всегда была русская православная церковь, которая все это поддерживала. В традициях меценатства мы всегда вспоминаем Третьяковскую галерею, «серебряный век» русской литературы, который бы не случился, если бы его не финансировали меценаты. Но благотворительность – немного не про это. А что такое благотворительность? Кто мне может сказать?

 

Реплика:

Какая-то безвозмездная помощь. С перспективой на будущее.

 

Наталья Каминарская:

Так, интересно. Еще какие варианты?

 

Реплика:

Делать что-то хорошее для других.

 

Наталья Каминарская:

Творить добрые дела.

 

Реплика:

Не обязательно добрые. Я говорю о благах. С экономической точки зрения.

 

Наталья Каминарская:

А самое главное – это государство, которое о нас заботится, бюджет считает. Наталья Васильевна нам об этом сейчас рассказывала. Еще какие варианты на тему благотворительности?

 

Реплика:

На мой взгляд, это когда ты свое время, свои ресурсы тратишь безвозмездно для других. Ты отдаешь себе отчет, что это твоя доля ответственности, что ты ее возьмешь и подаришь другим. Просто так. Чтобы было хорошо. В результате можно что-то улучшить.

 

Реплика:

Ты сказала про безвозмездность. Ничего безвозмездного нет. Есть альтернативные издержки выбора. Ты получишь моральное удовлетворение больше, нежели на 100 рублей. Ты покупаешь моральное удовлетворение.

 

Реплика:

Моральное удовлетворение не покупают. Оно не покупаемо. Оно безвозмездно мне возвращается. Я не знаю, как ты, но я говорю о материальных, видимых выгодах. Когда я говорю «безвозмездно», то я имею в виду без возврата каких-то видимых материальных вещей. Это нельзя пощупать.

 

Реплика:

Блага могут быть не только материальными. Например, моральное удовлетворение. Ты его можешь оценить, куда-то направить. Ты можешь что-то купить, а можешь отдать деньги, и у тебя на душе станет спокойнее.

 

Реплика:

Благотворительность – это когда ты тратишь свои ресурсы и время безвозмездно, а взамен ты получаешь что-то, что не можешь оценить, но тебе хорошо.

 

Реплика:

Киборг тратит свои ресурсы и убивает человека. Он тратит нервы и ресурсы.

 

Наталья Каминарская:

Главное качественное отличие того, что сказала ваша коллега – что это благо, которое приносится либо конкретному человеку, либо обществу в целом.

 

Реплика:

Чтобы ему было хорошо. Если он человека убьет, вряд ли ему будет хорошо.

 

Наталья Каминарская:

Если мы обратимся к определению, которое есть у нас в законодательстве, оно достаточно странное. У нас есть закон о благотворительной деятельности и благотворительных организациях. И там благотворительная деятельность трактуется как деятельность безвозмездная или на льготных условиях, бескорыстная и та, которая направлена на деятельность либо отдельных групп, либо общества в целом. Такое у нас определение. Поэтому, когда мы начинаем говорить в экономических категориях, то они там есть. Это может быть не всегда безвозмездная деятельность, а и на льготных условиях. Например, вы знаете историю, когда можно послать эсэмэску и пожертвовать средства. За то, что эсэмэска проходит, компании мобильных операторов берут средства, потому что есть стоимость этих операций. Если они этот кост снимут, то для них это будут льготные условия предоставления услуг, но не бесплатные. В среднем, они снижают до 10%, а кост составляет обычно 50% от стоимости операций. Посмотрите, что делается с Первым каналом. Бывают довольно часто нерациональные и эмоциональные поступки, вам просто понравилось, вы просто сказали хорошие слова, ничего рационального в этом нет. Люди разные. И в этом смысле благотворительность очень хорошая штука. Как я ее для себя поняла, она подходит для каждого, каждый может найти свое объяснение. Вы найдете экономическое, вы эмоциональное удовлетворение. Кто-то будет этим заниматься, потому что хочет выплатить долг кому-то или обществу. У него что-то случилось, что-то не доделал и теперь он занимается благотворительностью в этой сфере. Если вам легче объяснять благотворительность в переводе на экономическое русло – не вопрос. Но люди устроены по-разному, не каждое явление можно объяснить вот так механистически.

Что происходило после революции? В Советском Союзе благотворительности не было. Даже больше, если мы посмотрим Большую советскую энциклопедию, то там написано, что благотворительность – это признак классового общества, не имеющий отношения к советской действительности. В СССР все обеспечивает государство, поэтому благотворительность не нужна. Тем не менее, когда советское государство закончилось и стало необходимо возмещать гражданам потерю рабочих мест, отсутствие пенсий и решать остальные проблемы, возникла система гуманитарной помощи, которая в новейшей истории и была первым проявлением благотворительности. Ее до сегодняшнего момента можно было бы продуцировать в виде милостыней и какой-то такой поддержки.

Но, возвращаясь к мифам, я очень рада, что вы сказали, что благотворительность – это не только про деньги, а и про ресурсы другого типа. Почти всегда, когда мы говорим о благотворительности, говорят, что не могут заниматься благотворительностью, потому что это только про деньги. И она доступна только богатым людям, которые и должны ею заниматься. Не только яхты покупать и на Чукотке школы строить, но делать еще какие-то хорошие и добрые вещи. Но благотворительность часто воспринимается как скорая помощь и затыкание дыр. Если кто-то что-то не может сделать – государство или компании – то говорится, что «уважаемые благотворители, давайте, скиньтесь, оплатите ребенку операцию, давайте всем миром поможем». Наталья Васильевна говорила, что мост в Крым будет строить государство, а я уверена, что государственный рэкет, который у нас существует в благотворительности, будет нагоняться для того, чтобы оплатить эту стройку и другие достижения, как и олимпийские.

Если посмотреть на компании, то благотворительность похожа на какой-то праздник, бесконечные акции и веселье, которое не несет за собой никакой долгоиграющей среды. На самом деле, благотворительность – это долгая и системная деятельность. Вот такого мини-волонтера мы в свое время придумали: такой смешной бэтмен. Мы решили, что надо рассказывать, что такое благотворительность, и как она устроена. Для вас это уже не является чем-то неизвестным и незнакомым, даже слово «волонтер» знакомо, многие из вас участвовали в волонтерских проектах. А еще пять лет назад у людей были негативные ассоциации, когда произносили слово «волонтер». Поэтому мы придумали такого героя, написали про него целую книгу историй под названием «Азбука благотворительности». Истории с ним происходят в разных качествах, которые и раскрывают основные понятия благотворительности. Этот герой объясняет, что благотворительность – это системная профессиональная вещь, которую могут вести как отдельные граждане, так и специально созданные организации. Темы и направления очень широки, они практически совпадают со всей палитрой социальной линейки, которая есть у нас в стране. В этом плане, каждый может найти свою сферу применения и свой интерес. Для меня очень важно, что сейчас благотворительность уже переходит от тренда и становится нормой жизни. Она опускается на тот уровень, на котором она должна быть. Сколько бы ни рассказывали в школах, или я бы ни приходила, сколько бы руководители компаний не рассказывали своим сотрудникам, ни призывали участвовать в корпоративном волонтерстве или ни организовывали какие-то акции, если это не будет происходить дома каждый день обыкновенным образом, то не вырастет новое поколение, которое будет рассматривать благотворительность как норму жизни.

Есть несколько интересных примеров моих друзей, моих знакомых, которые стали моими друзьями, потому что мы познакомились в профессиональной жизни. Вот, слева, девочка обнимает двух малышей. Она их удочерила. Сейчас об этом много говорят, и это становится обычным явлением. Есть специальные государственные фонды, на это направленные, есть благотворители, которые занимаются этой темой. Сейчас мальчику 7 лет, девочке 8 лет, она их усыновила, когда им было 1 и 2 года, когда это было совсем непопулярно. Да, она сотрудник благотворительного фонда. Не московского, а тольяттинского, где не все благополучно в городе, не все хорошо с работой, с обстановкой, в том числе, экономической, но она взяла двух малышей, которые уже ходят в школу. Вот, внизу, мальчишка, они сажали лес после того, как он сгорел. Они вместе участвуют в акции сгоревшего леса. Он вырос в этой истории про благотворительность, не только потому, что мама ею занимается, а потому что он с первого дня знал, что можно делать добрые дела. Справа другая семья: девочка русская, муж немец, они живут не в России. Девочка журналист на Немецкой волне, муж предприниматель. Мальчик не понимал ничего про благотворительность. А потом как-то приходит и говорит, что у них в школе будет забег, а мальчик совершенно не спортивный, вы можете посмотреть. За каждый круг вы платите 10 евро, и эти деньги идут на помощь некоммерческой организации, которая работает с детьми в трудных жизненных ситуациях. Мальчик пробежал 6 кругов, а раньше не бегал нисколько. Он привел маму с папой, они были готовы заплатить. Мальчик понял, что надо помогать другим детям. В школу приходили, рассказывали про эту организацию, мама сделала репортаж на своей волне. И сейчас мальчик очень активно ходит в эту организацию и во многие другие, а мама с папой по выходным тоже в этом участвуют. Когда они последний раз приезжали в Россию, мальчик пришел к нам в организацию, хотел посмотреть, что делают русские. Он говорит по-русски. Мы его водили в русские организации, показывали, что у нас тоже что-то есть. Жизнь в их семье сильно изменилась, потому что мальчик стал заинтересованным и неравнодушным.

Благотворительность проявляется везде. Сейчас кто только ею ни занимается. Это становится частью имиджа и публичного человека. Это еще один из мифов, что благотворительность – это пиар. Это не пиар. Гораздо легче отпиариться на каком-то простом мероприятии, чем ходить и тратить время, силы, и ставить свое имя рядом с какой-то сложной проблемой. Например, Гоша Куценко, который поддерживает фонд «Шаг вместе», фонд помощи больным с ДЦП. Много плакатов фонда помощи хосписам «Вера». Меня порадовало, что тема благотворительности стала проникать (правда, иногда забавно) не только в новостные или аналитические программы по телевидению. Если вы помните, в сериале «Папины дочки» был сюжет о том, как аллигатор приносил чемоданчик денег, чтобы девочка поехала учиться в Штаты. Это благотворительность, он пришел ее поддержать. Там было смешно все, но, тем не менее, сюжет, что можно прийти и поддержать, появляется в нашем телевизоре. Если говорить об иностранных звездах, то есть такой ресурс о звездах не только кино, сцены, но и политиков, и там обязательно есть про каждого закладка, что он делает по благотворительности. Надеюсь, у нас такое тоже появится.

Благотворительностью можно заниматься в любой сфере и в любой теме, она доступна любым людям. Наверняка вы все участвовали в каких-то уборках или стройках. Для меня важно то, где дети что-то сажают. Вот детский садик в Тольятти, где три года назад сгорел лес. Сначала крупный бизнес закупил много саженцев, и все выезжали сажать, пропалывать. Но это дорого, и их не хватает. Поэтому в городе развернулась целая программа «Наш лес». И вот дети, которые сажают семечки елок, березок и всего остального, чтобы это выросло. Это они делали два года назад. А в прошлые выходные они сажали в открытый грунт деревья, которые малыши вырастили в детском саду. Про уборки не говорю. Картинка с клумбами – это школьники в оренбургской деревне. Они сами придумали этот проект, написали заявку на грантовый конкурс, что они хотят клумбу, что они все своими руками там сделают, все украсят. Мы не верили, что они успеют. Они подали заявку в марте. Пока конкурс прошел, только в конце мая они получили деньги. Но они подорвались, организовались, привели своих родителей. Деревня очень сильно изменилась, им потом еще просто так прислали ландшафтного дизайнера. У них там теперь конкурс на самый красивый палисадник в деревне. Ребятишки в школе за этим следят, стараются поддерживать и т.д.

Тема, которая стала модной совсем недавно. Если мы говорим про культуру или экологию, то это понятно всем, а вот то, что надо помогать пожилым, и это правильно, долгое время никто в благотворительности не говорил, никто никак не занимался этим. А за последние два-три года ситуация очень сильно изменилось. Вот девушка, которая создала сначала волонтерское движение «Старость в радость», сейчас это уже фонд. Она ездит в дома престарелых не только в Москве, но и по всей стране, у нее есть уже много помощников и соратников. Но не каждый готов поехать в дом престарелых, это довольно сложно и непонятно. Мне нравится проект, который придумали в Пензе, сейчас он уже по всей стране разошелся. Видите, ребятишки держат плед, сотканный из квадратиков. Так вот, вы можете связать квадратик 20 на 20 из чего бы то ни было. Фонд собирает эти квадратики, делает из этого пледы и отправляет их пожилым в подарок. Это приятно человеку получить. Сначала этим занимались просто сумасшедшие люди, потом учителя начали вводить это на уроках труда, всем классом вязали эти квадратики. Сначала передавали все это в Пензу самолетами и поездами, потому что это там придумали. Сейчас подобные программы есть везде. Все сотрудники Сбербанка в городе Шелихове, это под Иркутском, связали по квадратику и принесли в фонд. Фонд превратил это в пледы, и они вручали это своим ветеранам. Совсем другого уровня фонд, который поддерживает «университеты» для пожилых. Вчера и позавчера в Москве была большая конференция, как себя чувствовать, что надо делать, как поддерживать пожилых. Вот дама в центре – это волонтер, она рассказывала, что они делают, как обучают друг друга. Также там были специалисты из других стран, они обменивались опытом, как можно продлять долголетие и помогать старикам, чтобы у них была нормальная человеческая жизнь, что очень важно для нашей страны.

Возвращаюсь к тому, что это доступно всем, а значит, и детям. Моя любимая история об автобусе с разрисованной лошадкой. Это в городе Ангарске. Дети из художественной школы обратились к мэру и сказали, что «у нас все такое серое и неприятное, давайте, мы раскрасим автобус, который ходит по городу». Они разрисовали автобус в розово-голубые тона, там была лошадка и много чего еще. Автобус ходит до сих пор. А они были победителями конкурса «Год благотворительности». Мы про них рассказываем, чтобы знали, какие интересные идеи есть и что можно сделать. Сейчас уже во многих школах распространены благотворительные базары. Не знаю, была ли такая акция у вас, когда дети предложили родителям вместо букетов на 1-е сентября перевести деньги в благотворительные организации. Столько цветов никому не нужны, они никуда не попадают.

Для меня благотворительность – это вполне технологический процесс. Я занимаюсь этим с точки зрения того, как это организовано, что можно делать. Есть те, кто жертвуют. Они могут называться благотворителями, донорами, меценатами, если они поддерживают образование, науку или культуру. Они могут предоставлять собственные ресурсы – финансовые, материальные, руки, головы. Это могут быть гранты, субсидии, льготные кредиты. Они помогают отдельным гражданам, обществу в целом, некоммерческим организациям, тем, кто является благополучателями.

Вот очередная картинка из нашей книги о благотворительности. Почему именно благотворительность? Для меня, несмотря на постоянно происходящие изменения в законодательстве на эту тему, это все-таки наименее зарегулированная сфера, которая позволяет каждому человеку себя найти. Есть невероятное количество задач перед обществом, которые нужно решать, которые может решать благотворительность. Мы с вами находимся в хорошей ситуации, потому что мы не изобретаем велосипед. Даже в нашей стране благотворительность существует давно. Можно посмотреть, что делают другие, взять за образец, додумать, улучшить, изменить. Кроме экономической составляющей, это позитивные эмоции и самореализация. Главное – самореализация. Часто профессию и занятия мы выбираем рациональным образом по каким-то причинам. Не всегда в своей профессиональной реализации мы достигаем того, что бы хотелось попробовать в жизни. А вот благотворительность это позволяет сделать.

Я бы хотела рассказать вам о нескольких людях. С кем-то из них я знакома лично, кем-то не смогла познакомиться, потому что они ушли раньше, но они все оставили удивительный след в благотворительности. Мне жаль, что не все об этом знают, поэтому я хочу рассказать. Даму слева зовут Ольга Алексеева. Ее, к сожалению, больше с нами нет, но это человек, который меня привел в благотворительность. Я работала, у меня все было хорошо, у меня была вполне себе карьера. Когда я с ней встречалась, я понимала, что есть другая жизнь, другие отношения, и мне захотелось что-то поменять в этой сфере. Уже столько лет я и занимаюсь этим. Этот человек с 1995-го года поверил сам и заставил поверить других, что есть в нашей стране неравнодушные люди, что есть возможности технологично и рационально решать всяческие проблемы, кроме бизнеса и государства, силами людей. Она журналист по образованию. Она вела колонку, которая называлась «Жирафы». Это люди, которые отличаются от всех, хотят что-то изменить, вопреки всему. В результате она стала директором крупного британского благотворительного фонда. Благодаря ей, в нашей стране появилось большое количество самых разных некоммерческих организаций, на самые разные темы. Большое количество олигархов задумались, что у них есть социальная активность, и надо что-то делать, участвовать осознанно и грамотно. Два года, как Ольги с нами нет. Но живы многие ее идеи, проекты, которые она запустила. В том числе и «Форум Доноров». До ее прихода «Форум Доноров» был закрытой организацией, там были исключительно иностранные доноры, фонды и компании, которые разговаривали на английском языке. Русский доноров не было. Их еще не было в 1998-м году. Потом появилась Ольга, а потом был зарегистрирован первый благотворительный фонд Потанина. Они сказали, что они будут прозрачны, публичны, и им тоже это интересно. Тогда было принято решение, что моя организация станет открытой, российской. И в 2000-м году я пришла сюда работать. С тех пор здесь и пребываю.

У меня много всяческих личных вещей. Людям надо объяснить, что у них есть возможности, чтобы изменить окружающую среду. От того, что такого нет, дырка в пространстве есть. Поэтому я все жду, что у нас родится новый лидер в благотворительности, который будет показывать настроение, потому что внутренне хочется с кем-то свериться и за кем-то следовать. Может, благодаря тому, что сейчас Ходорковский реанимировал деятельность «Открытой России» и многих других своих социальных проектов, мы в этом направлении скоро двинемся.

Вторую даму я повстречала два года назад. Ей 97 лет. Она человек невероятной судьбы. Она родилась в штатах в начале прошлого века, закончила католический колледж и была монашкой. Она преподавала в этом колледже, пока ее не встретил г-н Рокфеллер, чтобы проверить, дать ему денег, или не дать. В результате он пригласил ее в качестве оценщика для других колледжей. Потом она стала советником семьи Рокфеллеров, потом она создала институт для детей Рокфеллеров, чтобы обучить их заниматься благотворительностью. На сегодня нет другого человека в мире, который выучил бы больше благотворителей и продолжает со всех правильных этических ценностных категорий наставлять и поддерживать. Она в абсолютно здравой памяти, очень четко понимает не только про США, но и про другие страны. Она председатель советов многих фондов и вдохновляет очень многих до сих пор. Для меня она была как свежая новая струя. Я с ней встречалась, когда я думала, что, может, стоит поменять «Форум доноров» на что-нибудь другое. Убедилась, что нет, что еще очень много интересных задач, которые можно было бы порешать.

Вот человек, он тоже не русский. Его судьба меня тоже очень заинтересовала. Был такой стальной магнат во времена Генри Форда, его соратник Чарльз Шваб. Жили они все в Детройте, где было 14 заводов. Они эксплуатировали население, ни о какой благотворительности не думали, но, когда он умер, часть завещания оставили на благотворительность. А этот человек женился на его дочери. Он политолог по образованию, совершенно из другой жизни, приехал в Детройт, а тут кризис. Вся автомобильная промышленность стала умирать, город начал умирать, превратился в руины. Вот, если взять завод ВАЗ в Тольятти и снести, то получите город Флинт. Там нет многоэтажек, там коттеджи, у половины отрезано электричество и т.д. Офис фонда находится в этом городе, и это все досталось вот этому волшебному человеку. Ответственности за то, что сотворил его тесть, нет. И он превратил этот город, не могу сказать, что в цветущий сад, но, по сравнению с Детройтом, там есть жизнь. Больница, университет, а это новые рабочие места, новые люди. Он построил там галерею, в которую привозится современное искусство, и дети бывших рабочих завода учатся в ней. Он продолжает инвестировать в этот город вместо того, чтобы уехать. Он решает проблемы, которые на него свалились, и отвечает за все. Помните советский фильм «Я отвечаю за все»? Человек взял на себя эту ответственность и продолжает ее нести. Он уже пожилой, не очень здоровый, но он продолжает вести свою деятельность.

Вот история, которая меня тоже потрясла. Кто был в Таиланде в ресторане «CondomsandCabbages»? Как известно, в этой стране проблемы с контрацептивами и венерическими заболеваниями. Люди просто не умеют ими пользоваться. Этот человек, которого теперь называют «Король презервативов», был успешным бизнесменом, но он решил, что это невозможно, что его страна в такой… находится. Он учился в Англии. Он придумал один из методов, как быть. Он открыл сеть ресторанов, которая называется «CondomsandCabbages». Там, кроме хорошей еды, дают презервативы. Вам приносят чек, и там обязательно лежит презерватив. Если вы идете в туалет, то там везде лежат презервативы. Но самое главное, что он оплатил огромную просветительскую компанию в школах, для учителей, для детей и родителей, они учили полицейских объяснять, почему надо пользоваться презервативами. Ситуация, которая сейчас в Таиланде, по сравнению с тем, что было в 1970-е годы, значительно лучше, благодаря этому человеку, который в одиночку, собственными силами, идеями, в том числе и вот этими веселыми заведениями, решал поставленную задачу.

Вот еще один человек, который, на мой взгляд, поставил цель и успел ее реализовать, насколько это возможно, но и сейчас она развивается. К сожалению, ее уже нет с нами. Этого человека зовут Вера Миллионщикова, она была создателем первого негосударственного хосписа в Москве. Тот самый фонд помощи хосписам «Вера» назван в ее честь, это ее труд и работа. Еще 10 лет назад у нас о хосписах никто не говорил, а она не просто не побоялась поднять эту тему, а это один из наиболее успешных сейчас благотворительных фондов. Ведь никто не хочет давать деньги людям, которые, извините, умирают. Все хотят дать талантливому человеку, чтобы он поехал учиться, или ребенку на операцию, чтобы он потом всю жизнь был здоров и счастлив, а не собирать деньги на то, чтобы люди достойно умерли. Нужно было начать менять сознание общества и систему. Вера Миллионщикова для этого многое сделала. Передачи на радио, телевидении, ее публикации, работа с государством, постройка хосписа и открытие фонда – это памятник для нее. Ситуация сейчас меняется. Фондом занимается ее дочка. Сейчас во многих городах появились отделения фонда, я уже не говорю о хосписах. Это те возможности, которые можно реализовать.

Эти два человека для меня хорошие и крепкие профессионалы, хотя совершенно из другой жизни и сферы. Когда речь идет о фонде Чулпан Хаматовой «Подари жизнь», все сразу говорят про Чулпан Хаматову. Но у фонда есть директор Екатерина Чистякова, которая бесконечно каждый день занимается этим фондом. Хорошо быть Чулпан Хаматовой, привлекать, собирать средства, но кто-то должен каждый день в этом фонде работать и разбираться с больницами, обращениями, пациентами. И это делает Катя. Она врач по образованию, поэтому она понимает, о чем идет речь, и возглавляет этот фонд уже много лет. Человек поменял свою медицинскую жизнь на вот такую.

Второй человек – Митя Алешковский, вы его, может быть, знаете. Он журналист, который поменял свои взгляды после того, как в Москве были пожары в 2008-м году. Он ездил, смотрел, что происходит, и стал одним из инициаторов акции Пожары.ру. Вчера, например, вышла первая программа на «Эхо Москвы», и она будет теперь еженедельной часовой программой о благотворительности, которую ведет Митя. Он создал большую платформу «Нужна помощь», где рассказывает с помощью своих друзей журналистов об историях, о людях, о ситуациях. Он рассказывает это так вкусно и качественно, что привлекает много средств на решение многих проблем. То есть, можно заниматься своей профессиональной деятельностью и тратить много сил на благотворительность.

Вот эта удивительная женщина – директор музея пастилы из города Коломна. Сейчас этот город у каждого москвича на устах, потому что каждый был, как минимум, раз в Коломне. Город был убитый, 80 км от Москвы, понятно, что все работают в Москве. Город грустный. Красивый, но разрушенный кремль, маленькие улочки. Там ничего не происходило. А Наталья вместе с подругами несколько лет назад придумала возродить старый рецепт пастилы и открыть фабрику, устроить вокруг этого движуху. Она нашла средства благотворительных фондов, потом превратила это в малый бизнес, который реинвестирует в город. Сейчас у нее 14 разных проектов по развитию города. В прошлом году они открыли калачную. Пастила – это не то, к чему мы привыкли. Она совсем другого вкуса, она делается целиком из яблок и яблочного сока. Она построили фабрику по старым технологиям. Началось с того, что открыли маленький смешной магазинчик, и там несколько человек работали, кто-то клеил коробки, кто-то делал пастилу и т.д. Сейчас у них 60 сотрудников, то есть, это еще и рабочие места. Это у маленькой благотворительной организации. Пастила теперь продается в Лондоне, а все средства реинвестируются в проекты города. Сейчас они хотят переделать весь вокзал, у них большой проект по велосипедному переустройству города. Я слушала новости о выставке моделей трамваев, которая сейчас в Коломне, а Наталья была инициатором, чтобы привести эту выставку из Москвы в Коломну, чтобы люди туда тоже приезжали. Там появилась жизнь, интерес, совершенно другая культура, смыслы и возможности занять себя, возможности для развития региона.

Этот человек в нашей стране развил технологию сбора пожертвований с использованием массовых средств информации. Зовут его Лев Амбиндер Он директор Российского фонда помощи газеты «Коммерсант». Фонду 20 лет. Кто 20 лет назад думал, что надо собирать деньги и рассказывать о благотворительности, да еще и в газете «Коммерсант»? Абсолютно прагматичная и циничная газета про бизнес, все на платной основе. Так вот, Лев Сергеевич убедил, что надо отдать хотя бы раз в месяц полполосы на последней странице для того, чтобы рассказывать о тех, кто нуждается. Потом это продолжилось одной полосой, потом двумя, потом невероятным сайтом, потом работой с телевидением, с Эхо Москвы. Он не останавливается ни на секунду, а ему 76 лет. То есть, у нас есть свои лидеры, которые эти технологии могут донести, такие Рокфеллеры. Я как-то заглядывала на его сайт, у него используется 17 методов пожертвования. У нас «Подари жизнь» и «Линия жизни» столько не используют, два самых популярных фонда. А у него 17 методов. Даже если будешь отговариваться, что нет денег, там написан способ, как убедить. И продолжает постоянно эту деятельность, нас всех убеждает, что-то придумывает.

Вот этот человек для тех, кто любит исследования и какие-то аналитические вещи. Он придумал всю идеологию некоммерческого сектора в мире. Несмотря на то, что сектор и благотворительность существуют в разных формах, этот человек проанализировал с точки зрения экономики, политики, рациональной и эмоциональной стороны и написал концепцию третьего сектора. Он сейчас главный, кто размышляет, куда будет развиваться третий сектор, куда будут развиваться новые фонды с капиталами, долгосрочные, на благотворительность. Или все превратится в социальное предпринимательство, то есть, встанет на коммерческую основу. Будет ли большая поддержка развивающимся странам БРИК, или это будет Азия и Африка? Будет ли это медицина, или какие-то исследования, или что это будет? Он все это придумал, за этим следит, может предсказать. И продолжает придумывать, потому что благотворительности постоянно нужны новые «бантики», потому что бизнесу не нравится благотворительность, ему нравятся социальные инвестиции. Надоедают социальные инвестиции – становится стратегическая филантропия. Дальше он придумывает венчурную филантропию, дальше следующая история. Он постоянно такие «бантики», истории, сюжеты придумывает во всем мире и является вот таким законодателем.

Вот этот грустный мужчина – директор первого в России фонда из города Тольятти. Именно поэтому у меня так много примеров оттуда, потому что мы много общаемся. Когда он бросил работу в комитете молодежи в 1998-м году, у него было все нормально, были возможности дойти до заместителя мэра. Он учитель по образованию. А потом увлекся таким направлением, как тогда говорила Ольга Алексеева, communityfoundation. По-русски – общественные фонды, когда все скинулись и решили, какие вопросы надо решить в вашей местности. Во всем мире они есть. Прямо в данный момент отмечается столетие первого фонда местного сообщества. Ольга Алексеева объехала много городов и призывала попробовать. Так вот, Борис сказал, что он готов. Для каждого дела нужен пассионарий. Он такой фонд создал, сейчас это самый успешный фонд местного сообщества в России. Всего их сейчас больше сорока. Их нет в больших городах. Самара и Тольятти исключение. А так это Архангельск, Пенза и т.д. Небольшие города, где есть чувство сообщества, где можно договориться об общих проблемах и как их решать. Деньги находятся внутри региона и тратятся на те программы, которые там нужны. Например, программу по посадке леса ведет фонд Тольятти. Про квадратики я рассказывала, это пензенский фонд такую программу реализует.

А вот как раз Лиза Олескина, которая придумала программу «Старость в радость», девочка с баяном. Она не меняется. Человек настолько вовлечен в процесс, он нее исходит такая радость! Она, может, не такой хороший администратор, но такой зажигатель! Она приезжает к бабушкам с этим баяном, они поют песни, они забывают сразу все. Но Лиза приезжает не просто с баяном, а с грузовиком помощи: памперсы, кровати и т.д. Все началось с того что люди приехали в один из домов престарелых, который собирались закрывать, а стариков просто выкидывать на улицу. Они подняли бучу в СМИ. Лиза с двумя подругами. Они докричались до того, что там поставили нормального главврача, ситуация поменялась. Одна ее подруга так и занимается медициной, другая юридическими вопросами, а вот Лиза стала человеком, который пришел в некоммерческий сектор, постоянно привлекает внимание к пожилым и возглавляет фонд «Старость в радость».

Это Дмитрий Даушев, он почти 10 лет проработал во Всемирном фонде дикой природы. Сбор частных пожертвований, который сейчас все используют, когда волонтеры стоят на улице, когда в Сбербанке и других местах висят ящики с правильными словами, с объяснениями, куда и на что идут деньги. Главное – как этих волонтеров готовить, которые будут ходить по компаниям и эти деньги собирать, по университетам и везде. Дима эту идею подсмотрел на западе и 10 лет обучал волонтеров в фонде дикой природы. А последние два года он работает в детском фонде «Сосны», занимается файдрайзингом. Это технология, как правильно представить проект, как привлечь к нему внимание, собрать деньги просто на улице, но честно и правильно процедурно и эффективно. Дима этим и занимается.

Есть такая матрица лидеров, которая содержит интересные параметры, которыми хорошо обладать и думающим людям, и лидерам, которые хотят поменять что-то вокруг себя. Людям, которые занимаются благотворительностью, будет не хватать важного элемента, которого в матрице нет, но мы его добавляем. Это эмпатия, то человеческое качество, которое ведет к тому, что люди остаются людьми. Благотворительностью, я уже говорила, могут заниматься люди культуры, бизнесмены. Слева Бил Гейтс, справа Дмитрий Борисович Зимин, который оставил свое состояние на благотворительность. Наталья Васильевна цитировала любимую фразу Дмитрия Борисовича «делай, что должно, и будь, что будет». Это его девиз благотворительности. Кроме того, что он поддерживает молодых ученых и таланты. Благодаря его фонду 10% физиков и математиков не уехали, а остались работать в России, потому что получают его гранты. Про фонд Гейтса, который тоже занимается благотворительностью, потому что считает, что в бизнесе добился всего, мне рассказывать не надо.

Для меня интересная история – как государство должно участвовать в благотворительности, и должны ли политики отделять свою деятельность от благотворительности. Об этом можно долго разговаривать. Слева классический пример Клинтона, который фактически отошел уже от политики и занимается только благотворительностью. Но, будучи политиком, он занимался, поддерживал и рекламировал различные благотворительные организации, привлекая компании и людей к каким-то темам, которые нуждаются в поддержке. Справа президент нашей страны. Ситуация с благотворительностью в тот момент изменилась, потому что появился закон о целевых капиталах, он жертвовал средства, показывая пример. Это был гражданский форум, который проходил в Манеже, и это картина, которую сделал фонд «Линия жизни». Люди оставляли отпечатки, картину продали, а средства пошли на операции детям с сердечной недостаточностью. Отпечатки были известных лиц, таких как Медведев, и всех, кто хотел поучаствовать в этой программе. Медведев оставил отпечаток, кто-то жертвовал деньги. Мне кажется, что есть такая задача у наших уважаемых политиков – быть лидерами в демонстрации новых технологий и новых идей. Мне кажется, что благотворительность доступна всем. Это мой любимый тезис. И как бы вы ни делали, и что бы вы ни делали, можно найти свой ответ и свое место. Главное – понять, что это есть, и найти, что ближе к вам. Сейчас я бы хотела показать вам фильм, который сняли ребята в молодежной студии «Жираф». Мы им рассказали историю, подарили книгу о благотворительности и предложили снять фильм, что такое благотворительность в их представлении. Давайте посмотрим.


Оглавление:

Реформирование образования
Мифы об образовании – наши успехи и поражения по результатам международных сравнений и рейтингов
Кому и зачем нужна благотворительность сегодня?
Разная Россия: жизнь в регионах
Страна, в которой хочется жить
Кто такие волонтеры: как и зачем мы этим занимаемся?
Институализация угроз как инструмент управления ресурсным государством
Достоинство личности и нравственные концепты современной России
Образовательная ролевая игра «Фьорд»
Открытие семинара


комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика