Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Листая прессу

Мессенджерами по террористам.В Госдуме одобрили новый пакет антитеррористических поправок.

21.06.2016

Игорь Крючков, Мария Лацинская

 

Описание: Председатель комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая

Александра Мудрац/ТАСС Председатель комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая

Комитет Госдумы одобрил ко второму чтению ряд поправок, которые лишают гражданства за терроризм, расширяют контроль над интернетом, увеличивают штрафы и вводят отдельную главу о «миссионерской деятельности» против исламистов-«вербовщиков». Ряд положений был смягчен. Однако эффективность будущего антитеррористического закона по-прежнему вызывает сомнения.

Комитет Госдумы по безопасности и противодействию коррупции, который возглавляет Ирина Яровая, 20 июня одобрил ряд поправок к так называемому антитеррористическому законопроекту. Работу над ними также вел комитет Совета Федерации по обороне по главе с Виктором Озеровым.

Общая тенденция не изменилась. Поправки в целом предлагают увеличить штрафы и тюремные сроки.

Теперь за экстремизм (по 282-й статье УК России) предлагается лишение свободы на срок от двух до пяти лет (вместо нынешних четырех), штраф 300–500 тыс. руб. (вместо нынешних 100–300 тыс.) или принудительные работы на срок от года до четырех лет. За те же деяния с применением насилия верхний порог тюремного срока был также увеличен на год — до шести лет. Штраф при этом предполагается увеличить до 300–600 тыс. руб.

Поправки, рекомендованные к принятию во втором чтении, также ужесточают наказание за организацию и участие в экстремистском сообществе. За организацию — штраф 400–800 тыс. руб. (вместо нынешних 200–500 тыс.) или срок от шести до десяти лет (вместо срока от двух до восьми). За вербовку в экстремистское сообщество предполагается сажать до восьми лет.

Поправки также вводят в Уголовный кодекс статью об «Актах международного терроризма» (361). За совершение этого преступления предполагается срок от 15 до 20 лет.

Осужденных за терроризм предлагается лишать гражданства России. То же наказание грозит и лицам, которые поступили на военную службу или службу в органах безопасности иностранного государства — если между этой страной и Россией нет разрешающих эту деятельность договоров.

Впрочем, комитет Госдумы предложил и противоположную меру — «отказ в выходе из гражданства РФ».

Эта мера, по мнению авторов поправок, должна вступать в силу, если гражданин России «имеет не выполненное перед РФ обязательство, установленное законом» или «привлечен компетентными органами РФ в качестве обвиняемого по уголовному делу».

Запрет на выезд за границу для россиян, получивших предупреждение от ФСБ, связанное с законами о терроризме, из новых поправок комитета Госдумы исчез. Впрочем, появился такой же запрет, но для тех, кто уже имел судимость по тому же закону.

Миссионерская позиция

В закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» предлагается ввести отдельную главу «Миссионерская деятельность». В ней говорится о «распространении веры и религиозных убеждений вне культовых зданий и сооружений», проповеднической деятельности в том числе через интернет, а также о сборе пожертвований.

Теперь любой миссионер — и российский, и иностранный — должен иметь при себе разрешение или договор религиозной организации, которую он представляет.

Согласно поправкам в закон 125-ФЗ, термин «богослужение» и «миссионерская деятельность» различаются. Первое допускается совершать в жилых помещениях, второе — запрещается. Впрочем, на данный момент неясно, как правоохранительные органы будут различать эти термины, поскольку «миссионерская деятельность», согласно новым поправкам, включает в себя «публичное совершение богослужений».

Тем не менее, если поправки будут приняты, именно эта часть закона о «миссионерах» станет главным инструментом для так называемых вербовщиков исламистских террористических организаций.

«История поправок о миссионерской деятельности довольно любопытна, — рассказал «Газете.Ru» директор центра «Сова», специалист по проблемам экстремизма и национализма Александр Верховский. — Изначально такие законы были приняты в некоторых российских регионах на волне борьбы с сектантством. В итоге они были предложены в Госдуме РФ, но я был уверен, что они не пройдут — настолько неряшливо они прописаны. Но теперь их подогнали под борьбу с вербовщиками, и, скорее всего, в таком виде поправки все-таки примут».

По словам эксперта, эти нормы написаны так, что фактически любой человек, решивший открыто рассказать о своих религиозных взглядах, может рассматриваться как проповедник-миссионер. А у миссионера должен быть документ, разрешающий эту деятельность.

«Поправки эти будут касаться и православных, — считает Верховский. — То есть, по идее, проповедникам «справки» должны выдавать в их епархии. Но, зная историю православной церкви, выдавать такие справки будут очень редко и с большой неохотой».

Впрочем, по мнению Владимира Луценко, бывшего главы управления по борьбе с терроризмом КГБ и ФСБ, государство должно обладать инструментом по борьбе с вербовщиками-экстремистами. «Вне зависимости от того, как мы их называем, существуют люди, которые целенаправленно продвигают идеи терроризма. Люди попадают под их влияние, — рассказал собеседник «Газеты.Ru». — Это экстремистская идея «рейха», государства «избранных». Если раньше распространялась эта идеология избранных по крови, то теперь — по вере. Но решение у обеих идей одно: всех недостойных — под нож».

По его мнению, общий смысл предлагаемых комитетом Госдумы поправок правильный. «Нужно принять, что сейчас во всем мире идет война. Враг определен — это терроризм. А мы все еще живем по законам мирного времени», — считает Луценко. Впрочем, эксперт согласен с тем, что в одобренных комитетом Госдумы поправках могут быть «шероховатости».

Кстати, в том же «антитеррористическом пакете» дополнительными полномочиями наделяются и «операторы почтовой связи». Говоря проще, «Почта России» теперь получает право использовать «рентгенотелевизионные, радиоскопические установки, стационарные, переносные и ручные металлодетекторы» для обнаружения запрещенных предметов.

Интернет в мягких оковах

Ко второму чтению депутаты смягчили положение о сроке хранения содержания переданных сообщений. Новая версия документа устанавливает шесть месяцев вместо предложенных ранее трех лет. Вместе с тем три года будут храниться данные о фактах передачи сообщений.

Пресс-секретарь «Ростелекома» Андрей Поляков сообщил «Газете.Ru», что оператор приветствует снижение сроков хранения трафика до полугода.

В свою очередь, представитель МТС Дмитрий Солодовников рассказал изданию, что сейчас в принципе нет оборудования, которое может обеспечить сбор и хранение голосовой информации в соответствии с требованием законопроекта. Так, понадобятся колоссальные расходы на закупку оборудования, строительство зданий новых ЦОД, закупку лицензий на ПО, умощнение сетей передачи данных, создание системы для «съема» и «вывода» трафика на хранение, а также системы по индексации, системы анализа трафика и предоставления доступа к этим данным.

«Это в любом случае поставит отрасль на грань коллапса, даже если сроки хранения информации будут сокращены до полугода», — заявил пресс-секретарь оператора. Так же считают и в «Вымпелкоме» и Yota — расходы на создание системы сбора информации в любом случае не уменьшатся. В Tele2 и «Мегафоне» отказались комментировать законопроект.

«Хранение не только фактов, но и данных в течение шести месяцев потребует гигантских капиталовложений от операторов связи и организаторов распространения информации, что приведет к неминуемому повышению цен на услуги связи в стране», — считает вице-президент и технический директор Mail.Ru Group Владимир Габриелян.

Наиболее спорным для интернет-отрасли моментом обновленного документа стали предложенные комитетом Ирины Яровой штрафы для сервисов, которые откажутся предоставлять спецслужбам данные для декодирования сообщений. В Госдуме пояснили, что положение законопроекта распространяется на работу мессенджеров, почтовых сервисов и социальных сетей, которые используют шифрование. В частности, к ним относятся Telegram, WhatsApp, Viber, ICQ и другие. В случае отказа предоставить ФСБ ключи для расшифровки сообщений «организаторам распространения информации» грозят штрафы от 800 тыс. до 1 млн руб.

«В современных реализациях приложений для шифрованного общения ключи находятся у собеседников, а не у компании, предоставляющей сервис. То есть для начала реализация данного пункта технически невозможна», — подчеркнул Габриелян. Также представитель Mail.Ru Group напомнил, что ограничение тайны переписки граждан является прерогативой судебных органов, и такое решение выносится в отношении конкретного человека. «В случае передачи сертификатов, позволяющих расшифровать трафик, по сути происходит ограничение тайны переписки сразу всех пользователей», — добавил он.

Председатель комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Леонид Левин в беседе с «Газетой.Ru» отметил, что его площадка еще не ознакомилась с новой версией законопроекта. «Насколько можно понять из опубликованной информации, в поправках речь идет исключительно об ужесточении и уточнении мер административного наказания за непредставление сведений правоохранительным органам по уже действующему законодательству», — заявил депутат. Левин добавил, что такие мероприятия, как доступ к частным разговорам и переписке в нашем законодательстве, как и везде в мире, осуществляются только по решению суда.

Ведущий вирусный аналитик компании ESET Артем Баранов объяснил, что ряд мессенджеров (например, Viber и WhatsApp) не так давно внедрили шифрование end-to-end — это значит, что доступ к пересылаемым сообщениям имеет только пользователь и закрытые ключи у них просто не хранятся. Подобная технология работает в секретных чатах Telegram.

«Странно предположить, что авторы мессенджеров предоставят спецслужбам доступ к зашифрованным данным, если они сами не могут ничего с ними сделать», — отметил Баранов.

По мнению Александра Верховского, новые поправки в «антитеррористический закон» убрали несколько «моментов, которые делали его совсем уж противозаконным», однако общей осмысленности в законопроект это не внесло. Для эффективной борьбы с терроризмом в России уже достаточно нормативно-правовой базы, считает эксперт.

«Тут нельзя даже говорить об очевидном политическом заказе, — считает собеседник «Газеты.Ru». — Предлагаемые поправки выглядят так, будто их составляли силовики, пытаясь отразить реальную практику борьбы с терроризмом. Однако, когда они составляли эти нормы, они не задумывались о побочных эффектах». Между тем на данный момент побочный эффект может ударить по целому ряду российских граждан, чья деятельность вовсе не связана ни с экстремизмом, ни с терроризмом, считает Верховский.

http://www.gazeta.ru/politics/2016/06/20_a_8318327.shtml





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика