Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Публикации

Загрязнение атмосферы

08.08.2003
Еще никто не может предсказать, когда кончится "матч века" Владимир Устинов - Михаил Ходорковский и чем он кончится. Детальный анализ последствий, уборка побитой посуды - все это еще впереди. Но один результат атаки на ЮКОС, предпринятой теми, кто обязан стоять на страже законности, очевиден: произошло радикальное загрязнение политической атмосферы.

Запугивание как аргумент в споре

Чтобы убедиться в этом, достаточно послушать Наталию Вишнякову, прокурорского генерала по связям с общественностью, которую сделали "лицом прокуратуры" в эти дни. Ее попытки уверить слушателей в том, что Генеральная прокуратура не вмешивается в политику и обеспокоена исключительно нарушениями закона, ничем кроме насмешки над общественностью не назовешь. Неожиданно разгоревшееся пристальное внимание к делам любой давности и любого масштаба, связанным с сотрудниками нефтяной компании ЮКОС, столь же неожиданный дружный поток депутатских обращений в прокуратуру с требованием "разобраться" исключительно с ЮКОСом, многочисленные сообщения адвокатов о нарушениях процессуальных норм, допускаемых работниками прокуратуры, - все это невозможно объяснить ничем иным кроме политического заказа.

Опять появились люди в масках, явление которых потрясло россиян еще во времена войны против НТВ и Медиа-МОСТа. И так же, как тогда, невозможно объяснить использование масок ничем, кроме желания запугать, подавить волю к сопротивлению беззаконию. А ведь применение запугивания в качестве инструмента следствия выдает нехватку у прокуратуры законных аргументов.

О стремлении запугать оппонентов говорит и втягивание ФСБ в эту атаку. Казалось бы, у службы безопасности, потерпевшей столько неудач в попытках не пропустить людей со взрывчаткой хотя бы в столицу, должно хватать забот в борьбе с террористами. Если всерьез заботиться о национальной безопасности, то им должно быть просто некогда отвлекаться на весьма проблематичные дела о мошенничестве, которые не требуют непременного участия силовиков такого уровня, даже если факт мошенничества удастся доказать. Если в этих условиях ФСБ все же вовлекается в поддержку акций Генпрокуратуры, то опять-таки трудно отделаться от мысли о том, что за всем происходящим стоит политический заказ.

Правда, произносится что-то малоубедительное и маловразумительное насчет того, что Платон Лебедев подозревается в причинении путем мошенничества ущерба в особо крупных размерах, что и оправдывает будто бы включение в дело стражей государственной безопасности. Но вину Лебедева еще надо доказать в суде, тогда как вполне очевидный и несомненный ущерб экономике страны от нападения на ЮКОС превышает ущерб от предполагаемого мошенничества в десятки раз.

Рынок не обманешь. Генпрокуратура уверяет общественность, что она вообще не имеет претензий к ЮКОСу как компании, а расследует якобы личные правонарушения отдельных служащих ЮКОСа. А фондовый рынок отвечает обвальным падением курса акций, да не только акций ЮКОСа - падает индекс РТС в целом. Это означает, что фондовый рынок сделал свои выводы из происходящего. Он оценил не только подлинное направление удара, но и понял, что силовой наезд на одну из крупнейших компаний отражает незащищенность всего российского бизнеса.

Потери от этого не ограничиваются даже десяти- либо одиннадцатизначными (в долларах) числами снижения общей капитализации российского бизнеса. Главные потери впереди, и мы будем их ощущать еще не один год. Главные потери - это упущенная выгода России в связи с ослаблением притока капитала в нашу экономику. Сейчас мы не в состоянии это вполне оценить, потому что настоящий инвестиционный голод не начался. С одной стороны, высокие мировые цены последних лет на сырье обеспечили большой приток валюты в России, с другой стороны, экономический рост пока еще остается восстановительным. Предприятия, сократившие производство в годы кризиса, просто загружают неиспользуемые мощности по мере роста спроса. Когда свободных мощностей не останется - а этот рубеж близок - дальнейший рост производства потребует создания новых мощностей, а значит потребует и инвестиций стратегического масштаба. Вот тогда мы и ощутим в полной мере последствия нынешнего наезда радетелей отечественной безопасности на отечественный бизнес. Тогда мы увидим, что в мире найдется очень мало желающих вкладывать свои деньги туда, где их могут отобрать просто так.

По закону или "по понятиям"?

Одна из самых тяжелых потерь, которые понесла Россия в результате эпопеи с ЮКОСом, не поддается исчислению в денежной форме. Может быть она и тяжелее по своим последствиям, чем прямые денежные потери. Речь идет о резком снижении уровня правосознания даже в кругу политической элиты, не говоря уж о представлениях рядовых граждан о происходящем. Среди депутатов Государственной Думы, например, в ходу рассуждение о том, что Ходорковский сам виноват в постигших его компанию несчастьях. Характерна сама лексика этих рассуждений: экономический авторитет, говорят, полез на территорию политического авторитета - ну как тут было не всполошиться? В этих рассуждениях разговор по закону подменяется разговором "по понятиям". Ведь, как известно, для правового подхода не существует никаких заповедных территорий. Только групповой сговор порождает представления о политических запретных зонах и о разделенных между элитами угодьях власти: дескать, бизнес не полезет в политику, тогда может быть и государство не станет ущемлять бизнес. Когда взаимоотношения политических элит переносятся в такую плоскость - вот тут есть все основания опасаться не мнимой, а вполне реальной угрозы безопасности страны.

Между прочим, сторонники такой логики походя, сами того не желая и даже не замечая, опрокидывают главное оборонительное сооружение Генпрокуратуры, продолжающей твердить, что во всем этом нет никакой политики, а есть лишь забота о законности. Прокуратура по инерции еще заботится о сохранении фигового листка, прикрывающего малоприличные действия, тогда как законодатели не беспокоятся о законности ни минуты. Пока прокуратура толкует об ущербе государству, нанесенном якобы Платоном Лебедевым в ходе сделки с акциями "Апатита" девять лет назад, депутаты, забыв и о Лебедеве и об акциях, возмущаются тем, что Ходорковский пожелал иметь команду своих сторонников в Думе. Некоторые со священным ужасом говорят о том, что Ходорковский желает изменить конституцию России, превратив наше отечество из президентской республики в парламентскую.

Считается как бы само собой разумеющимся, что такие желания представляют собой неслыханное покушение на государевы прерогативы. Депутатам и в голову не приходит, что такие "дерзкие" устремления, даже если они реально существуют, никаким законом не запрещены. Слишком много сегодня в России политиков, искренне забывших о том, что правовой подход к рассмотрению любых событий есть единственно возможный и допустимый подход. И это тоже одно из прямых последствий акций запугивания, проводимых некоторыми силовыми структурами России.

Популизм со взломом

Атака на ЮКОС подняла всю муть с илистого дна российской политики. Со всех сторон посыпались данные разнообразных опросов - представительных и не очень, - являющихся вариациями на вечную тему "отобрать и поделить". В то время как политики, начиная с президента, вновь и вновь подтверждают невозможность и недопустимость пересмотра итогов приватизации 1990-х годов, "простой народ" высказывает вполне определенное пожелание провести именно такой пересмотр.

Конечно, за этими пожеланиями "человека с улицы" не видно ни малейшего понимания реального содержания и реальных последствий такого пересмотра (если бы он состоялся). За ними не видно ни малейших признаков рационального подхода вообще - одно только голое желание отыграться на ком-нибудь за сохраняющийся в России неприлично большой разрыв между богатством и бедностью. Специалисты, знающие историю подобных общенациональных (и прежде всего общероссийских) переделов собственности, прекрасно понимают, что никакого уменьшения бедности или уменьшения пропасти между бедными и богатыми пересмотр итогов приватизации не даст. Национальное богатство перейдет в этом случае из рук одних богатых в руки других богатых, часто более жадных и менее способных эффективно управлять производством, но бедным не достанется ничего. Сам процесс передела собственности приведет к немалым потерям, так что скорее всего бедность только возрастет.

Понимая это, ни одна из политических элит не хочет тотального пересмотра итогов приватизации и не призывает к нему. Почему же разговоры о таком пересмотре вдруг вновь активизировались? Потому что сама логика таких акций, как атака на ЮКОС, исключает рациональный, а тем более научный, подход к сложным общественным проблемам. Инициаторы наезда прекрасно сознают шаткость своих правовых позиций, а потому просто не могут обойтись без популистских разговоров о том, что бедность происходит от концентрации богатства в руках олигархов. Они рассчитывают использовать массовый уравнительские настроения для того, чтобы сокрушить позиции своих оппонентов, а в дальнейшем никакой обратной национализации допускать не предполагают. Они забывают при этом, что поднятая ими волна экспроприаторских настроений может по инерции катиться дальше и против их воли.

Про русский бунт, бессмысленный и беспощадный, сказано у классика не зря. Вечно живая в России пугачевщина в прошлом веке сожрала образованных революционеров-марксистов, отнюдь не стремившихся к такому результату собственных усилий и уверенных в своей способности управлять процессом. Разумеется, в истории не бывает буквальных повторений, не повторятся и эти события, но саму возможность выхода искусственно раскрученной стихии из-под контроля нельзя недооценивать. Молодая государственность новой России представляет собой пока еще весьма непрочное судно, плывущее по бурному морю. Те, кто затевает драку у руля, рискуют бросить его на рифы, на которых разобьются и правые, и виноватые.

Реальность и версии

Едва ли не каждый день приносит все новые версии, призванные объяснить происходящее. На днях ряд ведущих западных изданий сообщили о встрече иностранных журналистов в Москве с пожелавшим остаться неизвестным высокопоставленным кремлевским чиновником (газета "Ведомости" утверждала, что это был руководитель администрации президента Александр Волошин). Согласно сообщениям "Finantional times", собеседник иностранных журналистов, во-первых, утверждал, что Владимир Путин не был инициатором нападения на ЮКОС, недоволен происходящим и ищет выход, а во-вторых, высказал предположение, что вся эта кампания организована конкурентами ЮКОСа в бизнесе.

Это лишь самое последнее из высказанных предположений, имеющее такое же право на существование, как и все другие. Выше говорилось о думской версии, утверждающей чисто политическое происхождение эпопеи - она по сути предполагает, напротив, прямое участие президента. Некоторые политологи усматривают в происходящем схватку разных элит: якобы спецслужбы, имеющие силу, но не имеющие денег, хотели бы что-то откусить от пирога, доставшегося раньше олигархам, имеющим деньги, но не имеющими силового ресурса.

Можно придумать и четвертое, и пятое, и шестое объяснение. Вполне реалистично и предположение, что имеет место сплетение нескольких из упомянутых политических сил. Предполагать можно разное, но всерьез анализировать следует прежде всего то, что не вызывает сомнений, что действует на авансцене. А не вызывает сомнений активность государства, вполне определенных государственных структур, прежде всего Генеральной прокуратуры и ФСБ. Сами эти структуры почти наверняка не монолитны, почти наверняка действуют отдельные группы внутри прокуратуры и ФСБ. Но так или иначе, используемые в атаке на ЮКОС сомнительные средства ради достижения еще более сомнительных целей могут только подорвать авторитет обоих важных ведомств.

Между тем, их репутация и сейчас уже не без изъяна. Чего стоит хотя бы только история с "учениями", которые ФСБ устроила на жилом доме в Рязани с применением не то сахара, не то гексогена. По следам этой дикой истории так и не было внятного объяснения происшедшего, не говоря уж о наказании виновных. А какое отношение к национальной безопасности имеет известная схватка ответственных чиновников ФСБ с Государственным таможенным комитетом по поводу торговли мебелью? По этому поводу общественность опять-таки не получила никаких внятных объяснений, ничего не известно и об ответственности конкретных "заинтересованных лиц". Столь же печальна история бывшего исполняющего обязанности генерального прокурора Алексея Ильюшенко, упрятанного в СИЗО по обвинению во взяточничестве, а год спустя выпущенного без суда с подорванным здоровьем. Четкого объяснения его эпопеи опять-таки не было. Брал ли взятки высший чин прокурорского ведомства или российская правоохранительная система даже такого высокопоставленного стража законности не в силах уберечь от произвола - оба варианта ужасны. Про "лицо, похожее не генерального прокурора", вспоминать не будем - тут, напротив, всt слишком ясно. Нужны ли новые усилия, ведущие объективно - хотят того или не хотят их инициаторы - к подрыву доверия к важнейшим правоохранительным структурам? Ведь за всем этим стоит подрыв авторитета самой государственной власти в целом.

Что дальше?

Усиливается ощущение безысходности сложившейся ситуации. Как-то надо из тупика вылезать. Заявление предполагаемого Волошина о желании президента снять напряженность симптоматично. Пошли разговоры о компромиссе - якобы требуется согласие ЮКОСа "делиться", тогда его оставят в покое.

Оно бы может быть и неплохо избавиться от нелепой проблемы пусть даже и таким способом. Беда однако в том, что решить вопрос именно таким способом едва ли возможно в принципе. Ибо сам вопрос возник из-за пренебрежения к закону (особенно опасного в данном случае потому, что оно исходит от тех, кто обязан закон защищать), а решать проблему предлагается опять-таки на базе беззакония, на базе очередного разговора "по понятиям". Если ЮКОС чего-то недодает в бюджет, то не надо брать его руководителя в заложники и затем вымогать нечто вроде выкупа, как делают профессиональные похитители людей. Государству это не пристало. Закон предусматривает цивилизованные способы действия в таких ситуациях.

Правда, если пойти по пути, указываемому законом, то придется, между прочим, объяснить, почему взялись именно за ЮКОС, не надо ли "делиться" всем богатым, с кем именно надо делиться, почему и как. На пути законности не удастся и решить различные специальные задачи тех или иных групп, прикрывающихся разными масками. Но путь беззакония скользок - может получиться совсем не то, что планировали те, кто заварил эту кашу.





комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика