Кейсы

Деньги есть! Держись, Максим!

 

Есть у меня друг Максим. Максим 15 лет работает автоинструктором и 12 лет владеет автошколой "Fahrschule Maxim" в Кёльне. Бизнес семейный – работают вдвоем с женой Жанной. Мы познакомились, когда мне надо было сдавать экзамены по теории и вождению для получения немецкого водительского удостоверения. Во время практических занятий по вождению, катаясь по окрестностям Кёльна на "Мини Купере", мы много общались, обсуждали многие темы. Ну и о политике, конечно же, говорили, куда же без нее. Наши взгляды во многом совпадали. После того, как я сдал экзамены и получил немецкие права, мы продолжили общаться, созванивались, ходили друг к другу в гости, устраивали совместные ужины. И вот пандемия. Нелегкое время для бизнеса. И мне очень интересно наблюдать, как в Германии выживали предприниматели в условиях пандемии, чем и как им в этом помогало государство, и как они теперь из столь неординарной ситуации выходят, когда вирус еще не побежден и не все ограничения еще сняты. Подробно расспрашивал об этом Максима, а теперь подумал, что рассказанное им может быть интересно не только мне, но и тем, кто пандемию переживает в России.

17 марта в рамках мер, направленных на ограничение распространения коронавируса, автошколам временно запретили работать. Это было ожидаемо, так как за неделю до этого начали закрываться детские сады и школы. И это снимало с Максима и Жанны возникшую было обеспокоенность. Специфика работы автоинструктора такова, что постоянно в машине находятся разные ученики, в день их может быть до десяти человек поочередно. Шанс распространения вируса при таких условиях работы был довольно велик. Все мысли были о том, что ни в коем случае нельзя заболеть, тогда деятельность автошколы была бы парализована. И на что тогда все это хозяйство содержать? Как дальше работать? Поэтому мои друзья испытали облегчение, когда ведомство транспорта прислало официальное сообщение о временном прекращении деятельности. Была уверенность, что будет оказана определенная финансовая поддержка. На тот момент еще не было понятно, как это будет выглядеть, но в Германии есть Закон о защите от инфекций (Infektionsschutzgesetz), в котором, помимо возможности введения некоторых временных ограничений, говорится и о том, что происходит при приостановлении деятельности и как это компенсируется.

Максим с Жанной постоянно следили за новостями. Особенно внимательно мониторили сообщения министров по экономическим вопросам, потому что ожидали финансовой поддержки. Через две недели появилось сообщение о том, что будет оказана экстренная помощь малому и среднему бизнесу.

Выглядело это примерно так. На сайте федеральной земли Северный Рейн-Вестфалия был размещён формуляр. Процедура его заполнения была довольна простая и заняла у Максима не более 15 минут. Никаких сверхъестественных данных, кроме тех, которые подаются в налоговую инстанцию, вводить было не нужно. После чего в течение двух дней пришло подтверждение о том, что всё одобрено, и выплаты будут. Не обошлось, однако, и без эксцессов. Вскоре после того, как все эти выплаты начались, появились мошенники, которые за счет фейковых страниц воровали данные предпринимателей. Предположительно, серверы находились где-то в Восточной Европе. Прокуратура всё это дело быстренько вычислила, но примерно на неделю приём заявлений и выплаты были приостановлены. Потом возобновились.

Выплаты были следующие. Фирмам до пяти человек, как у Максима, 9000 евро, до десяти человек – 15000 евро, до пятидесяти человек – 25000 евро. Это была единовременная выплата, полученная уже через несколько дней и рассчитанная на три месяца. Мне, однако, эти цифры сами по себе ни о чем не говорили – много это или мало? Максим сказал, что для выживания бизнеса достаточно. И добавил, что экстренная помощь выплачивалась предпринимателю не для пропитания, а для покрытия текущих расходов фирмы. К примеру, на оплату аренды помещения, лизинга или кредита на машины, страховок, транспортного налога и т.п. И еще пояснил, что эти деньги не совсем безвозмездные: полученная сумма добавляется к общему доходу. То есть, когда Максим будет подавать налоговую декларацию по итогам 2020 года, эта сумма будет прибавляться к общему доходу, и с нее будет высчитываться подоходный налог.

Мои друзья считают, что для оценки государственной поддержки бизнеса их пример не самый выразительный. Их автошкола работает давно, они изначально знали, что такое unternehmerisches Risiko – предпринимательский риск, и потому заранее заботились о создании "финансовой подушки" на случаи кризисов. А некоторые их знакомые сделать этого не могли. Они открыли автошколы буквально за месяц до начала пандемии, взяли кредиты на определенное оборудование, на машины, на мотоциклы, а через месяц их деятельность была из-за пандемии приостановлена. В такой ситуации финансовая помощь от государства стала спасательным кругом.

А еще, оказывается, государство во время пандемии платило Жанне (и таким, как Жанна) зарплату. Есть в Германии такое понятие, как Kurzarbeit – неполная занятость или неполный рабочий день. Этот инструмент безвозмездной государственной финансовой поддержки направлен на сохранение рабочих мест и предотвращение безработицы. Работника отправляют домой с сохранением рабочего места, и государство выплачивает ему 60% от "чистой" зарплаты, то есть уже после налогообложения. Работодатель на своё усмотрение и в зависимости от своих возможностей может какую-то часть доплачивать или не доплачивать. Если есть дети, то тогда работник получает 67% от "чистой" заработной платы.

Во время введенных мер, направленных на ограничение распространения вируса, оформление документов для перехода на сокращённую работу значительно упростили. Раньше это был очень серьезный процесс, требующий большого количества документов, подтверждений, предоставления налоговых балансов. Много было нюансов. Не так просто было получить эти деньги. И предпринимателю было проще работника уволить, отправить на биржу труда на какое-то время, чтобы он получал пособие, а потом оформить снова. Во время пандемии все стало много проще. Можно было довольно быстро подать заявку, через пару дней получить ответ и оформить в упрощенном виде все документы. И… Максим оформил Жанну на неполный рабочий день!

Работодатель тоже имеет определенные льготы в этой ситуации. На период с 1 марта по 31 декабря 2020 года государство в полном объеме возвратит Максиму обязательные социальные выплаты (Sozialversicherung), которые он как работодатель осуществляет в отношении работника, находящегося на неполной занятости. К ним относятся: пенсионное страхование (Rentenversicherung), страхование на случай болезни (Krankenversicherung), страхование по безработице (Arbeitslosenversicherung), страхование от несчастных случаев на производстве (Unfallversicherung), страхование на случай потребности в уходе (Pflegeversicherung).

А теперь о том, как Максим, Жанна и их бизнес возвращаются в прежнюю жизнь, которая еще не совсем прежняя.

Временный запрет на работу автошкол в общей сложности продолжался примерно шесть недель – до 29 апреля. Автошкола "Fahrschule Maxim" возобновила работу 4 мая. Жанне потребовалось время, чтобы связаться с учениками, уточнить время занятий, а Максиму составить новое учебное расписание. После чего стали вести свой бизнес в таких условиях и при таких правилах безопасности, которые несколько месяцев назад нельзя было себе даже представить.

Для проведения практических занятий по вождению требуется, чтобы и ученик, и инструктор находились в машине обязательно в защитной маске. Вынужденный находиться в ней 9-11 часов в день, Максим говорит, что стал лучше понимать, каково врачам. Машина должна проветриваться после каждого ученика. Все вещи, которые связаны с управлением автомобиля, начиная от руля и заканчивая всеми рычагами, ручками, кнопками, должны дезинфицироваться после каждого ученика. Максиму приходится предусматривать и перерывы между занятиями учеников, что, конечно же, увеличивает время, затраченное на обучение каждого из них: "Ну а время, как известно, деньги!"

Непросто и с теоретическими занятиями в классах – там свои ограничения. Изначально они были запредельно жесткими – на одного ученика должно было быть 10 квадратных метров площади и соблюдение дистанции минимум полтора метра от других учеников. Чтобы было понятно, автошколы в Германии не владеют какими-то сумасшедшими площадями. В среднем это 50 квадратных метров. У кого-то больше, у кого-то меньше. У Максима автошкола – 65 квадратных метров. А так как нужно учитывать и учителя, то при таком ограничении занятия возможно проводить только для пяти человек. Это очень мало, учитывая, что обычно на курсе обучаются 20-25 человек.

Пока Максим с Жанной раздумывали, как все это организовать, пришло сообщение от министерства транспорта. Сделали очередное послабление – 5 квадратных метров на человека и минимум 1,5 метра дистанции. Все должны быть в защитных масках, должна соблюдаться дистанция, запрещено пользоваться общими бутылками для воды и кофейными аппаратами. Из гигиенических соображений должны дезинфицироваться столы, необходимо проветривать помещение. Стало, конечно, полегче, чем было, и теперь есть возможность проводить теоретические занятия с десятью учениками, но это значит, что для 20-25 человек теперь нужно проводить не одно, а два занятия, а это опять же время, которое опять же деньги.

Свои ограничения и при сдаче экзаменов. На экзамене по теории в классе не может быть одновременно больше четырех-пяти человек. На экзамене по вождению Максим, как автоинструктор, ученик и экзаменатор от TÜV (Technischer Überwachungsverein – организация, которая проводит техосмотры, принимает экзамены по вождению, осуществляет оценку ущерба автомобилей) должны быть во время экзамена в масках. Но эта организация еще окончательно не определилась относительно своей деятельности после ослабления ограничений, а потому сохраняется и неопределенность относительно того, что и как может быть дальше. Пока же проведение этих экзаменов по вождению несколько осложняется тем, что невозможно справиться с наплывом людей, которые не смогли сдать экзамен перед введением мер, направленных на ограничение распространения коронавируса, а сейчас уже появились новые претенденты, которые тоже хотели бы сдать этот экзамен.

Спрашиваю Максима, как все эти ограничения и трудности могут сказаться на успешности его бизнеса. Он считает, что об этом говорить рано. Неясно, будет ли вторая волна эпидемии. Неясно, какие могут быть и когда дальнейшие ограничения или послабления. Ситуация, полагает он, "прояснится позже, когда мы с Жанной будем составлять налоговую декларация за 2020 год". Пока же мои друзья уверены в том, что водительское удостоверение и вождение автомобиля – важные и неотъемлемые составляющие жизни в Германии. Они надеются, что через какое-то время автошколы вернутся к обычным условиям работы, а пока работают в тех условиях и при тех возможностях, которые им государством предложены. Государством, которое помогло их бизнесу выжить при пандемии, а теперь медленно и осторожно из этой пандемии страну выводит.

В мире сложилась экстраординарная ситуация, которая на входе и на выходе создает массу проблем, о которых полгода назад еще никто не думал. Государства оказались перед жестким выбором между здоровьем человека и экономикой. Необходимо, чтобы люди не гибли от вируса и чтобы экономика не встала, что тоже чревато для людей тяжкими последствиями. Чтобы остановить распространение эпидемии, в Германии, как и во многих других странах, приоритет был отдан здоровью, а остановленная экономика финансировалась правительством. А теперь в Германии спасение людей от еще не убитого вируса осторожно совмещают с освобождением экономики от ограничений. Как это происходило и происходит, я и пытался выяснить у моего друга Максима.

Комментарии