Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Виктор Мироненко
¤¤¤

Я имел честь лично знать Галину Васильевну. Она была смелым человеком. «Сравнительный анализ развития постсоветских государств» и, тем более, тенденций развития – это постановка проблемы в ее стиле. Это смелая постановка проблемы. Властители – и авторитарные, и вполне демократические – не любят объективных обоснованных сравнений. Особенно если они не в их пользу. Возможно поэтому историческая и серьезная политическая компаративистика и в России, и в Украине не в почете.

Создаваемый российскими и украинскими СМИ и, к сожалению, частью экспертного сообщества образ соответственно Украины или России примитивен и карикатурен. Также, а может быть, и более примитивен и карикатурен образ российской революции, украинской революции и выросшего из них Советского Союза.

Не знаю, как с этим обстоит дело в Украине, а в Российской академии наук лишь в этом году началось какое-то движение – работа по созданию международной научно-исследовательской программы «Системный анализ перспектив скоординированного социально-экономического развития России и Украины». Пока что трудно сказать, что из этого выйдет, но я лично искренне приветствую это начинание, равно как и интерес к проблеме организаторов сегодняшней нашей дискуссии – Института Кеннана, Высшей школы экономики и Фонда «Либеральная миссия».

Центр украинских исследований Института Европы готов, если вы не против, присоединиться к сравнительному исследованию политических трендов с целью нахождения удовлетворяющего обе стороны алгоритма того, что можно было бы определить как «сопряженная модернизация». А если сказать проще, то научиться уважать друг друга, жить отдельно и работать вместе.

В отличие от Алексея Васильевича Гараня, принимавшего участие в написании и издании в 2003 году интересной специальной работы «Политические и экономические преобразования в России и Украине», я сравнительным анализом не занимался. Но, изучая направленность, силу и результаты российского политического влияния в Украине, не мог, как вы понимаете, без него обойтись. Поэтому я позволю себе как-то отнестись к сказанному профессором Гаранем и высказать попутно несколько, возможно, частных, но важных, на мой взгляд, соображений.

Первое. Российско-украинскую компаративистику придется начинать почти с нуля, и чем быстрее это будет сделано, тем лучше.

Второе. При первоначальном ознакомлении с фактами новейшей истории Российской Федерации и Украины, возникает déjà vu – ощущение того, что все происходящее уже имело место ранее, что история повторяется, что какие-то не познанные или не принятые в расчет закономерности исторического развития возвращают обе страны к неким неразрешенным ранее или неправильно решенным задачам.

Посмотрите на последовательность событий. В 1990 году, как и в начале столетия, в 1917-м, некое событие, происшедшее в России, отозвалось в Украине. В обоих случаях относительно небольшая доза либерализма привела к схожим последствиям. За свержением Временного правительства последовало провозглашение третьего Универсала Центральной рады. За провозглашением государственного суверенитета РСФСР последовало провозглашение государственного суверенитета Украины.

О чем это говорит? О том, на мой взгляд, что есть этапы политической модернизации, которые нельзя миновать. Поэтому концепция «ограниченного суверенитета» Украины в условиях «управляемой демократии» в России, несмотря на предпринимаемые усилия и даже кажущийся ее успех сегодня (намерение «поставить на паузу» отношения Украины с ЕС), дает ложные ориентиры внешней и внутренней политики как в России, так и в Украине. Прежде чем объединиться, придется совсем по-ленински размежеваться. Это необходимо для того, чтобы увидеть объективные отличия двух обществ, двух стран, соотнести их, отделить позитивные взаимозависимости от негативных и только потом начинать выстраивать новые интеграционные схемы.

Я приветствую все написанное Владимиром Путиным в его переполошившей экспертное сообщество статье в «Известиях» от 4 октября 2011 года, но я очень опасаюсь, что разумные в целом предложения российского лидера так же плохо подготовлены, как и проект СНГ. Во всяком случае, я не встречал проработок, сопоставления пройденного за двадцать лет каждой из стран – потенциальных участниц Евразийского союза, необходимых при постановке проблем такого уровня.

Третье. Опыт двадцати прошедших лет неоспоримо доказал, что политическая модель, которую пока что выдерживает Россия, в силу целого ряда объективных и субъективных причин, о которых нужно говорить отдельно, Украина не примет, она ее просто не выдержит экономически. В этом случае ее экономика будет окончательно разрушена, а взять Украину, простите, на полное содержание не сможет ни ЕС, ни, тем более, Российская Федерация или Евразийский союз. Из этого, на мой взгляд, должна исходить российская внешняя политика. Пока что это не так. Слабые проблески понимания этого имеются – в упомянутой уже статье В. Путина или его выступлении на инвестиционном форуме «Россия зовет» в Санкт-Петербурге 6 октября 2011 года. Но дальше этого дело пока что не идет.

Четвертое. Говоря о тенденциях политического развития, не могу не обратить ваше внимание на, может быть, самый тревожный и опасный тренд в украинской политике. Не обидятся на меня наши украинские коллеги, но в ней до последнего времени было что-то очень украинское, немного опереточное. Дело Тимошенко может перевести ее в иной режим, исторически более характерный для российской политической традиции – борьбы на физическое уничтожение. Украинское влияние, начиная уже с XVI–XVII веков, традиционно смягчало это крайне неприятное, если не сказать больше, ее качество. Российскому руководству следовало бы поостеречься поощрять нынешнюю украинскую администрацию в этой крайне опасной, в том числе и для России, тенденции.

«Основная опасность для Украины – считает Алексей Васильевич Гарань, – это авторитарный режим, наподобие того, что можно видеть в России или Беларуси» . Я с ним в этом совершенно солидарен. Авторитарный дискурс работать не будет, даже в России. Но кто сказал, что мы собираемся работать?

Пятое и последнее. Исторически сложившаяся и сохраняющаяся структурная композиция российского и украинского социумов, российской и украинской экономик, культур таковы, что одно дополняет другое. Прошедшие два десятилетия если что-то и доказали так именно это.

Говоря другими словами, сравнивая развитие двух стран за двадцать постсоветских лет, главное, что видишь, это то, что и отличия, и сходства являются относительно свободным проявлением многообразия, которое делало две эти республики несущей основой Союза и которое в будущем только и может при бережном и разумном к нему отношении сделать их лидерами модернизации – экономической и политической – на постсоветском пространстве. Ни одна из них самостоятельно с такой задачей не справится.

Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика