Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Эмиль Паин (подведение итогов Чтений)

Вот уже несколько лет я прохожу в графе «подведение итогов», хотя никаких итогов подвести не могу.

Упрекал меня Михаил Краснов, мой старый друг, и Ольга Васильевна Старовойтова – мало молодежи. А кто же ее не пускал сюда? И проводим-то мы чтения в университете. И освещалось это все широко, и приглашали всех, а пришли только те, кого интересует. Думаю, проблема не в том, что нас не слышит молодежь, а в том, что мы друг друга не слышим. Кто здесь в зале? Не только люди одного круга, 90% здесь сидящих на «ты» друг с другом.

Наше сегодняшнее собрание подтверждает наличие в России огромной проблемы: интеллектуалам трудно договориться друг с другом. Казалось бы, тема круглого стола позволяла аналитикам, близким по мировоззрению, склонным к одним и тем же демократическим, либеральным ценностям, договориться, по крайней мере, об оценке недавнего прошлого России, однако этого не происходит. Еще труднее им договориться о том, что же нужно делать в России для преодоления очевидного кризиса политической системы. Кто же даст такие предложения, если люди, которые призваны быть интеллектуальной элитой, производителями смыслов, пока плохо договариваются друг с другом?

У нас есть несколько внутренних барьеров, которые нам мешают прийти к некому общему мнению. Один из них – это жесткий эволюционизм, представление о том, что все должно идти каким-то эволюционным путем. Что всякая социальная инженерия – это все от лукавого, что с этим мы придем опять к революции, мы уже пробовали, создавали нового человека и т. д.

Так вот я думаю, что это тормоз для того, чтобы выработать некую общую концепцию. Признаюсь, наиболее близка мне в интенции позиция Андрея Борисовича Зубова, который говорит о том, что главная задача – сделать того, кто будет делать. То есть нам нужно сформировать этого самого субъекта. Я все вижу через призму своих научных интересов и знаю, что слово «nation-building» существует неслучайно. Нация никогда эволюционно не создается. Ее всегда строят. И такого рода переходы, транзиты тоже не происходят сами по себе, если не создать некий проект изменений.

Не все меры, которые Андрей Борисович предлагает, я принимаю. К каким-то из них отношусь весьма настороженно, но общий его подход разделяю – если все оставить как есть, если ориентироваться на традицию, то ни к чему другому, кроме того, что мы видим в Средней Азии, мы не придем. Весь разговор о ненадежности российского менталитета, особенностях массового сознания наших граждан – это разговор в пользу бедных, предотвращающий возможность принятия какого-то конструктивного решения.

Об одном примере говорил Игорь Клямкин, когда показывал, что никто не мешал. Общественное мнение не мешало в течение многих лет принимать важные политические решения. Но я хотел бы связать две части наших чтений – круглый стол и первую сессию, на которой эксперты рассказывали о других странах – бывших республиках СССР. К сожалению, мне не удалось подвигнуть нашего литовского друга рассказать подробней о гигантских изменениях, которые произошли в массовом сознании русского населения Латвии. Один только пример с Нилом Ушаковым чего стоит! Нил Ушаков не является потомственным жителем Латвии. Он и его родители приехали из материковой России, а потом в процессе включения в новые институциональные условия их сознание в значительной мере изменилось. И сегодня Нил Ушаков – одна из надежд демократических изменений всей Латвии. Так вот я думаю, что «нилы ушаковы» в России есть, и их довольно много.

Потенциально на них можно делать ставку и на них ориентироваться. Сегодня – и в этом я солидарен с Игорем Моисеевичем – задача состоит в том, чтобы начать работать над проектом вхождения в новую жизнь, предполагающем целый ряд достаточно существенных изменений. Причем для этого не нужно думать о том, кто будет совершать насилие. Не о насилии идет речь. Речь идет о том, что мы не приспосабливаемся к некому эволюционному течению, мы не сваливаем все на колею, матрицу и т. д., а преодолеваем колею. Наша центральная задача сегодня – преодолеть колею даже на уровне слов, на уровне сознания. Пока что между собой нам, друзьям, тем, кто друг с другом на «ты», нужно об этом договориться. Потому что от нашего безделья она только и происходит, вся эта колея или матрица.

Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика