В защиту Гарри Поттера 

Глобализация и либеральная демократия, Тренды

Развернутое интервью с Даниилом Коцюбинским, посвященное молодежным революциям, их цикличности и – одновременно – невозможности в нынешних реалиях заставляет меня взяться за перо сразу по двум причинам. С одной стороны, я принадлежу как раз к тому поколению, о котором идет речь в беседе — многое из сказанного кажется мне важным и близким к истине. А с другой – с некоторыми тезисами я позволила себе не согласиться и высказаться от лица самой молодежи, будучи уверенной, что многие мои сверстники готовы разделить мою точку зрения.

Основная причина того, что молодёжная революция в США и в мире в целом вот уже скоро десять лет как безнадёжно буксует, с точки зрения Даниила Коцюбинского, заключается в крахе старых «больших идей» и проектов (коммунизм, либеральная демократия как универсальный инструмент социального регулирования, американская мечта и т.д.) и отсутствии новых, способных вдохновить толпу – в первую очередь, молодежь – на попытки изменить мир к лучшему. «Революционные движения» стали рутинным мейнстримом, не влекущим за собой никаких позитивных последствий.

Саму молодежь Даниил нарек «поколением Гарри Поттера» – «умным, добрым, тихим/трусоватым и… ждущим волшебной палочки, которая придаст ему силу и решимость, чтобы заявить о себе и победить «системное зло».

Джоан Роулинг, по версии историка, создает картину мира, в котором «победу можно достичь не посредством личного героизма и совершения подвига, а лишь посредством обретения волшебной палочки, притом обретения её «просто так»: «Иными словами, ты можешь быть всего лишь маленьким несчастным и закомплексованным «очкариком», но, внезапно получив волшебную палочку, ты становишься всемогущим «героем».

Я не смогла спокойно пройти мимо нападения на кумира молодежи и решила высказаться в защиту «несчастного очкарика». Точнее, в защиту книжной и кинематографической саги о «несчастном очкарике».

Начну с замечания о том, что – если следовать сюжету книги о Гарри Поттере – сам факт обладания волшебной палочкой ничего не даёт её обладателю: владению магией много лет упорно учатся в Хогвартсе и других школах, а уровень мастерства юных волшебников полностью зависит от их прилежания и трудолюбия. К тому же палочки вовсе не решают одним взмахом любые проблемы человечества – они просто выводят их на качественно новый уровень, подобно тому, как высокие технологии не привели человечество к тотальному счастью (а за возросший – и то не везде – уровень комфорта пришлось заплатить серьезными экологическими проблемами).

Да, волшебниками в мире Гарри Поттера не становятся, а рождаются. Но именно сосуществование магов и не-магов в, казалось бы, хорошо известном и привычном нам мире, на мой взгляд, и заставляет миллионы детей поверить в волшебство и мечтать о заветном письме из Хогвартса. Волшебство существует и живёт среди нас (а ведь это даже на уровне метафоры действительно красивая мысль).

Однако наиболее важно то, что эпопея о Гарри Поттере рассказывает нам об универсальности главных человеческих ценностей – дружбы, любви, честности, верности, храбрости. Гарри, Рон и Гермиона, в частности, учатся на факультете Гриффиндор, где ценность имеет не волшебное дарование как таковое, а в первую очередь храбрость и самоотверженность.

То есть вполне «героические», согласно определению Коцюбинского, качества характера. Сам Гарри – не такой уж, к слову, сильный маг. В большинстве случаев его спасают именно храбрость и смекалка.

Мастерское владение магией – сильная сторона не Гарри, а Гермионы, обретенная посредством исключительного трудолюбия и бесконечной тяги к знаниям.

И даже с учетом этого обстоятельства, Гермиона – не зануда и не ябеда: по сюжету, она очень часто становится голосом совести, борется за права эльфов-домовиков и без раздумий нарушает школьные правила (и законы магического мира), когда этого требует правое дело (это к разговору о трусливой и пассивной молодежи, который ведёт Даниил).

Отступая немного в сторону. По сюжету последней части эпопеи неразлучная троица – Гарри, Рон и Гермиона – уходит в глубокое подполье, сражается в одиночку с правительством, захваченным Волан-де-Мортом и всей злобной волшебной нечистью, устраивая в итоге не что иное, как своего рода молодежную революцию.

В битве за Хогвартс сторонники Гарри отстаивают в том числе и либерально-демократические ценности – право маглов на независимое существование, равноправие полукровок и «грязнокровок» (волшебников, рожденных в семьях маглов) с чистокровными волшебниками, нарушенное Темным Лордом, и, в конце концов – «университетскую автономию» (независимость Хогвартса от Министерства Магии). И Большой Проект у этих молодых бунтарей тоже имеется – правда, это не коммунизм, а идея о смертности Волан-де-Морта, знаменем которой и становится Гарри.

Не могу проигнорировать и сопоставление книги о Гарри Поттера с «типичными сказками» (которое, как можно понять из рассуждения Коцюбинского, говорит, естественно, не в пользу первой). «Мораль «типичной сказки» заключается в том, что главный герой отправляется в некий опасный поход за счастьем/смыслом, изначально полагаясь лишь на свои собственные силы и свою отвагу. По ходу дела ему – как правило, в обмен на разного рода «малые добрые дела» – оказывают помощь разного рода сверхъестественные силы. [А в Гарри Поттере] победу можно достичь посредством обретения волшебной палочки, притом обретения её «просто так».

Во-первых, как я уже отмечала, решающую роль во всех поттеровских приключениях все-таки всегда играют героизм и храбрость – не говоря о том, что антагонисты тоже владеют палочками, что в какой-то мере нивелирует сюжетную значимость этого волшебного предмета как такового.

Во-вторых, если уж на то пошло – Старик до вылавливания золотой рыбки, Золушка до появления феи-крестной, Аладдин до получения волшебной лампы и многие другие – это точно такие же «несчастные очкарики» (а Старик-рыбак к этому же состоянию и вернулся в конце концов), получившие помощь сверхъестественных сил «просто так». Они не борются с системным злом и за право на свободу и самовыражение до появления неких поощряющих обстоятельств. А Гарри – хотя бы Дадли в аквариум со змеей уронил, пусть и бессознательно! И «малых добрых дел» совершил немало – отстоял «напоминалку» Невилла Долгопупса, освободил Добби, спас гиппогрифа Клювокрыла, причём эти и многие другие подобные поступки имеют значение для дальнейшего сюжета. Одним словом, всё по заветам «типичных сказок»!

А в-третьих, думаю, прежде чем вспомнить о «типичных сказках», стоит вспомнить о «добром, высокодуховном и глубокоморальном» содержании многих из них: «Спящая красавица» – некрофилия, «Морозко» – домашнее насилие, «Мальчик-с-Пальчик» – каннибализм, «Красная Шапочка» – жестокое обращение с животными. Сюжет «Курочки Рябы» вообще противоречит логике и здравому смыслу. Да, безусловно, весь этот трэш объясняется тем, что архетипические сказки выросли из фольклорных обрядов инициации и прочих ритуалов, тоже довольно жутких. Но «Гарри Поттер» на этом фоне как раз кажется безупречным именно с точки зрения морали!

Наконец, что касается утверждения Даниила Коцюбинского о том, что актеры, исполнившие главные роли в киносаге, являются «гуру молодежного общественного мнения». Выраженная общественная позиция, насколько я знаю, есть только у исполнительницы роли Гермионы Эммы Уотсон – я имею в виду ее выступление в ООН, широко распространившееся по сети (красивые мысли, которые она там изложила, конечно же, не ей самой придуманы, здесь с Даниилом стоит согласиться). Про Дэниэла Рэдклиффа в прессе лишь множатся скандальные слухи – зачастую вызванные как раз попытками актера вырваться за рамки своей самой главной роли (иногда, кстати, довольно интересными). Руперт Гринт в принципе пропал из поля зрения после выхода последнего фильма. А то, что сама Джоан Роулинг как общественный активист не овладела умами молодежи – так она не философ, не социолог и не политолог, а просто писательница и автор очень успешной сказки. На мой взгляд, самое важное, чему учит ее собственная биография – верить в своё творчество и не сдаваться: как известно, первую книгу о Гарри Поттере отказались печатать 12 книжных издательств, и лишь с 13-й попытки удалось издать ее крохотным тиражом.

И это, по-моему, тоже довольно позитивная мораль, скорее подталкивающая к революционному действию, чем заставляющая опустить руки.

Подводя некоторый итог – историю о Гарри Поттере никак нельзя назвать «зеркалом молодежной недореволюции», потому что героизм и самоотверженность в ней служат одними из ключевых мотивов, так же, как и борьба со злом, по мере необходимости – бунт против системы – вспомнить хотя бы фееричные протесты против гегемонии профессора Амбридж в 5-й части – и иступленная борьба за свободу и истину.

 

Но как тогда объяснить тот факт, что молодежное протестное движение системно буксует?

Здесь я полностью солидарна с выводом, предложенным в интервью – нового большого красивого Проекта, за который стоит побороться, эпоха постмодернизма и постструктурализма молодежи действительно не предложила. Зато научила сомневаться, не бросаться очертя голову за сомнительными лозунгами и идеями, не громить витрины и не осквернять памятники – именно по этой причине я не воспринимаю движение Black Lives Matter и всё деструктивное, что с ним связано, как «всполох молодёжной революции». Молодежь когда-то уже боролась за отмену крепостного права, за эмансипацию, за социализм и коммунизм, за индивидуализм, за мир во всем мире и за либеральную демократию – наверное, теперь молодежь хочет бороться за свое личное счастье, а «мейнстримные протестные движения» с этой борьбой имеют мало общего.

Почему? Потому что, совершенно верно, нет такой идеи, которая способна пообещать всему человечеству рай на земле – а если бы и была, то в неё бы сегодня все равно никто не поверил. А Гарри Поттер тут совершенно ни при чем.

Зато Гарри Поттер, как минимум, научил детей читать книги – поэтому есть шанс, что «новую библию человечества», которую пообещал читателям Даниил Коцюбинский, они не пропустят даже в беспрецедентно возросшем информационном потоке. А как максимум – сообщил им те самые гуманистические ценности, которые не смогли должным образом преподнести школа, философы-постструктуралисты и эпоха постмодернизма. Тот, кто знаком с эпопеей о «тощем очкарике», отлично знает, что и за истину, и за счастье иногда приходится побороться – так же, как это делал Гарри.

Поделиться ссылкой:
0