Серия "Либеральная миссия - экспертиза" под редакцией Кирилла Рогова

Это такая циничная позиция: малый бизнес, самозанятые, ипэшники появились ниоткуда, уйдут в никуда, но также и вернутся оттуда

Доклад из 9-го выпуска "Либеральная миссия - Экспертиза" (под редакцией Кирилла Рогова) - "Коронакризис-2020: что будет и что делать? Сценарии развития и меры экономической политики".

 

Сценарии и логики антикризисных мер

Исходя из предположений о том, как будет развиваться пандемия и какие меры борьбы с ней используются, можно выдвинуть два более или менее осмысленных сценария развития экономической ситуации в мире и в России. Первый, наиболее распространенный в прогнозах, предполагает прохождение пика заболеваемости в развитых странах в апреле-мае и спад заражений в июне, что позволит постепенно снять ограничительные меры карантина и восстановить экономическую активность в ведущих странах мира, включая Россию. То есть тактика "дождаться, когда ослабнет вирус, просидев в условиях карантина", будет успешной.

Второй сценарный вариант менее обнадеживающий - вирус не ослабнет, и для того, чтобы сдерживать масштабы пандемии, придется сохранять значительные ограничения за пределами июня и искать новые пути сосуществования экономики и вируса, которые позволят в конечном счете избежать катастрофических экономических последствий. В этом случае главное направление в политике – поиск адекватных способов сосуществования с вирусом и обеспечения этого сосуществования ресурсами. В зависимости от того, на какой вариант мы ориентируемся в своей политике, должны предприниматься и различные тактические шаги в экономических мерах, их скорости и масштабах.

В рамках первого сценария финансовые ресурсы должны быть в короткий срок направлены в экономику, чтобы решить две задачи: (1) оказать материальную поддержку гражданам, лишившимся источников доходов из-за мер карантина, и (2) сохранить основные фонды и ключевой персонал компаний, которые были вынуждены остановить свою деятельность из-за карантина. Ровно это делают большинство стран, пораженных вирусом. Так как вероятность первого сценария выглядит существенно выше, в дальнейшем будем ориентироваться именно на него.

Развитые страны уже дали ориентир, в каких масштабах и в каких направлениях следует концентрировать финансовые ресурсы для того, чтобы пройти резкое сокращение экономической активности в течение апреля-мая и, возможно, июня текущего года. Размер таких вливаний различен по странам, но в целом их суммарный объем в США, Евросоюзе, Японии и Китае составит около 10% объединенного ВВП. Основное направление использования – прямая помощь единовременными выплатами гражданам, которые лишились доходов, и мелкому и среднему бизнесу, чтобы сохранить их способность быстро восстановить активность по завершению карантинов. Тем не менее, уже имеющиеся свидетельства о масштабах сокращения экономической активности показывают, что даже при задействовании столь мощных финансовых вливаний развитым странам придется испытать спад ВВП в текущем году и, вероятно, слабый рост в следующем. Спад ВВП по развитым странам, включая Китай, можно оценить в 4-4,5%, при этом провал в первом полугодии будет свыше 10%.

 

Инерционный сценарий и его логика

Финансовая поддержка пострадавших от карантина в апреле-мае граждан и бизнеса в России с учетом прямых и косвенных мер финансовой поддержки на фоне развитых стран выглядит скромно, порядка 2-2,5% ВВП. При этом часть этой помощи носит частично возвратный характер. По-видимому, столь скромный масштаб помощи связан с ограниченным ресурсом властей и желанием по максимуму "выжать" ресурсы на поддержку из самого бизнеса. Условно говоря, это такая циничная позиция: малый бизнес, самозанятые, ипэшники появились ниоткуда, уйдут в никуда, но также и вернутся оттуда. Крупные компании уволят, сократят рабочий день, зарплаты, но выживут, переложив часть проблем на наемный персонал.

Есть также вопросы и к объему располагаемых свободных ресурсов ФНБ. Несмотря на неоднократно рекламируемый запас в Фонде, реальность такова, что даже договоренность в рамках ОПЕК+ о снижении добычи и естественное падение добычи в США не позволят ценам восстановиться выше 30 долларов за баррель, поэтому из 9,6 трлн руб. ликвидных и свободных средств ФНБ половина может понадобиться для закрытия выпадающих нефтегазовых и не-нефтегазовых доходов бюджета-2020. По моей оценке, при сохранении цены сорта Brent около 30 долл. за баррель и Urals около 20 долл. до конца года для поддержки экономики в ФНБ остается свободными немного, примерно 4 трлн. руб., или 3-4% ВВП.

Если остаться на тех мерах поддержки, которые анонсированы, то спад ВВП в России в текущем году достигнет 7%, при этом в первом полугодии порядка 10%. Результат года остается плохим, так как из-за недостаточной поддержки экономики в острой фазе карантина восстановление во втором полугодии будет более медленным, чем в тех странах, которые сосредотачивают максимальные ресурсы именно на острой стадии.

 

Дополнительные меры

Поэтому можно было бы рекомендовать увеличить объем финансирования поддержки спроса домашних хозяйств и сохранения малого и среднего бизнеса "в консервированном виде" именно в острый период карантина, то есть в апреле-мае, доведя его хотя бы до 5% ВВП. Эта цифра остается ниже финансовой помощи развитых стран. Но, если учесть, что в отечественной экономике вклад сектора услуг и малого бизнеса в ВВП ниже, чем в этих странах, то можно признать, что этот минимум будет способен предохранить экономическую активность от разрушения и избежать впоследствии раскручивание дурной депрессивной спирали "спрос-производство" в период кризиса.

По официальной статистике на 1 апреля объем ликвидных средств ФНБ, хранящихся на счетах ЦБ, составлял 11,1 трлн руб., а без учета рублей, зарезервированных на покупку акций Сбербанка, - 9,6 трлн руб. Из этой цифры и надо исходить при планировании антикризисных расходов. Пока Минфин оценивает выпадающие нефтегазовые доходы бюджета в 3 трлн руб. Пока еще на было официальных оценок потерь ненефтегазовых доходов от сокращения экономической активности и налоговых послаблений, а это по оценкам аналитиков как минимум еще 1 трлн. В реальности потери доходов могут оказаться больше, поэтому необходим резерв на эту неопределенность, а также на вполне реальный вариант, что понадобится капитализировать банки. Ну, а если исходить из того, что существует хотя бы небольшая вероятность, что дело пойдет по второму сценарию, то резервы нужны в еще большем размере. Итак, если все эти риски заставляют власти, как кто-то выразился, "не палить резервы", то было бы разумным необходимые для финансирования антикризисных мер деньги занять.

При низком общем уровне публичного долга Россия может для целей поддержки увеличивать внутренний долг путем размещения ОФЗ. В самый критический момент коронокризиса спрос на суверенный долг может оказаться недостаточным для привлечения необходимых финансовых ресурсов. В этом случае ЦБ мог бы взять на свой баланс часть государственного долга либо за счет прямых покупок, либо через операции РЕПО с банками. При скоординированных действиях Минфина и ЦБ после окончания острой фазы кризиса вполне реально вернуть бумаги с баланса ЦБ в рынок. Более того, если все опасения, заставляющие резервировать свободные средства ФНБ на случай "Армагеддона", не сбудутся, то можно будет рассчитаться с ЦБ по этим займам. Очевидно, что при судорожном сжатии спроса, вызванным мерами карантина, инфляционные последствия этого временного количественного смягчения были бы очень ограниченными и не сопоставимыми с последствиями девальвации рубля из-из падения цены нефти.

Комментарии