Серия "Либеральная миссия - экспертиза" под редакцией Кирилла Рогова

Одним из эффектов кризиса в случае недостаточных мер станет новая волна "теневизации" экономики

Доклад из 9-го выпуска "Либеральная миссия - Экспертиза" (под редакцией Кирилла Рогова) - "Коронакризис-2020: что будет и что делать? Сценарии развития и меры экономической политики".

 

Сценарии

Масштабы снижения российского ВВП в 2020 году могут составить:

- 4-5% в базовом сценарии, предполагающем подавление вспышки коронавируса и отмену ограничений для экономической деятельности в течение второго квартала, а также то, что достижение в апреле договоренности о сокращении нефтедобычи в рамках OPEC+ приведет к восстановлению цен на нефть URALS до уровней 40-45 долл/барр;

- 6% и более в пессимистическом сценарии, предполагающем что ограничения в связи с пандемией будут в том или ином виде сохраняться до осени (либо в случае ее второй волны), при этом сохранение низкого спроса на нефть в мире и давление ее избыточных запасов будут препятствовать восстановлению цены URALS выше 30 долл/барр. В этом случае спад в российской экономике может продолжиться и в 2021 году.

На динамике и структуре производства ВВП отражается в первую очередь резкий спад спроса на услуги в сфере туризма, культурно-досуговых мероприятий, и связанных сферах и закрытие этих предприятий на время локдауна (гостиницы, рестораны и кафе, розничная торговля, персональные услуги, музеи, театры, организации дополнительного образования, физкультуры и спорта и т.д.), а также сокращение пассажирских перевозок (как внешних, так и внутренних) и грузовых перевозок. Кроме того подорожание и срыв поставок импорта из-за рубежа, ограничение поставок по России и общее снижение спроса ведут к разрыву производственных цепочек и падению производства ряда промышленных отраслей. Несмотря на то, что часть торговли и услуг, как частных, так и государственных переводится в дистанционные и цифровые формы, снижение физической доступности, также как и эффект снижения дохода приведут к снижению их доли в структуре производства и к повышению удельного веса отраслей, удовлетворяющих первоочередные потребности - сельского хозяйства, производства пищевых продуктов, базовой инфраструктуры.

 

Риски и механизмы кризиса

В последние годы структура экономики в разрезе крупных компаний и МСП была довольно консервативной, на отрасли с преимущественным вкладом МСП и самозанятых приходилось около трети создания добавленной стоимости. Поскольку их деятельность сосредоточена в отраслях, наиболее страдающих от локдауна и предшествующих ограничений, можно ожидать что к лету 2020 года доля малого и среднего бизнеса в структуре экономики снизится как минимум на 3-4 процентных пункта.

Одним из неочевидных эффектов кризиса, особенно в случае недостаточности стабилизационных мер, может стать новая волна "теневизации" экономики. На размер неформального сектора, с одной стороны, будет оказывать влияние общее снижение экономической активности малого и среднего бизнеса, ведь именно в этом секторе сосредоточены основные потоки серой зарплаты и занятости (до 50% ФОТ составляют неформальные схемы). По мере развития кризиса часть занятых перейдут в разряд безработных, благодаря повышенному размеру пособий, предусмотренному антикризисным пакетом. Остальные будут искать возможности сохранения своей занятости, что скорее всего сохранит их в "серой зоне". Введение в виде антикризисной меры отсрочек по налогам (вместо полноценных налоговых каникул), будет провоцировать возврат в тень и уже обеленного бизнеса, если на момент окончания отсрочки их финансовое положение будет еще недостаточно прочным. Такой же эффект будет давать перекладывание на бизнес обязательств по выплате зарплат и поддержанию занятости. Таким образом, по мере развития кризиса, в целом можно ожидать расширения доли серых схем.

В соответствии с принятым антикризисным планом Центральный банк даёт кредитным организациям право не ухудшать оценку финансового состояния заёмщиков и, соответственно, не создавать резервы на возможные потери на 6 месяцев, до конца сентября 2020 года. Однако, поскольку отсрочка по уплате налогов для бизнеса согласно плану правительства предоставляется преимущественно на те же полгода, то предпринимателям через эти 6 месяцев предстоят существенные платежи в налоговую и возможности для обслуживания кредитов при этом не улучшатся, что приведёт к усилению давления на банки. Если фискальные меры и послабления в банковском секторе не будут усилены и более точно эшелонированы во времени, то в 4-м квартале Россию настигнет волна банкротств (мораторий на которые распространяется на те же полгода).

С учетом этих процессов снижение реальных располагаемых доходов населения даже в базовом сценарии составит не менее 7% в 2020 г. за счет опережающего снижения предпринимательского дохода, зарплат в малом бизнесе и у самозанятых. В меньшей степени сократятся доходы занятых на крупных и средних предприятиях, доходы в бюджетном секторе и у получателей социальных трансфертов  пострадают меньше всего, хотя и будут подвержены инфляционному обесценению.

 

Меры поддержки экономики

Необходимость масштабной текущей поддержки бизнеса и населения объясняется тем, что ограничения в связи с пандемией коронавируса носят неэкономическую природу и затрагивают практически все предприятия определенных секторов независимо от их эффективности, из-за чего экономический ущерб при отсутствии интервенций может стать невосполнимым. По состоянию на начало апреля объявленный лимит бюджетной поддержки в рамках антикризисного пакета в России составлял 1,4% ВВП и предполагал в основном перераспределение расходов в рамках ранее утвержденных объемов, а не дополнительные расходы. При этом основной упор российские власти делают не на безвозмездную помощь предприятиям и населению, а на отсрочки выплат по налогам, кредитам и арендным платежам. Это существенно ниже объемов поддержки, заявленных США и европейскими странами, которые в некоторых случаях достигают 10-15% ВВП.

Представляется необходимым дополнить состав мер антикризисного пакета механизмами условного списания образовавшейся в период предоставления отсрочек задолженности по налоговым платежам, кредитам и арендной плате для удержавшихся на плаву предприятий, что по сути превратит эти отсрочки в каникулы. В первую очередь условием такого списания может стать сохранение не менее 70% эффективной занятости и возобновление деятельности предприятий – наличие существенных оборотов и возобновление текущих налоговых платежей до конца 2020 года и в 2021 году. Аналогичные механизмы списания долгов должны применяться по отношению к ИП и самозанятым. Нужно предусмотреть механизмы урегулирования возникающих при этом убытков кредиторов.   

Стабилизационные механизмы в российской экономике (в частности, бюджетное правило), настроены на сглаживание эффектов от волатильности нефтяных цен и связанных с этим колебаний валютного курса и не предполагают компенсации за счет накопленных резервов кризисных последствий иного рода. Однако теперь мы сталкиваемся с ситуацией, когда ключевые риски несут сокращение налоговых баз и соответственно выпадающих ненефтегазовых доходов федерального бюджета, а также региональных бюджетов и внебюджетных фондов. В зависимости от сценария такие выпадающие доходы могут составить от 2,5 до 4,0% ВВП. Объем выпадающих базовых нефтегазовых доходов, подлежащих компенсации из ФНБ, при этом составит 1,5% ВВП в пессимистическом сценарии (при том, что дополнительные нефтегазовые доходы выпадают полностью).

В этой ситуации нецелесообразным представляется последовательное соблюдение действующего бюджетного правила, позволяющего компенсировать из ФНБ лишь выпадающие нефтегазовые доходы. С учетом большой вероятности сценария, предполагающего разрушительные последствия для экономики карантинных ограничений на фоне сохранения в среднесрочной перспективе низких цен на нефть, представляется необходимым использовать для купирования краткосрочных последствий кризиса около половины накопленных ликвидных ресурсов ФНБ (3-4% ВВП), сохранив оставшиеся ресурсы на последующие годы – для сглаживания траектории бюджетных расходов одновременно с их реструктуризацией под цели поддержки восстановления экономики после спада.

Поскольку объемы выпадающих доходов и необходимых мер поддержки с учетом предлагаемых уточнений оказываются больше 3-4% ВВП, необходимо использовать другие источники финансирования. Расширение долгового финансирования бюджетного дефицита дает возможность для применения в российской экономике механизмов количественного смягчения (QE), когда Центральный банк покупает в свой портфель  обращающиеся на рынке ОФЗ. Еще одним механизмом монетарной поддержки экономики может быть кредитное смягчение (CE) путём приобретения на вторичном рынке долговых ценных бумаг крупных компаний из секторов, наиболее пострадавших от коронавирусной инфекции, на баланс Банка России. Расширение возможностей долгового финансирования и снижение стоимости его привлечения ускорит стабилизацию рынка, но лишь в случае сохранения жесткого контроля над лимитами использования нетрадиционных инструментов денежной политики (по нашей оценке, в пределах 1,5-2% ВВП).

В отличие от малого бизнеса, не имеющего, как правило, существенных активов и накоплений, крупные предприятия нередко располагают накопленными в докризисный период остатками на счетах (тема избыточных ликвидных средств предприятий, не используемых для инвестиций или расширения деятельности из-за плохого инвестиционного климата активно обсуждалась в последние годы). Теперь эти ресурсы (подобно бюджетным резервам) могут поддерживать устойчивость и возможность маневра для крупных предприятий, в том числе возможности обслуживания кредитов. Для таких предприятий (многие из которых вошли в список системообразующих) лучше отдавать предпочтения кредитным механизмам поддержки, сохраняя больше бюджетных ресурсов для поддержки наиболее пострадавших МСП и населения.

Комментарии