Доклад из 9-го выпуска "Либеральная миссия - Экспертиза" (под редакцией Кирилла Рогова) - "Коронакризис-2020: что будет и что делать? Сценарии развития и меры экономической политики".

 

Масштаб проблемы

Хотя в полной мере мы сможем оценить "пейзаж после битвы" только тогда, когда эта "битва" завершится, многие проблемы уже очевидны и требуют срочных мер.

Если у заболевших им в тяжелой форме коронавирус разрушает легкие, то на рынке труда он разрушает бизнесы и рабочие места, оставляя людей без работы и доходов. Масштаб потенциального разрушения оценить сложно: кризис распространяется неравномерно по регионам и видам деятельности, окончательная продолжительность карантинных мер неизвестна, у разных бизнесов разный потенциал выживания и разная чувствительность к мерам поддержки. Кто-то даже может в чем-то выиграть, как, например, продовольственная торговля с доставкой или технологические компании, обеспечивающие дистанционные работу и потребление. Таких, однако, немного, и выигрыш тоже может оказаться временным.

Я не берусь давать оценки возможной безработицы – разные оценки уже гуляют по СМИ, многие вполне драматические. Единственное, что мы можем увидеть сегодня – это то, какие виды деятельности оказываются под ударом из-за вынужденного закрытия. Отсюда вытекают возможные количественные оценки потери рабочих мест. Естественно, не все, кто их занимает, при этом станут безработными. Какие-то бизнесы продолжат функционировать, а кто-то предпочтет переждать шторм дома, полагаясь на сбережения или помощь родственников.

Все виды коммерческих услуг (непродовольственная торговля, гостиницы и рестораны, пассажирский транспорт, рекреация, культура, спорт, туризм, различные виды персональных услуг и т.п.)  оказываются под очевидным риском временной остановки из-за самоизоляции потребителей. На них по стране в целом приходится около трети всей занятости. Но и часть промышленности и строительства по цепочке не избегут сильного удара. Простое сложение дает катастрофические цифры. Москва, Московская область, Санкт-Петербург и ряд других регионов находятся на первой линии.

Конечно, не все предприятия сектора услуг находятся в красной зоне. Чем ближе к конечному – самоизолированному - потребителю, тем "горячее". Чем сам бизнес меньше, тем меньше запас прочности. Росстат (Труд и занятость в России, 2019) показывает занятость на крупных и средних предприятиях (около 32 млн человек) и всю совокупную занятость по стране (около 72 млн). Разность между этими числами – всего около 40 млн - дает примерную оценку численности занятых на малых предприятиях, у индивидуальных предпринимателей и физических лиц, разного рода самозанятых. В этом сегменте нет государства и перспективы прямой помощи со стороны последнего неопределенны и, возможно, призрачны. Оставим только тех, кто относится к услугам, и разделим по видам деятельности (Рис.1).

Итого: 25,1 млн. человек или треть всей рабочей силы. Отмечу: это только занятые в частном малом и микробизнесе, сюда не попадает сетевая торговля и крупное строительство, нет здесь и бюджетников. В Москве удельный вес занятых в строительстве и коммерческих услугах, ориентированных на население, превышает 50% от всех занятых, в Московской области – 40%. Далеко не все они оказываются под угрозой, но многие. Часть среднего и крупного (и не только в услугах) также испытывает серьезное давление. Даже если они не закроются полностью и будут делать все возможное, чтобы сохранить персонал, потери, скорее всего, неизбежны. Один миллион безработных составляет примерно 1,3% от совокупной рабочей силы. Таким образом, при потере 20% рабочих мест только в малом и микробизнесе безработица может увеличиться с 4,6% до 11%. Правда, не все потерявшие работу (и доход) станут "безработными" в строгом смысле этого термина, так как в условиях самоизоляционного карантина поиск работы затруднен или просто невозможен. Многие, однако, не потеряют работу, но потеряют связанный с ней доход. Точные оценки здесь невозможны, но то, что речь идет о многих миллионах тех, кому может понадобиться помощь, не вызывает сомнения. 

Эти (занятые в малом и, особенно, микробизнесе) люди и до кризиса не были "богатыми" – средний заработок вне корпоративного сегмента примерно на 25% меньше, чем внутри. Надо иметь в виду, что во многих семьях все члены трудятся в такого рода бизнесе и тогда удар по семье приумножается. "Везет" тем семьям, где есть бюджетники или пенсионеры, у которых доход не зависит от ситуации. Последствия с точки зрения роста бедности, неравенства, усиления психологической депрессии очевидны.          

 

Поддержка потерявших работу и доходы

Потеря работы и дохода означает, что нечего есть и нечем кормить детей. Во-первых, надо пытаться помочь всем, попавшим в эту беду. Никто не должен быть забыт. Во-вторых, помощь должна прийти быстро и максимально технологично.   

Наиболее очевидным инструментом поддержки является пособие по безработице, которое основано на принципе адресности и администрируется специальным институтом – службой занятости. Именно для такого рода помощи эта служба и создана. Здесь возникает ряд вопросов. Первая группа связана с институциональной и технологической мощностью служб занятости в регионах. Насколько они технологически и организационно готовы к массовому обращению и способны быстро "обрабатывать" возможный поток обращений? Насколько финансовые ресурсы в их распоряжении достаточны для того, чтобы обеспечить пособиями всех регистрируемых, если тот поток резко увеличится? На эти вопросы, боюсь, ни у кого нет четких ответов. Ответы будут появляться по ходу развития ситуации. Вторая группа вопросов относится к самому пособию – его размеру, продолжительности выплат и условиям доступа. Даже максимальное (12,3 тыс. рублей в месяц) оно остается небольшим: около 25% по отношению к средней зарплате. В Москве и Московской области установлен более высокий размер пособия – 19,5 и 15,5 тыс. рублей, но и стоимость жизни здесь выше.

Если рассчитывать на эту опцию (выплата помощи в виде пособий по безработице), то стоит обратить внимание на следующее:

  • Максимально упростить регистрацию и выплату пособия, сделать его безусловно доступным всем безработным независимо от наличия и типа предыдущей занятости (в том числе для временно лишенных дохода индивидуальных предпринимателей, самозанятых, неформально занятых и т.п.).
  • Увеличить его размер, хотя бы на четверть, и увеличить продолжительность выплаты при условии отсутствия работы по крайней мере до августа включительно (4 месяца вместо трех, обещанных Президентом). Финансирование пособий должно идти за счет федеральных источников, поскольку у регионов таких денег нет.
  • Поскольку такая экстренная помощь отличается от стандартного пособия по безработице (которое всегда зависит от соблюдения набора условий со стороны претендента), возможно, что ее следует назвать как-то иначе. Например, "временная субсидия из-за потери дохода вследствие вынужденной самоизоляции".

В какой мере эта опция даже при названных коррективах технологически возможна, мне судить трудно. Если нет, то это осложняет реализацию адресных мер в виде пособий по безработице. Если мы не можем обеспечить строгую адресность, то оказываемся перед выбором: помочь тем, кто в той помощи не особенно нуждается, или упустить реально нуждающихся. В данной ситуации очевидно, что ошибка первого рода предпочтительнее.

Возможное ослабление адресности может идти через исключение из дополнительных мер поддержки тех категорий, которые несут минимальные финансовые потери, получая доходы из бюджетной системы. Это, прежде всего, бюджетники, работники госкорпораций и компаний, имеющих твердые госконтракты, а также работающие пенсионеры. Также можно отсечь от срочной поддержки тех, кто в прошлом году заработал более 1 миллиона. Для остальных нужно думать о механизмах и размерах безусловных выплат типа универсального базового дохода. Такое цензурирование сохранит элементы адресности, но позволит никого не потерять. 

Еще одна группа, нуждающаяся в поддержке, включает тех, кто сохранил работу, не уволен, но отправлен в отпуск без сохранения зарплаты. Заслуживают ли они поддержки? На мой взгляд, безусловно. Боюсь, что перечислил не всех. Мигранты – внутренние и внешние, потерявшие работу и не имеющие возможности вернуться домой, также нуждаются в помощи.

 

Меры поддержки бизнеса

Особой проблемой является спасение среднего, малого и микробизнеса, затронутого противо-пандемическими ограничениями. Они закрылись не из-за своей неэффективности, а в связи с чрезвычайными обстоятельствами, и это грозит массовым разрушением физического и человеческого капитала. Но коронавирус пройдет и экономика должна сразу пойти в рост. Сразу после выхода из карантинных мер понадобятся миллионы рабочих мест, готовые принять обратно своих временно простаивавших работников. Чтобы высокая безработица не стала хронической, простаивающий бизнес должен пережить это сложное время. Его исчезновение затруднит последующее восстановление экономики (занятости и доходов).

Если крупным компаниям государство (возможно?) и знает, как и чем помочь, то поддержка этой неоднородной популяции является намного более сложной задачей. Набор потенциальных мер и тех, что уже применяются, включает налоговые каникулы, беспроцентные займы, снижение и отсрочку платежей аренды и т.п. Но лишившись оборота, бизнес не может платить ни зарплату, ни аренду, ни налоги, ни проценты по кредитам. Никакие отсрочки не решают проблемы.

Тогда государство должно искать пути хотя бы частичного покрытия или списания и этих расходов. Пойти по пути выплаты части зарплаты наемным работникам в случае, если работодатели согласятся их не увольнять. Особый пункт – это минимизация контрольно-надзорных мероприятий, многие из которых в нынешней ситуации были бы откровенным вредительством. Мне представляется, что и по политическим, и по экономическим причинам государство должно быть очень заинтересовано в выживании всего малого бизнеса не меньше его собственников.  Попытки решить эти проблемы за счет населения ("среднего класса с 17 тыс. в месяц") или за счет тонущего бизнеса ("торгашей и жуликов") не могут увенчаться успехом и лишь подорвут и экономику, и доверие государству на годы вперед.

Комментарии