Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Дискуссии

Банковская система России: пути реформирования

02.11.2001

Банкиры и эксперты комментируют проект совместной стратегии Банка России и правительства РФ по развитию банковского сектора

Представляем вашему вниманию дискуссию «Банковская система России: пути реформирования», поводом для которой послужили предложения Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) по реформированию банковской системы и стратегия развития банковского сектора, предложенная Центральным банком и рассмотренная правительством РФ. В дискуссии приняли участие: Петр Авен, Олег Вьюгин, Евгений Гавриленков, Аркадий Дворкович, Сергей Дубинин, Андрей Козлов, Александр Мамут, Антон Силуанов, Алексей Смирнов, Александр Турбанов, Александр Шохин. Вел обсуждение Евгений Ясин.


Оглавление:

Вопрос №1
Вопрос №2
Предложения Фонда «Либеральная миссия»

Вопрос №1

ЯСИН Е.Г.:
К первому ноября по поручению правительства должны быть внесены поправки в проект совместной стратегии Банка России и правительства РФ по развитию банковского сектора. Этот проект и стал поводом для сегодняшнего обсуждения. Многие убеждены, что для нынешнего этапа наша банковская система недостаточно развита. И если в течение короткого времени не приложить усилия к повышению ее эффективности, то впоследствии именно в этой связи возникнут принципиальные ограничения для экономического роста. Сегодня мы наблюдаем рост российской экономики, который вскоре может прекратиться. В какой мере взаимосвязан экономический рост и развитость банковской системы? Действительно ли она – ключевое звено в его обеспечении? Я хотел бы услышать ваши мнения по этим вопросам.

ДУБИНИН С.К. (бывший председатель Центрального банка РФ): «Проблему трансформации сбережений в инвестиции невозможно решить без укрепления доверия банковской системы к предприятиям»
В своем нынешнем состоянии российская банковская система несомненно ограничивает возможности трансформации сбережений в инвестиции и, соответственно, экономического роста, но сегодня она не является и главным ограничителем. К примеру, несмотря на высокую степень доверия населения к «Сбербанку», его ресурсы не становятся источником долгосрочных инвестиций, потому что реципиенты этих ресурсов – наши промышленные компании – не вызывают достаточного доверия у банковского сектора. «Газпрому» постоянно предоставляли полугодовые кредиты, сроки которых, впрочем, бесконечно продлевали. Никто не посоветует современному банкиру надолго давать деньги на серьезные проекты или выделять их целевым образом на проектное финансирование, кроме как внутри собственного холдинга. Никто не возьмет на себя ответственность сказать, что сам по себе проект покрывает риски, возникающие для инвесторов. Отсюда и невозможность мобилизовать эти деньги. Эту проблему невозможно решить без укрепления доверия банковской системы к предприятиям. А укрепление банковской системы самой по себе – условие необходимое, но недостаточное.

ЯСИН Е.Г.:
Мне кажется, давно сложились вполне определенные отношения банковского сектора с вкладчиками и заемщиками, в которых никто никому не доверяет. В совместной стратегии Банка Росси и правительства РФ совершенно справедливо отмечается, что состояние банковской системы соответствует состоянию российской экономики.

ГАВРИЛЕНКОВ Е.Е. (проректор Государственного университета – Высшая школа экономики): «Без эффективно работающей банковской системы мы не сможем достичь тех параметров, которые задает правительство в долгосрочной стратегии»
Послекризисный рост российской экономики во многом произошел без активного участия банковской системы. Внешняя торговля приносила довольно приличные ресурсы, а экономика постоянно эволюционировала в сторону построения вертикально интегрированных компаний, что позволило создать некую временную замену банковской системе. Если же мы говорим о долгосрочном росте, о построении рыночной экономики, то, конечно, нам необходима и банковская система, и финансовые рынки, в том числе фондовый рынок. И чем раньше мы примемся за развитие банковского сектора, тем лучше. Сложившаяся после кризиса система еще сможет какое-то время финансировать экономический рост. Но без эффективно работающей банковской системы мы не сможем достичь тех параметров, которые задает правительство в долгосрочной стратегии.
Однако я не думаю, что достаточно реструктурировать банковскую систему, и все тотчас же заработает. Прежде всего, проблема заключается в инвестиционном климате, в сложившихся у нас правилах игры. Проект стратегии реформирования банковской системы Центрального банка и правительства совершенно правильно констатирует, что сейчас мы имеем то, что заслуживаем – банковская система целиком и полностью отвечает реалиям российской экономики. У нас не развивается малый и средний бизнес, который во многих странах является одним из основных потребителей кредитов, тем самым предъявляя спрос на эффективно работающую банковскую систему. А в отсутствии спроса не стоит ожидать и реальных шагов по части реформирования банковской системы.
Что же касается экономического роста и составляющих его факторов, то мы понимаем необходимость капитала, труда, определенной системы институтов. Но если у нас качество человеческого капитала оказывается недостаточным для того, чтобы запускать какие-то проекты в нужных масштабах, то даже при условии поступления всех денег от внешней торговли в страну, они не могут быть здесь переработаны. В России нет такого человеческого капитала и эффективных проектов. Ведь в развитых странах малый и средний бизнес – школа предпринимательства, где люди пробуют себя, а потом их бизнес постепенно укрупняется. В нашей же экономической системе такой эволюции практически не происходит. Поэтому и не возникает и спроса на банковские услуги. Может быть, многие предприятия и хотели бы получить кредит, однако отсутствие кредитных историй, опыта у менеджеров и прозрачности не только тормозит расширение поля предоставления банковских услуг, но и в целом не стимулирует реформирование банковского сектора.

СМИРНОВ А.В. (заместитель председателя «Внешэкономбанка»): «В настоящий момент банки не могут стимулировать экономический рост по причине недостаточной капитализации банковской системы»
Вопрос реформирования банковского сектора сегодня действительно актуален. Не случайно правительство и Центральный банк разрабатывают стратегию этих преобразований. В настоящий момент банки не могут стимулировать экономический рост по причине недостаточной капитализации банковской системы. И здесь один из основных вопросов заключается в выработке государственных мер стимулирования капитализации банков. В этом плане большой шаг вперед сделан с принятием поправок в Налоговый Кодекс. Они послужат увеличению банковского капитала, поскольку капитализация в основном происходит за счет прибыли. Я соглашусь с Евгением Гавриленковым в том, что надо проводить преобразования как можно быстрее. Но я все-таки не вижу здесь каких-либо ограничений, четких временных рамок.

ВЬЮГИН О.В. (исполнительный вице-президент, главный экономист ИК «Тройка Диалог»): «В краткосрочной экономике и интересы банков краткосрочны»
Российская экономика пока носит краткосрочный характер, что очевидно по принятию решений в бизнесе. Но эта краткосрочность приводит к незаинтересованности банковской системы в глобальном наращивании капитала. Приведу пример из своей практики. Недавно я обратился в банк с предложением открыть депозит и получил рекомендацию открыть этот депозит не больше, чем на шесть месяцев, потому что это самый удобный инструмент для банка, приносящий наилучший доход для меня как для клиента.
В чем же причина такого положения вещей? Одна из причин лежит в поле макроэкономики. До сих пор финансовые аналитики рассчитывают, когда наступит момент несостоятельности российского платежного баланса, девальвации курса и вообще провала всей нынешней политики. Похожий уровень доверия и в бизнесе. Непонятно, кому можно доверять. Отечественного бизнеса с высокой степенью доверия крайне мало, потому что его история слишком коротка.
В краткосрочной экономике и интересы банков краткосрочны. Все планы и проекты строятся таким образом, чтобы их можно было скорректировать в любой момент. Потому и перспективы роста экономики пока тоже краткосрочны. Сегодня никто не возьмет на себя научную ответственность сказать, что долгосрочный рост обеспечен. Я не думаю, что в нынешней ситуации банковская система сильно препятствует краткосрочному росту. Но ситуация может и измениться. Если доверие будет постепенно формироваться благодаря уверенной макроэкономической политике, а главное – созданию механизмов, гарантирующих стабильность всех основных ее параметров, то банковская система действительно будет препятствовать экономическому росту. И подразумевая ограничения сроков для развития банковского сектора, было бы разумно готовить такие требования к политике в сфере банковского регулирования, которые гарантировали бы повышение доверия к банкам.

КОЗЛОВ А.А. (управляющий директор Добровольческого корпуса по оказанию финансовых услуг): «От банков, зацикленных на обслуживании своих финансово-промышленных групп, не стоит ждать отдачи – они врут вместе со своими группами»
Когда речь заходит о роли банков в экономике, то надо понимать, о какой ее части мы говорим. Российская экономика неоднородна, и разные ее части посылают банковской системе абсолютно разные сигналы. Условно я бы разделил всех экономических агентов, за исключением населения, на три группы. Первую группу составляют финансово-промышленные группы (ФПГ) и государственные предприятия-монополисты. У них одна модель поведения в бизнесе и внутренних мотиваций. Вторая часть экономики связана с продажей товаров и услуг населению – система торговли, легкая и пищевая промышленность, немонополизированный сектор, который, как мне кажется, в своей эволюции уже прошел тот этап, который еще только предстоит пройти крупным финансово-промышленным группам. По большей части, самые современные предприятия легкой и пищевой промышленности уже находятся в руках иностранного капитала. И третья часть экономики – филиалы иностранных корпораций, работающих в России. У каждой из этих корпораций свой стиль ведения бизнеса и свои перспективы в России.
В свою очередь, и банковская система делится на три крупных части, плюс «Сбербанк» и «Внешторгбанк». Есть банки корпоративные, тесно связанные с финансово-промышленными группами и государственными предприятиями-монополистами. Таких банков около ста. Их судьба напрямую зависит от судьбы их предприятий и групп. Например, если какая-либо группа из сферы металлургии будет продана иностранному инвестору, то он вряд ли продолжит обслуживание в том же банке. Как мне кажется, с расширением присутствия иностранного капитала в отраслях сырья и первичной переработки, что будет происходить в ближайшие десять лет, соответствующие банки будут либо уходить из бизнеса, либо успеют перестроиться и начать работу со сферой продажи товаров и услуг населению, т. е. со второй частью экономики. На данный момент с ней работает около тысячи маленьких и недокапитализированых банков, которым не хватает ресурсов для создания сетей и предложения качественных услуг широкого спектра. Внутри этой части банковского сектора идет очень жесткая конкуренция, корпоративные же банки не конкурируют ни с кем, и поэтому у них низкое качество и узкий спектр услуг. Отмечу также, что это не большие банки, это банки, встроенные в систему, такие как «Альфа-банк», «МДМ-банк», «Росбанк».

АВЕН П.О. (президент ОАО «Альфа-банк»):
Вы рисуете неадекватную картину. «Альфа-банк» с «Альфа-групп» практически не работает.

КОЗЛОВ А.А.:
Проблема в том, за счет чего обслуживаются те или иные финансовые потоки. И этот вопрос нуждается в специальном изучении – я говорю даже не о данных по международной отчетности, а о реальных цифрах. Только тогда мы сможем констатировать, что «Альфа-Банк» – банк-лидер второй части банковского сектора, работающей с малым и средним бизнесом.
Возвращаясь к проблеме тысячи недокапитализированных банков, которые хотят развиться, но не могут, я не уверен, что в стратегии банковской системы мы говорим о них. Хотя от банков, зацикленных только на обслуживании своих финансово-промышленных групп, не стоит ждать отдачи – они врут вместе со своими группами.
Третья категория банков – банки с участием иностранного капитала, которые будут расширять свое присутствие здесь со сменой собственников российских предприятий любых секторов экономики, а сейчас работают, в основном, со своими филиалами. Учитывает ли эту категорию банков политика по развитию банковской системы?
Наконец, «Сбербанк» и «Внешторгбанк» я бы выделил в отдельную группу, поскольку их капитал переплетен с государством. Выдавая кредиты финансово-промышленным группам и государственным предприятиям-монополистам, формально – с западной точки зрения – они поступают правильно. Сегодня операции этих банков, связанные с кредитованием финансово-промышленных групп, краткосрочны и приносят большую долю прибыли и доходов. Но я уверен, что в случае возникновения каких-либо проблем в этих группах эти банки будут последними в очереди по спасению их активов: сначала будут спасаться активы самих этих ФПГ, потом – их банков, и только потом – «Внешторгбанка» и «Сбербанка», подразумевая, что государство все равно поможет. Руководители этих банков, кем бы они ни были, находятся под колоссальным давлением со стороны российских предпринимателей, крупных российских политиков, связанным с выдачей кредитов их финансово-промышленным группам и предприятиям-монополистам. Потому что на этих деньгах можно играть по-крупному. И одна из основных проблем этих банков – перераспределение их кредитных ресурсов из сектора сбережений в сектор рисковых кредитов крупным предприятиям. Кроме того, «Сбербанк» и «Внешторгбанк» имеют большую бюрократическую инфраструктуру, медленно работающую и очень дорогую. Поэтому для них не очень рентабельно кредитование малого бизнеса. Эти банки выживают за счет того, что направляют средства, полученные либо от государства, как в случае «Внешторгбанка», либо от населения, как в случае «Сбербанка», на крупные кредиты предприятий финансово-промышленных групп. И их будущая судьба связана с судьбой ФПГ.
С октября в сфере банковских услуг открылась новая, очень серьезная возможность, о которой пока мало говорят. Теперь российская банковская система будет напрямую конкурировать с иностранными банками, благодаря инструкциям №№ 100 и 101 Центрального банка, в которых сказано, что российские граждане имеют право открывать счета за границей, а российские предприятия – получать кредиты из-за границы без лицензии Центрального банка, но с соблюдением определенных бюрократических правил. То есть для работы с российскими потребителями банковских услуг иностранным банкам теперь не нужно учреждать филиал на территории РФ, в крайнем случае – небольшое представительство. А уже открытые здесь филиалы иностранных банков могут не развивать свою инфраструктуру для работы с крупным и средним секторами российской промышленности. Я думаю, что это решение повысит конкурентное давление на российские банки и при позитивном развитии российской экономики вообще может оставить многие российские банки за бортом. В российской экономике сегодня происходит реальная банковская реформа, не имеющая никакого отношения к стратегии Банка России и правительства РФ по развитию банковского сектора, о которой мы будем говорить, отвечая на второй вопрос.

ТУРБАНОВ А.В. (генеральный директор Агентства по реструктуризации кредитных организаций): «При всех своих недостатках, российская банковская система не является слабой»
Я хотел бы вернуться к поставленному вопросу: может ли банковская система сыграть роль ключевого звена в реформировании экономики? По моему убеждению, может, и сложившиеся условия этому благоприятствуют. Я предложил бы отказаться от тезиса, что банковская система – слабое звено российской экономики, который очень любят наши зарубежные коллеги, особенно представители некоторых международных финансовых организаций. Но я считаю, что именно банковская система сможет стать ключевым звеном в реформировании экономики, потому что, при всех своих недостатках, она не является слабой. Здесь уже говорилось о человеческом капитале. Он сконцентрирован в банковской системе в виде высококлассных специалистов. Кроме того, банковская система – один из наиболее рыночно ориентированных секторов, где активно используются современные технологии. Если зарубежным банкам понадобились десятилетия и даже столетия, чтобы прийти к технологиям, которыми они пользуются сейчас, то наши банки, начав свою работу с нуля, за десять лет уже освоили этот опыт. Зачастую банковская система выступает в роли мотора экономических преобразований в реальном секторе. Структурной перестройки реального сектора экономики активно требуют именно банкиры. Они же больше всех говорят об ответственности заемщиков промышленных предприятий. Также банкиры призывают к повышению прозрачности экономики. МВФ и Мировой Банк говорят о внедрении международных стандартов учета в российской банковской системе. Наши банкиры с этим соглашаются, но справедливо замечают, что без одновременного внедрения международных стандартов учета и в реальном секторе экономики желаемого эффекта это не принесет.
Что же касается сроков проведения преобразований, то реформу банковской системы надо было начинать не вчера и не позавчера. На данном этапе уже должны приниматься конкретные решения, которые во многом зависят от государства. А длительность исполнения определенных решений должна зависеть от обсуждаемых мер. К примеру, рассмотрим вопрос о требованиях к размеру собственных средств банков. Нынешнее законодательство предусматривает срок накопления – три года. Мы неоднократно наблюдали, как первый год банк раскачивался, второй год думал и только к третьему году начинал что-то делать. А некоторые банки не начинали ничего делать даже по истечении трех лет. Такая практика дает основание говорить о снижении трехгодичного срока. Я думаю, если банкиры будут настроены конструктивно, можно будет остановиться на двухлетнем сроке рекапитализации, установив размер капитала для первого и второго двухлетних периодов. Решение проблем налогообложения тоже давно известно и требует лишь конкретных подсчетов. Все эти вопросы обсуждались неоднократно. Законодатели могли бы предпринять какие-то конструктивные шаги в этом направлении хоть сегодня.

СИЛУАНОВ А.Г. (руководитель департамента макроэкономической политики и банковской деятельности министерства финансов РФ): «Банковская система должна стать институтом долгосрочного кредитования»
Банковская система является элементом экономического роста. Но ключевым звеном аккумулирования инвестиций, в первую очередь, являются специализированные институты: инвестиционные компании, пенсионные фонды, страховые организации. Банковская система должна стать институтом долгосрочного кредитования. Если посмотреть на проблему под другим углом зрения, то на начальном этапе банковский сектор мог бы предоставлять кредитование под оборотные средства, в котором так нуждаются сегодня наши предприятия, и только потом вести речь о долгосрочном, инвестиционном кредитовании. Различные данные показывают, что банки стремятся к этому. Если посмотреть на структуру их активов, то доля активов со сроком вложений больше года в общей структуре активов составляет около 30%, в то время как долгосрочные пассивы со сроком вложений больше года составляют в структуре пассивов около 10%. Из этого можно сделать вывод, что банковская система стремится осуществлять долгосрочные кредиты, но структура и размеры пассивов не дают ей такой возможности.
В настоящем виде банковский сектор, как платежная система, вполне обеспечивает потребности экономики, но для роли инвестора и для поддержания уровня экономического развития ему требуется ряд функций и определенные условия. В первую очередь, они связаны с созданием доверия к проводимой экономической политике и рублю. Сегодня рублевые средства конвертируются в валюту и вывозятся в виде остатков на счетах, а не вкладываются в экономику. Необходим ряд факторов, стимулирующих банки не вкладывать эти средства в иностранную валюту и вывозить ее, а оставлять их на территории России и вкладывать в российские инвестиционные проекты.
Что касается сроков развития банковской системы, то, конечно, хотелось бы, чтобы они были максимально короткими. Но как говорят в Центральном банке: «Надо идти не революционным, а эволюционным путем». Для банковской системы нет смысла в революционных преобразованиях.

ЯСИН Е.Г.:
Никто не говорит о том, что повышение роли банков в процессе экономического роста предполагает увеличение долгосрочного банковского кредитования. Я убежден, что нормальные универсальные банки должны кредитовать инвестиции не больше 5-6%. Но сможет ли у нас развиваться финансовая сфера, пока банковский сектор находится в таком состоянии?

МАМУТ А.Л. («МДМ-банк»):
Нам приходилось сталкиваться с такой позицией министерства финансов. Не могли бы вы прояснить ее ключевой момент?

СИЛУАНОВ А.Г.:
Предприятия и организации должны развивать производство за счет собственной прибыли, а инвестиционные и финансовые компании должны аккумулировать инвестиции и направлять их на инвестиционные проекты.

ДВОРКОВИЧ А.В. (заместитель министра экономического развития и торговли РФ): «Банковский сектор будет увеличивать свою активность по мере повышения своей капитализации и прозрачности всего рынка»
Мне кажется, что здесь недостаточно было сказано о конкуренции в банковской сфере. Препятствует ли отсутствие конкуренции развитию банковского сектора и тому, чтобы он играл все большую рль в развитии экономики? Для нас конкуренция не является самоцелью, хотя, например, министерство по антимонопольной политике говорит о конкуренции в секторе как о цели реформирования банковской системы. Мы же полагаем, что создание здоровой конкурентной среды в секторе послужит инструментом для решения других задач.
Если речь идет о конкуренции внутри той тысячи банков, о которой говорит Андрей Козлов, за то, кто из них отмоет лишний рубль или окажет услугу по уводу средств от налогов, то я не думаю, что это нормальная конкуренция и что эти банки имеют право на дальнейшее существование. Напротив, они портят конкурентную среду, ухудшают условия для развития нормальных банков, уже готовых к конкуренции как между собой, так и с иностранным банковским капиталом. Поэтому министерство экономического развития предлагает увеличение порогового значения для капитала банков на пять-десять миллионов рублей. Это решило бы задачу ликвидации банков, не занимающихся цивилизованным банковским бизнесом.
Кроме того, неравные условия конкуренции складываются между теми банками, которые в той или иной форме получают государственную поддержку, и теми, кто не имеет ее. Существуют разные формы государственной поддержки. «Сбербанк», с одной стороны, явной государственной поддержки не имеет, но с другой – через него проводятся многие операции. Также государство поддерживает отдельные региональные банки. В обоих случаях наличие обусловленных государственной поддержкой конкурентных преимуществ не компенсируется ограничениями на деятельность этих банков и увеличением их ответственности в тех или иных сферах деятельности. Для выравнивания условий конкуренции надо либо вообще не прибегать к государственной поддержке, либо ограничивать получающий ее банковский бизнес на степень осуществления этой поддержки. Например, во Франции операции банков с государственным участием в области гарантирования депозитов ограничены определенными видами кредитования, а все, что банк получает сверх этого, за счет других операций, он может использовать в любых целях.
Что касается конкуренции с иностранными банками, то не думаю, что сейчас они поспешат открывать счета российским гражданам. Существуют определенные ограничения национальных и международных законодательств, законы о борьбе с отмыванием денег и прямые инструкции национальных банков, не позволяющие без ограничений открывать счета гражданам РФ. Также у западных банков не распространена и практика широкого кредитования иностранных юридических лиц, в том числе юридических лиц на развивающихся рынках. Как правило, они действуют через предоставление кредитов банкам-резидентам, которые, в свою очередь, предоставляют кредиты конкретным компаниям. Но в среднесрочной перспективе нужно очень серьезно отнестись к этому вопросу и проанализировать, какова степень конкурентоспособности российских банков. Надо понимать, что в неотдаленной перспективе для иностранных банков в России будет установлен национальный режим: без дискриминации, но и без преимуществ. Я думаю, что в этом вопросе капитализация сыграет ключевую роль, хотя у российских банков будут естественные преимущества – такие, как знание специфики рынка.
Банковский сектор будет играть ключевую роль для экономики не в краткосрочной, а в среднесрочной перспективе. Это связано с вопросами прозрачности корпоративного сектора и самой банковской сферы. В ближайшие два-три года большую роль будут играть прямые инвестиции, т. е. прямой переток капитала из сектора в сектор, прямая покупка акций одними предприятиями, чаще всего – экспортерами, предприятий других секторов. Эти тенденции мы видим уже сейчас. Банковский сектор будет увеличивать свою активность по мере повышения своей капитализации и прозрачности всего рынка.

ЯСИН Е.Г.:
Получается, что банковский сектор заработает только через два-три года? Что же будет тогда наиболее важным фактором поддержания темпов экономического роста в ближайшее время?

ДВОРКОВИЧ А.В.:
В самое ближайшее время экономический рост будет стимулироваться за счет высвобождения собственных средств предприятий. Но в перспективе трех-пяти лет он будет нуждаться в финансировании со стороны банковского сектора и финансовых рынков, к чему должны быть готовы и предприятия, и банки. Пока же к такому развитию не готовы ни те, ни другие. Для этого им нужно время – нельзя в одночасье изменить психологию.

ШОХИН А.Н. (президент Государственного университета - Высшая школа экономики, депутат Государственной думы РФ): «Российские коммерческие банки должны рассматриваться как основные профессиональные участники фондового рынка и готовиться к этой роли»
Как мне кажется, дискуссия о том, является ли банковская реформа ключевым звеном в обеспечении экономического роста или нет, уводит обсуждение в сторону. Сколько сил потратил Центральный банк, чтобы доказать, что рынки капитала и другие инвестиционные инструменты важнее, чем банковские институты. Можно утверждать, что Россия развивается в русле основных тенденций, и рынки капиталов начинают играть здесь все большую роль. Но нет ни одной страны, где бы рынки капитала имели значительный вес при неразвитой банковской системе. Поэтому если мы хотим построить эффективные рынки капиталов и фондовый рынок, то нам надо развивать и банковскую систему, как базу для их создания. Не случайно и европейская, и американская банковские системы сегодня развиваются в одном и том же направлении слияния инвестиционного и банковского бизнеса. Так, например, «Deutsche Bank» уже поглотил несколько крупных инвестиционных банков. Российские коммерческие банки должны рассматриваться как основные профессиональные участники фондового рынка и готовиться к этой роли.
В ближайшие несколько лет бурного развития рынков капитала не будет, за исключением долговых и других финансовых инструментов корпораций (типа облигационных займов) для привлечения денег. Даже наша пенсионная реформа в ближайшие два-три года не опирается на широкий набор финансовых инструментов, в основном апеллируя к государственным, в том числе нерыночным, ценным бумагам. По всей видимости, при самых благоприятных условиях двухлетняя отсрочка для запуска рыночных механизмов в пенсионной реформе неизбежна. Поэтому достаточно медленно будут развиваться и рынки капитала. У банков же есть все основания для более быстрого развития. И в дальнейшем, как более развитый институт, они могут способствовать созданию институциональной, законодательной базы для рынков капитала.
Существует несколько равновеликих по значению требований к банковской системе. Российским банкам надо готовиться к прямой конкуренции с банками иностранными. Конечно, не стоит преувеличивать опасность такой конкуренции. Иностранные банки очень нескоро придут к прямому кредитованию нашего сельского хозяйства. И наверняка мы опять пойдем по пути создания в каждом субъекте федерации филиалов «Россельхозбанка», продолжая за счет бюджета кредитовать сельское хозяйство до очередного краха этой структуры. Да и до трансграничного оказания банковских услуг еще далеко, в том числе и потому, что инструкция № 101 Центрального банка содержит столько оговорок, что находящийся в здравом уме гражданин России никогда не откроет счет за рубежом. Например, она предусматривает предоставление всей информации о движении денег по счетам по требованию налоговых и иных служб. Поэтому если денежные потоки солидные, то лучше не пользоваться этим либеральным послаблением, а действовать по старинке через офшорные структуры. Впрочем, по мере продвижения переговоров о вступлении России в ВТО либерализация будет настоящей. Хотя в ближайшее время приход иностранных банков следует рассматривать в контексте изменения структуры российской собственности и перехода ее части под контроль иностранцев, поскольку иностранные банки идут сюда вслед за своими клиентами.
В вопросе конкуренции я не совсем согласен с Аркадием Дворковичем. В силу монополизма российской экономики создание конкурентной среды на нынешнем этапе банковской реформы – цель вполне самодостаточная. И когда она будет достигнута, можно будет вспомнить и о том, ради чего нужна эта конкуренция. Решение этой проблемы, в первую очередь, требует изменения роли государственных банков. По известным причинам, невозможно отобрать у них все правительственные гарантии. Поэтому их надо просто выводить с рынка либо путем трансформации в небанковские кредитные институты и правительственные агентства – это касается скорее правительственных банков, либо путем приватизации – эта мера относится к «Внешторгбанку» и «Внешэкономбанку», либо посредством антимонопольного регулирования – здесь речь идет о «Сбербанке».
Кроме того, надо выводить с рынка те самые мелкие недокапитализированные банки, которые чем лучше будут конкурировать друг с другом, тем хуже для банковского сектора в целом. Для этого необходимо идти путем повышения требований, и в частности – установления довольно жестких сроков достижения определенных количественных параметров капитала. Существующий трехлетний период в устах Центрального банка звучит чуть ли не как конституционное ограничение, хотя, на самом деле, он определен обычным федеральным законом, который мы вполне можем изменить. Было бы разумно совместить моменты введения международных стандартов и введения требования ко всем банкам по капитализации пять миллионов евро. Банки получили бы достаточный срок для адаптации, тем более что международные стандарты были заявлены еще в начале этого года.
Также необходимо выравнивать условия функционирования иностранных и российских банков. В данный момент дискриминация происходит, как минимум, по двум параметрам: различные требования к капиталу (пять миллионов евро для российских банков и десять миллионов евро для иностранных), и различные условия получения разрешений на приобретение акций (для российских банков, если приобретается доля свыше 20%, и разрешение на любую покупку акций иностранными банками). Требования к капитализации лучше выравнивать путем введения второго срока повышения капитальных требований с 2004 года, тем самым установив двухлетний срок для повышения требования к капиталу до десяти миллионов евро. Если же мы примем закон о гарантировании вкладов, то с первого января 2004 года можно будет ввести требование к обязательному капиталу в десять миллионов евро для банков, участвующих в государственной системе гарантирования, или, к чему министерство финансов уже готово, установить порог капитала для получения любой лицензии, дополняющей обычную банковскую, в размере десяти миллионов евро. Такой подход способствовал бы укреплению банковской системы, оставляя ниши для тех банков, которые сразу не смогут преодолеть этот барьер. Уже со следующего года мы можем создать механизм текущего ужесточения требований к банкам, который будет заранее всем известен. И было бы неплохо ввести его в стратегию по развитию банковской системы.
Недавно я встречался с директором-распорядителем Международного Валютного Фонда Хорстом Келером, и он сказал, что все российские реформы проходят замечательно, кроме банковской. И когда я рассказал ему свое видение преобразований в этом секторе, он сказал: "Я вижу, что советы МВФ вам не нужны. Вы и так знаете, что делать с банковской системой". Так что у нас есть авторитетная поддержка, хотя никакого давления МВФ на Россию оказывать не будет. Любопытно, что уже три года МВФ указывает на то, что банковская реформа стоит на месте. В этом году мы приняли налоговый и банковский пакеты МВФ, в которых предусматривается упрощение процедуры банкротства, ужесточение контроля над деятельностью банков, включая ускоренную процедуру ликвидации банков-банкротов, и многое другое. Но об этих серьезных шагах все очень быстро забыли. Возникает ощущение, что в банковской реформе так много направлений, что продвижение по одному из них не воспринимается как решение проблемы. Признавая, что в этом году было сделано многое, мы должны сформулировать первоочередные задачи повестки дня.

МАМУТ А.Л.: «В настоящий момент банковская система не выполняет свою трансмиссионную роль, в том числе и потому, что денежные власти не преобразуют ее в данном направлении»
По моему мнению, банковская система – ключевое звено в обеспечении роста и мобилизации инвестиций, единственный профессиональный сектор, который может выполнять эту трансмиссионную роль. И на данный момент он не выполняет ее, в том числе и потому, что денежные власти не сформулировали задачи и не преобразуют его в данном направлении. В процессе сегодняшнего обсуждения этой проблематики все ведомства выступили с прогрессивных позиций. Представитель министерства финансов полагает, что ситуация самофинансирования экономического роста тридцатью-сорока наиболее развитыми российскими предприятиями-экспортерами будет продолжаться бесконечно. Я считаю, что уже в 2002 году эта ситуация изменится, и исходящее от этих компаний денежное предложение существенно истощит используемую для финансирования экономического роста денежную базу. Это приведет к серьезному давлению на бюджет в поисках инвестиций для различного рода проектов: от строительства тоннеля до Сахалина до каких-нибудь не менее выдающихся преобразований. Произойдет это именно потому, что банковская система по-прежнему не будет вызывать экономического доверия участников рынка и по-прежнему не сможет в достаточном количестве аккумулировать инвестиции накопления, необходимые для предложения широкому кругу экономических субъектов своих кредитных возможностей. Поэтому нужно экономить время и постараться в сжатые сроки стратифицировать банковскую систему, исходя из многократно обсуждавшихся предложений. И министерству финансов это следует делать для защиты своей сегодняшней рациональной, экономной и вполне разумной бюджетной политики, чтобы не оказаться под прессом различного рода проектантов.

ЯСИН Е.Г.:
По первому вопросу нашей сегодняшней дискуссии были выявлены две основные точки зрения. Одни полагают, что банковский сектор – ключевое звено экономического развития, которое мы должны решительно преобразовывать, иначе оно станет тормозом, слабым звеном всей экономики. Другие считают, что развитие всех секторов идет достаточно равномерно, реформирование с опережением особых результатов не принесет, а основные проблемы лежат за пределами банковского сектора.
Евгений Гавриленков говорил о том, что низкий уровень монетизации препятствует динамичному развитию банковского сектора. Я вижу здесь обратную зависимость: низкий уровень кредитных вложений в экономику препятствует повышению ее монетизации. В 2000 году монетизация экономики происходила за счет избавления от бартера, сокращения взаимозачетов, уплаты налогов. Сегодня подобных резервов у нас нет, и трудно даже представить, какие препятствия для экономического роста могут возникнуть со следующего года. На мой взгляд, страна, в которой кредитные вложения составляют 15% ВВП, развиваться не может. И пусть даже еще 10% ВВП уходит на теневые операции – чем больше «тени», тем хуже условия для развития и выше трансакционные издержки.
Я очень внимательно прочитал проект стратегии по развитию банковской системы, предложенный правительством и Банком России. И у меня сложилось впечатление, что это добросовестно сделанный, сбалансированный документ, который был бы уместен десять лет назад или через десять лет. Но насколько он отвечает настоящему моменту? Способны ли мы посредством этой стратегии решить проблемы, которые затрагивались в предыдущем вопросе?


комментарии ()


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.
Авторизуйтесь, пожалуйста, или зарегистрируйтесь, если не зарегистрированы.
Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика