Поиск по сайту:

Сделать стартовой страницей

Алексей Гарань

¤¤¤

Я привез с Украины две новости: хорошую и плохую. Хорошая новость состоит в том, что мы не знаем, какая партия победит на следующих парламентских выборах в Украине и неизвестно, будет ли Янукович переизбран в 2015 году.

Плохая состоит в том, что 22 ноября, то есть позавчера была седьмая годовщина начала помаранчевой революции и где-то около 2 тысяч людей хотели выйти на Майдан с помаранчевыми флагами. Их туда просто не пустили, то есть Майдан был перекрыт. 24 августа, в день провозглашения независимости Украины, оппозиция проводила митинг возле памятника Шевченко напротив Киевского университета. Им не разрешили пройти по Крещатику, но разрешили пройти до Софийской площади. Пятачок вокруг парка был оцеплен «Беркутом». Стояло несколько колонн «Беркута»: чтобы пройти на празднование, все люди в вышиванках, с национальными флагами проходили через узкие проходы, и когда колона развернулась, чтобы идти в сторону Софийской площади, что было разрешено судом, «Беркут» путь движения перекрыл. И я думаю, что это была попытка провокации, чтобы произошло какое-то столкновение. К счастью, этого не произошло. То есть плохая новость состоит в том, что, конечно, в Украине происходит «откат».

Поскольку мы говорим о 20 годах независимости, то есть подводим какие-то итоги, я попробую остановиться кратко на трех моментах. Первое – это этнополитическая ситуация. Тема интересная, потому что это то, что всегда поднимается в российской прессе: что же там происходит с русским языком и с «насильственной украинизацией»? Второе – это общеполитическая ситуация: сломана ли та система балансов, которая была в украинской власти? И третий момент – это треугольник Украина – ЕС – Россия и в этом контексте «дело Тимошенко».

Давайте начнем с этнополитики, чтобы было понятно, какая же тенденция в Украине. До 1991 года менее половины школьников обучалось на украинском языке. В вузах читалось на украинском языке где-то около 10% лекций, то есть это была русификация. В независимой Украине эту тенденцию удалось остановить и медленно начать постепенную украинизацию. В цифрах: на русском языке сейчас обучается около 17–18% учащихся, то есть это приблизительно соответствует в доле этнических русских в численности населения Украины. Но если мы возьмем тех, кто изучает русский язык, то эта цифра достигает 50%. То есть дети могут ходить в украинскую школу, в украинский класс, но они изучают русский язык. Это добровольно. Это говорит о том, что половина учит русский язык, а остальная половина владеет русским языком by default, по умолчанию. Потому что мы живем фактически в одном информационном пространстве с Россией, и поэтому, даже если ты не учишь официально русский язык в школе, все равно все говорят, все понимают. Другое дело, что могут начинать писать на русском с ошибками.

В сфере высшего образования. На русском языке официально учатся где-то 14% студентов, но это официальная статистика. На самом деле цифра выше: в Донецкой области на русском языке учатся 50% в вузах, а в Крыму – более 90%. Две трети тиражей газет страны – на русском языке. Зачастую сложно найти, допустим, книжку украинскую или свежую газету, журнал на украинском языке в том же Крыму. Тут как раз возникает проблема не для носителей русского языка, а для носителей украинского языка. И на телевидении где-то половина эфира будет на русском языке.

Следовательно, говорить о какой-то насильственной украинизации сложно. Наоборот, (и я думаю, что очень многие этого не понимают в России) украиноязычным украинцам очень часто бывает некомфортно в некоторых ситуациях, потому что они не получают возможности общаться в независимой Украине на украинском языке. И понятно, что сфера очень деликатная, здесь нужны определенные балансы, потому что какой-то рывок туда-сюда может ситуацию дестабилизировать.

Как ни парадоксально, самая лучшая ситуация в этнополитической сфере была при Кучме (и Кравчуке). Постепенно происходил тот процесс, о котором я говорил: определенная дерусификация, но это делалось медленно, зигзагообразно, и нашим и вашим, без какой-либо поляризации. Ющенко при всех благих намерениях начал проводить политику контрпродуктивную. Это вызвало неприятие, произошла поляризация, правда, не без помощи политтехнологов как в Украине, так и за ее пределами. Она начала происходить еще в 2004 году перед помаранчевой революцией, в ходе выборов, чтобы предотвратить победу Ющенко. И вот тогда началась искусственная поляризация страны, плоды которой мы пожинаем до сих пор. Эта поляризация стала политическим инструментом. И это даже в какой-то мере делегитимизирует и нынешнего президента Януковича.

Янукович пытался сыграть на этих вопросах. Во время предвыборной кампании 2010 г. пообещал статус второго государственного русскому языку. Но, как это было и со всеми его предшественниками, в том числе и с Кучмой, когда он пришел к власти, он понял, что это сделать невозможно, потому что это его делегитимизирует как президента Украины. Потому что для этого нужно и две трети конституционного большинства в парламенте, и общеукраинский референдум, а общеукраинский референдум поляризует страну. Поэтому, как и предсказывали аналитики, Янукович от этого отказался. Он сказал, что украинский останется единственным государственным языком, но сейчас будут пробовать вносить изменения в закон о языках. И вот этот закон о языках может быть опасным, потому что русский язык может получить статус регионального на большей части территории Украины, а фактически это будет то же самое, что и статус государственного языка. И опять же тот хрупкий баланс, который может быть нарушен.

Итак, я сказал о том, что произошла поляризация, и эта поляризация искусственно подогревается политиками. Но я хотел бы привести данные некоторых социологических опросов, они очень интересные, потому что тема раскола Украины очень «популярна» в России. Всегда вспоминают, что Украина неоднородна. Итак, вот результаты опроса, который был в 2007 году, и он очень показателен, потому что как раз в это время в Украине был политический кризис и фактически двоевластие Ющенко и Януковича. Вопрос: «Хотите ли Вы, чтобы Ваша область вышла из состава Украины?» Давайте посмотри на позицию юга и востока страны: 75% говорит «нет», «да» говорит около 10–11%. Это свидетельствует о том, что независимость Украины как целостной страны уже воспринимается как данность. Другой вопрос, какая это будет Украина. Да, тут много очень жестких споров. Но на самом деле раскола Украины большинство населения не хочет, и не хочет его украинская элита, в том числе восточноукраинская элита, которая говорит на русском языке. Почему? Потому что эта бизнес-элита в случае какого-то раскола, сепаратизма на самом деле проиграет.

Далее был сформулирован еще один очень провокационный вопрос в 2009 году (как раз шла предвыборная кампания): «Готовы ли Вы защищать свою страну с оружием в руках?» (Мы все надеемся, что такого никогда не произойдет!) «Да» говорят опять же юг и восток страны.

Мы видим амбивалентность. С одной стороны, действительно поляризация по очень многим вопросам, и эта поляризация фиксируется в ходе выборов, она обыгрывается политиками. В то же время сказать о том, что Украина разваливается и значительная часть населения хочет восстановления СССР, нельзя.

Теперь несколько слов о внутриполитической ситуации в Украине. Мы, академические политологи и в Украине, и за рубежом, в том числе и на Западе, употребляем термин “pluralism by default”, то есть плюрализм по умолчанию. Опять же Украина – разная, как мы только что сказали, есть сильная оппозиция. Как бы она ни была расколота, а все равно половина населения будет голосовать за помаранчевые и постпомаранчевые силы. И поэтому монополизация власти ни одной, ни другой стороной представлялась невозможной. Сразу сделаю оговорку, все это было справедливо до прихода Януковича к власти. Какие-то балансы в системе власти сохранялись даже при Кучме, даже во время помаранчевой революции, которая окончилась компромиссом на самом-то деле.

После прихода к власти Януковича, как я сказал, начался «откат», и Янукович пытается монополизировать власть. В Украине произошел конституционный переворот, который был освящен решением Конституционного суда. Суд находился под давлением, это понятно. Восстановлена редакция Конституции 1996 года. Суд превысил свои полномочия. Более того, поскольку у Януковича есть работающее большинство в парламенте, фактически у него оказалось полномочий даже больше, чем у Кучмы.

Сейчас принят новый закон о выборах, то есть выборы 2012 года пройдут по новому закону. Предыдущий закон – это выборы по партийным спискам с трехпроцентным барьером. Но власть начала считать, что же будет, если выборы будут по партийным спискам. И оказалось, что Партия регионов, наверное, получит первое место, но рейтинги падают, и большинство ей сформировать не удастся. А большинство как раз, если выборы по партийным спискам будут, сформирует оппозиция. Что делать? Нужно менять закон, нужно писать его «под себя». Возвращаться к старой испытанной системе, которая работала в кучмовские времена, то есть к смешанной системе. Это означает, что Партия регионов может проиграть выборы по партийным спискам, но половина будет мажоритарщиков. Что такое мажоритарщики, избранные с применением административного ресурса, я думаю, тут не нужно объяснять. А если они даже будут пытаться фрондировать, на них окажут давление, окажут давление на их бизнес и сформируют работающее большинство в парламенте.

Оппозиция наша была возмущена. Венецианская комиссия резко выступила против всех этих изменений. Но, к сожалению, Януковичу удалось оппозицию обыграть. Этот закон принят, барьер поднят с 3 до 5%, блоки запрещены. И за это проголосовало, к сожалению, по разным причинам не только правящее большинство, но и большинство Блока Юлии Тимошенко и «Нашей Украины». Подняли барьер до 5%, а это означает, что в парламенте точно будет три силы: Партия регионов, «Батькивщина» Юлии Тимошенко (независимо от того, будет она сидеть или не будет) и «Фронт перемен» Арсения Яценюка. Понятно, что и «Батькивщина», и «Фронт перемен» Арсения Яценюка это решение поддержали. Все другие маленькие силы, «маленькие, но гордые птички», которые действительно в оппозиции режиму, «пролетают».

Это не означает, что результаты выборов предрешены. Достаточно жесткая борьба развернется в мажоритарных округах. Если оппозиции удастся выставить единого кандидата в мажоритарных округах, тогда шансы у оппозиции есть. Партия регионов исходит из того, что удастся расколоть оппозицию. Это удавалось последнее время сделать. Вы знаете, что у демократов амбиции работают «по полной программе», и на это рассчитывает власть. Если удастся объединение оппозиционных сил в мажоритарных округах, тогда возможна другая ситуация. Поэтому выборы 2012 года будут, конечно, очень жесткими, и предсказать сейчас, даже с учетом нынешнего закона, их исход весьма сложно, потому что рейтинг власти сильно упал. Янукович дал в ходе выборов 2010 г. массу популистских обещаний, но выполнять их он не может.

И тут мы переходим к внешнеполитическому фактору. Янукович сделал России массу уступок в очень важных для нее символических областях: Севастополь, отказ от курса на вступление в НАТО, отказ от признания Голодомора геноцидом и т.д. То есть это очень важные уступки, но в ответ Янукович не получил того, что ему нужно было, ради чего он шел на это, – снижение цены на газ. В то же время Янукович продолжал переговоры, начатые Ющенко, о создании углубленной зоны свободной торговли с Европейским союзом и Соглашении об ассоциации с ЕС. Переговоры фактически завершены, текст подготовлен. В это время Россия почему-то сказала: вам совершенно не надо вступать в зону свободной торговли с Европейским союзом, вступайте лучше к нам в Таможенный союз. Требование на самом деле нереалистично на данный момент. Почему? Потому что Украина – член ВТО, а все страны Таможенного союза членами ВТО не являются. Давление начало оказываться очень массированное.

Арест Тимошенко и приговор ей на самом деле ставят Соглашение об ассоциации с Европейским союзом под вопрос. Более того, я уверен, это не в интересах Януковича, потому что это ослабляет его позиции, его тыл с Европейским союзом, который нужен был бы ему на переговорах с Россией по газовым вопросам. Янукович на это пошел в силу разных причин, в том числе из чувства мести, конечно, и я думаю, что его к этому подталкивали, хотя это ослабляет позицию Януковича. Мне кажется, что в интересах Януковича пойти на компромисс, а компромисс с Европейским союзом был бы возможен, если бы апелляционный суд отменил решение суда нижестоящей инстанции. Более того, тогда бы Янукович мог сказать: я же всегда говорил, что наш суд самый справедливый суд в мире, и я не вмешиваюсь, вот суд отменил, все хорошо. Пойдет ли на это Янукович, неизвестно.

На следующей неделе в Донецке состоится матч межу «Шахтером» и «Порто», и на этот матч летят два министра иностранных дел – Швеции и Польши. Они кроме посещения футбольного матча планируют встречу с Ахметовым. Понятно для чего: чтобы объяснить Ахметову, что будет означать срыв соглашения с Европейским союзом. Я думаю, что Ахметов это понимает. Другое дело, что Ахметов потерял то влияние на Януковича, которое у него было ранее. И сейчас вопрос в том, пожертвует ли Янукович Соглашением об ассоциации с Европейским союзом?

Какие возможны сценарии? Если Тимошенко сидит, речь не идет даже о церемонии подписания этого Соглашения всеми участниками, то есть 27 стран ЕС, Европарламент плюс Янукович. Для Януковича это была бы замечательная картинка. Но если Тимошенко сидит, речь об этом не идет. Речь идет о том, чтобы парафировать, то есть только о том, чтобы поставить подписи, что текст готов. Этот вопрос еще не решен, то есть Европейский союз продолжает думать, сделать это до конца этого года, пока Польша председательствует в ЕС, или нет.

Возможно, это будет сделано, но при этом могут начаться определенные «точечные» санкции в отношении отдельных лиц, что-то по примеру «списка Магницкого». И опять же понятно, что сейчас Россия пытается заинтересовать Януковича в том, чтобы он это Соглашение с Европейским союзом не подписывал и в то же время пошел на уступки России в обмен на снижение цен на газ. Потому что сейчас вроде цена на газ может упасть, но при этом Россия получает доступ и около 40% акций в украинской ГТС, и, очевидно, существует список предприятий, которые могут быть приватизированы в пользу российского капитала. То есть Янукович сейчас стоит перед очень трудным выбором.

Тут есть книжечка, которая вышла позавчера. Она называется «Украина, Россия и провал имперского проекта…» По мере работы над этой книжкой я чувствовал, что название слишком сильное. То есть о восклицательном знаке, конечно, речь не шла, но я думал поставить точку. В самый последний момент я поставил все-таки три точки. По моему мнению, имперский проект не будет возрожден, но ситуация сейчас далеко не однозначная. Итак, сейчас два ключевых вопроса на повестке дня. Первое, будет ли все-таки сорвано Соглашение с Европой или нет? Я думаю, что Янукович не хочет, чтобы оно было сорвано, но сейчас развитие событий под знаком вопроса. Я думаю, что Европейский союз до сих пор не знает, что он будет делать, будет ли парафировано это Соглашение. И второе: как будет развиваться ситуация накануне выборов 2012 года.

Эмиль Паин:

Чрезвычайно интересно. Конечно, я не буду комментировать, но как человек, рожденный в Украине, и как человек, занимающийся этим, только скажу, что «имперский проект» ограничен не столько Украиной, сколько Россией и вообще вопрос о том, есть ли он, дискуссионный. А вот то, что молодые государства находятся в чрезвычайно высокой опасности по поводу возможности новых, казалось бы, демократически избранных лидеров, манипулируя политическими технологиями, изменять ситуацию под себя, –это чрезвычайно важно. И даже в Украине, которая еще недавно в российском сообществе рассматривалась как страна, которая уж точно сможет преодолеть все трудности и где неизбежна сменяемость политических сил в зависимости от интересов, это представление, судя по тому, что Вы сказали, оказалось под вопросом. Но мы сформулировали вопросы для дискуссантов. Первый вопрос: существует ли «имперский проект» и насколько он проявляется. И второй – о перспективах демократического развития Украины. Думаю, что у Виктора Ивановича Мироненко, руководителя Центра украинских исследований, есть что добавить по поводу доклада Алексея Гараня.

Rambler's
	Top100
Яндекс.Метрика