Кто такие волонтеры: как и зачем мы этим занимаемся?

Семинары проекта «Я-ДУМАЮ»

Волонтер ICEF Outreach 

 

Элина Осипова:

Всем добрый вечер.
Спасибо, что позвали еще раз. Немножко о себе. В этом году я уже выпускница
Высшей школы экономики, факультет МИЭФ. В свое время на МИЭФе был организован
одной из студенток МИЭФа благотворительный фонд, ICEF Outreach. ICEF – это
первые четыре буквы МИЭФа, только на английском. Outreach – это с английского
переводится как зона распространения, влияния. В общем, мы поняли, что хотим
называться, как типичная благотворительная организация. Таких организаций много
во всем мире, с упоминанием Outreach. Но нас отличало то, что мы принадлежим к
МИЭФу. Я пришла туда в 2010-м году, когда пришла на первый курс, и сейчас, уже
будучи выпускницей, я все равно поддерживаю нашу организацию. Сейчас
поподробнее расскажу, чем мы занимаемся и зачем мы это делаем.

В
первую очередь, мы занимаемся детскими домами. Мы ездим в детские дома. Поскольку
мы студенты, мы сталкиваемся с очевидной проблемой: как нам финансировать наши
мероприятия. Мы решили ее достаточно легко, как во всем мире это делают: начали
проводить регулярные «bake sales». Bake sale – это продажа выпечки, которую мы
сами приготовили, продали в Высшей школе экономики (нам, благо, разрешает администрация)
и на собранные деньги едем в поездку. За 6-7 лет, по разным исчислениям, у нас
появилось 3 детских дома. Это Гаврилов Ям, школа для слабовидящих детей,
Ратисовский детский дом и в Рязанской области, в селе Елатьма Елатомский
коррекционный детский дом. Просто немножко устаревшая презентация, поэтому
могут различаться тексты.

Наши
принципы – это, прежде всего, ответственность за подаренную надежду. Мы всегда проводим
со всеми волонтерами предварительную встречу, на которой объясняем, что когда вы
едете в детский дом, вы не должны давать свои номера телефонов. Если вы
понимаете, что вы не сможете ездить, или вы не уверены, что вы будете ездить
дальше в этот детский дом, вы не должны завязывать слишком близкие связи с
каким-то ребенком. Ну, и так далее. Также мы ищем разные способы помогать. Привлекаем
к этому школы тренингов, каких-то известных личностей, которые занимаются этим
уже давно, просто экспертов. И мы хотим помогать наиболее адресно. То есть, не
просто прийти и принести в детский дом 40 одинаковых подарков. А, например, вот,
у нас в школу-интернат регулярно нужны детские книжки для слабовидящих детей. Понятное
дело, там особенности восприятия текста, с языком Брайля. И мы привозим именно
эти книжки, а не просто 40 одинаковых подарков, как это делают некоторые
компании. Много же есть компаний, которые просто приезжают каждый Новый год срочно
провести какую-то благотворительную акцию. И вот, все они приезжают, каждому
ребенку дают по Деду Морозу. Каждый стоит с этим Дедом Морозом, и должен быть счастлив,
но несчастлив. Мы стараемся адресно и точечно помогать детям. По возможности,
конечно.

Вот
здесь можно посмотреть фотографии. Это с разных мастер-классов, фотосессий
детских домов.

Сейчас
немножко про финансовую схему, если кому интересно, если кто-то хочет заняться
в своем городе или в своем учреждении. Как финансовая схема выстроена? Много
других таких людей, которые занимаются благотворительностью, причем, в разных
сферах. Например, возможно, не все занимаются детьми или, там, животными. У нас
была девушка, Александра Боярская, она представитель Ambassador Nike +. Она
занимается всеми беговыми кружками, секциями, от Nike, и в Москве активно
продвигает беговое движение. Она нам рассказала о своем типе
благотворительности, волонтерства. Это не только сострадание, это не только
несчастные девочки или мальчики, с которыми никто не разговаривает, а это также
активность, заинтересованность в жизни.

Также
существует благотворительный вечер. Я хочу сказать, что мы приглашаем спикеров,
у нас проходят какие-то музыкальные выступления. Проходят большие bake sale во
время благотворительного вечера. Про все деньги, собранные с него, мы потом
делаем отчет, и потом эти деньги распределяем на приезды, на поездки. Это наши
деньги. Наш фонд. Иногда нам помогает наш факультет оплачивать какие-нибудь
поездки. Ну, и частные спонсоры. В принципе, ничего сложного, в каждом ВУЗе или
учреждении это можно организовать, если немножко поговорить с администрацией.

Сейчас
я немножко больше расскажу про наши детские дома. Потом, я думаю, можем перейти
к вопросам, чтобы долго не занудствовать. Буду разом говорить про все детские
дома, чтобы вы понимали. Мы выбрали не московские детские дома по одной простой
причине: в Москве большая перенасыщенность тех же центров. Ты приезжаешь в Москве
в любой детский дом, и с тобой одновременно приезжает еще 20 команд, таких же,
как вы, подготовленных, заряженных на какое-либо мероприятие и программу. И, в
итоге, каждой команде выделяется по 3 человека. Вы толком не можете провести
свою программу, и удовлетворения от поездки никакого не получают ни дети, ни
вы. Мы поняли, что нам нужно двигаться за пределы Москвы. Мы ездим в достаточно
далекие детские дома, 350-400-250 километров от Москвы. Ездим мы на
автобусах, которые заказываем. Оплачиваем либо сами, либо кто-то еще помогает.
И заранее готовим программы.

Программы
либо развлекательные, либо образовательные, либо заранее подготовленный план
программ, то есть, не одна программа, а цепочками: культурологическая,
развивающая. Елатьма – это самый старый наш детский дом, там деткам еще проводим
регулярно выпускные. Потому что дети выпускаются, а у них, в принципе, нет
понимания. То есть, они выходят в жизнь, и раньше у них не было праздника,
когда вы оканчиваете школу и выходите в жизнь. У них это был обычный серый
день. Ну, не серый, а обычный день. Мы стали им праздник устраивать, чтобы они
понимали, этот рубеж обозначать. Безумное счастье. Вот это фотография с
выпускного, наверху.

Гаврилов
Ям – это другой детский дом, там дети почти все из школы-интерната, у многих
есть родители. Но поскольку они все слабовидящие или слепые, их отправляют в
этот интернат, чтобы они обучались. Там, конечно, потрясающая администрация,
которая нам все разрешает, помогает. Там печем, с детьми играем, во что хотим,
почти что. Этот детский дом является чемпионом России по слепому футболу. То
есть, по футболу, специально адаптированному для слепых деток.

Также
у нас в этом году появился Ратисовский детский дом. Его пока нет еще у нас, мы
туда ездили всего один раз. Там тоже коррекционный детский дом, как обычно. Ну,
не то, что обычно, а, в принципе, похожий на все, что было.

Немножко
о bakesale. Это наш основной источник
дохода. Проводим мы его уже лет восемь. Все просто. Хорошие люди пекут.
Девочки, которые давно участвуют в этих bakesale, уже начали чуть ли не кулинарные книги наизусть
заучивать, потому что им все это нравится. Действительно, это такой прикладной
навык. И просто на доверии к студентам. К нам приносят с утра выпечку, мы ее
продаем в течение всего дня. Такой вот обмен еды на деньги. Голодные студенты –
это самая благодарная публика, как выяснилось. И достаточно успешно всегда все проходит
в любых корпусах Вышки. Я так понимаю, что у нас нашлись последователи в
пермской Вышке, которые тоже сейчас проводят очень крутую благотворительную
распродажу.

Немножко
про экскурсии. Поскольку это детки, у них мировоззрение абсолютно другое, чем у
нас. Они живут в детском доме постоянно и никогда никуда не выезжают. Редко. Мы
решили, что должны показать им хотя бы Москву, какие-то основные культурные
столицы, Золотое кольцо, культурные места столицы. И мы стараемся их везде
возить, по возможности. То есть, каждый детский дом раз или два в год выезжает
в Москву. В город Мышкин, например, ездили, в Рязань, в Ростов Великий. Смотреть,
естественно, какие-то культурные ценности России. Но это тоже наша статья
расходов.

Еще
одна наша затея – это донорство крови. Примерно раз в месяц стараемся делать.
Мы сдаем в ФНКЦ имени Рогачева. Знаете, да, эту известную больницу? ФДКБ у них,
не НКЦ, путаю. Она находится на Ленинском шоссе. Достаточно неудобно для многих
людей. То есть, она где-то за Беляево. Кто в Москве ориентируется, поймет, что это
не очень удобно находится. Но регулярно собираются 10-15 человек, которые идут.
В 7 утра встают, два дня до этого воздерживаются от всех грехов, и сдают кровь.
И потом такие, немножко одурманенные этим, приходят и еще отдают деньги,
которые им там платят за сдачу крови, в наш фонд. То есть, помогают дважды. Мы
не всегда могли проводить именно акцию «Помоги дважды», потому что не всегда
там давали деньги, но всегда сдавали кровь и другие какие-то кровеносные
тельца. Много чего можно сдать.

Ну,
и напоследок еще скажу, что в этом году мы решили добавить животных. У нас
появились активисты, которые занимаются животными. Помогаем. Это тоже не
требует особых затрат. Просто находим брошенное животное, и своими репостами,
максимальным анонсированием везде, где только можно, находим ему хозяина. Уже
девятерых или десятерых с конца августа мы пристроили. Но это отдельная наша
ветвь, которая почти независима от нас. Просто ребята и там, и там участвуют.

Это
то, что я хотела сказать про Outreach. Немножко про
волонтерство, чтобы понимать. Я вообще, в целом, больше, наверное, волонтер,
чем благотворитель. Я заразилась этой идеей на первом курсе, и потом мне очень
сильно понравилось вот это, безвозмездное. Не то, что мне за это не платят, но
я от этого получаю больше, чем если бы мне платили, наверное. И очень много
волонтерских программ, помимо благотворительных. Олимпиада была. Это же пример
волонтерства. Слышала, девочки говорили про волонтерство в Формуле-1. Опять же,
потрясающий, по-моему, опыт. Я лично ездила через организацию Worldforyou в Исландию. Мы
пытались на горе вырастить какой-то супер-урожай. Естественно, это невозможно,
потому что на горе нет ничего. Но все равно было интересно и весело. Международная
команда со всего мира. Кто хочет – туда едет. Я говорю о том, что, в принципе,
волонтерство – это тоже сопереживание. Просто ты не безразличен, и тебе должно
быть это очень интересно.

Наверное,
это все, что я хотела сказать про Outreach и про волонтерство в
целом. Поэтому сейчас, наверное, готова выслушать ваши вопросы, если у вас они
есть.

 

Вопрос:

Добрый вечер. Спасибо
большое. У меня такой вопрос: а если ваш фонд юридически не зарегистрирован,
как вы работаете с частными лицами, и кто эти люди?

 

Элина Осипова:

У нас есть друзья,
фонды, которые зарегистрированы. Например, фонд Татьяны Тульчинской. Еще есть в
Рязанской области «Точка Опоры». В общем, есть зарегистрированные друзья фонда,
которые прямо в нужный момент дают нам какое-то свое юридическое лицо. В
частности, в этом году на выпускной у нас не было достаточного количества
собственных денег. Мы просто не смогли отложить, там достаточно большая сумма. Мы
обратились к Ernst & Young, у них есть статьи расходов на
благотворительность. И они нам выделили 100 тысяч, по-моему, но мы
презентовались от лица фонда Татьяны Тульчинской.

 

Вопрос:

То есть, частные
деньги – это грант?

 

Элина Осипова:

Мы презентацию делали.
Да, как грант.

 

Вопрос:

И последний вопрос. А
какие планы на будущее?

 

Элина Осипова:

Я уже сейчас немножко
отошла от дел. В том году я была главным куратором, в общем, лидером. В этом
году я передала организацию в другие руки, ребятам, которые учатся непосредственно
сейчас. Потому что очень важно быть непосредственно в кампусе и общаться с
администрацией. Когда человек работает, это физически уже почти невозможно.
Планы? Вот, я говорю, что мы сейчас добавили еще один детский дом, и еще мы хотим
попробовать, если получится финансово покрывать. И начали заниматься животными.
Такие планы. Мы хотим именно показать всем студентам, что не надо ждать
момента, когда ты станешь миллионером или миллиардером, и потом жертвовать
какие-то бешеные суммы на благотворительность. Можно уже на этой стадии без
каких-то особых денежных капитальных вложений помогать и получать от этого
удовлетворение и огромное и удовольствие.

 

Василий Зорин, Пермь:

Спасибо большое. Мы
те самые последователи bakesale.
У меня вопрос, связанный с помощью детским домам. Я сам с 9-го класса активно занимаюсь
добровольчеством, с 8-го даже. Сейчас идет серьезный тренд на то, что в детских
домах ребята становятся не благополучателями, а включаются в какую-то
волонтерскую работу. То есть, они вместе с ребятами из фондов, допустим, те же bakesale проводят, участвуют в таких мероприятиях. Есть ли у вас
какие-то такие проекты?

 

Элина Осипова:

Да, это хороший
вопрос. Действительно хороший вопрос. У нас это еще в будущих целях и планах. Мы
активно вовлекаем лицей НИУ ВШЭ в деятельность Outreach.
То есть, к нам уже на большую встречу пришло много ребят, именно учеников. То
есть, 10-11-й класс. И мы хотим, чтобы они вместе с ребятами из детских домов в
какое-то ближайшее время поехали в собачий приют, в собачий приемник, и вместе
там как-то помогали чистить вольеры. Хотим такого плана мероприятие провести,
чтобы детям, и тем, и этим, и животным – ну, в общем, чтобы всем было хорошо. Пока
думаем об этом.

 

Вероника Лаптева,
Москва:

Вы только что сказали
про ребят из лицея НИУ ВШЭ и ребят из детских домов. Как относятся родители
ребят из лицея НИУ ВШЭ к тому, что они поедут с ребятами из детских домов?

 

Элина Осипова:

Мы думаем на эту тему.
Понятно, что они несовершеннолетние, и, в принципе, такие поездки должны быть
очень серьезным процессом, согласовать это сложно. Мы планируем получить
какие-то записки от родителей, что они в курсе, что их ребенок уехал.

 

Реплика:

Работать.

 

Элина Осипова:

Ну, не работать.
Уехал в волонтерскую поездку туда-то, и с такого-то по такое-то время он там
будет находиться. Мы думаем так это делать. Крайняя мера, которую совершенно не
хотелось бы применять – это вообще не брать детей из лицея. Но, я думаю, до
такого не дойдет. В принципе, все люди взрослые, более или менее адекватные. И
у нас есть автобусная компания, с которой мы давно уже работаем, никаких
инцидентов не было, чтобы были серьезные опасения.

 

Вероника Лаптева,
Москва:

Этого проекта пока
еще нет, это еще планы?

 

Элина Осипова:

С этого года. У нас
была в сентябре большая встреча, 20-го сентября, 25-го. И вот сейчас только у
нас будет поездка.

 

Вероника Лаптева,
Москва:

Есть же, наверное,
классный руководитель, который может связаться с родителями на общем собрании,
сказать: «Вот, у нас есть такая акция. Если вы не против, давайте мы соберем
детей».

 

Элина Осипова:

Да, да, да, вот это
мы тоже хотим, да, через классных руководителей. Спасибо.

Еще
кто-нибудь хочет вопрос задать?

 

Юлия Кривоносова, Санкт-Петербург:

Скажите, можно
говорить о том, что есть какие-то спады или рост участия студентов в этом
проекте? Или это достаточно стабильная вещь, и каждый год, после того, как
определенная часть студентов прекращает обучаться в ВУЗе, приходят новые?
Бывают ли проблемы с тем, что в какой-то момент нет волонтеров?

 

Элина Осипова:

К сожалению, да. Как
мы с этим боремся, сейчас расскажу. Да, бывают у нас провалы или всплески,
наоборот, активности. Естественно, всплеск – это начало года, когда все полны
энтузиазма и готовы помогать всем и всегда, в любое время. Но, под конец года,
конечно, после сессий или до сессий. Потому что в течение сессии у всех
активность минимальная. Ну, стараемся наиболее активных и наиболее ответственных
людей привлекать на важные административные должности, например, лидера одного
из детских домов. То есть, лидера, который организует всю поездку, заказывает
автобус, планирует программу вместе с ребятами. Такие организаторские должности
оставляем за ними. Менее активные ребята – это все равно неизбежно, это
студенты, это текучка. Поэтому плюс-минус 5-10 человек всегда есть. Стараемся
популяризировать себя, рекламировать всячески. Какие-то дружеские фонды,
команды помогают нам. В принципе, у нас нет такого прямо недостатка волонтеров.
У нас каждая поездка – кто первый запишется. Бывает так, что мы не успеваем
выложить в сеть информацию, что у нас поездка, потому что свои, внутренние
волонтеры, которые постоянно ездят, уже полностью забивают автобус. То есть,
просто даже нет возможности всех увезти. Но перед сессией – да, бывают спады. А
в целом все в порядке.

 

Реплика:

Есть какой-то отбор?

 

Элина Осипова:

Отбор есть, но нет
никакого формализма. Минимум. Мы с людьми общаемся на доверии. Проводим большую
встречу, приглашаем ребят, перед поездкой у нас обязательно проходит собрание,
на котором мы объясняем все правила поведения в детском доме, что не надо ни
пить, ни курить, ничего такого. Кстати, каких-то экстраординарных случаев у нас
не было, чтобы кто-то плохо себя повел. В принципе, люди приходят
заинтересованные, не то, что нашкодить и убежать. Поэтому не было каких-то
эксцессов.

Есть
еще вопросы? Нет?

 

Ведущая:

Если вопросов нет, я
предлагаю Элину отпустить. А сейчас ребята из пермской Вышки, которая упоминалась,
тоже хотят рассказать о своих активностях и о том, что они делают в пермском
кампусе. Давайте их поприветствуем.

 

Василий Зорин, Пермь:

Всем добрый вечер. Мы
приехали из Перми, из дискуссионного клуба НИУ ВШЭ Пермь. Это такая студенческая
организация, которая функционирует в нашем кампусе Вышки. Основная цель нашего
дискуссионного клуба – это создание площадки для общения студентов с разных
факультетов и для обмена мнениями по ключевым социальным, политическим, экономическим,
бизнес вопросам, возможно. Вообще дискуссионный клуб существует с 99-го года. У
него есть множество различных проектов. Это и взаимодействие с фондом «Либеральная
миссия», и взаимодействие с абитуриентами Высшей Школы Экономики. Ну, и один из
больших проектов, который уже стал традиционным, это благотворительная акция bakesale, которую впервые ребята провели в 2010-м году.

Уже
рассказали, что такое bakesale.
Bakesale – это один из видов
краудфандинга, это сбор денег. То есть, все сотрудники, преподаватели, студенты,
просто неравнодушные люди (многие узнают об этом мероприятии извне, вне
университета) приносят свои какие-то вкусности. Они приносят это все нам, мы
это продаем. В последнее время у нас появилась традиция делать какой-то
антураж. Помимо того, что мы продаем, мы создаем еще некий интерактив вокруг
этого мероприятия. Мы выбираем какую-то тему и развиваем ее в каком-то ключе.
Вообще, цель нашего bakesale
– это помощь приютам для бездомных животных. Каждый раз после bakesale все собранные средства мы тратим на закупку кормов,
медикаментов, каких-то других вещей, которые нужны приютам. И, собственно,
посещаем эти приюты, общаемся с животными, им тоже нужна ласка и забота. Это
непередаваемые ощущения, когда ты приезжаешь в приют и общаешься с животными,
которые там находятся.

Немножко
об истории. Первый bakesaleпрошел в
2010-м году. Он прошел с большим успехом, абсолютно всем понравился и стал
доброй традицией. Вот поездка по приютам после этого bakesale. В 2011-м году еще раз прошел bakesale, и тут уже появилась какая-то тематика. Здесь bakesale был уже приурочен к Новому году и Рождеству. То есть,
это было в декабре. Вы здесь можете на фотографии видеть мандариновое дерево. Это
была такая фишка, от которой все фанатели и были в полном восторге, как такое может
быть. Вот посещение приютов по результатам акции.

В
2013-м году у нас bakesale
проходил под темой «День космонавтики». Это было 12-е апреля. Собственно, это
ясно даже по названиям тех блюд, которые вы видите. Можно было полностью
окунуться в антураж. Кроме самого bakesale
мы организовали и благотворительный аукцион, на котором продавали газету. Вот
там, на заднем плане вы можете видеть, за молодым человеком. Она, по-моему,
была 1961-го года. Не 12-го апреля, но где-то в этих датах. Ушла с молотка за
800 рублей. Все эти деньги пошли на помощь собачкам. В качестве антуража вот
есть Бендер, мы его сделали. Он был в настоящую, натуральную величину. И он
тоже пользовался большой популярностью.

Зимой
этого года мы навещали приюты, помогали им, закупали лекарства и так далее.

Вот,
на чем хотелось бы поподробнее остановиться. Это bakesale, который прошел недавно, 1-го октября в стенах нашего
кампуса. В последнее время Вышка в Перми сильно разрослась, там появились новые
корпуса. Раньше обычно bakesale
был на одной площадке. В этом году мы осмелились на такой шаг, что bakesale проходил сразу на трех площадках в нашем университете.
То есть, это был праздник для всех студентов. Как вы можете догадаться по
эмблеме, наш bakesale был посвящен Гарри
Поттеру, вселенной Хогвардса и так далее. В корпусах были организованы площадки
по продаже блюд. Каждая площадка была уникальна и неповторима. В одном из
корпусов организовали тайную комнату со знаменитой надписью на стене кровью.
Тоже фраза была написана. В другом корпусе была организована уникальная интерактивная
фотосессия. Можно было сфотографироваться с метлой Нимбус-2000, можно было
сфотографироваться с волшебной палочкой, в мантии, в раме картины. Естественно,
это было за небольшую плату, и тоже ребята подключались активно, потому что это
было интересно, им было интересно в этом участвовать. И, собственно, привлекая
вот так ребят очень позитивным действием, мы их еще включаем в процесс
благотворительности.

Кроме
того, у нас в этом году были фишки. Одна из фишек были Берти Боттс – те самые
бобы с дикими вкусами: рвоты, ушной серы и так далее. Пользовались бешеной
популярностью. Все их активно пробовали, потому что это было интересно. И вот,
я коммерческую тайну открою. Вот эта коробочка, ее привезли нам из Америки, из
Соединенных Штатов, она стоит там 3 доллара. То есть, сейчас, по нынешнему
курсу, 120 рублей. Мы продавали бобы по 40 рублей за штуку. Там 20 бобов. Можете
оценить размер. Во-первых, это на благотворительность. Во-вторых, это антураж,
он делает свою работу, и люди на это идут.

Кроме
того, мы впервые в этом году выпустили сувенирную продукцию. Такие уникальные
закладки. Я могу передать, чтобы вы посмотрели, только потом, пожалуйста,
верните их. Мы их тоже продавали. В принципе, не так дорого стоит их сделать.
Но они были такого качества, что пользовались большой популярностью. Это тоже
пример, как из вроде бы незначительной детали можно сделать действительно
стоящую вещь и привлечь деньги для помощи собачкам.

Потом
у нас был благотворительный аукцион. Вот здесь вы видите волшебную палочку, она
была сделана тоже нашими руками, нашими силами. Она была продана с аукциона.
Начальная цена была, по-моему, 50 рублей, а доходило до 200. То есть, цена
росла, и все активно в этом участвовали. Кроме того, вы видите на экране
блокноты тоже с уникальным дизайном. И еще одна фишка: мы попросили наших
деканов факультетов в них расписаться и тем самым поднять стоимость этих
блокнотов. Они тоже на «ура» разошлись все. Вот процесс благотворительного
аукциона, видите, мы в мантиях, тоже создаем антураж. Вот фотографии с
интерактивной фотосессии. Вы видите здесь метлу, мантии, собак, то есть, можно
было это все сделать.

В
результате нашей акции мы побили все рекорды по прошлым годам. Совместными
усилиями было собрано 62 тысячи рублей. В ноябре этого года мы поедем по
приютам, помогать им. И мы очень надеемся, что такой пример, может быть,
кого-то заинтересует, и вы то же в своем ВУЗе организуете. Это не так сложно
делается, нужно только желание и креатив. На самом деле, тут столько «убивается
зайцев», что и не перечесть. Во-первых, мы собачкам помогаем. Мы устраиваем
праздник в Вышке. В-третьих, мы привлекаем внимание общественности к этой
проблеме. Об этом мероприятии говорили даже СМИ нашего города. И мы сами
получаем от этого большое удовольствие. От процесса придумывания, процесса
проведения. Это заряжает эмоциями. Я хотел вам об этом рассказать и поделиться
впечатлениями.

 

Ведущая:

Может быть, несколько
вопросов по тонкостям организации?

 

Реплика:

Да, можно вопрос? Все
это – какая-то добровольческая организация на базе вашего университета?

 

Василий Зорин, Пермь:

Этим всем занимается
Дискуссионный клуб, я вначале сказал. То есть, это круг интересующихся людей.

 

Реплика:

Я имею в виду, что
это какая-то студенческая организация?

 

Василий Зорин, Пермь:

Да. Полностью
студенческая.

 

Реплика:

А вы занимаетесь
только благотворительной деятельностью, или вы еще расширяете свой пул, как,
допустим, какую-то деятельность в ВУЗе? Это же не только волонтеры, которые
собирают средства, помогают собачкам, детям-инвалидам, да? Волонтеры также
могут принимать участие в какой-то общественной деятельности, научной,
образовательной.

 

Василий Зорин, Пермь:

Во-первых,
дискуссионный клуб возник как площадка для коммуникаций. И в процессе его
развития, он развивается с 99-го года, появились новые проекты. Помимо
дискуссий внутри клуба, есть публичные дискуссии. Мы их проводим сами,
организуем, приглашаем интересующихся людей. Есть проект взаимодействия со
школами нашего края. Мы выезжаем в какую-то школу и там проводим дискуссию.
Тоже с ребятами общаемся на какие-то интересные темы. В принципе, это тоже
можно отнести к волонтерству, потому что мы делаем это все на личном интересе,
туда едем и с ними общаемся, в чем-то, может быть, даже просвещаем. Вот.

 

Реплика:

Спасибо.

 

Василий Зорин, Пермь:

Вот, что хотелось бы отметить.
Что мероприятие полностью проводится независимо от администрации, в том плане,
что финансово не просим никаких средств, мы самостоятельно их находим для
организации, для всего инвентаря, всего оборудования. Естественно, мы с ними
сотрудничаем, и нам руководство кампуса очень помогает в плане помещений,
какого-то оборудования. Но вот, допустим, блокноты, закладки мы печатали на
собственные деньги. Тут очень большой процент именно студенческого вклада, а не
административного.

Все,
наверное.

 

Ведущая

Да, спасибо.

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий