ТСЖ как часть гражданского общества

Семинары проекта «Я-ДУМАЮ»

Максим Анатольевич Брусиловский

Журналист, общественный деятель, глава Движения ТСЖ

 

Максим  Брусиловский:

Люди делятся на ведущих и ведомых. Ведомым быть достаточно удобно, вы ничего не решаете, за вас это делают другие. Они вам объясняют, что нужно делать, как нужно голосовать, как нужно себя вести. Удобная позиция, если есть хороший ведущий, который честный и делает это достаточно хорошо. Но при нынешней ситуации, когда мы не можем положиться на имеющихся лидеров, эта позиция ущербна. Целый ряд людей ощущают в себе потенциал лично быть лидером.

ТСЖ – это коммунальная структура, не очень важная. Мы помним таких людей как Никанор Иванович Босой, забавный управдом у Булгакова, и целый ряд других управдомов. На самом деле, ТСЖ для многих людей – это очень успешное начало для длительной карьеры. Например, целый ряд действующих политиков начинали с того, что они были главами ТСЖ или главами жилищного кооператива, как Жириновский. Именно там он получил целый ряд полезных навыков. ТСЖ – это в миниатюре государство. Занимаясь ТСЖ, понимаешь, как работает демократическая система, какие у неё плюсы и какие минусы. Это очень важный фактор личностного роста, поэтому людям, которые хотят в дальнейшем чего-то добиться, полезно было бы заниматься ТСЖ. Потому что это рядом. Люди берут свои же дома, никуда не надо ехать, не надо делать вещи, которые многие не любят. Это прямо у вас дома, вы берёте и раскручиваете систему, которая может весьма эффективно работать, приносить доход, как вам, так и всем остальным, плюс ещё целый ряд людей вам благодарны.

Почему нужно ТСЖ, и почему этим нужно заниматься? Вроде бы всё хорошо, вы приходите в свою квартиру, щёлкаете выключателем, всё работает, кран открывается и вода течёт. На самом деле, только когда вы влезаете внутрь этих проблем, понимаете, что всё это находится на краю, потому что за весь последний двадцатилетний период ничего в системе не менялось. Всё, что было построено в домах за советский период (оно и тогда-то не очень хорошо было построено), но сейчас это всё на последнем издыхании. Если прорвет водные коммуникации, то всё зальёт. Это очень неприятно, дом будет сидеть без воды. Система электрики для дома, построенного в советский период, вообще не приспособлена для нынешнего электропотребления. Поэтому первое, что делает ТСЖ, полностью меняет систему электрики – все электрокоммуникации, все кабели. Их сечения рассчитаны в доме по советским нормативам – это лампочки в комнате, холодильник, пылесос и ещё небольшой запас. Когда современный житель врубает все электроприборы: телевизор, музыкальный центр, стиральную машину и посудомоечную машину, система начинает загибаться. Если это делают две третьих людей в доме, система начинает ломаться, то есть загораться. Все современные коммуникации крайне опасны. А что делать с коммуникациями за пределами домов, это отдельная тема. На данный момент нужно взять дом в собственное управление и эффективно им хозяйствовать.

В России есть две беды. Это менеджмент и инфраструктура. Когда мы берём систему ЖКХ и начинаем в ней копаться, то выясняем следующее. Инфраструктура загибается, она не должна сейчас работать. Она работает только на каком-то честном слове. Когда в XVIII веке фельдмаршал Миних говорил, что Россия напрямую управляется Господом Богом, то ЖКХ под тем же управлением, потому что вся эта система работать не должна. Когда вы получаете ключи от подвала и чердака, то понимаете, в каком кошмаре вы живёте. Открывая дверь в электрощитовую, вы видите, что все контакты и кабели тёплые, значит скоро загорятся. Вы не видите, какие у вас трубы в подвале. Дома вы сделали ремонт и у вас всё там хорошо. Вы живёте в своём личном пространстве, а оно сильно связано с общественным пространством. Только когда вы начинаете этим заниматься, вы понимаете, что что-то нужно было делать 10 лет назад.

Второе – это менеджмент. Как устроено ЖКХ? Это разворовывание всего, до чего можно дотянуться. На самом деле, денег в ЖКХ много, но система построена на том, что разворовывается всё, если бы воровали половину, у нас был бы город-сад. Но на развитие не оставляется ничего. Каждый начальник понимает, что долго он не усидит, нужно быстро брать всё, что есть, и после этого можно и сматываться, потому что это хорошо не закончится. Не надо думать, что менеджеры от ЖКХ разворовывают только чужое, они пилят городские активы, и только тогда, когда вы влезаете в эту систему документов, то понимаете, сколько на ваш дом, оказывается, было выделено миллионов рублей на ремонты, которые делали гастарбайтеры, но по документам, будто швейцарцев выписывали. Вы с удивлением узнаёте, сколько было потрачено на озеленение вашего двора, на котором только один асфальт, и сколько на ремонт крыши. Это всё пилятся городские активы, но и у жителей современный менеджмент разворовывает огромное количество денег, помимо того, что вы платите за коммунальные услуги. Классический пример, в подвал сажают 25-30 гастарбайтеров, с каждого получают по пять тысяч рублей, они пользуются водой, электричеством, кто за это платит? За это платят жители дома, в котором всё это происходит. Помимо этого повышается криминогенная ситуация. Только обладая полномочиями на управление собственным домом, вы всё это можете разогнать. Я у себя разогнал целый подвал гастарбайтеров, причём в центре города, а не на окраине где-то. То есть, у вас ежемесячно разворовываются некоторые суммы на содержание людей, которых вы не должны содержать. Вы теряете огромные деньги в виде доходов, потому что, когда меня спрашивают, сколько нужно денег на ремонт электросистемы в доме и я им отвечают, что один миллион и сто пятьдесят тысяч, то для людей это огромная сумма, это надо помногу складываться. На самом деле, система ЖКХ очень затратная, много нужно расходовать, но никто не говорит, что система может быть и доходной. Про расходы вам все расскажут, когда вы приходите жаловаться, вам отвечают, что сумма полторы тысячи, которую вы платите управляющей компании, ерунда, на неё ничего не сделаешь. Но доходы с каждого дома могут перекрывать расходы, могут выходить чуть меньше, могут выходить в ноль. Например, реклама на фасаде дома. Фасад – это общедолевое имущество. Главные доходы – это использование общедолевого имущества, о чём люди не знают. Кроме своей квартиры, каждый собственник имеет часть подвала, часть чердака. И если на фасаде висят несколько рекламных щитов, то тот, кто их туда повесил, получает за них деньги. Хотя это ваши деньги. Я вам объясню на конкретных примерах, в какие суммы выливается реклама. Это было несколько лет тому назад. Моя коллега председатель ТСЖ, которое она сделала в своём доме. Дом на Садовом кольце, в доме делался ремонт, он был затянут сеткой. На сетке были огромные рекламные растяжки. Ей удалось сделать ТСЖ, оформить дом прямо перед этим. Она пришла в рекламную организацию и сказала, что теперь за это они должны платить ТСЖ. Они заупрямились, но она настояла на своём. Её спросили, сколько она хочет получить денег, а она не знала, сколько это может стоить, а ответила, что вполне представляет эту сумму, ни копейки меньше. В итоге, через некоторое время на счёт ТСЖ приходит сумма 25 тысяч долларов за три месяца. Вся реклама рассчитана на автомобилистов. Когда я еду, на станции Рижской уходит эстакада наверх, рядом дом с глухой стеной весь завешан этими рекламными щитами. Я понимаю, что стоимость этой рекламы может полностью окупить всю квартплату, её можно было бы сразу отменять. За несколько лет можно было бы накопить денег на то, чтобы мрамором подъезды выложить, а всё это время в подъезде должен стоять швейцар и открывать всем двери. Денег на это полностью всем бы хватило. Но жители этого не знают, но если начать им это рассказывать, то они не верят в реальность. Я им говорю, что сам могу получать эти деньги, целый ряд людей могут их получать, всё это может получиться. Вопрос личного желания. Реклама – то, что у вас украдено, если это ТСЖ.

Следующее – это нежилые помещения, подвалы и чердаки. У нас не очень хороший Жилищный кодекс, из-за которого некоторые проблемы. Но нужно знать, что по Жилищному кодексу, те пространства в доме, где проходят коммуникации, это общедолевая собственность. Она должна принадлежать жителю дома. Это такой закон. И если некоторые чиновники сдали её некоторой фирме и получают две-три тысячи долларов с одного офиса, с другого, то эти деньги украдены лично у жильцов. Всё, что воруется, берётся из ваших карманов, а не у кого-то другого. Другое дело, что в системе ЖКХ разворовывается больше, чем в других местах. Кажется, главное, что можно украсть – это нефть и газ. Департамент города Москвы в каждом доме в центре что-то украл из нежилых помещений, чаще всего – это подвал. Что-то удалось им продать, город получает смешные деньги, всё остальное идёт в карман чиновнику. В моём небольшом доме украдено примерно на миллион долларов. Просто подвал, учитывая, что стоимость одного квадрата 5-6 тысяч долларов, несколько сотен квадратных метров подвала, легко посчитать, сколько украдено. В центре Москвы есть дома, где подвалы составляют тысячи квадратных метров, что-то уже украдено. Разворовать жилищный фонд Москвы крайне сложно технически, значительная часть фонда ещё не украдена, но она находится в управлении Департамента имущества города Москвы, который жульническим образом переписал это всё на себя и не хочет отдавать. Потому что он это сдаёт, якобы безлично, на самом деле – это личный бизнес отдельных чиновников. У нас госструктуры – личные вотчины. Во Франции в таком случае налоги идут в казну, а тут конкретным людям. Департамент имущества частично разворовал, но то, что они не успели продать, можно вернуть. Есть такие случаи, когда удалось вернуть всё жильцам. Как только жильцы получают всё обратно, то это можно использовать на благо жителей, без вложений. В центре Москвы в домах есть много замечательных подвалов. Фирмам нужны места под офисы, под магазины. Офисный центр стоит безумных денег. Люди с огромным удовольствием берут офисы в подвалах, за собственные деньги их ремонтируют, жители не вкладывают ничего, они заключают договор с организацией, которая вкладывает деньги, отбивает их за определённый период, после этого платит арендную плату. Люди не вкладывая ничего, могут получать доход. Я всё это сделал уже, это не теория, я рассказываю про себя. Я получаю деньги за рекламу, все эти деньги идут на счёт ТСЖ, с нежилыми помещениями происходит определённая борьба. Люди, которые отваживаются взять собственные дома в управление, могут рассчитывать на целый ряд бонусов для себя лично, и для жителей. Я в собственном доме снизил квартплату для большинства жителей в разы, вместо нескольких тысяч платят несколько сотен. Это для пропаганды того, что можно делать в собственных домах. Если бы у нас не украли значительную часть нашей же собственности, то сейчас бы встал вопрос, что денег столько, что жителям надо доплачивать, что они живут в собственных квартирах. Это реальный вопрос. Посмотрите, какая в вашем доме площадь подвала и что там происходит. Попробуйте поискать какие-то документы, увидите много интересного. Поэтому ТСЖ нужно делать.

Как ТСЖ делается на практике. На практике я рекомендую к этому подходить как к реальным демократическим выборам. Когда я делал ТСЖ у себя, я устраивал полноценные выборы, с предвыборной программой, с предвыборной агитацией, с прямым общением с электоратом. Как показала практика – это наиболее удобный способ. Нужно понять, чем жители могут отличаться в пожеланиях. У меня наказы избирателей были такие. Не брать никаких денег дополнительно, потому что про ТСЖ ходит куча слухов, что квартплата вырастает, за счёт высокой зарплаты председателю. Все эти слухи распространяются структурами, которые не хотят выпускать из собственных рук «дойную корову». Мне сказали, чтобы ничего не брать. За все ремонты с жителей не было взято ничего дополнительно. Второе, что мне сказали люди, что они хотят платить меньше. Я им ответил, что будут платить меньше. Всё это было выполнено, и  в течение первых полутора-двух лет в моём доме началось снижение квартплаты. Я не социалист, там нет уравниловки. Здесь сразу нужно понять, что свобода – это замечательно, братство – это если мы серьёзные люди и произошли от Адама и Евы – тогда мы братья и сёстры. А вот равенство – это по потребностям, возможностям, кому-то Господь дал больше, кому-то меньше, кто-то сам себе решил что-то получить. Снижение квартплаты не является общим. Для пенсионерки снижается на 500 рублей – это безумные деньги, и снижается квартплата для квартиры, где был сделан ремонт на 50-60 тысяч долларов. Никакой уравниловки, исключительно личный подход к каждому. Это даёт важный момент. Вы как председатель общаетесь с собственным электоратом и понимаете, что людям нужно. Они понимают, что вы им всё это можете дать, поэтому каждый следующий раз они готовы за вас проголосовать. Меня каждые два года переизбирают демократическими выборами. Люди каждый раз за меня голосуют, понимая, что я сделал то, что им обещал. Если бы я всех обманул, меня бы не выбрали. Главу ТСЖ подвинуть легко. Убрать председателя ТСЖ можно за 10 дней, за это время нужно уведомить всех о проведении собрания. Если ситуация плохая, то жители приходят на это собрание. Новый кандидат на пост председателя правления, старый работает плохо, что-то приворовывает, в подъездах грязно. Решают переизбрать старого председателя, если это так и есть. Причём, очень быстро. Это базовая система демократии. Система демократии – это избрание, и важно, что можно отозвать. У нас выбирали депутатов кое-как, а отозвать нельзя. Будучи кандидатом, вы выясняете, что нужно. Дальше начинаете раздавать предвыборные обещания. И ставите более- менее реальные сроки.

Одна из самых важных вещей – не врать, потому что вас поймают очень быстро. Врать удобно через телевизор, а председателя ТСЖ поймают очень быстро, могут и побить. Такова русская народная система ограничения тоталитарной власти.

Нужно делать всё законно. Когда люди начинают заниматься ТСЖ, есть распространённая ошибка. Они начинают думать, что дело хорошее, благое, стараемся всем помочь. И зачем соблюдать формальности, отправить какие-то бумажки куда-то, оформить протокол? Делается всё быстро, а потом выясняется вот что. В каждом доме есть оппозиция советского типа. Советская система во многом сделала то, что она обещала. Советский человек был смоделирован, и некоторые ещё остались. Они есть, и к ТСЖ относятся негативно, потому что они считают, что там выскочки и буржуи. Они воспитаны так, чтобы доверять госсистеме. Когда образуется ТСЖ, и они это увидели, а госструктура относится к этому не очень, потому что при Лужкове ТСЖ как-то поддерживали, а Собянин явный противник ТСЖ и очень сильно стал прижимать. Московская система достаточно жёсткая, может в городах это всё проще, власть мягче, она ближе к людям. В итоге, целый ряд советских людей не принимает каких-либо перемен, плюс неприязнь к успешным людям.

Что же делает та оппозиция, которая пытается разваливать ТСЖ? Они начинают писать всякие жалобы и упирать на незаконность каких-то составляющих ТСЖ. Структуры чиновников, которые связаны между собой, начинают ТСЖ разваливать или ликвидировать. Каждый ТСЖ уводит кучу денег у местной районной мафии. Каждый район в Москве держит чиновничья структура, связанная с управой, которая делится с префектурой. Обычная феодальная пирамида, поскольку у нас развитой феодализм. Нижняя структура довольно быстро соображает, что каждый ТСЖ уводит неплохие деньги. Им это сильно не выгодно. Они стараются использовать жалобы бабушек, которым это дело не нравится. Это всё берётся заинтересованными госструктурами, ТСЖ разваливается, всё абсолютно законно. Поэтому нужно консультироваться с юристами. Саму регистрацию оформить нотариально, передать в регистрирующие органы. На первом этапе инициативной группе ТСЖ неплохо собрать какие-то деньги для регистрации. Эти деньги быстро вернутся, временные вложения окупятся многократно. ТСЖ – это та система, где вы сами сможете проявить свои личные качества, и там, где вы можете принести большую пользу.

Следующий этап, который вы делаете, когда ТСЖ уже работает – можно объединяться с другими ТСЖ и думать об органах местного самоуправления. Это отдельный вопрос.

Ирина Ясина:

Население домов принимает как-то участие? По моему опыту жизни в небольшом подъезде собрать 10 квартир на собрание, а у нас есть ТСЖ, это большая проблема, также как в масштабах страны заставить людей голосовать. Они все думают, что это не к ним относится.

Максим Брусиловский:

Это одна из главных проблем, но тут есть некоторое ноу-хау. Во-первых, закон позволяет помимо очного собрания делать заочное. Понятно, что собрать больше пяти-шести квартир невозможно, даже, если в доме 15 квартир. А если больше квартир, то кворум собрать невозможно. Раньше можно было сразу делать заочное собрание. Сейчас для проформы нужно пытаться проводить очное, вешается объявление, народ не приходит, инициативная группа пишет протокол, что собрание не состоялось, дальше делают заочное. Печатают документы и всё проходит в виде переговоров с конкретными людьми. Невозможно всех вместе собрать, все работают в разное время, ведутся с каждым переговоры.

Ирина Ясина:

Есть какое-то осознание того, что это нужно?

Максим Брусиловский:

Большинство этого не понимает. Поэтому я всегда говорю честно, посмотрите, как проходят выборы в стране, поймите технологии. Кое-что можете перенять у «Единой России». Как это работает? Делается в два приёма. Первое, ТСЖ как удочка забрасывается. Вы всех людей опрашиваете и говорите, что у нас есть инициативная группа, у каждого председателя должна быть группа единомышленников. Команду собрать можно в любом доме, даже если большинство аморфное. И вы начинаете объяснять, что начинаете делать в доме ТСЖ. Многие граждане боятся сами думать и сами решать. Первый этап забрасывания формальный. Никто ничего не думает, и знает, что от них никогда ничего не зависело. Работаете по системе «Единой России». Через два-три месяца вы приходите и говорите безлично, что мы посовещались и принято решение, что большинство за ТСЖ, учитывая, что люди мало друг с другом общаются. Если всем объяснить, что это общее решение, выборы работают ровно так же, тогда люди хотят присоединиться к большинству. Так выбирают «Единую Россию», так выбирают Путина. Всем всегда говорят, что большинство за. При системе ТСЖ попробуйте эту технологию. Вы будете поражены результатом, насколько люди хотят спокойно, вместе с большинством делать то, что делает большинство и выбирать тех, кого выбирает большинство. На первый момент вы объясните, что большинство подумало и решило – ТСЖ.

Реплика из зала:

ТСЖ настолько эффективный инструмент управления, что если мы не подписываемся, то чиновники могут сыграть в ТСЖ без нас. Поддельный чиновничий ТСЖ – это очень любимая игрушка чиновников. Без ведома жильцов создаётся ТСЖ. Это позволяет им, по сравнению с тем воровством, ещё больше воровать вплоть до отъёма жилья. Выбор тут не такой, то ли сделать ТСЖ, то ли не сделать, речь идёт о том, что сделают ТСЖ без вас и за вас, или это сделаете вы и будете им управлять. Выбор такой, либо вы Анна Каренина, лежащая на рельсах, либо вы машинист паровоза. Локомотив идёт.

Максим Брусиловский:

90% рейдерских захватов домов происходит при прямом участии управляющей компании, и вы на это повлиять никак не можете. Приходит комиссия, или пишет про домик, который занимает места немного, невысокий, но широкий, и в центре города, если его снести, то на его месте можно построить элитный дом. Управляющая компания пишет, что дом по проверке комиссии находится в ветхом состоянии, фундамент рушится, дом не подлежит никакому ремонту, его начинают ликвидировать. Жильцы начинают выселяться принудительно. У дома отключают газ, электричество и воду, упираться невозможно. Дом в аварийном состоянии, будто бы. Они расселяются в квартиры, которые стоят меньше чем их квартира в этом доме, дом сносится, на его месте строится другой. Компания-захватчик для этого нанимает несколько чиновников управляющей компании. Если дом в ТСЖ, то первое, во что упирается рейдер, это то, что ТСЖ может нанять независимую экспертизу, скинуться деньгами, нанять независимых юристов. Тогда трудно что-то получить рейдеру. ТСЖ – это очень важная защита для тех домов, которые могут представлять интерес для рейдеров. Центр Москвы весь такой.

Алина Маргушина, г. Санкт-Петербург:

Максим Анатольевич, скажите, пожалуйста, рассуждая о таких вещах, кто захочет быть председателем, кто захочет обратить на себя гнев жильцов, с одной стороны, и бюрократической системы, с другой? Это нервы. Какая должна быть мотивация?

Максим Брусиловский:

Это то, с чего я начал. Это зависит от качества характера и от личной мотивации. Вовсе не обязательно председателю быть железным бойцом, который ногой вышибает дверь, который бьётся и кричит. Я сам был до этого милым кабинетным работником, без технического образования, я журналист – писал статьи, рассуждал о культуре и искусстве. Это было приятно делать. В какой-то момент пошли слухи, что дом наш будет снесён, а мне не хотелось уезжать из центра города вблизи Кремля, я в этом районе вырос, пришлось заняться этим вопросом, отбиваясь от рейдеров. Даже в тех случаях, когда рейдеры не угрожают вот-вот, они могут потом прийти. Дом пару раз чуть не загорелся, потому что проводка была чудовищной, не хотелось, чтобы домик сгорел. Вот мотивация.

Реплика из зала:

Люди, которые этим занимаются, помимо своей работы, имеют ещё свои обязательства. У вас было много свободного времени?

Максим Брусиловский:

У меня был ненормированный рабочий день, для этого удобнее люди свободных профессий, но пока вы это раскручиваете, ничего не получаете, а тратите много сил, времени. Это нормально. Вы можете к этому относиться как к определённому виду бизнеса. Изначально вы что-то вкладываете, раскручиваете как любое предприятие. Если вы составите хороший бизнес-план, то пойдут доходы, вы будете получать зарплату, какую захотите. Вы будете получать ряд бонусов, и это важный момент. ТСЖ получает официально доходы, которые можно тратить на благоустройство и ремонт. Вы можете ремонтировать подъезды и квартиры. Это нормальные бонусы. Я у себя поставил систему видео наблюдения по всему дому, перед домом, в подъезде. Чтобы это всё было – нужно ТСЖ. Иначе вас никто не пустит это делать.

Елена Короткова, город Москва:

Что делать с теми квартирами, которые не принадлежат частным лицам, а остаются в муниципальном фонде? Там собственником жилья является муниципалитет.

Второй вопрос по поводу земельного участка. Вы перечислили, что находится в общедолевой собственности. Там ещё и находится земельный участок. Каким образом вы решаете этот вопрос, и есть ли у вас прецеденты? Каким образом вы решили этот вопрос с кадастрированием участка у дома?

Третий вопрос такой. Что делать с теми, кто сдаёт квартиры в аренду и не заинтересован в ТСЖ?

Максим Брусиловский:

Три очень важных вопроса. По первому вопросу. Неприватизированными квартирами распоряжается ГУИС, который голосует за собственника своими метрами, так же как господин Иванов ставит свои подписи, их нужно во время уведомлять, привозить им уведомления и решения собственника. Они их должны заполнять как нормальный собственник. Раньше они к ТСЖ лояльно относились. Им приносили и показывали пачку документов, где большинство за. Они тоже были за, и добавляли свои голоса в копилку ТСЖ. Сейчас это дело нужно проверять непосредственно на месте. Много зависит от районных ГУИС, с которыми нужно общаться непосредственно. С некоторыми можно найти общий язык.

По поводу земли. Землю отдавать должны, но не хотят. В моём доме я занимаюсь этим три года, потому что жильцы решили эту землю брать, но нам её не отдают по неким кадастровым ошибкам. Там написано, якобы, площадь под домом плюс один метр. Мы хотели это всё убрать. А нам сказали, что мы должны площадь двора получить. Исправление кадастровых ошибок длится несколько лет. Тут есть некие негласные указания сверху, чтобы ТСЖ землю не давать. Но годами они не могут упираться, рано или поздно нам эту систему удастся пробить.

Третий вопрос про арендаторов. Это замечательные люди, которых ТСЖ должно использовать. При формировании ТСЖ с ними проще всего работать. Нужно найти хозяина и сказать, что большинство за ТСЖ. По Жилищному кодексу меньшинство подчиняется большинству. Им надо говорить, что пусть сдают и дальше квартиры, но если вы вместе с вами, то мы вас не дёргаем, что нас не интересует, платите вы налоги с квартиры или не платите, главное, что вы вместе с нами. Если вы не в ТСЖ, тогда мы поинтересуемся, как у вас с налогами, сколько у вас прописано и сколько живёт реально. Сдающие квартиры должны быть все ваши люди.

Антон Барбашин, г. Новосибирск:

Максим Анатольевич, была ли у вас идея популяризации в Москве, выход в регионы? Это была бы интересная тема для некоммерческих организаций, для демократических партий. Не так уж сложно будет вам составить небольшую брошюру о том, как сделать ТСЖ, донести эту информацию и привязать это к демократизации.

Максим Брусиловский:

Брошюры о том, как делать ТСЖ есть, схема понятная. В общих чертах несложно рассказать, это не так важно. Важны некие ноу-хау, но их лучше объяснять лично. Есть ряд нюансов, которые надо выполнять, имея хороших консультантов, которые каждый дом, узнав про него всё, будет консультировать. Нет брошюр, как вести себя во всех случаях жизни в отношении ко всем статьям Уголовного или Административного кодекса. Человек нанимает юриста, и он на месте даёт конкретные указания. То же самое и здесь. Я периодически читаю лекции и рассказываю людям из регионов, как и что происходит. Думаю, что в каждом регионе есть свои особенности, которые нужно выяснять на месте.  В общих чертах всё это можно тиражировать и я готов всем помогать.

Оксана Хлопкова, г. Владимир:

В небольших городах, где население 20-30 тысяч человек, все друг друга знают. Там возможно ТСЖ? Вы говорите, что можно иметь доход с рекламы. В таких городах рекламы нет в таких масштабах. Там идея ТСЖ может прижиться?

Максим Брусиловский:

Местные особенности надо учитывать. Я не думаю, что во Владимире нет рекламы. В маленьких городах учтите, что и расходы меньше. Поймите, что в Москве сантехник получает 25 тысяч рублей, а в маленьком городе он получает шесть-восемь тысяч. Это значит, что там вся шкала меньше. Обслуживающий персонал получает меньше, у людей меньше доход, но они и меньше платят. Но есть вообще издевательская система, где в отдельных регионах люди платят семь тысяч за квартиру. Я не понимаю, как это может быть. Это может быть только из-за какого-то воровства в этом регионе, потому что этого не может быть. Получается эта квартплата больше чем в Москве в 1,5 раза. Этого не может быть. Просто высокий процент воровства. В этом регионе персонал получает зарплату меньше московской. Но при этом реклама тоже где-то есть, её можно и повесить. Любой бизнесмен хочет себя рекламировать.

Оксана Хлопкова, г. Владимир:

Я живу в небольшом посёлке городского типа рядом с Владимиром. Мне просто интересно, что можно рекламировать.

Максим Брусиловский:

Бизнесмены в городе есть, им нужны офисы. Они их снимают в офисном здании, где зачастую высокая арендная плата. Вы можете предложить им подвал в своём доме, они будут платить меньше. Это уже вопрос эффективного управления, выгоды конкретных людей. Я понимаю, что региональные проблемы тоже есть. В Москве проще разместить рекламу.

Ирина Ясина:

У меня дом тоже в Москве, но в центре квартала, рекламы там нет. Всегда можно найти особенность, которая ухудшает ваше положение. Подвал есть, но это другой вопрос. Я к тому говорю, что делать, если совсем плохо?

Реплика из зала:

Вы – жители Москвы, у вас один взгляд. Мы – жители регионов, у нас другой взгляд. То, что действует здесь, может не действовать у нас.

Максим Брусиловский:

Есть ещё ряд нюансов. Жилищный кодекс так себе сделан. Помимо подвалов, есть огромное количество бесхозных чердаков. По этому кодексу их взять невозможно. Их невозможно перевести в собственность. Если подкрутить Жилищный кодекс, в виде поправок, то каждый дом может построить себе мансарду и получить много денег.

Ирина Ясина:

Мы выясняли про наш дом. Чердак нашего дома находится под контролем и туда не ступишь ногой. С чердака нашего дома можно обстреливать дорогу, по которой ездят высокопоставленные лица.

Дмитрий Руденкин, г. Екатеринбург:

Максим Анатольевич, слушал с большим интересом ваш рассказ про ТСЖ. Мне тематика близка. По профессии я социолог. Некоторое время назад мы с коллегами исследовали этот вопрос в Свердловской области и общались с председателями ТСЖ в самых разных городах. Что делать ТСЖ, если оно по закону всё делает верно, но проблему, с которой сталкивается дом, победить не может?

В Екатеринбурге мы столкнулись с уникальной ситуацией. В самых разных частях города появляются не контролируемые нелегальные парковки при домовой территории. ТСЖ принимает решение, что эти парковки не законны. Они обращаются в прокуратуру, в полицию. Их признают не законными, а парковки остаются на месте. В подобной ситуации что-то можно сделать? Какова сила ТСЖ в этой ситуации?

Максим Брусиловский:

Что-то можно сделать в любой ситуации. Нелегальная парковка всегда не приятна, но её кто-то «крышует». Если это делают местные силовики, то что-то сделать крайне сложно. Можно что-то сделать при общей смене ситуации. Если это кто-то делает не из силовиков, то можно что-то сделать силовым способом, крепкие мужики из дома это могут доказать. Шлагбаум может ломаться, а конкретные люди должны сами понять, что этой парковкой лучше не пользоваться.

Юлия Свешникова, г. Нижний Новгород:

Вы говорили, что можете определять себе зарплату, как вам захочется. Это принимается на собрании?

Максим Брусиловский:

Я не могу себе поставить зарплату, какую я хочу. Мало того, ТСЖ такая демократическая структура, что финансы контролирует общее собрание. Когда говорят, что сделав ТСЖ, правление поднимет квартплату, это неверно. Правление не может поднять квартплату без общего собрания. Если жители решают её поднять в три раза, она поднимается. Никто без них этого не сможет сделать. Если они хотят платить председателю определённую зарплату, они за это голосуют. Председатель не может переписать деньги на себя просто так. Воровать везде можно. Но система общественного контроля тоже видна. Жители понимают, какие доходы идут в карман правления. Они видят, что если доходов много, а сделано мало, то начинают задавать неудобные вопросы.

Юлия Свешникова, г. Нижний Новгород:

Бывает ли такое, что возникает дилемма, платить ли вам зарплату три тысячи долларов, или поставить фикусы в подъезде?

Максим Брусиловский:

Такое бывает, но это вопрос работы на месте. В какой-то момент председатель правления может пояснить, что своей хорошей работой правление получило дополнительные доходы, и хочет получить свой процент за работу. Вполне вероятно, что большинство может с этим не согласиться. Система распределения бонусов достаточно важная. Можно получать небольшую зарплату, а получать такое количество бонусов, которое всё перекрывает.

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий