Китай: вчера, сегодня, завтра / Материалы СМИ

Страница Ясина

Старое будущее / ChinaPRO 18.04.2011

Автор – Анастасия Малахова

Начавшаяся в Китае в 1980 г. демографическая кампания по контролю рождаемости привела страну к прогрессирующему старению населения. Через 20–30 лет вышедшие на пенсию китайцы не смогут рассчитывать ни на государство, ни на детей. У первого просто не будет денег, чтобы платить пенсии все увеличивающейся армии пожилых людей, вторых будет слишком мало, чтобы обеспечить такое количество стариков. Для поддержания своего существования значительному количеству китайцев преклонного возраста придется работать.

Недетские проблемы

30 лет назад в Китае стартовала беспрецедентная по своим масштабам и жесткости демографическая кампания по контролю рождаемости «Одна семья – один ребенок». Смысл ее следует из самого названия – за редким исключением, государство запретило всем своим гражданам иметь более одного ребенка в семье. Причины для введения такой серьезной меры были веские – угроза перенаселения, нехватка природных ресурсов и даже банальный голод, если численность населения будет увеличиваться в прежнем темпе. Непослушание весьма строго каралось – от штрафов до принудительных абортов. На тот момент Китай поставил своей целью резко ускорить экономическое развитие страны, поднять жизненные стандарты, улучшить качество жизни населения, да и сам национальный генофонд. Поэтому встала дилемма – или много детей, или развитие экономики. «Безусловно, снижение рождаемости было необходимо в таких странах, как Китай или Индия, иначе неизбежно произошел бы демографический взрыв, который затрудняет и социальное, и экономическое развитие. Этот вопрос всегда актуален в развивающихся странах. Другое дело – как добиваться этого снижения. Например, в Индии процесс идет более либерально – цель достигается не штрафами и репрессиями, а имеет, скорее, рекомендательный характер, но при этом и рождаемость снижается медленнее. Не секрет, что Индия скоро перегонит Китай по численности населения. КНР же избрала самый радикальный путь», – рассуждает об альтернативах директор Института демографии Высшей школы экономики Анатолий Вишневский.

С момента запуска программа периодически обновлялась. Например, в 1986-м Китай пошел на некоторые уступки – в Пекине парам, где и муж и жена сами являются единственными детьми, разрешили иметь двоих малышей, однако второго можно было завести только через четыре года после первого. Крестьянским семьям, испытывающим трудности из-за нехватки рабочих рук, также разрешили иметь второго ребенка и тоже с соблюдением определенного интервала после рождения первого. Семьям неханьской национальности разрешалось иметь по двое, по трое, а то и больше детей.

Программа продолжает действовать по сей день, и хотя продолжаются разговоры о возможной ее отмене, на деле отказываться от выбранного курса никто пока не собирается.

Некоторые женятся, а некоторые так

Все 30 лет, что действует программа, она вызывает много споров. Кто-то уверен, что она спасла Китай от голода и нищеты, кто-то, наоборот, видит в ней одни лишь проблемы для страны. «Я не поддерживаю действующую политику планирования семьи, – говорит глава Научно-исследовательского центра Семьи и гендерных вопросов Академии социальных наук Китая Ли Иньхэ. – Население – это не бремя, наоборот, это вид ресурса. Люди – не только производители, но и потребители. Огромное население означает огромные трудовые ресурсы и гарантирует стабильное развитие китайской экономики. Без многочисленного населения нельзя говорить о политике, стимулирующей внутренний спрос. Например, в 1940 г. в Японии каждая женщина имела пятерых детей. Богатые трудовые ресурсы дали толчок развитию японской экономики. Однако с уменьшением населения с 1990 г. японская экономика почти перестала развиваться». По словам самих китайцев, в крупных городах люди уже привыкли к демогафической политике и принимают ее, однако в деревнях или маленьких городах по-прежнему стремятся заводить большие семьи.

И все-таки, как многие идеи подобного рода, программа не так однозначна и на протяжении последних 30 лет является постоянным предметом споров. «С одной стороны, политика облегчила давление населения на экономику и сняла проблему рабочих мест. У родителей появилось больше денег на воспитание и развитие детей, повысилось качество населения. С другой стороны, среднее количество членов семьи уменьшилось. Если в 1982 г. эта цифра была 4,41, то в 2009-м – уже 3,01. 42% пожилых пар живут самостоятельно, а 64% людей преклонного возраста вообще одиноки. Дети, у которых не было родных братьев и сестер, часто оказываются эгоистами. Вырастая, они легко покидают своих родителей. Потому что не знают, что значит делиться или любить других», – рассуждает глава Научно-исследовательского института народонаселения и трудовых ресурсов Академии общественных наук Китая Цай Фан. Хотя китайцы и понимают цель программы, желание иметь много детей от этого не исчезает. «И бедные, и богатые все равно хотят иметь больше наследников. Согласно нашему исследованию, 70% китайцев надеются, что у них будет больше малышей, чем разрешает закон. Им все равно, сколько денег придется за это заплатить. Богатые хотят больше детей, чтобы они продолжали дело отцов. Бедные – чтобы дети помогали им в старости», – говорит Цай Фан.

Была ли такая строгая политика единственно возможным способом борьбы с перенаселением – до сих пор вопрос спорный, однако она помогла достичь заявленной цели. По мнению китайских экспертов, в Китае за эти годы не родилось 400 млн человек. Хотя, по другим оценкам, эта цифра сильно завышена, а реальная едва превышает 100 млн. Также считается, что исключительно благодаря запретительным мерам страна «отыграла» четыре года, и численность населения Поднебесной перевалила за 1,3 млрд только в 2005 г. Помимо основной цели, программа привела и к некоторым другим демографическим последствиям, игнорировать которые уже не представляется возможным.

Самое тревожное из них для современного Китая – это стремительно нарастающее старение населения. По оценкам Китайского фонда изучения старения, к 2050 г. доля пожилых людей в Поднебесной достигнет 31%. В настоящий момент количество людей в возрасте старше 60 лет составляет 169 млн, что соответствует 12,5% населения КНР. Так, например, в Шанхае, одном из крупнейших городов мира, уже сегодня каждый пятый житель старше 60-ти. Такая же ситуация наблюдается и в других мегаполисах. Со временем Китай неизбежно столкнется с так называемой «проблемой 1–2–4», когда во многих семьях одному ребенку придется помогать двум своим родителям и четырем родителям родителей. Далее – из-за того, что в последние 30 лет рождалось мало детей, уменьшится количество трудоспособного населения. По оценкам экспертов, трудовые ресурсы страны в 2016 г. достигнут наивысшей точки (997 млн), после чего начнут снижаться. К 2020-му средний возраст трудоспособного китайца достигнет 37 лет (для сравнения: в Индии – 29 лет). Наконец, на сегодняшний день в Китае серьезно нарушен половой баланс – из-за того, что от девочек предпочитают отказываться в пользу мальчиков (согласно данным китайской статистики, только официально в Китае делается около 7 млн абортов ежегодно). «Основные последствия программы по контролю рождаемости на сегодняшний день, в основном, социальные. В традиции Китая – иметь в семье преимущественно мальчиков, а не девочек. Поэтому сейчас в обществе наблюдается сильный перекос в сторону мужчин, что повышает его агрессивность. Огромное количество молодых китайцев объективно лишается возможности жениться и завести семью. Таким образом, программа решила тактическую проблему роста населения ценой отложенных политических и социальных проблем», – говорит директор Института проблем глобализации и почетный профессор Цзилиньского университета Михаил Делягин.

Старость – не радость

Как же все это отразится на экономической и социальной жизни Китая? Понятно, что для нарастающего количества пенсионеров понадобится больше материальных средств, чтобы обеспечить им достойное существование на старости лет. Эти средства могут поступать из двух источников – от государства и от детей. Учитывая, что пенсионная система Китая на данный момент является весьма несовершенной, смогут ли власти за несколько десятилетий привести ее в соответствие с возрастающими нуждами – вопрос неоднозначный. «Это кошмар для государства, что население станет старым до того, как Китай превратится в развитую страну, такую, например, как США. Китайское правительство сейчас активно побуждает местные власти разрабатывать разные пенсионные стратегии. Основная проблема – это сами пенсии. К концу 2010 г. китайское правительство задолжает порядка $110 млн пенсионерам. Если эта тенденция сохранится, то через 20 лет у правительства просто не будет денег на выплату пенсий. К тому же власти планируют повысить пенсионный возраст до 65 лет, альтернативы этому плану пока нет. Это, безусловно, не самая лучшая идея. Думаю, государство должно создавать больше рабочих мест, подходящих для пожилых людей. Возможно, проблему старения может решить увеличение численности населения. Однако внезапный бум рождаемости опять создаст много проблем», – рассказывает глава Научно-исследовательского института народонаселения и трудовых ресурсов Цай Фан.

Заметим, что на данный момент пенсия в Китае является источником доходов лишь для пятой части пожилых людей, причем наблюдается значительный перекос между городом и деревней. Если в городе пенсию получают 61% стариков (данные Организации экономического сотрудничества и развития), то в деревне социальная поддержка пожилых до недавнего времени практически отсутствовала. Лишь в июне 2009 г. Китай принял новую схему пенсионной политики для села, согласно которой планируется достичь 100%-го охвата ею пожилых сельских жителей к 2020 г. Однако пенсия есть и останется крайне низкой – всего 25% от среднего дохода на селе, или $6. При этом стоимость медицинского обслуживания и коммунальные расходы по-прежнему высоки.

«Развитые страны в преддверии таких тенденций, как старение, обычно перестраивают свою экономику заранее. Те, кто не работает, живут за счет накоплений. В Европе, Японии, США основные вкладчики – это пожилые люди. Они не работают, зато работают их деньги. Китаю придется менять пенсионную систему на более эффективную. Существующая не позволяет накапливать средства. Сейчас идет развитие за счет экспорта, но на каком-то этапе должна постепенно произойти переориентация экономики на внутренний спрос. Думаю, будет создаваться рынок ценных бумаг. В Китае финансовый рынок жестко регулируется, поэтому не возникнет риск, что людей начнут обманывать. У КНР есть все основания не допустить инфляции и создать государственные инвесткомпании. Обе эти задачи для России оказались неразрешимыми. Вообще же острой проблемы в Китае пока нет, она только на подходе», – говорит экономист Андрей Бунич.

Что же до второго источника финансирования – детей, то на них надежды совсем мало, поскольку продолжающая действовать в стране программа ограничения рождаемости неизбежно приведет в ближайшее время к стремительному падению процентного отношения количества детей работоспособного возраста к количеству престарелых родителей. Если в начале 1990-х китайская женщина к 60 годам успевала воспитать в среднем пятерых детей, то на ее преемницу в 2025 г. будет приходиться в среднем менее двух детей. Вместе с тем обязанность заботиться о пожилых людях в Китае и официально, и по традиции возложена на семью, а точнее на сыновей. «Китай перешел от традиционной семьи к семье нуклеарной, поэтому пожилое население не будет располагать родственными связями, и со временем эта проблема только усугубится. Поэтому надо будет вводить социальные меры поддержки стариков, совершенствовать пенсионную систему, наращивать объем бесплатных медицинских услуг. Если же государство далее не хочет заниматься этой проблемой, то надо создавать частные пенсионные системы. Кстати, в Китае высок уровень личных сбережений. Именно потому, что китайцы хотят себя обезопасить на старости лет», – говорит научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин.

Таким образом, достойная старость будущих поколений пожилых китайцев находится под вопросом. Если повысят пенсионный возраст, то пенсии надо будет дожидаться долго, да и потом, возможно, придется работать.

* * *

Общая проблема Проблема старения населения, актуальная и для западного мира, в Китае стоит наиболее остро. Численность старших возрастных групп в КНР растет вдвое быстрее, чем население страны в целом. Это в основном повторяет тенденции, характерные для стран Запада, однако там процесс национального старения был гораздо более медленным и начался, когда ВВП на душу населения составлял в среднем $10 000, в Китае он сейчас в два раза меньше.

* * *

На пенсию с задержкой Во всем мире обсуждается возможность изменения пенсионного возраста. Эта мера, по мнению аналитиков, поможет решить проблему нехватки трудовых ресурсов и снизит госзатраты на пенсионное обеспечение. Аналогичные проекты рассматривает и Китай. В частности, были высказаны планы продлить трудоспособный возраст на десять лет (до 60 – для женщин и до 65 – для мужчин), что существенно снизит давление пенсионной статьи расходов на бюджет страны. Уже сейчас китайские налогоплательщики ежегодно тратят на пенсионные выплаты около $190 млрд. Но этой суммы недостаточно. «Чтобы пенсионная реформа заработала в полную силу, нужно еще как минимум столько же», – говорит директор Института социологии и народонаселения Академии социальных наук провинции Гуандун Чжэн Цзичжэнь.

Источник – Деловой журнал ChinaPRO 18.04.2011
http://www.chinapro.ru/rubrics/2/6102/

Источник:

Деловой журнал ChinaPRO 18.04.2011
http://www.chinapro.ru/rubrics/2/6102/

 

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий