Памяти Леонида Абалкина / Материалы СМИ

Страница Ясина

Вплотную к рынку. Не стало Леонида Абалкина,
автора программы перехода от плановой советской экономики к регулируемой
/
Российская газета. 04.05.2011

Авторы – Елена Кукол, Татьяна Панина

На 81-м году жизни, в понедельник, скончался выдающийся ученый-экономист и государственный деятель, академик Леонид Абалкин.

Леонид Абалкин являлся одним из ведущих экономистов бывшего СССР. В эпоху перестройки он входил в число разработчиков программ по переходу от плановой советской экономики к регулируемому рынку. В 1989 году Абалкин стал заместителем председателя Совета министров СССР в правительстве Николая Рыжкова, главой Правительственной комиссии по экономической реформе. Этот пост он занимал до конца 1990 года.

Соболезнования родственникам академика выразили президент Дмитрий Медведев и премьер-министр Владимир Путин. В телеграмме главы государства, в частности, говорится: «Леонид Иванович стоял у истоков рыночных преобразований в нашей стране, многое сделал для создания новых экономических механизмов». Владимир Путин назвал Абалкина талантливым ученым, который многое сделал для продвижения коренных реформ для обновления нашей страны.

Директор Института экономики РАН Руслан Гринберг отметил корреспонденту «РГ», что «умер выдающийся российский экономист, замечательный человек, настоящий русский интеллигент чеховского типа. Леонид Иванович Абалкин – представитель плеяды «шестидесятников», которые в свое время во главе с Михаилом Горбачевым инициировали перестройку. Не случайно Михаил Сергеевич привлек его к работе правительства, где Абалкин был одновременно и тактиком, и стратегом. Он хотел построения социализма с человеческим лицом. И никогда не был догматиком, что само по себе редкий случай в России. Абалкин никогда не был ни квасным патриотом, ни оголтелым западником. А оставался настоящим русским интеллигентом – с пониманием западных рецептов и осознанием нашей национальной почвы.

Прямая речь

Евгений Примаков, академик:
– Смерть академика Абалкина – большая потеря и для экономической науки и для многочисленных читателей, привыкших получать из его книг и статей правдивый анализ реальной действительности, и естественно для всех его близких. Хоть мы в последнее время виделись, к сожалению, не часто, я отношу себя к числу людей очень близких к Леониду Ивановичу не только по совместной в прошлом работе, но и по духу. Он всегда вызывал самые добрые чувства тех, кто его хорошо знал – мудрого, честного, беспредельно преданного науке и своей стране. Как жаль, что часто его четкое видение обстановки, глубокие выводы и выверенные предложения не становилсь достоянием практики – и тогда, когда он был директором Института экономики Академии наук, и тогда, когда был заместителем председателя правительства Советского Союза.

Евгений Ясин, научный руководитель Национального исследовательского университета Высшая школа экономики:
– Леонид Иванович Абалкин был одним из редких людей, сочетающих в себе и научную добросовестность, и высокую порядочность. И я всегда буду хранить к нему и почтение, и благодарность. Мы работали вместе очень недолго. Я вспоминаю конец 1989 года, когда была принята программа правительства, которая нам совершенно не нравилась. Леонид Иванович тогда был вице-премьером, председателем комиссии по экономической реформе. Мы у него работали вместе с Григорием Явлинским, пришли заниматься рыночными реформами. И чувствовали себя обманутыми, потому что как раз они, согласно этой программе, и были отложены.

Тогда Леонид Иванович написал несколько страничек своих представлений в адрес будущего президента СССР, каковым через несколько месяцев должен был стать Михаил Сергеевич Горбачев. В них он изложил свою позицию. А Госплан СССР во главе с его председателем Юрием Масляковым получил команду приготовить программу отката: как остановить рыночную реформу или даже повернуть ее вспять. Через несколько дней, когда председатель правительства был в отъезде, Масляков позвонил Абалкину и сказал, что у них ничего не получается. Спросил, есть ли что из наработок у Леонида Ивановича. Тот послал свои пять страниц… И через некоторое время мы получили указание готовить наш вариант. Мы его написали. При рассмотрении в Госплане поддержали этот вариант, было принято решение направить его в правительство. Мы начали готовить документ уже для председателя Совета министров Николая Ивановича Рыжкова. Тоже подготовили.

И был такой момент. Вечер. Сидели мы в кабинете у Маслякова – Леонид Иванович, мы с Явлинским. Больше никого не было. Мы обсуждали, что, наверное, с этого момента уже движение к рыночной экономике станет необратимым. У нас тогда было такое душевное согласие… У всех. Несмотря на то, что между нами встречались и различия во взглядах, а потом их стало больше. Но тогда было такое трогательное единство! И у меня от этого вечера осталось теплое чувство к этим людям. А к Леониду Ивановичу – особенно, потому что его преданность рыночной экономике была абсолютной. И в этом смысле никаких разногласий у нас не было. И я все эти годы сохранял к нему самые искренние чувства. Несколько дней назад мы виделись с Леонидом Ивановичем на заседании редколлегии журнала «Вопросы экономики», где он был редактором. Голова его была ясная, мысли четкие. Но так жизнь устроена… Я очень сожалею о его раннем уходе.

Владимир Мау, ректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ:
– Леонид Иванович Абалкин принадлежал к тому поколению экономистов, которые готовили будущую перестройку, он стоял у истоков современных экономических реформ.

В советское время его работы были посвящены совершенствованию хозяйственного механизма, потому что по-другому в те годы писать о рынке было просто нельзя. Но, по сути дела, это были теоретическая и интеллектуальная основа того, что впоследствии стало базой для рыночных реформ. Практически все те, кто потом занимался реформами, выросли на работах Абалкина. Его усилиями в конце 1980-х был сформирован коллектив Института экономики РАН. Абалкин привлек в него людей с современными взглядами.

Во время работы Леонида Ивановича вице-премьером правительства была предпринята последняя практическая попытка реформировать советскую экономику на рыночной основе, но без изменения ее сути. Для последующего правительства это был очень ценный опыт, который показал бесперспективность таких усилий. Перефразируя Ленина, можно сказать, что Абалкин вплотную подошел к рыночной экономике и остановился перед ней. Но то, что не сделал он, потом сделали другие. В этом – большая заслуга Леонида Ивановича.

Источник – «Российская газета» – Столичный выпуск №5470 (94) 04.05.2011
http://www.rg.ru/2011/05/04/abalkin.html

* * *

Ясин: академик Абалкин был одним из самых уважаемых экономистов страны /
РИА Новости. 03.05.2011

МОСКВА, 3 мая – РИА Новости. Академик Леонид Абалкин был одним из самых уважаемых российских экономистов прошлого поколения, человеком смелым и глубоко порядочным, считает его бывший коллега по работе в госкомиссии по экономической реформе при Совете министров СССР в конце 1980-х годов, научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин.

Академик РАН Леонид Абалкин скончался в понедельник в Москве на 81 году жизни. Абалкин являлся одним из ведущих экономистов бывшего СССР. В эпоху перестройки входил в число разработчиков программ по переходу от плановой советской экономики к регулируемому рынку. В 1989 году Абалкин стал зампредседателя Совета министров СССР в правительстве Николая Рыжкова, главой правительственной комиссии по экономической реформе. Этот пост он занимал до конца 1990 года.

«Леонид Иванович Абалкин – один из самых уважаемых российских экономистов прошлого поколения. Он был настоящим ученым, преданным своим взглядам, своей истине и исключительно порядочный человек. На него всегда можно было положиться», – сказал Ясин РИА Новости во вторник.

«Его роль была очень значительной в период перестройки и в тот период, когда осуществлялся выбор рыночного курса. На XIX партконференции в 1988 году, впервые за многие годы советской власти, он обратился с критикой к генеральному секретарю о том, что нельзя одновременно заниматься ускорением и реформами, нужно выбрать что-то одно. Это был как гром среди ясного неба. К этому люди не привыкли», – поделился Ясин.

Вместе с тем, Абалкин отрицательно относился к более радикальным сторонникам перехода к рыночной экономике. Он заявлял, что России нужна не западная либеральная разновидность рынка, а социально ориентированная модель экономики.

«Абалкин и Гайдар (Егор Гайдар – один из основных идеологов и руководителей экономических реформ начала 1990-х в России – ред.) – это люди разных взглядов. Разница была не в том, что делать, а в том, какими темпами делать… История в этом разберется», – отметил Ясин.

Он называет время, когда работал в правительственной комиссии по экономической реформе под руководством Абалкина, одним из самых интересных в своей жизни и «исключительно важным периодом для страны».

«Я отдаю дань памяти Леониду Ивановичу с глубоким почтением, уважением и с сожалением, что он ушел все-таки рано, хотя ему на днях минуло бы 80 лет», – сказал он.

В четверг, 5 мая, Абалкину исполнился бы 81 год.

Источник – РИА Новости. 03.05.2011
http://www.rian.ru/economy/20110503/370464820.html

* * *

Пленник времени. Скончался академик Леонид Абалкин / Новая газета. 03.05.2011

Автор – Андрей Колесников, обозреватель «Новой»

Все попытки реформ в СССР, а затем в России назывались по имени их идейного вдохновителя. Косыгинскую реформу обзывали «либерманизацией» в честь харьковского профессора Евсея Либермана, со статьи которого в «Правде» началась общественная и профессиональная дискуссия. Пик экономической реформы при Михаиле Горбачеве и Николае Рыжкове получил название «абалканизация» – по фамилии человека, который мог стать главным реформатором СССР, но не стал им. Это может показаться парадоксальным, но, решись в 1989 году правительство СССР на реформы, в истории и общественном сознании на месте Егора Гайдара мог оказаться Леонид Абалкин.

2 мая 2011 года Леонид Иванович скончался, не дожив нескольких дней до 81 года.

Он был классическим советским академическим ученым с той долей либерализма во взглядах, которая позволяла здраво оценивать ситуацию в экономике империи, но при этом входить в ее истеблишмент. Леонид Иванович был востребован властью не только в перестройку: им написаны многие доклады и речи Алексея Косыгина. Большая часть биографии Леонида Абалкина связана с Институтом народного хозяйства имени Плеханова и Институтом экономики АН СССР, а потом РАН – когда он был здесь директором, то покровительствовал молодым продвинутым экономистам, создав для них специальный сектор. И в этом смысле может даже считаться одним из «отцов» Высшей школы экономики – именно у Абалкина работал будущий ректор «Вышки» Ярослав Кузьминов.

Ещё два ярких имени связаны с Леонидом Абалкиным – Григорий Явлинский и Евгений Ясин. Они были основными авторами столь странно названного «радикально-умеренного» варианта программы реформ, которая была подготовлена возглавлявшейся Абалкиным в ранге зампреда Совмина СССР Комиссии по экономической реформе.

Собственно, это был и пик карьеры академического экономиста, и начало ее заката. Потому что даже не самые радикальные варианты реформ увязали в политических компромиссах и номенклатурных согласованиях, которые длились больше года и закончились уже никому не нужным вариантом программы конца 1990-го, ставшей памятником нерешительности руководства страны. С инфарктом и отставкой Николая Рыжкова закончилась и правительственная карьера Леонида Ивановича.

В последние годы он работал научным руководителем Института экономика РАН, у Руслана Гринберга.

Как и многие реформаторы, Леонид Абалкин находился у «времени в плену» – в плену своих представлений об экономике и политических возможностей, которые от него совсем не зависели. Одна из его книг называется «Неиспользованный шанс»…

Источник – Новая газета. 03.05.2011
http://www.novayagazeta.ru/data/2011/047/07.html

* * *

Цветок на могилу Учителя / «Expert Online». 05.05.2011

Автор – Владимир Громковский

«Делайте, что хотите, я вас всегда прикрою, если что».
Л.И. Абалкин

Об Абалкине слышал с первого курса: он на кафедре политэкономии экономического факультета МГУ считался идейным врагом, рыночником. У дочери его Ирины принимал собеседование при поступлении в ЭМШ, году в 1976 или 1977. Девушка была не без амбиций, мягко говоря, хотя явно не без оснований к ним. А самого Леонида Ивановича узнал в 1986, когда он пришёл в Институт экономики АН СССР директором (сменив в должности замечательного человека, фронтовика-танкиста, Капустина Евгения Ивановича). Общался с ним часто вплоть до 1991 года, до убытия в учебный отпуск в США – также с его подачи и по его рекомендации. Плотному общению способствовало не столько даже пребывание сотрудником в его секторе, как председательство в Совете молодых учёных: молодёжи директор Института оказывал исключительное внимание и проявлял – не на словах! – редкостную заботу. Один только пример: особый премиальный фонд Совета молодых учёных превышал фонды нескольких крупных секторов Института. Кто тогда служил в Академии наук, понимает, насколько исключительным вообще было иметь СМУ свой фонд, не говоря уже о его размере, и насколько непросто директору было отстаивать его перед дирекцией, парткомом и профкомом.

В жизни всех своих многочисленных учеников, сотрудников и соратников Абалкин сыграл выдающуюся роль. Ваш покорный слуга – не исключение. И дело не только и не столько в том, что он был, помимо прочего, ещё и научным руководителем. Дело – в его исключительных человеческих качествах, благодаря которым он легко завоёвывал не только умы, но и сердца окружавших его людей. Г-н Гринберг, сменивший Абалкина на посту директора Института экономики, назвал шефа в посмертном слове «интеллигентом чеховского типа». Решительно не согласен: натура его куда шире и мощнее. Он был подлинным добрым русским человеком высочайшего ума и широкой души. В высшей степени порядочным и мудрым. Глядя на него, самому хотелось стать лучше, сделав его героем, по которому поверять собственную жизнь.

Сложись его судьба иначе, живи он в иное время – быть ему русским православным старцем, носителем высшей народной и религиозной истины. Во всяком случае, именно такой его образ рисуется у меня, и не у меня одного. Он и был таким по сути: справедливым, рассудительным, правильным, берегущим людей, всегда готовым принять на себя ответственность за всё и за всех, защитить. Образы монаха-воина Пересвета или былинного Ильи Муромца также где-то очень близко. Это тот редчайший тип людей, о каких при жизни говорят – праведник, а после смерти – святой был человек.

Не ведаю, было ли то даром судьбы или плодом самовоспитания, но Абалкина всегда отличала высочайшая скромность и сдержанность. Тем весомее были его слова – и не только для нас, пороха не нюхавших, но и для умудрённых преподавателей и исследователей, для коллег-академиков, для членов правительства СССР, для Рыжкова и Горбачёва. Не от одного человека слышал об авторитете Абалкина среди настоящих учёных, естественников. Поистине сие удивительно: отношение физиков, инженеров, врачей к марксистской политэкономии было всем известным и понятным, а Абалкин был именно политэкономом-марксистом.

Многие помнят: Абалкин с начала перестройки (1985 год) до осени 1989 был кумиром и толпы, и того, что именовалось «демократическими» СМИ («Правда» с «Известиями» также печатали его охотно и регулярно). Не было экономиста популярнее и авторитетнее, во мнении публики. Его выступления часами, затаив дыхание, смотрели по ТВ. С его именем долго связывали, справедливо или нет, надежды на «всё хорошее», чего ждал народ от перемен. И даже его вхождение в правительство Н.И. Рыжкова в июле 1989 года не лишило его народной любви (правительства, как известно, если и любят – очень недолго). Однако велико было разочарование «прогрессивной общественности», когда программа реформ, разработанная под руководством Абалкина к осени 1989 года, оказалась консервативной (читай, основанной на опыте, знании, здравом смысле), не предусматривала потрясений и развала страны. Он в одночасье оказался записанным в ряды подлежащего остракизму «начальства». (Интересно, чего было и ожидать от человека, добровольно и осознанно принявшего предложение войти в правительство? Свойственной им самим безответственности? Оппозиции и фронды?). Помню даже демонстрацию на Охотном ряду, с лозунгами против Абалкина и с его чучелом, поблизости от Дворянского собрания. Выглядело дико, было совершенно несправедливо – и каково же было самому Леониду Ивановичу всё это наблюдать?

Однако виду он никогда не подавал. А главное – не отступал от своих убеждений, человеческих и профессиональных, в угоду толпе или начальству. Был человеком полностью артельным, тем самым «одним за всех», даже когда оказывалась, что далеко не все – и не всегда – за этого «одного». Давши слово, держал его даже себе в ущерб. Дело для порядочного человека совершенно, казалось бы, естественное – только часто ли видны подобные примеры? Ради того, чтобы занять видное место в правительстве, не готов был менять взгляды и отношение к людям – и не менял все годы после того, как ушёл в отставку с поста зампреда правительства в начале 1991 года. Не подлаживался под Горбачёва. Никогда не слышал от него ничего в адрес Ельцина – впрочем, молчание его порой бывало куда красноречивее слов. Не одобрял, само собой, безответственного мизантропического радикализма либералов.

Однажды году в 1993 задал вопрос известному экономисту Е.И. Ясину (Ясин заведовал отделом в Комиссии по экономической реформе при Совмине СССР, возглавлявшейся Абалкиным; шефа, как и обстоятельства тех лет, знал неплохо): почему Абалкин не занял более радикальной позиции в 1989–1990 гг., чем всё правительство Рыжкова? Почему солидаризовался с этим весьма консервативным правительством, не боролся открыто за более «прогрессивную» (читай, радикальную) повестку дня? Ответ опытного Ясина был, как всегда, осторожным и немного уклончивым: ответил, что, наверное, Абалкин не считал удобным выступать против коллег. Ответ принимаю на 100%, с тем, однако, добавлением, что Абалкин полностью разделял подготовленную под его руководством и при его участии программу, отвергнутую тогда за недостаточный радикализм, точнее, несоответствие несбыточным ожиданиям толпы и разрушительным – «прогрессивной общественности».

Стоит пояснить: когда задавал Ясину вопрос, в 1993 году, мало кто понимал, какова окажется действительная цена гайдаровских реформ и чубайсовской приватизации. А залоговые аукционы и в зародыше не существовали – не закончилась ещё жизнь самих ваучеров. И только гораздо позднее стало доходить до тугодумов то, что Абалкину было очевидно ещё в 1989: ни за 500 дней, ни даже за 5000 серьёзные реформы – обрушение всего и вся в виду не имею – не провести (Программа Абалкина от 1989 года была рассчитана на срок в 15 лет). И, за вычетом расхищения собственности олигархами и прочих либеральных прелестей, должна была привести примерно к тому же, что имеем теперь: рынку под контролем государства. Правда, при совершенно ином кадровом раскладе – что, как оказалось вопреки заклинаниям об «институтах», куда важнее прочего. Потому Абалкин и не был востребован после 1991 года, что рядом с ним чувствовали себя тогдашние начальники теми, кем и были: безнравственными интеллектуальными пигмеями.

Слова, вынесенные в эпиграф, Леонид Иванович сказал, когда первый раз собрал вновь созданный им сектор, всего-то четверых (самому старшему, И.О. завсектора Сергею Толстикову, было 30 лет, Ирине Стародубровской и Вадиму Радаеву – по 25, вашему покорному слуге – 29). И не раз, не два, а постоянно и заинтересованно прикрывал, защищал, поддерживал. Уверен, случаев такой поддержки было куда больше, чем нам самим известно: времена и в конце 1980-х были совсем непростые. Кто жизнь прожил, великую цену тому «прикрытию» поймёт.

Много лет намеревался повидать Леонида Ивановича, исповедать ему свои грехи, попросить прощения за невольные обиды… Подобными намерениями, как известно, вымощена дорога совсем не туда, куда, уверен, будет определена душа выдающегося экономиста и великого сына земли русской, моего учителя Абалкина.

Источник – «Expert Online». 05.05.2011
http://expert.ru/2011/05/5/tsvetok-na-mogilu-uchitelya/

* * *

Знаменитый экономист, академик Леонид Абалкин умер в Москве на 81-м году жизни /
Радио «Эхо Москвы». 02.05.2011

До последних дней он работал научным руководителем Института экономики Российской академии наук и заведовал Кафедрой социально-экономических проблем МГУ.

Имя Леонида Абалкина весь советский народ узнал на рубеже 80-х и 90-х годов. В то время он возглавил правительственную комиссию по экономической реформе. Абалкину и его соратникам предстояло разработать варианты перехода СССР от командно-административной экономики к рыночной модели. В 89-м он получил соответствующий такой работе статус – стал первым заместителем председателя Совета министров Союза. Председателем был Николай Рыжков.

Леонид Абалкин был выдающимся экономистом позднесоветской эпохи, – вспоминает научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин.

В конце 90-го года Леонид Абалкин ушел из правительства, а после развала СССР его идеи оказались невостребованы. Новая Россия нуждалась уже в более радикальных методах спасения экономики. Академик в это время возглавил Институт экономики Российской академии наук. Пост директора занимал около 15 лет, а затем остался научным руководителем Института. До последних дней заведовал Кафедрой социально-экономических проблем МГУ. Свои соболезнования по поводу кончины Леонида Абалкина сегодня выразил президент Дмитрий Медведев. Глава государства отметил – цитирую – «Леонид Иванович стоял у истоков рыночных преобразований в нашей стране. Академик Абалкин пользовался заслуженным авторитетом в отечественном и международном академическим сообществе».

О дате и месте похорон Леонида Абалкина пока не сообщается.

Источник – Радио «Эхо Москвы». 03.05.2011
http://echo.msk.ru/news/771260-echo.html

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий