Пенсионная реформа / Материалы СМИ

Страница Ясина

Минфин загоняет зарплаты в конверты / Свободная пресса. 01.09.2011

Автор – Виктор Савенков

На Западе бизнес уже понял: чтобы не потерять все, надо делиться с бедными. В России до такой сознательности далеко.

Минфин РФ опубликовал окончательный вариант «Основных направлений налоговой политики РФ на 2012-2014 годы». Главной особенностью нового документа является резкое увеличение налога на высокие зарплаты. Документ фиксирует ставки страховых взносов на 2012 год на уровне 30% с зарплат до 512 тысяч рублей в год, и на 10% выше – с зарплат, превышающих этот уровень. Таким образом в ведомстве Алексей Кудрина выполнили поручение президента России Дмитрия Медведева. Напомним, что недавно глава государства потребовал снизить обычные ставки страховых взносов с 34 до 30%, а для малого бизнеса – до 20%. Это могло создать опасные бреши в бюджете страны и в Пенсионном фонде России, который и без того давно нуждается в серьезных дотациях из федерального бюджета. Чтобы залатать «дыру» Минфин и предлагает диверсифицировать социальное налогообложение, с повышением ставки для богатых.

По официальным данным, на сегодняшний день средняя зарплата в России составляет около 22,5 тысяч рублей в месяц. То есть о доходах в 512 тысяч рублей в год (42,6 тысяч руб. в месяц) многие из нас могут лишь мечтать. При этом редкий российский работник хотя бы просто задумывается о социальном налоге. Просто уплачивает государству НДФЛ в размере 13% от своей зарплаты и все. Между тем размер социального налога напрямую влияет на размер нашей зарплаты.

Арифметика проста. Предположим, ваш доход 20 тысяч рублей в месяц. Минус 13% = 17 400. Это те деньги, которые вы получаете на руки. Но для работодателя все намного сложнее: он должен за вас также уплатить государству социальный налог, размер которого сегодня 34%. При зарплате сотрудника в 20 000 рублей в месяц, размер соцналога равен 6800 рублям. На этом выплаты работодателя за одного сотрудника не заканчиваются, потому что он также платит налог на добавленную стоимость (НДС) с доходов компании, которые обеспечиваются работой сотрудников. Это еще 18%. Если компания небольшая, например, 10 человек, а ее доход за месяц 1 миллион рублей, то в качестве налога будет выплачено 180 тыс. рублей. Следовательно на каждого сотрудника приходится еще по 18 тысяч. Но об этом мы обычно даже не слышим. Каждый из нас может подставить в этот пример цифры собственной зарплаты и подсчитать, сколько налогов за наше рабочее место платит наш работодатель. В данном примере это «скромные» 38%. Если же сюда добавить выплачиваемые нами 13% НДФЛ, то выходит, что с каждой нашей зарплаты государство получает 47%! Представьте себе, что эти деньги за вас выплачивал бы не Ваш работодатель, а вы лично сначала получали бы их на руки и затем шли платить в ближайшую налоговую. А ведь сюда надо добавить еще и НДС.

Из нашего примера видно, что чем больше зарплата сотрудника, тем больше за него должен платить государству работодатель, а значит в условиях действия принятого Минфином документа стимула увеличивать нам зарплаты у работодателя нет совершенно.

О том, верны ли выводы «Свободной Прессы», наш корреспондент поговорил с Директором Института глобализации и социальных движений Борисом Кагарлицким:

– Действительно получается, что Минфин стимулирует предприятия либо снижать зарплату высокооплачиваемым работникам, либо переходить к зарплатам в конвертах и другим нелегальным схемам. Это неправильно. Европейский и американский подходы состоят в том, что в государстве должен действовать прогрессивный подоходный налог, которого у нас нет. Его люди платят непосредственно из своего кармана – из тех денег, которые предприниматель уже заплатил. Соответственно в таком случае у предпринимателя не возникает стимулов специально понизить зарплату. Должен заметить, что этот законопроект Минфина очень сильно бьет по бедным и некоммерческим организациям – тем, у кого прибыли либо нет вовсе, либо она очень маленькая.

Например, для нашего института, который не имеет прибыли, а работает через проекты и гранты, любая работа, связанная с выплатой гонораров, становится очень тяжелой, потому что мы получаем некую сумму на ведение проекта, а потом выясняется, что очень большую ее часть мы вынуждены отдавать государству в виде этих страховых взносов – налогов. Фактически бедные организации душатся. Для более крупных, вроде «Норильского никеля», «Лукойла» или «Газпрома» это, конечно, не очень большая проблема, но это уже связано с очень серьезными диспропорциями в нашей экономике. Потому что у нас очень большая часть денег и ресурсов находится в руках нескольких крупных корпораций, а значительная часть реальной занятости приходится не на них. В том же нефтегазовом секторе у нас работает не так уж и много людей, а огромная масса народа трудится в разного рода мелких, средних и не очень богатых организациях, где подобные меры приводят к абсолютному дестимулированию занятости, или к тому, что занятость переходит в серую зону, не проходя через налоги.

«СП»: – То есть человек должен нести личную финансовую ответственность и выплачивать этот налог самостоятельно?

– Я считаю, что должен быть прогрессивный подоходный налог, а как раз шкала страховых взносов должна быть плоской, т.е. все должно быть ровно наоборот.

«СП»: – В этом плане интересны недавние инициативы на Западе: американский миллиардер Уоррен Баффет и целый ряд бизнесменов в Германии, Франции, Италии сами фактически попросили увеличить на них налоги.

– Действительно были заявления ряда крупных бизнесменов на этот счет. Но не надо думать, что это мнение всего бизнеса Америки или Европы, хотя сам факт показателен. Это связано с двумя вещами: во-первых, наиболее продвинутые представители бизнеса постепенно понимают элементарную неэффективность либеральной фискальной политики, видят, что она приводит к негативному результату. Одним из них является то, что нет стимулов, усиливающих рост занятости, особенно в производстве. Другой момент состоит в том, что они начинают догадываться, что если сам бизнес не продемонстрирует некоторый уровень социальной ответственности, то всем грозят очень серьезные общественные возмущения. Мы это недавно увидели в Англии, в другой более организованной и политически зрелой форме, мы это видели год назад во Франции во время конфликта вокруг закона о пенсионной системе. На этом фоне крупный капитал начал понимать, что лучше уж самостоятельно реформировать систему сверху, чем ждать пока начнут свергать снизу.

«СП» – Как Вы считаете, приходит ли такое же понимание крупному капиталу в России?

– Я думаю, что в России никакое понимание ни к кому вообще не приходит, потому что в России не думают и не обсуждают экономический кризис. Т.е. предполагается, что все вопросы будут так или иначе решать чиновники, а чиновники предполагают, что все вопросы уже решены. Или они решают их так, как это делает Минфин – на уровне чисто технических мероприятий, за которыми не стоит какая-то новая концепция. А по существу нужна более-менее внятная шкала прогрессивного налога, которая бы защитила низшие слои и средний класс. Для них может оставаться та же плоская шкала, но на высокие доходы должен распространяться прогрессивный налог, когда налогообложение начинает расти, если доходы становятся достаточно значимыми.

Кстати говоря, прогрессивный налог очень сильно стимулирует бизнесменов на разного рода акции: на благотворительность, инвестирование, когда капиталист меньше денег выплачивает в виде дивидендов, и больше вкладывает в развитие производства. Таким образом, если деньги не дошли до его кармана, а сразу в пределах бизнеса вернулись в инвестиции, то они не облагаются подоходным налогом и способствуют росту предприятия. То есть прогрессивный подоходный налог обладает целым ряд преимуществ: он стимулирует богатых людей на более социально ответственные и экономически эффективные действия.

«СП» – Какова в России наиболее справедливая ставка прогрессивного налога на высокие и сверхвысокие прибыли, на Ваш взгляд?

– Во-первых, я в принципе не признаю понятие справедливого. Оно носит исключительно субъективный характер. Для Древней Греции справедливо было иметь рабов, а для какого-нибудь африканского племени справедливо съедать людей, которые к нему не принадлежат, т.е. с экономической точки зрения справедливость это абсолютно бессодержательная категория.

Речь идет не о ней, здесь работают два фактора: какая шкала налога будет экономически эффективной, и какая будет наиболее приемлемой для общества, вызовет наибольшее одобрение и наименьшее количество конфликтов и опасений. Поэтому я думаю, чтобы пощадить средний класс, доходы до 100 тысяч рублей в месяц должны облагаться так же как сейчас, а дальше нужно повышение. Причем сначала очень умеренное: плюс два–три процента. И только после того, как доходы достигают, скажем, 10–15 тысяч долларов в месяц, нужно повышать резко, может быть до 30–40 процентов. Кстати, по нормам Европы 60–70-х годов это достаточно умеренная шкала. В Скандинавии на пике налоги доходили до 70 процентов. Я думаю, доведение прогрессивной шкалы до уровня 30–40% будет приемлемо. Но подходить к этому вопросу, производить расчеты, нужно предельно серьезно.

Общий взгляд на решение Минфина представил бывший министр экономики РФ, научный руководитель НИУ ВШЭ Евгений Ясин:

– Я считаю, что бюджет Пенсионного фонда должен быть сбалансированным. Те предложения, которые внес Минфин, в основном эту задачу решают.

Можно предложить и другое решение. Оно более сложное, но мне кажется, что рано или поздно все равно будет принято. Речь идет о том, что в Пенсионный фонд страховые взносы должны платить не только работодатели, но и наемные работники. Можно пойти на то, чтобы те люди, которые получают зарплату ниже определенной суммы, не платили этот налог. Но остальные должны платить. Не должно быть никаких исключений при условии, что эти взносы заносятся на личный счет людей в Пенсионном фонде. На соответствующую сумму, а это, по крайней мере, процентов 80, платежи работодателей могут быть снижены. Заработная плата должна быть повышена так, чтобы люди могли платить эти взносы, а также взносы на медицинское страхование, чтобы это не понижало их жизненный уровень. Я имею в виду прежде всего бюджетников, потому что рынок труда выровняет всех остальных на соответствующие суммы.

На этот шаг пока мы не решаемся. Несчастье нашего правительства заключается в том, что оно все время идет только на частичные меры, которые полностью проблемы не решают, и потом приходится громоздить еще дополнительные решения. В результате вся система налогообложения и госуправления в целом лишается стройности, изящества и эффективности.

Среди развитых стран есть только две, где граждане не делают хотя бы частичные взносы на свой пенсионный счет. Это Россия и Австралия. Австралия – богатая страна, а Россия – нет. Мы должны выстроить нормальные отношения, которые соответствуют новой эпохе, а эпоха такова, что наши дети за нас платить не смогут. Мы должны формировать свои пенсии сами. Нужно, чтобы государство пошло на шаги, которое также облегчают решение этой задачи. Я имею в виду повышение заработной платы.

Справка «СП»

За последний месяц в Европе и США ряд крупных бизнесменов выступили с заявлениями в адрес правительства своих стран с просьбой увеличения налогов на богатых граждан, заявляя о своей готовности помочь государству в преодолении финансового кризиса.

Так американский инвестор Уоррен Баффет, чье состояние оценивается в 50 миллиардов долларов, в середине августа в своей колонке в The New York Times посоветовал Конгрессу США поднять налоги на супербогатых. По словам инвестора, по итогам 2010 года он заплатил подоходный налог в размере 6,9 миллиона долларов. «Кажется, что это много. Однако я заплатил только 17,4 процента от моих доходов, то есть намного меньше, чем все мои 20 коллег. Для них налоги составили от 33 до 41 процента, в среднем 36 процентов».

«Конгресс, дружественно настроенный к миллиардерам, баловал меня и моих друзей достаточно долго. Пока большинство американцев пытаются свести концы с концами, мы мега-богатые люди продолжаем получать огромные налоговые льготы», – написал Баффет.

Также недавно группа из пятидесяти состоятельных немцев «Богатые за налог на капитал» обратилась к канцлеру ФРГ Ангеле Меркель с призывом увеличить размер налога на богатых граждан. По их подсчетам, если ввести дополнительный 5-процентный налог на состояние, страна сможет получить около 100 млрд долларов за два года. На данный момент в Германии максимальная ставка, которую платят самые богатые граждане, равна 42%. Предыдущий канцлер, Герхард Шрёдер, опустил ее до этого уровня с 53%, которые установил его предшественник Гельмут Коль.

Неделю назад 16 топ-менеджеров и миллиардеров Франции предложили создать «специальный фонд пожертвований», чтобы помочь своему правительству в преодолении финансового кризиса. Среди них самая богатая женщина Франции Лилиан Бетанкур (23,5 млрд долларов по данным Forbes) и глава нефтяной компании Total.

Теоретически в России введение прогрессивного налога на богатых также имеет огромный потенциал в качестве источника средств для бюджета нашей страны (который, как было сказано выше, во многом субсидирует Пенсионный фонд): по данным Boston Consulting Group, к началу 2011 года Россия являлась пятой страной в мире по количеству домохозяйств с доходами свыше 100 млн долларов. Число таких семей в нашей стране составляет 561.

Осталось лишь дождаться, когда кто-нибудь из них обратит свое внимание на пример западных коллег и выступит с соответствующей инициативой. Хотя в то, что мы этого дождемся, верится с трудом.

Источник – «Свободная пресса». 01.09.2011

http://svpressa.ru/economy/article/47404/

* * *

Страховые взносы: в поисках оптимальной формулы / Вести.Ru. 10.06.2011

Автор – Наталья Приходко

К 22 июня правительство определит, следует ли снизить ставки страховых взносов до 30% для всех или сохранить их на уровне в 34% только для крупного бизнеса. Такое решение было принято на совещании у президента. Вести.Ru предложили экспертам выбрать наиболее оптимальный вариант.

Бремя ставок скорректируют

Обеспечить снижение ставок страховых взносов президент России Дмитрий Медведев поручил правительству в конце марта. Как подчеркнул президент, повышенные с начала 2011 года с 26% до 34%, ставки отчислений в Пенсионный фонд, Фонды обязательного медицинского и социального стали непосильным бременем для многих предпринимателей. Представители бизнеса выступали против их повышения, предупреждая, в частности, о возможном выводе зарплат «в тень». В феврале, на фоне благоприятной конъюнктуры цен на нефть, премьер-министр РФ Владимир Путин дал задание Минфину, Минэкономразвития и Минздравсоцразвития разработать совместные предложения по улучшению ситуации со страховыми взносами и корректировке нагрузки на бизнес.

Поначалу предполагалось снижение ставок до уровней, близких прежним. Но в итоге, как сообщил после состоявшегося 8 июня совещания у главы государства его помощник Аркадий Дворкович, было решено остановиться на двух компромиссных вариантах. Первый предполагает сохранение ставки в 34% для крупного бизнеса при ее снижении до планки в 26% для среднего и до 16–20% – для малого неторгового бизнеса. Второй же вариант подразумевает общее сокращение ставок до 30% (при 16–20% – для малого бизнеса). Первая схема более предпочтительна, поскольку 34-процетная ставка не представляется серьезной проблемой для крупных компаний, отметил Дворкович. И уточнил, что избранная схема будет действовать временно, в ближайшие два года – до намеченного масштабного реформирования налоговой и пенсионной систем.

Смягчение задуманных новаций оказалось возможно, в том числе, с учетом данных Пенсионного фонда России. По информации ПФР, за первый квартал текущего года поступления страховых взносов увеличились на 51% – до 585 миллиардов рублей. Хотя здесь также сказался сезонный фактор – в марте многие крупные отечественные компании осуществляют соответствующие платежи за прошлый год, заметила Вестям.Ru главный экономист «Альфа-банка» Наталья Орлова. С точки зрения бизнеса, продолжила она, всякое повышение налоговых сборов представляется негативом. «В соответствии с известной «кривой Лаффера», при повышении налогообложения свыше определенного максимума, собираемость налогов резко ухудшается. И мы оказались в начале этой кривой», – подчеркнула Орлова.

«Времянки» не помогут

С точки зрения бюджетной политики, по ее словам, более оптимальным выглядит первый вариант, чреватый выпадением меньших сумм доходов. Обычно «в тень» стремятся уйти представители среднего и малого бизнеса, тогда как, более прозрачный, крупный исправно платит налоги. Поэтому допустимо сохранить прежнюю ставку для «крупняка», понизив ее для прочих предпринимателей. Возместить же выпадающие доходы можно за счет увеличения акцизов и налогов в нефтегазовом секторе. А в перспективе также резонно было бы озадачиться повышением шкалы годовых доходов, с которых страховые взносы, вообще, не взимаются (на сегодня – это 463 000 рублей – Вести.Ru), заключила главный экономист «Альфа-банка».

«Но реализация первого варианта лишит малый и средний бизнес стимулов для перехода на более высокий уровень. И воспрепятствует концентрации капитала для осуществления крупных проектов», – возразил научный руководитель НИУ ВШЭ Евгений Ясин. Оба предложенные варианта он счел «времянками». По мнению Ясина, нынешнюю пенсионную систему следует реформировать таким образом, чтобы исключить двойную нагрузку на работающих россиян, с зарплат которых идут отчисления на их будущие пенсии и нынешних пенсионеров. При этом всякий начинающий трудовую деятельность также должен производить отчисления на собственную пенсию. Тогда и страховые взносы с работодателей уменьшатся, пояснил Вестям.Ru научный руководитель НИУ ВШЭ.

«Деловая Россия» накануне предложила разделить сосуществующие в российской пенсионной системе «советский» и современный страховой механизмы. При этом предусмотрено создать фонд старшего поколения, который наполнялся бы за счет повышенных акцизов на табак и алкоголь, введенного налога на избыточную недвижимость и доходов от приватизации, рассказал Вестям.Ru председатель «Деловой России» Борис Титов. А в страховой фонд направлялись бы страховые взносы, сниженные до 15% – для всех. И, разумеется, нужно отказаться от действующей регрессивной шкалы, при которой с заработков рабочего отчисляются 34%, а с зарплаты главы «Газпрома» Алексея Миллера, скажем, 1–3%, констатировал Титов.

Ранее, кстати, глава Минфина Алексей Кудрин утверждал, что при повышении этой планки до 1,5–2 миллионов рублей снижение ставок страховых взносов до 28% окажется достаточно безболезненным для бюджета. Но из разъяснений Дворковича следует, что и в данном вопросе пока предполагается компромиссное решение. Например, шкалу могут поднять до 660 тысяч рублей, вместо запланированных в 2012 году 512 тысяч. В случае значительного повышения шкалы или полной ее отмены работодатели озаботились бы и получением большей отдачи от высокооплачиваемого персонала. А пока многие сетуют на то, что зарплаты в России зачастую растут быстрее производительности труда. И не упоминают, что это обусловлено также невысоким КПД высшего управленческого звена с огромными, по среднероссийским меркам, доходами.

Сколько стоит понизить ставки?

При утверждении единых правил игры налоги собираются более эффективно, пояснила Вестям.Ru аналитик Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Елена Пенухина. И потому «выбрала» второй вариант с общей 30-процентной ставкой. Он будет стоить бюджету порядка 400 миллиардов рублей, которые, например, можно было бы компенсировать увеличением табачных акцизов. Вследствие же повышения ставок в 2011 году, бизнес потеряет до 850 миллиардов – это 1,4% ВВП, подсчитала Пенухина.

По оценке председателя комитета по экономической политике и предпринимательству Госдумы РФ Евгения Федорова, общее снижения ставок до 30% обойдется в один триллион рублей, а альтернативный вариант – в 500 миллиардов. Выпадающие поступления могут быть обеспечены лишь за счет перераспределения различных бюджетных статей. И итоговый выбор будет определяться тем, сколько денег удастся найти, заключил Федоров.

Источник – Вести.Ru. 10.06.2011

http://www.vesti.ru/doc.html?id=473571

* * *

Путин готовит «обрезание» пенсий.

В 2014 года нас ждет новая пенсионная реформа
/ Свободная пресса. 09.06.2011 

Правительство Владимира Путина сделало первый шаг к радикальной реформе пенсионной системы. До 22 июня оно должно принять решение по проблеме страховых взносов. Дилемма, которую предстоит решить, из разряда «и волки (бизнес) сыты, и овцы (пенсионеры) целы».

Как заявил помощник президента Аркадий Дворкович, возможны два варианта снижения ставки страховых взносов. Первый – плательщики (бизнесмены-работодатели) разделяются на три части; крупный бизнес остается с нынешними ставками – 34%, средний получает ставку, «близкую к 26%» (требование президента Дмитрия Медведева), малый бизнес – 16–20%. Второй вариант – это 30% ставки для крупного и среднего бизнеса, и 16–20% – для небольшой части малых бизнесменов.

Однако ни в первом, ни во втором случае дыру в Пенсионном фонде заткнуть не удастся. Дворкович сообщил, что на совещании Медведева и Путина в качестве источника средств для ПФР назывался Фонд национального благосостояния (в нем Минфин копил деньги на нужды будущих пенсионеров, сейчас в ФНБ – 2,6 трлн руб), а также повышение порога облагаемых страховыми взносами зарплат (сейчас он равен 463 тыс. руб. в год).

Но ФНБ – не резиновый. Поэтому оба варианта решения проблемы страховых взносов – компромиссные, и будут действовать только два года. После президентских выборов–2012 нас ждет вторая глобальная реформа пенсионной системы. Ее контуры обозначил статс-секретарь Минздрава Юрий Воронин. Смысл предложений – в отказе от реформы Михаила Зурабова, и введении новой пенсионной формулы, что позволит ликвидировать «дыру» и отказаться от вливаний из бюджета.

Минздрав предлагает, прежде всего, отказаться от индексации пенсий по инфляции и привязать их к средним зарплатам в экономике. Второй принцип – давать полную пенсию только за 30-летний трудовой стаж. Фактически это альтернатива повышению возраста выхода на пенсию, т.к. некоторые категории граждан (например, женщины, бравшие декретные отпуска) 30 лет стажа не наберут, как ни крути.

Третье радикальное изменение – работодатель будет платить страховые взносы со всей суммы зарплаты (сейчас действует регрессивная шкала – с крупных зарплат страховые взносы не взимаются). Наконец, Минздрав предлагает отказаться от накопительной части пенсий, плюс корректировать размеры пенсий «вручную» – через специальный коэффициент (то есть, правительство при необходимости сможет снизить размер пенсий).

В итоге, «балансировка» доходов и расходов ПФР в 2014 году потребует коррекции и налоговой системы, и отказа от массовых «льготных» пенсий, и параллельной коррекции системы здравоохранения.

Куда приведет нас новая реформа, рассуждают эксперты «Свободной прессы».

Оксана Дмитриева, член комитета Госдумы РФ по бюджету и налогам:

– Проблемы, из-за которых нужно пересмотреть ставки страховых взносов – дефицит Пенсионного фонда, необходимость снижения бремени налогов на работодателя, необходимость отказа от регрессивный шкалы страховых взносов. Сегодня богатые платят существенно меньше бедных – в процентном отношении. Допустим, если вы получаете 37 тысяч рублей в месяц, с каждого рубля зарплаты работодатель выплатит 34 копейки взносов. А если получаете 370 тысяч в месяц – только 3,4 копейки с рубля. Это, с одной стороны, несправедливо, с другой – такая методика и обеспечивает дыру в Пенсионном фонде. От нее надо отказываться.

Я считаю, ставка должна быть снижена до 27% для всех, и до 15% – для малого бизнеса. При этом облагать страховыми выплатами нужно весь фонд оплаты труда, и полностью отменить ныне действующее ограничение (зарплата до 463 тыс. руб. в год), свыше которого не выплачиваются взносы.

Что касается предложений Минздрава по поводу реформирования пенсионной системы, эти предложения пока очень разные. Но общие направления – отказываться от регрессии и накопительной части пенсий – это правильно.

Евгений Ясин, бывший министр экономики, научный руководитель ВШЭ:

– Вопрос о необходимости реформирования пенсионной системы стоит с 2002 года. Тогда были приняты решения – на мой взгляд, не всегда удачные – и взят курс на создание системы, которая соответствует требованиям постиндустриальной экономики. Это значит, что люди должны сами копить себе деньги на старость, и не рассчитывать, что будущее поколение станет их содержать. Нынешние попытки скостить накопительную часть их пенсии – это подрыв идеи реформы, и создание колоссальных препятствий для России в условиях перехода к инновационной экономике.

Я не настаиваю на том, чтобы государство оплачивало все пенсии. Оно может остановиться на коэффициенте замещения 25 % (это значит, размер пенсии составляет 1/4 размера средней заработной платы; в 2010 году коэффициенте замещения достиг 37,4%; в мае 2011 года премьер Владимир Путин заявил, что «стратегическим ориентиром» предстоящей реформы пенсионной системы должен стать коэффициент замещения 40%, – «СП»). Но должно быть понимание: этот минимум государство оплачивает, а все остальное люди накапливают себе сами.

Одновременно должна решаться задача с заработной платой. Моя позиция такова: капитальное решение – сначала нужно повысить зарплату в бюджетной сфере таким образом, чтобы люди могли откладывать деньги в Пенсионный фонд, на медицинское страхование, на другие виды платежей, которые они сегодня платить не могут.

Пора уже сесть и подумать над всем этим в комплексе, а не решать задачки частично, не строить хлипкую халабуду, которая всякий раз норовит завалиться. Конечно, сегодня пойти на какие-то уступки надо, чтобы не ставить в тяжелое положение бизнес (в особенности это касается малого бизнеса, который пользовался упрощенной системой налогообложения), и на год–два отложить капитальную реформу. Но ее все равно нужно делать.

Михаил Делягин, директор Института проблем глобализации:

– Проблема в том, что если много воровать – денег будет не хватать всегда. Что происходит у нас? Мы крайне слабо контролируем деньги от страховых взносов. Медведев плачется, что на госсзакупках воруют триллион рублей, но средства внебюджетных фондов контролируются еще слабее. Соответственно, если наладить нормальный контроль, возможно, в ПФР не только не будет дефицита, но появится некоторый избыток.

Наконец, в экономике есть правило: несправедливость экономически всегда неэффективна в долгосрочном плане, и обычно неэффективна в среднесрочном плане. Мы сегодня имеем запредельно высокое налогообложение легальных зарплат. Нагрузка на фонд оплаты труда, если считать и социальные, и обязательные взносы, и подоходный налог, до 1 января 2011 года составляла 36,5%. Сейчас – 42,5%.

При этом принципиально важно, что в России чем человек богаче, тем он меньше платит. Это общее правило, которое никто из нашего правительства не отрицает. Считается, что миллиардер (в относительном выражении) должен платить меньше, чем человек, которому не хватает от получки до получки. На деле, это кромешная несправедливость. Эта ситуация не просто искусственно делает честность и законопослушность привилегией имущих, но и ведет к постоянному падению собираемости соответствующих социальных взносов.

Два варианта, которые сейчас обсуждаются – довольно бессмысленный выбор. Реально нужно ввести максимальный налог (страховой взнос), который бизнес, действительно, готов платить. Я считаю, это 15% со всего фонда оплаты труда. Нужно сделать плоскую шкалу страховых взносов: пусть все платят одинаково – и миллиардеры, и малооплачиваемые работники. И второе – наведение жесткого контроля за средствами внебюджетных фондов. После этого, думаю, дыра в ПФР резко сократится.

Из досье «СП»

Рассчитать сейчас, каким образом инициативы Минздрава изменят с 2014 года размеры пенсий и условия их получения, пока невозможно: в «формуле Минздрава» слишком много недостающих составляющих. Промежуточные выводы такие. Пенсии будут сильнее, чем сейчас, различаться в денежном выражении – в зависимости от трудового стажа. Работодатель, если облагать взносами будут весь фонд заработной платы, будет платить в ПФР даже больше, чем сегодня. Коэффициент замещения, в среднем, будет падать – это значит, прожить на пенсию станет труднее. Словом, Минздрав хочет, с одной стороны, отказаться от «пенсионного социализма» с постоянным наращиванием пенсионной нагрузки на молодые поколения, с другой – уходит от накопительной пенсионной системы Зурабова обратно к архаичной распределительной системе образца 1970-х.

Источник – Свободная пресса. 09.06.2011 

http://svpressa.ru/politic/article/44371/

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий

Пенсионная реформа / Материалы СМИ

Страница Ясина

Бизнесу облегчат жизнь за счет наших с вами зарплат /
Портал KM.RU. 03.03.2011

Минздравсоцразвития планирует облегчить жизнь работодателям и обязать работников самостоятельно оплачивать взносы в один из трех внебюджетных фондов – пенсионного страхования, медицинского или социального. Какой из них предпочесть, пока не решено. Сейчас эти взносы платят работодатели.

«Это – вопрос непростой. Он обсуждается. Решение на этот счет пока не принято, но тема изучается и очень серьезно взвешивается, чтобы избежать (негативных) последствий», – рассказал замминистра здравоохранения и социального развития Юрий Воронин, выступая в НИУ ВШЭ.

Ведомство планирует подготовить в первом полугодии 2011 года проект концепции развития пенсионной системы до 2050 года. Потом она будет согласована с заинтересованными ведомствами, и в 2012 году начнется разработка законодательных решений.

В том случае, если будет принято решение о выплатах работниками в один из трех фондов, нагрузка на бизнес сократится примерно на 3%, а зарплаты людей, соответственно, уменьшатся на столько же.

Воронин считает, что необходимо еще подумать, в какой из фондов пойдет обязательный взнос работника: «Нужно решить, что более понятно будет человеку: на пенсии, которые далеко, или на медицину, потребность в которой у него в любой момент времени может возникнуть».

Жесткую меру поддержал научный руководитель НИУ ВШЭ Евгений Ясин, который обычно поддерживает все жесткие меры правительства, касающиеся населения. «Детей все меньше, пенсионеров все больше, количество работников будет сокращаться. Каждый должен платить за себя, начиная с того момента, как он выходит на работу», – сказал он.

По мнению Ясина, ставку страховых взносов необходимо поделить между работником и работодателем, причем последний должен покрывать из своих средств не только взносы на свою будущую пенсию, но и дефицит пенсионного фонда.

А между тем, кроме вполне прогнозируемого недовольства работников, мера имеет и другую негативную сторону. Сейчас все взносы платят работодатели, и система их взимания налажена. Но если часть платежей переложить на работников, то понадобится создавать новый аппарат для их учета, новые рабочие места, территориальные службы и т. п. Расходы на это могут оказаться такими, что овчинка не будет стоить выделки.

Возникновение этой инициативы, впрочем, может говорить о том, что бизнес, крайне недовольный увеличением выплат в социальные фонды, нашел способ пролоббировать свои интересы в правительстве, и ему было обещано частичное снижение платежей подобным образом.

Здесь следует заметить, что Юрий Воронин в информационном пространстве выступает постоянным оппонентом Алексея Кудрина во всем, что касается вопросов дефицита Пенсионного фонда и повышения пенсионного возраста. Стоит Кудрину где-нибудь заявить, что дыра в пенсионном фонде ужасна, как Воронин в другом месте опровергает его, говоря, что не такая уж она и страшная. Если же Кудрин говорит, что пенсионный возраст нужно срочно повышать, Воронин опосредованно отвечает, что с этим можно пока подождать, поскольку такое повышение ничего не даст.

«Почти в любой развитой стране пенсионная система дотируется государством, потому что она имеет дело с долгосрочными обязательствами, которые подвержены негативным демографическим трендам», – говорит Воронин. Государственную поддержку, которая оказывается сегодня в России пенсионной системе, в Минздраве совсем не считают критичной. «Даже сейчас дотации из федерального бюджета в ПФР не превышают 2% ВВП. Это – очень небольшой транш. И расти в ближайшие 10-20 лет он не будет», – сказал Воронин.

В его ведомстве всегда подчеркивали, что структура пенсионного дефицита у нас и в других странах разная. Следовательно, меры по стабилизации пенсионной системы, которые сегодня принимаются в Европе (повышение пенсионного возраста), для России не подходят.

Наш дефицит, считает Воронин, является следствием неправильной налоговой политики прошлых лет, введения обязательного накопительного компонента, сохранения системы досрочных пенсий, а также крайне низких зарплат и ухода значительной части заработков граждан в тень. Поэтому вместо резкого повышения пенсионного возраста необходимо сконцентрироваться на решении настоящих причин дефицита ПФР. И попробуйте с этим обоснованно поспорить. Здравый смысл говорит, что так оно и есть на самом деле.

Воронин предложил отодвинуть повышение пенсионного возраста на 20 лет, отметив, что раньше «даже поднимать эту проблему абсолютно неправильно». «Чтобы эту проблему решать, предварительно нужно систему подготовить». Замминистра напомнил о социальных волнениях во Франции, где было принято решение о резком повышении пенсионного возраста. И, наоборот, в Германии и США, где этот процесс растянулся на годы, народных акций протеста не было.

Воронин намекнул, что в министерстве понимают, насколько неэтично поднимать возрастной ценз сейчас, при нынешней продолжительности жизни: «Пенсионная система, как бы это экономически ни было обусловлено, не может быть циничной. Она не может ориентироваться на то, что люди не будут доживать до получения пенсии, это неправильно».

Впрочем, существует точка зрения, согласно которой Воронину и Кудрину в этой полемике ведомств высшими силами отведена роль доброго и злого следователей. Если Кудрин где-то перегнет палку, то Воронин ее тут же «выровняет». Народ при этом не поймет, кому же верить, но в сознании отложится: может быть и так, и эдак. А на предстоящих выборах «проголосует сердцем», поскольку его сердцу позиция Воронина ближе, а она автоматически отождествляется с позицией руководителей государства, которые продолжают хранить по этому поводу загадочное молчание.

Автор – Леонид Рудницкий  

Источник – Портал KM.RU. 03.03.2011
http://news.km.ru/biznesu-oblegchat-zhizn-za-schet-nashikh-zarplat

* * *

Минздравсоцразвития РФ: Часть выплат в социальные фонды
может быть перенесена с работодателей на сотрудников
/
Информационно-аналитическое агентство «УралБизнесКонсалтинг». 03.03.2011

УрБК, Москва, 03.03.2011. Часть выплат в социальные фонды может быть перенесена с работодателей на плечи сотрудников: такой сценарий Минздравсоцразвития обсуждает с профсоюзами. Если предложение будет одобрено, зарплаты сократятся почти на 3%, пишет «Газета.Ru».

Обязанность по выплате взносов в один из внебюджетных фондов – на пенсионное, медицинское или социальное страхование – может быть перенесена с компаний-работодателей на работников – такой сценарий рассматривает Минздравсоцразвития.

«Это вопрос непростой. Он обсуждается. Решение на этот счет пока не принято, но тема изучается и очень серьезно взвешивается, чтобы избежать (негативных) последствий», – цитирует РИА «Новости» статс-секретаря, замминистра здравоохранения и социального развития Юрия Воронина, выступавшего в НИУ ВШЭ.

Министерство планирует подготовить в I полугодии 2011 года проект концепции долгосрочного развития пенсионной системы, ориентированной до 2050 года. Далее концепция будет согласована с заинтересованными ведомствами, и в 2012 году министерство приступит к разработке законодательных решений.

Напомним, сейчас все страховые взносы в Пенсионный фонд, Фонд обязательного медицинского страхования и Фонд социального страхования выплачивает работодатель. Их общий размер с 2011 года составляет 34% от фонда оплаты труда: в федеральный ФОМС – 3,1%, в ПФР – 26%, в ФСС – 2,9%. Ранее работодатели платили в социальные фонды 26% от ФОТ.

По словам Ю. Воронина, необходимо решить, в какой из фондов будет идти обязательный взнос работника. «Нужно решить, что более понятно будет человеку: на пенсии, которые далеко, или на медицину, потребность в которой у него в любой момент времени может возникнуть», – подчеркнул замминистра.

Необходимость введения обязательного взноса с работников связана с ухудшающейся демографической ситуацией, согласился научный руководитель НИУ ВШЭ Евгений Ясин.

«Детей все меньше, пенсионеров все больше, количество работников будет сокращаться. Каждый должен платить за себя начиная с того момента, как он выходит на работу», – подчеркнул Е. Ясин.

Источник – Информационно-аналитическое агентство «УралБизнесКонсалтинг». 03.03.2011
http://urbc.ru/268997-minzdravsocrazvitiya-rf-chast-vyplat-v-socialnye-fondy-mozhet-byt-perenesena-s-rabotodatelej-na-sotrudnikov.html

* * *

Взносы вычитают из зарплаты.
Часть страховых взносов может быть перенесена на работников
/
Газета.ru. 02.03.2011

Часть выплат в социальные фонды может быть перенесена с работодателей на сотрудников: такой сценарий Минздравсоцразвития обсуждает с профсоюзами. Если предложение будет одобрено, зарплаты сократятся почти на 3%. Небольшая экономия не заменит структурных реформ, сетует бизнес.

Обязанность по выплате взносов в один из внебюджетных фондов – на пенсионное, медицинское или социальное страхование – может быть перенесена с компаний-работодателей на работников – такой сценарий рассматривает Минздравсоцразвития. «Это вопрос не простой. Он обсуждается. Решение на этот счет пока не принято, но тема изучается и очень серьезно взвешивается, чтобы избежать (негативных) последствий», – цитирует РИА «Новости» статс-секретаря, замминистра здравоохранения и социального развития Юрия Воронина, выступавшего в НИУ ВШЭ.

Министерство планирует подготовить в первом полугодии 2011 года проект концепции долгосрочного развития пенсионной системы, ориентированной до 2050 года. Далее концепция будет согласована с заинтересованными ведомствами, и 2012 году министерство приступит к разработке законодательных решений.

«Соответственно, говорить о каких-либо конкретных решениях на этапе общественных дискуссий преждевременно», – сказали «Газете.Ru» в ведомстве.

Сейчас все страховые взносы в Пенсионный фонд (ПФР), в Фонд обязательного медицинского страхования (ФОМС) и Фонд социального страхования (ФСС) выплачивает работодатель. Их общий размер с 2011 года составляет 34% от фонда оплаты труда: в федеральный ФОМС – 3,1%, в ПФР – 26%, в ФСС – 2,9%. Ранее работодатели платили в социальные фонды 26% от ФОТ.

В случае переноса выплат в ФОМС или ФСС на работников государство сократит возросшую с этого года нагрузку на бизнес почти на 3%.

По словам Воронина, необходимо решить, в какой из фондов будет идти обязательный взнос работника. «Нужно решить, что более понятно будет человеку: на пенсии, которые далеко, или на медицину, потребность в которой у него в любой момент времени может возникнуть», – подчеркнул замминистра.

Необходимость введения обязательного взноса с работников связана с ухудшающейся демографической ситуацией, согласился научный руководитель НИУ ВШЭ Евгений Ясин. «Детей все меньше, пенсионеров все больше, количество работников будет сокращаться. Каждый должен платить за себя начиная с того момента, как он выходит на работу», – подчеркнул Ясин.

Сейчас в России на 128 граждан трудоспособного возраста приходится 100 пенсионеров, в 2012 году на 112 работников будет 100 пенсионеров, а к 2030 году соотношение сравняется: один работник будет оплачивать пенсию одного пенсионера. Согласно данным Центра стратегических разработок, с 2008 года трудоспособное население России на протяжении 15 лет будет сокращаться темпами от 800 тысяч до 1,5 млн человек в год. По словам Ясина, ставку страховых взносов необходимо поделить между работником и работодателем, причем последний должен покрывать из своих средств не только взносы на свою будущую пенсию, но и дефицит пенсионного фонда.

В Федерации независимых профсоюзов (ФНПР) категорически против разделения нагрузки. «Мы давно говорили с Минздравсоцразвития и обосновали свою позицию. Для того чтобы работник смог выплачивать хотя бы один из страховых взносов, должна быть достойная заработная плата», – сказал «Газете.Ru» заместитель председателя ФНПР Давид Кришталь.

«Вводить взнос нужно, когда зарплата позволит его уплачивать», – выразил личное мнение и Воронин.

К такому переходу не готово и государство, считает бизнес. «Предложение имеет техническое значение. Немного снизится нагрузка для работодателя, но это небольшая экономия. Зато у государство возникнет огромная административная нагрузка, потому что сейчас понятно, с кого взимать взносы. А если каждый из 80 млн работающих граждан будет приходить в налоговую, понадобятся дополнительные инспекторы, это большие расходы. В России за все отвечает работодатель, и отказаться от этого значит потрясти систему. Это того не стоит, нужные принципиальные изменения», – объясняет председатель общественной организации «Деловая Россия» Борис Титов, добавляя, что в западных странах распределение налогов «идет больше с физических лиц, а не с корпораций».

Автор – Ольга Танас  

Источник – Газета.ru. 02.03.2011
http://www.gazeta.ru/financial/2011/03/02/3543869.shtml

* * *

Страхвзносы возможно будут взиматься с работника – Минздрав /
РИА Новости. 02.03.2011

МОСКВА, 2 мар – РИА Новости. Минздравсоцразвития рассматривает предложения по реформированию пенсионной системы, в том числе возможность введения в РФ обязательного взноса с работника в один из внебюджетных фондов России – на пенсионное, медицинское или социальное страхование, сообщил РИА Новости в среду статс-секретарь, заместитель министра здравоохранения и социального развития РФ Юрий Воронин.

В настоящее время страховые взносы во внебюджетные фонды (Пенсионный, социального страхования и обязательного медицинского страхования) уплачивает работодатель в размере 34% от фонда оплаты труда.

«Этот вопрос не простой. Он обсуждается. Решение на этот счет пока не принято, но тема изучается и очень серьезно взвешивается, чтобы избежать (негативных) последствий», – сказал Воронин.

По его словам, прежде всего, необходимо определиться, в какой из фондов будет уплачиваться обязательный взнос с работника. «Там конкуренция большая: в фонд медстраха, фонд соцстраха или в Пенсионный фонд. Во все три фонда сразу мы же не введем. Это будет слишком большое бремя. Поэтому нужно решить, что более понятно будет человеку: на пенсии, которые далеко, или на медицину, потребность в которой у него в любой момент времени может возникнуть», – сказал заместитель министра.

Что касается его личного мнения на этот счет, Воронин сказал, что «вводить взнос нужно тогда, когда зарплата позволит его уплачивать».

Научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин сообщил РИА Новости, что необходимость введения обязательного взноса с работающих граждан в Пенсионный фонд связана, прежде всего, с ухудшающейся в России демографической ситуацией. «Детей все меньше, пенсионеров – все больше, количество работников будет сокращаться. Каждый должен платить за себя, начиная с того момента, как он выходит на работу», – сказал Ясин.

По его словам, пенсионная система, в идеале, должна строиться по схеме, доля пенсионеров в которой составляет 12–15%, а трудоспособных граждан – больше половины населения страны. В РФ сейчас,по данным Ясина, пенсионеры составляют 27% населения, и в дальнейшем их количество будет увеличиваться, если не повышать пенсионный возраст.

Он считает, что ставку страховых взносов – 34%, которую платит сейчас только работодатель, необходимо поделить между работником и работодателем. При чем работник должен покрывать из своих средств не только взносы на свою будущую пенсию, но и дефицит пенсионного фонда, считает Ясин.

«Поэтому получается, что все равно платить работники должны больше, сократиться нагрузка на работодателя», – сказал он.

Источник – РИА Новости. 02.03.2011
http://www.rian.ru/society/20110302/341293238.html

* * *

В России хотят часть страховых взносов переложить на работника /
ГТРК «Ставрополье». 02.03.2011

Возможность введения в России обязательного взноса с работника в один из внебюджетных фондов – на пенсионное, медицинское или социальное страхование, рассматривает Минздравсоцразвития РФ. Об этом сообщил в среду статс-секретарь, заместитель министра здравоохранения и социального развития РФ Юрий Воронин.

В настоящее время страховые взносы во внебюджетные фонды (Пенсионный, социального страхования и обязательного медицинского страхования) уплачивает работодатель в размере 34 процента от фонда оплаты труда.

По словам Воронина, «решение на этот счет пока не принято, но тема изучается и очень серьезно взвешивается, чтобы избежать (негативных) последствий».

Прежде всего, необходимо определиться, в какой из фондов будет уплачиваться обязательный взнос с работника, отметил он.

«Там конкуренция большая: в фонд медстраха, фонд соцстраха или в Пенсионный фонд», – пояснил Воронин, добавив, что «во все три фонда сразу мы же не введем – это будет слишком большое бремя».

«Поэтому нужно решить, что более понятно будет человеку: на пенсии, которые далеко, или на медицину, потребность в которой у него в любой момент времени может возникнуть», – отметил заместитель министра.

В свою очередь научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин сообщил РИА «Новости», что необходимость введения обязательного взноса с работающих граждан в Пенсионный фонд связана, прежде всего, с ухудшающейся в России демографической ситуацией.

По мнению Ясина, ставку страховых взносов – 34 процента, которую платит сейчас только работодатель, необходимо поделить между работником и работодателем.

Причем работник должен покрывать из своих средств не только взносы на свою будущую пенсию, но и дефицит Пенсионного фонда, считает Ясин.

«Поэтому получается, что все равно платить работники должны больше, сократится нагрузка на работодателя», – заявил он.

Источник – ГТРК «Ставрополье». 02.03.2011
http://www.stavropolye.tv/society/view/30251

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий