Стратегия–2020. Презентация «Итогового доклада экспертов» / Материалы СМИ

Страница Ясина

Россиянам предложено раскошелиться на пенсии.

10–15% от получки – в заначку
/ Московский Комсомолец. 22.03.2012

Автор – Татьяна Замахина

Повышение пенсионного возраста не спасет бюджет ПФР от дефицита: с граждан надо собирать взносы на будущую пенсию в размере 10–15% от зарплаты. С такой идеей выступил научный руководитель НИУ ВШЭ, один из авторов Стратегии–2020 Евгений Ясин. Причем не вместо тех страховых взносов в размере 30% от фонда оплаты труда, которые уже выплачивает работодатель, а в дополнение к ним. Сам Ясин считает, что это – посильная для россиян сумма.

Существуют только две крупные экономики – Россия и Австралия, в которых отсутствуют обязательные индивидуальные взносы в пенсионную систему, сообщил эксперт. В остальных странах подобные взносы являются нормальной практикой. Если предложение будет принято, то нововведение коснется громадного количества людей, к 2030 году каждый третий житель России будет в пенсионном возрасте. Однако все россияне поголовно вряд ли обрадуются идее отдавать даже небольшую сумму с получки – на эту мысль наводит тот факт, что программа софинансирования пенсий, предложенная несколько лет назад правительством, всеобщей народной любви не сыскала. Ей воспользовались только 7 млн. человек. А ведь там еще и «бонус» от государства предлагается. Напомним, что в ответ на взнос на накопительную часть своей будущей пенсии в размере от 2 000 до 12 000 рублей, государство удваивает сумму. То есть вносит на «пенсионный» счет аналогичные деньги.

Предлагая «скинуться» россиянам, экономист не хочет накладывать дополнительную «пенсионную нагрузку» на работодателя – «это приведет к ухудшению делового климата».

Это далеко не первое измышление на тему «копите себе на старость сами»: так, первый зампред Центробанка Алексей Улюкаев и вовсе предложил, чтобы материальным обеспечением пенсионеров занимались их близкие. А государство выплачивало лишь прожиточный минимум. То есть, если брать по сегодняшним меркам, – это менее 5000 рублей по России и чуть более 7000 по Москве. По сравнению с идеей Улюкаева взносы «от Ясина» выглядят вполне безобидно.

Кстати, в ходе разработки Стратегии–2020 озвучивался несколько другой вариант: предлагалось взимать с работников щадящие 2–5% от зарплаты. Кроме того, демократично указывалось, что человек сможет отказаться от дополнительного платежа.

В правительственных кругах, по данным деловых СМИ, нечто подобное обсуждалось – причем 4% от зарплаты работника предлагалось «плюсовать» к взносам в фонды от работодателя. Рассматривались два варианта: или направлять взносы полностью на накопительную пенсию, или в равных долях – на накопительную часть и текущие выплаты.

В общем, единодушия на этот счет пока нет, так что вряд ли стоит ждать конкретного решения в ближайшей перспективе.

Ну, а бизнес, конечно, за. Перенос нагрузки с работодателя на работника – правильная мера, высказался на эту тему президент «Деловой России» Александр Галушка. По его словам, когда люди платят взносы самостоятельно, они иначе спрашивают с Пенсионного фонда и иначе относятся к качеству медицинских услуг.

Источник – МК.ru. 21.03.2012

http://www.mk.ru/economics/article/2012/03/21/684222-rossiyanam-predlozheno-raskoshelitsya-na-pensii.html

* * *

Где взять деньги на обещания Путина?

Эксперты предлагают сэкономить на силовиках и завести государственный долг
/ Московский Комсомолец. 22.03.2012

Автор – Татьяна Замахина

Откуда взять деньги на выполнение обещаний будущего президента? Об этом задумались авторы «Стратегии-2020», представившие в среду свои предложения по бюджетному и налоговому «маневрам». Некоторые идеи экспертов по экономии финансов перечеркивают недавние реформы: «стратеги», в частности, предлагают уволить 20% полицейских, увеличить количество учеников на одного учителя и еще больше нагрузить налогами ТЭК.

Вопросом, который стоит на повестке дня: «Как согласуются обещания Путина с политикой, которую он будет проводить после вступления в должность президента?» – озадачил всех научный руководитель НИУ ВШЭ Евгений Ясин. Согласовать реальность с обещаниями, по его мнению, поможет «бюджетно-налоговый маневр». «Мы вступаем в специфический период развития страны, – объясняет эксперт. – Перед нами открывается окно возможностей, которое обычно образуется после выборов. Момент истины наступает сейчас. Кроме действий по преодолению кризиса, серьезных усилий в последние годы не предпринималось. Хорошего экономического роста мы не фиксируем, так что проблемы будут нарастать».

Как же предлагается маневрировать? Главный источник сбережения средств – раздутая силовая система, где «значительная часть служащих не имеет отношения к обороне или безопасности». В связи с этим предлагается сократить штатную численность сотрудников правоохранительных органов на 20%. Ведь количество полицейских на 100 тыс. населения в разы превышает аналогичные показатели в США, Великобритании, Франции, объясняет директор Центра развития НИУ ВШЭ Наталья Акиндинова.

Приведя в порядок неэффективный социальный сектор, можно сэкономить 1% ВВП, подсчитали «стратеги». Конкретные идеи есть для медицины: за счет сокращения продолжительности госпитализаций можно уменьшить расходы на содержание больниц на 18,5%, а при помощи мероприятий по развитию здорового образа жизни сберечь 44 млрд. рублей.

Есть простор для фантазии и в сфере образования – здесь, в частности, предлагается увеличить количество учеников на учителей: вместо 12 к одному – 14 или даже 15 к одному. Введение минимальных требований к поступающим на бюджетные места в вузы и прочие мероприятия дадут экономию и в сфере высшего образования – 35 млрд. рублей.

Не обошлось и без налогов: как порешили «стратеги», нагрузка должна быть в большей мере перенесена на ТЭК в пользу обрабатывающей промышленности и сферы услуг.

Сбереженных денег на выполнение обещаний все равно может не хватить. Так, допрасходы только на прибавки к зарплатам работников социальных отраслей к 2018 году составят 1,44% ВВП. А пособия родителям при рождении третьего и последующих детей (7 тыс. рублей) «отнимут» 0,21% ВВП в год.

Впрочем, авторы стратегии допускают госдолг, но с ограничением – не более 25% ВВП. «Хотя и его в случае снижения цен на нефть будет крайне трудно обслуживать», – добавляет руководитель научного направления Института экономической политики имени Егора Гайдара Сергей Дробышевский.

Источник – Московский Комсомолец № 25897. 22.03.2012

http://www.mk.ru/economics/article/2012/03/21/684183-gde-vzyat-dengi-naobeschaniya-putina.html

* * *

Стратегия–2020: новая социальная политика / Bankir.Ru. 21.03.2012

Автор – Андрей Ивочкин

Разработанная командой экспертов стратегия развития России на период до 2020 года («Стратегия–2020») предлагает новую социально-экономическую политику, основанную на разумном сочетании либеральных реформ с государственным контролем. В числе прочих мер планируется дать больше инициативы экономическим субъектам, адресно финансировать «социалку», а также повысить пенсионный возраст.

Это стало темой прошедшей в РИА «Новости» пресс-конференции «Итоговый доклад экспертов «Стратегии–2020», на которой журналистам были представлены основные выводы по результатам откорректированной (первый вариант «Стратегии» был разработан еще четыре года назад) работы команды экспертов, формировавших новую модель развития отечественной экономики.

Знаменательно, что финальный доклад экспертных рабочих групп по коррекции «Стратегии» был представлен руководителями двух престижнейших столичных вузов страны: Высшей школы экономики (ВШЭ) и Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС) – именно эти вузы координировали усилия группы ведущих российских экономистов, работавших над проектом.

Экономическая безопасность и устойчивое развитие страны должны базироваться на институциональных реформах, включающих в себя бюджетную и финансовую стабильность, основанную на правильной фискальной политике и сокращении неэффективных затрат, ориентации на социально значимые проекты.

Об этом говорилось в выступлении ректора НИУ ВШЭ Ярослава Кузьминова. По его словам, для реализации «Стратегии» «мало, чтоб разработчики стратегии заняли государственные места – должна быть слаженная четкая команда, ориентированная на успешные реформы». Он уверен в реализации проекта, так как «видит убежденность команды Медведева-Путина» в проведении реформ.

Сходной точки зрения придерживается ректор РАНХиГС при Президенте Российской Федерации Владимир Мау, констатирующий, что предложенная стратегия реализуема потому, что в стране «есть спрос на экономические либеральные реформы, либеральную политику».

Согласно «Стратегии», ВВП страны должен расти не менее чем на 5% в год при стабильно умеренных темпах инфляции и выйти к устойчивому стабильному росту за счет интенсификации производительности труда. Госинвестиции в экономику нужно будет держать на уровне в 3–3,5% процента, а чрезмерно раздутый госсектор сокращать в ходе очередного витка приватизации с 2012 по 2015 год.

Неэффективные государственные расходы, прежде всего оборонные, должны быть радикально сокращены, а социальные – здравоохранение, образование и т. д. – увеличены.

При этом мы должны слезть с «нефтяной иглы»: так, предлагается упразднить экспортные пошлины на энергоресурсы, компенсировав это повышением налогов на добычу полезных ископаемых. При этом рассчитываться госбюджет будет, исходя из предположения о постепенном снижении цены барреля нефти со 5 в 2012 году до – к 2015 году.

По мысли докладчиков, мы должны сделать ставку на инновации и создание инфраструктуры постиндустриального информационного общества. А для этого нужна иная социальная политика, направленная не просто на поддержку малообеспеченных слоев, а учитывающая интересы растущего среднего класса, создавая для него новые стимулы и возможности. По словам Кузьминова, важно, что при составлении доклада «ограничения социальные учитывались так же, как и экономические», и в целом документ учитывает интересы среднего класса, «закладывая конструктивные основы взаимодействия власти и общества».

«Средний класс не только предъявляет требования социального и политического характера к власти, но и готов ее поддержать, требуя доказательств, что деньги на крупные проекты не будут разворованы, – развил эту мысль первый проректор НИУ ВШЭ Лев Якобсон. – Он не говорит однозначно ни да, ни нет – он говорит «да, но…», – при условии прозрачности, контроля над расходами и так далее. До 40% наших граждан готовы платить дополнительные налоги – это называется самообложением – если эти деньги пойдут на нужные цели, улучшение социального обслуживания, целевую помощь нуждающимся и так далее». Якобсон отметил важное различие между позицией среднего класса и основной массы населения по налогам: «Если массовые настроения: больше спрашивать с власти, но не платить, у среднего класса позиция: платить, но и больше спрашивать за использование – это важная подвижка в умонастроениях».

Одно из ключевых предложений «Стратегии» – увеличение пенсионного возраста к 2030 году до 63 лет равным образом для мужчин и женщин (сейчас для первых он составляет 60 лет, для вторых – 55). Однако проводиться это должно постепенно. «Речь идет о повышении пенсионного возраста, которое закончится к 2050–2055 годам, – говорит Кузьминов. – Тогда будет уже другая обстановка, другая жизнь».

Научный руководитель НИУ ВШЭ Евгений Ясин отмечает, что «мягкий вариант повышения пенсионного возраста» был предложен еще в 2004 году, однако «реформа накрылась медным тазом, и о ней забыли».

По мнению Ясина, «создать механизм, обеспечивающий нормальное воспроизводство пенсионного фонда – вот важнейшая задача», а пенсионный возраст – не ключевой вопрос реформы. Пенсионная реформа является пунктом, по которому нет единого мнения – соглашается научный руководитель НИУ ВШЭ, отмечая при этом: «Я лично убежден: пока у нас не будут брать обязательные взносы в пенсионный фонд со всех занятых граждан, как в цивилизованных странах – мы не решим этой проблемы». Пенсионная реформа назрела и даже перезрела, поэтому не нужно затягивать с ней: «По нашим расчетам, у нас есть еще примерно 15 лет, но потом уже эта проблема так просто не решится – огромные сложности накопятся». Лев Якобсон солидарен с ним: «Не фантазии, не «хотелки», как выражался покойный Черномырдин, а движение в коридорах возможностей – экономических, социальных, политических, – вот что важно».

Владимир Мау поддерживает коллегу: «В пенсионной реформе существует несколько важных проблем. Пенсионный фонд – не что-то сакральное, а часть бюджета. Можно повысить пенсионный возраст, можно повысить налоги». Тем не менее ввиду ограниченного коридора для маневра в долгосрочной перспективе повышению пенсионного возраста альтернативы нет. Чем более богатым и образованным становится общество, тем меньше у людей возникает потребности выходить на пенсию, констатирует экономист. «Сколько раз мы можем у нас видеть такие ситуации, как достигшие пенсионного возраста чиновники пишут заявления с просьбой оставить их на работе, не увольнять; так что эта проблема, которая не описывается в терминах пенсионного возраста», – уверен Мау.

Доработанная концепция «Стратегии–2020» должна быть рассмотрена в правительстве уже в самое ближайшее время, заявил Кузьминов. Он также подчеркнул, что проект открыт для самого широкого обсуждения и доработки – помимо экспертной группы, в обсуждении «Стратегии» будут участвовать слушатели, студенты ВШЭ, Сколково, других профилирующих экономических вузов.

Источник – Bankir.Ru. 21.03.2012

http://bankir.ru/novosti/s/strategiya-2020-novaya-sotsialnaya-politika-10017210/

* * *

«Стратегия 2020»: Запоздалые реформы для несуществующего правительства /

Finam.ru. 19.03.2012

Автор – Кристина Бардина

Эксперты представили окончательный текст «Стратегии–2020», по сути, план реформы социальной и экономической сфер России. Сейчас избранный президент РФ Владимир Путин и действующий глава государства Дмитрий Медведев вместе с несколькими ключевыми членами правительства работают над стратегией, к июлю должна быть готова дорожная карта с проектами нормативных актов. Предложения экспертов смогут стать планом действий для нового кабинета министров, который еще только предстоит сформировать. Впрочем, авторы уверены, что стратегия будет воплощена в жизнь вне зависимости от состава кабинета министров. К реформам будет подталкивать сама экономическая реальность, объясняют они. России нужна новая модель роста и новая социальная политика. Все должно быть нацелено на поддержку человеческого капитала и удовлетворение потребностей «креативного класса» – такой вывод содержит анализ «Стратегии–2020». По мнению специалистов, поворот к новой политике должен обеспечить так называемый бюджетный маневр, суть которого в сокращении неэффективных расходов и увеличении финансирования социальной сферы.

Новые модели роста

По словам ректора НИУ ВШЭ Ярослава Кузьминова, в новой стратегии предлагаются запоздалые реформы – те, которые не были реализованы за последние 20 лет. В частности, они касаются сокращения социального неравенства и преодоления бедности, реформ образования и здравоохранения, развития финансового и банковского секторов и др. России необходим качественный рост экономики. Страна не может жить исключительно за счет экспорта сырьевых ресурсов: это обрекает ее на все большее технологическое отставание. Преодолеть этот разрыв и должна помочь «Стратегия–2020», полагают эксперты.

В документе предложены шесть основных направлений формирования в РФ новой модели экономического роста. В первую очередь, это создание условий для появления в экономике «длинных» денег и доступного рыночного кредита. Кроме того, России необходимо поддержание долгосрочной макроэкономической стабильности, благоприятствующей развитию частного сектора (за счет стабилизации и сокращения бюджетной нагрузки к ВВП и оптимизации налоговой системы в интересах экономического роста).

Третьим направлением стало формирование условий для существенного роста деловой активности и уровня внутренней конкуренции. Также авторы предлагают повышать эффективность использования трудовых ресурсов в условиях сокращения экономически активного населения, привлекать трудовые ресурсы и повышать внутреннюю мобильность населения. Соответственно, надо использовать конкурентные преимущества в сфере человеческого капитала, недоиспользованные в прошлом периоде, расширять емкость рынка и заняться поиском новых ниш в мировом разделении труда за счет стимулирования несырьевого экспорта и международной кооперации российских фирм.

Авторы стратегии рассчитали минимальные макроэкономические параметры для реализации важнейших задач России. Это рост ВВП РФ от 5% в год и снижение инфляции до уровня ниже 5%. В докладе говорится, что дефицит федерального бюджета сократится к 2020 году до 0,4% ВВП, если российские власти согласятся на бюджетный маневр «плюс 4 минус 2». Речь идет о росте госфинансирования развития инфраструктуры и человеческого капитала на 4% ВВП к 2020 году при сокращении неэффективных и избыточных расходов минимум на 2% ВВП уже к 2014 году.

Бюджет все также планируется рассчитывать, исходя из цен на нефть. В 2012 году расчетной должна стать цена 105 долларов за баррель, затем она будет снижаться до 95 долларов за баррель в 2015 году. По мере диверсификации экономики и источников дохода бюджета бюджетные правила поменяются. Резервный фонд рекомендуется наполнить до уровня 6% ВВП, что позволяет финансировать в течение трех лет снижение цен на нефть на 20%. Эксперты также предложили повысить с 2013 года минимальный капитал банков до 1 млрд рублей, а к 2020 году – до 3 млрд рублей. В настоящее время минимальный капитал для действующих банков составляет 180 млн рублей. Глобальная идея авторов доклада – не наращивать налоговую нагрузку на бизнес, которая приводит к ухудшению делового климата, «бегству от налогов», расширению зоны неформальной экономики. Увеличение налоговой нагрузки на труд противоречит общемировой тенденции, когда для повышения конкурентоспособности экономики налоговая нагрузка на труд и капитал снижается, а на потребление – растет, считают авторы.

В стратегии даются рекомендации и относительно налогов в нефтегазовом секторе. Нефтяные сверхдоходы следует вновь сохранять в специальных фондах, как это было до кризиса 2008–2009 годов, считают авторы стратегии. Предложено отменить экспортные пошлины на нефть, заменив их повышенными ставками НДПИ. Действующие пошлины поддерживают разрыв между внутренними и мировыми ценами на нефть и нефтепродукты. Если же внутренние цены подтянуть к мировым, субъекты рынка получат правильные ценовые ориентиры и стимулы к росту энергоэффективности, уверены авторы доклада. При этом они признают, что в краткосрочной перспективе эта мера может негативно отразиться на экономическом росте и повысить социальную напряженность. Поэтому внедрять ее надо осторожно и пошагово.

По мнению авторов «Стратегии–2020», одной из главных угроз для российской экономики будет падение мирового спроса на энергоресурсы России. Как утверждают авторы, с 2006 года развитые страны сокращают абсолютные объемы потребления нефти, но пока рост спроса в развивающихся странах перекрывает его снижение в развитых. Однако общие темпы прироста потребления все равно снижаются и составят в 2012–2020 годах 0,7–0,9% в год, вместо 1,4% в 2001–2010 годах. И тогда России не поздоровится, считают экономисты. В условиях, когда цены на нефть, вероятно, уже не будут расти темпами, схожими с первой декадой тысячелетия, а нагрузка на основной канал перераспределения рентных доходов – бюджетный – даже при текущих высоких ценах на нефть уже выглядит чрезмерной, очевидно, что России придется искать новые источники устойчивого экономического роста, считает Владимир Колычев, аналитик АКБ «Росбанк». Эту задачу и преследовали авторы стратегии. Конкретные предложения, инициативы и способы их реализации могут вызывать вопросы и споры среди экспертов, однако в целом ставка на повышение инвестиционной привлекательности российской экономики за счет либеральных реформ и повышения качества государственных институтов бесспорно должна стать краеугольным камнем экономической политики нового правительства. В то же время список вызовов, стоящих перед Россией, – не нов, а факторы, сдерживающие экономический рост, – недоразвитые институты, коррупция, высокая и растущая доля государственного сектора, монополизация рынков и т.д. – преследуют страну уже не первый президентский срок, однако значительного прогресса в их решении так и не удалось добиться. «Остается надеяться на то, что в непривычных для текущего истеблишмента условиях более жестких бюджетных ограничений и возросшего давления со стороны «недовольных горожан», будет сделан правильный выбор», – полагает Колычев.

15 лет в запасе

В настоящий момент не все предложения «Стратегии 2020» поддержаны правительством. Так, независимым экспертам и властям пока не удалось прийти к соглашению о сценарии реформы пенсионной системы. Эксперты предлагают сбалансировать пенсионную систему за счет мер по отношению к работникам и будущим пенсионерам: увеличить стаж и повысить пенсионный возраст. Кроме того, по их мнению, пенсионная система сегодня не учитывает нужд представителей среднего класса. Пенсионный возраст хотят увеличить до 63 лет. Однако вводить новшество предполагается лишь с 2035 года, когда средняя продолжительность жизни будет больше, чем сейчас. Необходимо также ускорить формирование накопительного компонента пенсии. Это предложение было поддержано премьер-министром, однако правительство пока не приняло решения о его реализации. Между тем эксперты обещают, что при внедрении разработанных мер, средний размер пенсии будет составлять три-четыре прожиточных минимума.

По мнению экспертов, реформировать пенсионную систему нужно прямо сейчас, и повышения пенсионного возраста не избежать, хотя это и решает проблему финансирования пенсий лишь частично. По оценке научного руководителя НИУ ВШЭ Евгения Ясина, это позволит погасить существующий дефицит Пенсионного фонда России не более чем на 30%. «Пенсионная реформа сегодня является тем пунктом, по которому единства мнений не существует», – считает Ясин. Однако заниматься ей все же нужно. «Еще лет 15 у нас есть, но затем проблема станет неразрешима», – предостерег эксперт. Россия вступила в последние два года в фазу сокращения численности населения трудоспособного возраста, и это будет продолжаться довольно долго, добавил ректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ Владимир Мау. По его словам, это ставит серьезные задачи не только в пенсионной сфере, но и требует технологического обновления вкупе с ростом производительности труда. Кроме того, по мнению экономистов, требуется перенастройка пенсионной системы на средний класс.

Без политической реформы и возврата к демократическим механизмам на всех уровнях власти быстрое социально-экономическое развитие России невозможно – таков основной вывод доклада по «Стратегии–2020». Для достижения целей предлагается три сценария: модернизация экономики, создание новых рабочих мест, рост доходов и уровня жизни россиян – достичь этих целей можно, лишь доведя до логического конца политические реформы. Вполне возможно, что на фоне мировой экономической нестабильности теперь уже обновленная «Стратегия–2020» успела устареть, полагают эксперты. «Стратегия сейчас совершенствуется. Конечно, уже поздновато, но считаю, что стратегию надо было сделать чуть больше: не на шестилетний срок, а на 12 лет, то есть «Стратегию–2025 или 2030», – считает Иван Родионов, профессор РГГУ.

Главный посыл экспертов – кризис 2008–2009 годов со всей определенностью продемонстрировал, что прежний этап социально-экономического развития завершен. Чтобы проводить непопулярные реформы, нужен «новый Гайдар», который возьмет ответственность на себя, и «новый Ельцин», который пообещает, что реформы не будут болезненными. Но их появление сейчас уже невозможно. Даже если народу пообещают, что реформы не будут болезненными, никто этому уже не поверит, уверен Лев Якобсон, первый проректор НИУ ВШЭ. Впрочем, реформы неизбежны, поскольку к ним подталкивает экономическая реальность, считает Владимир Мау. «Чтобы проводить реформы, нужен спрос», – говорит эксперт. Например, программа Гайдара была выполнена на 100%, причем заканчивал ее Примаков, который категорически ее не принимал. Другой пример – стратегия развития Германа Грефа до 2010 года, которую реализовали меньше чем наполовину. Она была написана под одни экономические условия, а на деле условия оказались другими. Цены на нефть резко пошли вверх, и необходимые доходы образовались и без структурных реформ. Не помогло воплощению программы в жизнь и то, что сам Греф в это время работал в правительстве. Поскольку сейчас спрос на реформы есть, программа будет выполнена при любых «кадрах», считает Мау.

Источник – Finam.ru. 19.03.2012

http://www.finam.ru/analysis/forecasts012C1/default.asp 

* * *

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий