«Нужда в данных» / Стенограмма выступления Евгения Ясина на Международной научно-практической конференции «Российская государственная статистика и вызовы XXI века» 

Страница Ясина

Стенограмма выступления научного руководителя НИУ ВШЭ Е.Г. Ясина

на Международной научно-практической конференции

«Российская государственная статистика и вызовы XXI века»,

состоявшейся 23–24 июня 2011 года в Росстате

Для меня большая честь выступать перед вами. Вообще приятно видеть этот замечательный зал. У меня в памяти этот зал сильнее всего запечатлелся в 1968-ом году. Тогда – в августе – здесь проходило заседание коллектива ЦСУ, которое должно было одобрить введение войск стран СНГ или Варшавского договора в Чехословакию. Я осторожно не вошел в зал, стоял вон там, со стороны наблюдал. Потом об этом много раз не пожалел, потому что у многих, кто был на собрании и не проголосовал «за» – у них были серьезные неприятности. Я надеюсь, что такие времена позади, и больше такого не будет, и в этом зале мы будем говорить только о статистике. И к этому я хочу перейти.

С моей точки зрения, самое главное в жизни людей и общества – это идея – интересная идея, которая захватывает большое количество людей, заставляет думать, работать и придает смысл нашей жизни. Уже потом интересы – это попытки людей приспособить идеи к своим выгодам. А чтобы проверять общественные идеи, нужны многообразные данные, которые собственно собирает статистика, стараясь обеспечить единство методологии, сопоставимость группировок и прочее, прочее. Это азы. И мне представляется, что здесь мы кое-чего достигли, а, с другой стороны, и не достигли, потому что каждый раз обращаясь к статистическим данным, я обнаруживаю их несопоставимость по каким-то классификациям и необходимость перегруппировки, изощрений каких-то и т.д. Конечно, надеюсь, что со временем такого рода случаи будут попадаться всё реже и реже.

Но я хочу вернуться к идеям, которые рождают нужду в данных. Я хочу обратить внимание на 20-е годы – немного об этом говорил Яков Моисеевич, – но я вернусь. Мне кажется, что в то время была очень острая нужда на разъяснение вопроса о том, каким образом можно добиться ликвидации отсталости, как обеспечить ускоренный рост экономики. То, во что это потом вылилось в годы сталинской индустриализации – это немножко другая история, но надо иметь в виду, что ей предшествовала история борьбы идей, в том числе, модель Преображенского с взысканием данных со стороны крестьянства или равновесная модель, поддержанная Бухариным, но на самом деле предложенная целым рядом выдающихся российских ученых, таких как Кондратьев, Чаянов и др. И как раз те идеи, которые тогда испытывались или были в обсуждении, они очень здорово повлияли на науку и на статистику, потому что, я должен сказать, что первые в мире модели экономического роста были придуманы в России. Это я имею в виду модель Фельдмана. А первые в мире балансы народного хозяйства – все уже в третий раз слышат, про то, что поповские балансы – были первые, надо добавить, были первые в мире. Потому что другого рода статистическую работу до этого нигде не делали. И мы, так сказать, в те годы были по этим пунктам, можно сказать, лидерами в разработке научных и статистических проблем, с которыми потом много сталкивались люди в разных странах. Потом, когда я уже сам изучал эту проблематику, я обратил внимание, что после упоминаний о Попове, Фельдмане и еще нескольких выдающихся учёных того времени, все остальное делалось за границей, в т.ч. русскими исследователями, такими как Василий Леонтьев, но и потом, когда Айдамар тоже был из России. Но принципиальным мне кажется то, что потом эта идеология, вернее, теории развивались на базе того, что было сделано российскими учеными.

Нам сейчас нужно вспомнить, что будущее всех стран зависит от того, какое место они будут занимать в интеллектуальной истории мира, своей способности внести какой-то вклад в интеллектуальное развитие человечества. У нас есть за что зацепиться, и у нас, я думаю, сейчас наступает новый период, когда мы должны и должное отдать своему прошлому и, в то же время, понять, что мы пока что очень сильно отстаем, и нам нужно вернуть себе, так сказать, те позиции, которые у нас были.

Вот ещё одна такая идея – это недавно к нам в Высшую школу пришел Александр Ивантер – заместитель главного редактора журнала «Эксперт» – и предложил: «Давайте подготовим работу, проведем такое исследование, в котором мы сопоставим уровни жизни в России до реформ и в настоящее время». Задача сумасшедшая. Я должен сказать, что, когда он мне предложил, я сразу представил себе все те сложности, с которыми придется столкнуться при решении такого рода задач с точки зрения статистики и с точки зрения данных, с точки зрения того, какими показателями пользоваться, как, так сказать, обеспечить какую-то приемлемость, правдоподобность выводов. Но, тем не менее, мы на это решились. Я должен сказать, что мы этот доклад подготовили. Я, к сожалению, насколько это понимаю, мало кто с ним знаком. Он в интернете есть, называется «Уровень и образ жизни населения России в 1989–2009 гг. Доклад на 12-й Международной научной конференции Высшей школы экономики». Можно его посмотреть. Но почему я об этом говорю? Потому что там, мне кажется, что статистика – это кроме того, что это некая деятельность, – это очень интересная наука. И вы начинаете болеть, и вы начинаете думать о том, как улучшить все это дело тогда, когда у вас есть какая-то идея и вы хотите добиться ее красивого решения. Вот собственно я говорю об этом докладе, потому что я такое удовольствие испытал после длительного перерыва, с тех пор, как я общался с выдающимися статистиками старой школы вот в этом здании, когда здесь работали Владимир Никонович Старовский, который был не только администратором и ловким, так сказать, политиком, но и очень квалифицированным статистиком, Арон Яковлевич Боярский, Борис Цезаревич Урланис и многие другие. То есть, не многие, а на самом деле количество этих людей в то время очень не велико. И я подозреваю, что мы ту школу, которую они с собой еще несли, мы уже потеряли. Нам придется ее восстанавливать. Но, когда у вас появляются вот такие интересные работы, и вы проводите исследование, получаете результаты, которые что-то позволяют увидеть иначе, – это и есть то, ради чего мы работаем, и почему статистика, в конце концов, привлекает и должна привлекать молодых людей, вообще людей. А сейчас я говорю о молодых, потому что мое твердое убеждение, чувствую свою задачу, чтобы, по крайней мере, человек 10 умных ребят из нынешних студентов Высшей школы подготовить для того, чтобы они серьезно и творчески занимались статистикой и позволили поднять, помогли бы, не сами конечно, поднять ее на самый высокий мировой уровень, у нас для этого есть основания.

Так вот, я могу сказать, мы применили разные методы для измерения текущего потребления населения. Перовое, это был метод Экспертного института, хорошо известные, но тем не менее, не опробованные нами, когда, так сказать, динамика была определена на базе изучения расходов доли среднедушевого дохода, который шел на приобретение товаров группы, товаров текущего потребления в двух периодах. Значит, минуя все перипетии, не озабочиваясь построением индексов и т.д., мы брали эти доли и затем сопоставляли две структуры потребления. Т.е. это не мы, а как раз журнал «Эксперт». И получили такой вот показатель: 1,45. Значит, на 45 %, согласно этим расчетам, выросло текущее потребление в 2009 г. по сравнению с 1989 г. Конечно, у нас не было особого доверия. Мы хотели проверить, поэтому повторили расчеты по системе национальных счетов. Делал это Алексей Николаевич Пономаренко. Многие из вас, наверно, знают его. Он здесь работал. Очень интересный результат, потому что он учитывал не только денежные расходы, но и другие расходы и доходы натуральные. И получился рост текущего потребления в 2,0 раза. Третий расчет Овчаровой Лидии Николаевны – это Независимый институт социальной политики – денежные доходы – реальные денежные доходы сопоставления со всеми индексами и т.д. – это 1,27. Но все это текущее потребление. Значит, я называю цифры, может у кого-то появится желание проверить – было бы даже очень интересно. Но нам этого было мало, потому что все-таки вопрос не только в текущем потреблении – может быть в текущем потреблении потери, которые, так сказать, несли семьи – они были меньше заметны и люди как бы в большей степени были ориентированы именно на текущее потребление. Мы еще взяли жилье, взяли образование, здравоохранение – ну как нерыночные услуги – и после всего мы получили картину, которую мы обозвали индексом – сводным индексом благосостояния. Получилось примерно 1,32 и, значит, самые большие неприятности ожидали нас в области жилья, где индекс доступности семей к жилью в 2009 г. составил 57 % от уровня 90-го года. Ну вот Яков Моисеевич выражает сомнение. Я думаю, что мы будем еще проверять. Но расчеты делались квалифицированными людьми. Там есть еще целый ряд интересных расчетов, которые связаны с оценкой неравенства, с оценкой рынка труда и т.д. Короче говоря, я бы сказал так: мы сделали такую первую прикидку. Я хочу обратить внимание на ту работу, которую выполнил Ростислав Капелюшников для того, чтобы разъяснить ситуацию с опережающим ростом заработной платы по отношению к производительности труда в течение всего этого времени. 20 лет прошло ну или последние 10, а у нас все время производительность отставала. Значит, он произвел расчеты, показал, что, так сказать, не было никакого отставания, просто измеряли рост заработной платы и рост производительности труда разными индексами, и что из-за этого и происходило искажение. Я должен был согласиться с ним, но, кроме того, должен сказать, что мне кажется, должен вносить уточнения, потому что мы наткнулись на еще одно обстоятельство, которое вам, наверное, хорошо известно. Это то, что в эти прошедшие 20 лет больно сильно изменилась структура валового внутреннего продукта. И доля, так сказать, сбережений в расходах населения сократилась. Мы по существу имеем сегодня другую пропорцию: если в советское время сбережения, так будем говорить «накопления», занимали 35–40 %, то сейчас 18–20%. И это все ушло в основном или на государственные расходы или, большей частью, на потребление населения. И это тоже отчасти объясняет тот феномен, с которым мы сталкиваемся.

Дорогие друзья, вы меня извините, что я говорил о таких частных вещах. Но это был как бы такой мой замысел выступления. Если бы я опять начинал вспоминать историю российской статистики, то я бы повторял Михаила Антоновича, Якова Моисеевича, Александра Евгеньевича и т.д. Так, мне просто захотелось поговорить с вами о таких вещах, которые делают статистку интересной и привлекают к ней людей. Я уверен, что у вас есть еще много идей, которые мы должны реализовать. Спасибо за внимание.

Евгений Ясин

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий