Президент и правозащитники не поняли друг друга.Любую НКО, получившую заграничный грант, теперь могут объявить иностранным агентом

Листая прессу

Описание: http://www.ng.ru/upload/resize_cache/main/282/16_16_2/%20js%20qa%20bcpynkhgabti.jpg Дарья Гармоненко

Описание: http://www.ng.ru/bitrix/images/socialnetwork/nopic_user_150.gif Иван Родин
Заведующий отделом политики «Независимой газеты»

Описание: нко, иноагент, зарубежное финансирование, минюст, александр коновалов

Глава Минюста Александр Коновалов поручение главы
государства выполнил. Фото с официального сайта Министерства юстиции РФ

Минюст
радикально изменил определение «политическая деятельность», которое
используется при составлении списка некоммерческих организаций (НКО) –
иностранных агентов. И теперь главным для занесения в спецреестр действительно
станет факт зарубежного финансирования, так как политической будет считаться
практически любая общественная активность. Правозащитники просили президента
совсем о другом уточнении – в сторону сужения. Однако эксперты объясняют, что
глава государства, похоже, с их мнением был не согласен изначально.

На сайте
президентского Совета по правам человека (СПЧ) размещен призыв обязательно
принять участие в дискуссии по разработанным в ведомстве Александра Коновалова
поправкам. Правда, официальная процедура такого обсуждения, судя по информации
с государственного портала нормативных актов, завершается уже в среду, 27
января.

Впрочем, на
самом деле не очевидно, что в этом вообще есть необходимость. Дело в том, что
кардинальные отличия нового определения от ныне используемого видны
невооруженным глазом. Сейчас в законе записано, что НКО считается причастной к
политдеятельности, если «независимо от целей и задач, указанных в ее
учредительных документах, она участвует (в том числе путем финансирования) в
организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие
госорганами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной
политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях».

Эта
формулировка правозащитникам никогда не нравилась, и на заседании СПЧ 1 октября
они в присутствии президента Владимира Путина свое отношение к ней
сформулировали окончательно. Председатель Московской Хельсинкской группы
Людмила Алексеева заявила: «На самом деле Минюст исходит из единственного
признака: зарубежное финансирование. Для НКО, которые имеют такое
финансирование, придумывается, что они занимаются политикой». Президент
высказал готовность пойти на то, чтобы уточнить определения: «Понятие
«политическая деятельность» не должно быть размытым, оно не должно быть
резиновым, а должно быть единообразно понимаемым. Под эту сурдинку, что
называется, нельзя ни в коем случае подгонять все, что нравится представителям
власти».

Теперь,
однако, понятно, что Путин и правозащитники, судя по всему, договориться не
могли изначально. Последние явно посчитали, что президент пообещал заступиться
за НКО. Тот же, похоже, был обеспокоен тем, что власти для заполнения
спецреестра вынуждены придумывать поводы, а не автоматически исполнять закон.
Предложенная сейчас Минюстом формулировка головную боль у проверяющих органов
снимает.

Политдеятельностью
теперь будет считаться внимание к сферам госстроительства и основ
конституционного строя, федеративных отношений, суверенитета и территориальной
целостности РФ. Если НКО интересуется правоохранительной и оборонной
деятельностью, правопорядком и безопасностью, внешней и внутренней политикой,
социально-экономическим и национальным развитием страны, действиями органов
госвласти и местного самоуправления, законами в области прав и свобод человека
– и все это для того, чтобы повлиять на действия государства во всех этих
сферах, то тогда целями общественников и будет считаться политика.

Чтобы их
окончательно признали в таком качестве, им достаточно будет произвести
буквально малейшее шевеление: митинг, участие в дискуссии, запрос в официальные
структуры, высказывание в Интернете, приход на выборы в любом качестве,
привлечение граждан ко всей этой работе и ее финансирование. Все это ныне
считается формами политической активности. Универсальным выглядит такой пункт –
«осуществление деятельности, направленной на формирование
общественно-политических взглядов и убеждений, в том числе путем проведения и
обнародования опросов общественного мнения или иных социологических
исследований».

Описание: Михаил Федотов поправки Минюста предлагает проверить на практике.  Фото с сайта www.president-sovet.ru

Михаил
Федотов поправки Минюста предлагает проверить на практике. Фото с сайта
www.president-sovet.ru

Чисто
гуманитарные занятия НКО политикой по-прежнему не признаются, но Минюст
предлагает сделать два уточнения. Первое – если они, конечно, не осуществляются
в названных выше целях, а второе – если они не выходят «за пределы (рамки)
соответствующей области деятельности». Депутат Заксобрания Санкт-Петербурга
Александр Кобринский подчеркнул: «Данный законопроект – это имитация
юриспруденции. В нем наблюдается нарушение принципа правовой определенности,
когда исполнитель может трактовать закон как хочет. С юридической точки зрения
это недопустимо». По его мнению, главная проблема не разрешена – «понятие
«политическая деятельность» четко не определено, и, судя по поправкам, оно и дальше
будет трактоваться свободно».

Член СПЧ
Илья Шаблинский считает, что в результате уточнения «мы имеем буквально то же
самое, что и раньше». По словам Шаблинского, по новому закону выходит, что и
СМИ занимаются политической деятельностью, поскольку дают оценку действиям
власти, а также социологи, поскольку проводят социологические исследования.
«Этот законопроект позволяет любые организации занести в реестр. Власть
воспроизводит старую формулировку, что всех критиков надо занести в специальный
список», – отметил он.

А вот глава
СПЧ Михаил Федотов отметил, что была проделана большая работа по подготовке
этого законопроекта: «Оценить его улучшение можно будет лишь после
тестирования. Делается это очень просто: надо проверить организации, состоящие
в списке иноагентов по критериям этого законопроекта, и если, к примеру, после
этого в списке останется половина организаций – толк от него есть, если
останутся все – толка от него нет». Федотов подчеркнул: законодателям стоит
учитывать, что понятие «политическая деятельность» относится не только к НКО,
но и к судьям и прокурорам, которые по закону не имеют право принимать в ней
участие.

Вице-президент
Центра политических технологий Ростислав Туровский заявил «НГ», что «власти не
изменили принципиально свою позицию в отношении НКО, своим законопроектом они
лишь упорядочивают их попадание туда». По мнению эксперта, у президента и
правозащитников изначально были разные подходы. По словам Туровского, такие
пункты закона, как «обращение к госорганам» и «оценка принимаемых властью
решений», позволят любую НКО записать в «политические».  

http://www.ng.ru/politics/2016-01-25/1_nko.html

Источник: Независимая

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий