Рубль – самая нестабильная сырьевая валюта в мире. Центробанк не нашел у себя виноватых в аномальных девальвации и инфляции.

Листая прессу

http://www.ng.ru/bitrix/images/socialnetwork/nopic_user_150.gifАнастасия Башкатова 

Заместитель заведующего отделом экономики «Независимой газеты»

http://www.ng.ru/bitrix/images/socialnetwork/nopic_user_150.gifНина Забелина

http://www.ng.ru/bitrix/images/socialnetwork/nopic_user_150.gifОльга Соловьева

В России
самая нестабильная финансовая система среди стран – экспортеров сырья. За
последний год наш рубль испытал самую резкую девальвацию среди других сырьевых
валют. Явно выделяется на фоне других стран Россия и по уровню инфляции,
которая уже второй год остается аномально высокой. По этим показателям
финансовая система в России оказалась значительно хуже, чем, например, в
Казахстане, Нигерии, Азербайджане, Австралии, Саудовской Аравии, Норвегии и в
других странах – нефтяных экспортерах. Советник президента Сергей Глазьев
обвиняет в финансовой слабости России ее Центробанк. Тогда как в правительстве
и в ведомстве Эльвиры Набиуллиной во всем обвиняют санкции и продуктовое
эмбарго.

За последние
12 месяцев российская валюта подешевела на 67%. Если в конце сентября 2014-го
доллар в России стоил 38–39 руб., то теперь он подорожал до 65–66 руб.
Российский рубль оказался самой нестабильной валютой среди стран – экспортеров
сырья. За те же самые 12 месяцев национальная валюта Казахстана потеряла 47%,
Азербайджана – 35%, Норвегии – 33%, Австралии – 25%, Нигерии – 21%, а валюта
Саудовской Аравии и Венесуэлы даже слегка укрепилась. Это значит, что одной
только негативной динамикой нефтяных цен девальвация рубля никак не
объясняется.

Кроме
чрезвычайно слабой валюты Россия отличается и аномально высоким ростом цен. По
итогам 2014 года инфляция в РФ была 11,4%. Затем рост цен ускорился, и в
годовом выражении инфляция теперь составляет почти 16%. Хуже дела обстоят
только в Венесуэле, где цены за минувший год выросли почти на 70%. Но Венесуэла
– особый случай: экономика расшатана, действует черный рынок валюты, в стране
дефицит товаров, и власти пытаются административно регулировать потребительский
рынок.

Несмотря на
такие сомнительные успехи, в российском правительстве уже успели окрестить
рубль одной из самых стабильных валют. В частности, весной, когда рубль начал
быстро укрепляться к минимумам 2014 года, глава Минфина Антон Силуанов поспешил
заявить, что «пик негатива пройден» и рубль «стал одной из крепких валют». В
августе «одна из крепких валют» в очередной раз рухнула.

Правда,
августовские валютные шоки не повлияли на оценку действий Центробанка
руководством страны. «Центральный банк многое делает для укрепления
национальной валюты – во всяком случае, для того, чтобы она чувствовала себя
стабильно, чтобы так же стабильно чувствовала себя наша финансовая система в
целом. Вижу, как настойчиво вы идете по этому пути», – говорил президент
Владимир Путин главе ЦБ Эльвире Набиуллиной в начале августа. Затем, примерно
через две недели упорной работы регулятора, валютный курс опустился до 70 руб.
за 1 долл.

Международные
наблюдатели тоже хвалили российский Центробанк. В середине сентября Эльвира
Набиуллина стала лучшим центральным банкиром 2015 года по версии журнала
Euromoney. Набиуллину похвалили за разумную политику и за то, что он успешно
справилась с «макроэкономическим штормом». Однако тот факт, что рубль сейчас
выглядит хуже всех других валют стран-экспортеров, заставляет усомниться в
обоснованности подобных похвал.

В самом
Центробанке нашли объяснение такому незавидному положению России на фоне других
стран-экспортеров. «Основная причина более высокой инфляции в сравнении с
другими странами – экспортерами сырья связана прежде всего с периодом
повышенной волатильности курса рубля под действием внешних факторов в конце
2014 – начале 2015 года. Причина этого связана не только с ухудшением условий
торговли (снижением цен на основные товары российского экспорта), но и прежде
всего с введением в отношении ряда российских компаний и банков санкций, в том
числе с закрытием возможности рефинансирования на международных рынках
капитала. 

Это привело
к росту спроса на валюту для погашения части внешнего долга», – поясняли вчера
«НГ» в Центробанке.

«Значимый
вклад в уровень годовой инфляции внесло ухудшение конъюнктуры рынков отдельных
продовольственных товаров в связи с эмбарго – по оценкам, около 1,5-процентного
пункта», — сообщает ЦБ. 

Похоже,
чиновники ЦБ готовы обвинять в финансовой нестабильности кого угодно:
 внешний мир, иностранных политиков и даже изобретателей российского
продовольственного эмбарго.

Представители
ЦБ добавили, что «стабилизация валютного рынка во втором-третьем кварталах,
которой способствовали принятые Банком России меры, определила последовательное
снижение вклада курсовой динамики в темпы роста цен». По итогам 2015 года
регулятор ожидает снижение инфляции до 12–13%. «Зарубежный опыт показывает, что
переход к режиму таргетирования инфляции, которого придерживается Банк России,
способствует не только снижению темпов роста потребительских цен, но и
стабильности курса национальной валюты», – указали также в ЦБ.

К слову, в
Минэкономразвития (МЭР) вчера во всем обвинили антироссийикие санкции. Более
того, в МЭР считают, что российская валюта выглядит лучше многих других.
«Именно санкции заставили российский бизнес запасаться валютой под будущие
выплаты. В этом году проблема погашения внешнего долга уже не стоит столь
остро, и поэтому рубль выглядит устойчивее большинства валют развивающихся
стран. С начала года снижение рубля к доллару находится в пределах 20%, в то
время как, например, казахский тенге упал почти на 60%. Намного сильнее рубля
упали в этом году валюты Бразилии, Мексики, Южной Африки, Турции, Малайзии и
др.», – сообщили «НГ» в ведомстве.

Чтобы рубль
начал укрепляться к доллару, необходимо, чтобы инфляция в России была стабильно
ниже, чем в США, и чтобы производительность труда росла быстрее, чем в США,
уверяют в Минэкономразвития. «Потенциал для укрепления рубля выглядит огромным.
Но для этого нужны низкая инфляция и инвестиции в повышение эффективности
производства», – говорят в ведомстве Алексея Улюкаева.

Традиционный
оппонент Банка России – советник президента Сергей Глазьева считает иначе. Он
не упоминает ни санкций, ни снижения нефтяных цен и более важным считает фактор
самого Центробанка. «Ни в одной стране мира нет такой свободы для валютных
спекулянтов. Причем этому потворствует и финансовый регулятор в лице ЦБ.
Сегодня рубль – самая недооцененная валюта мира. Отсутствие ЦБ на бирже делает
рубль заложником спекулятивных игр. А ведь конституционная обязанность
Центробанка – контролировать курс национальной валюты. У нас объем валютных
резервов в два раза больше денежной массы. ЦБ по силам маневрировать и
управлять валютным рынком, но он почему-то устраняется от этого. В любой стране
мира за ситуацию, которую мы наблюдали, например, в декабре 2014 года, виновных
бы жестко наказали. Если государство теряет контроль над курсом своей валюты,
то оно передает возможность манипулирования им валютным спекулянтам», – говорит
Глазьев. Ирония же ситуации в том, что, по его словам, ЦБ спекулянтов еще и
кредитует.

«Попытки ЦБ
влиять на финансовый рынок, повышая процентные ставки, успеха не имеют, –
считает советник президента. – Доходность спекуляций на «раскачивании валютного
рынка многократно превышает ключевую ставку. К тому же манипулирующие рынком
спекулянты почти не рискуют, поскольку легко просчитывают политику денежных
властей. Чтобы снизить спрос на валюту на бирже, в этом году ЦБ запустил
механизм рефинансирования в иностранной валюте по операциям валютного РЕПО. Тем
самым он создал новый канал обогащения спекулянтов, теперь уже на повышение
курса рубля». «Беря валютные кредиты по 2%, банки конвертируют их в рубли,
покупают облигации федерального займа с доходностью более 10%, а затем продают
их и снова конвертируют в валюту по уже повысившемуся курсу рубля. С учетом его
роста на треть получается, что доход спекулянтов составляет 30–40%. То же самое
происходит и в случае, когда курс рубля снижается», – описывает механизм
советник президента.

Как говорит
Глазьев, есть много способов навести порядок на валютном рынке: «Для начала
надо прекратить кредитование спекулянтов. ЦБ должен проводить валютные
интервенции не в соответствии с ожиданиями биржевых игроков, а действовать
против них. По факту крупных спекуляций надо проводить расследование с
последующим наказанием. Наконец, можно вводить специальные налоги на операции с
валютой либо запустить механизм резервирования валюты».

Эксперты
неоднозначно оценивают рецепты Глазьева, но некоторые из них соглашаются с
советником президента, что определенные вопросы возникают и к самому
Центробанку. «Центробанк мог бы стать гарантом стабильного курса рубля, но он
от этой функции отказался в прошлом году, – говорит главный аналитик компании
«Управление сбережениями» Александр Потавин. – Поэтому в ближайшие годы не
стоит ждать стабильности на нашем валютном рынке, на который продолжают
оказывать сильное воздействие цены на сырье и отток капитала из страны».       

Без-имени-1.jpg

 

Источник: Независимая

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий