НеприКАСаемые

Листая прессу

Борис
Вишневский

Кодекс
административного судопроизводства должен отбить у граждан всякое желание
спорить с чиновниками в суде

С 15
сентября этого года вступает в силу Кодекс административного судопроизводства —
документ, вводящий новый порядок рассмотрения для многих типов судебных дел.

В частности,
только в соответствии с новым кодексом граждане и общественные объединения
смогут жаловаться на решения и действия органов власти и отдельных чиновников,
нарушающие их права.

Только в
этом порядке они смогут обжаловать законы и другие нормативные акты.

И только в
этом порядке они смогут жаловаться на фальсификации итогов выборов, незаконные
отказы в регистрации на выборах и незаконную агитацию.

Делать все
это станет труднее, а кроме того за проигрыш любого из этих дел заявители будут
наказаны рублем. Что по замыслу авторов КАС, очевидно, должно отбить у граждан
всякую охоту защищать свои права.

Что
характерно, КАС вступает в силу аккурат через два дня после осенних выборов
2015 года, которые пройдут в «единый день голосования» 13 сентября. Обжаловать
нарушения на них гражданам придется уже в новом порядке. И это очень сложно
назвать совпадением.

 

Что меняет
КАС в привычном порядке судебных жалоб граждан?

Первое.
Представителями в суде по тем административным делам, которые подпадают под
КАС, могут быть только лица, имеющие высшее юридическое образование.

Поясним: во
многих случаях гражданам, защищающим свои права, в судах помогают общественники
и активисты, представляя их интересы и фактически ведя процесс вместо них.
Формально у большинства из них юридического образования нет — но есть огромный
опыт оспаривания в судах дел о незаконной застройке, разрушении исторических
памятников,  вырубке скверов и парков, нарушениях на выборах, подделке их
итогов и многим другим.

С
вступлением КАС в силу активисты потеряют возможность быть представителями в
судах, а гражданам придется вести свои дела или самим, или звать на подмогу
только тех, у кого есть диплом юриста. При наличии  множества вузов, где
дают (или оформляют) юридическое образование, найти юриста «вообще» просто, но
найти юриста, который способен эффективно представительствовать в суде по делам
о незаконных действиях властей — достаточно сложно. И так-то, как показывает
практика, тех, кого можно привлечь на помощь в перечисленных делах, явный
дефицит; в Петербурге, например, все они наперечет и нарасхват, и к ним стоят в
очередь.

Второе. Если
граждане захотят оспорить в суде регионального уровня или в Верховном суде РФ
законы и другие нормативные правовые акты (например, постановления
правительства), но сами они не имеют диплома юриста, они смогут вести в суде
дело только с участием представителя. Как уже сказано, имеющего высшее
юридическое образование.

Иначе
говоря, без юриста «недипломированному» заявителю бессмысленно приходить в суд:
он не сможет  лично участвовать в процессе. Не сможет излагать свои
аргументы, задавать вопросы ответчикам (представителям органа власти, который
принял оспариваемый закон или постановление), вносить ходатайства, и так далее:
все это он должен поручить представителю с юридическим дипломом. Теоретически,
его могут даже не пустить в зал (или оставить в нем в качестве бессловесного
зрителя). Это, конечно же, ухудшит положение граждан — отменить «правила игры»,
нарушающие их права, станет гораздо сложнее.

Третье.
Сторона, проигравшая в административном  суде, в обязательном порядке
будет оплачивать «все понесенные по делу судебные расходы».

В них входит
оплата экспертов, специалистов и переводчиков (для иностранцев и апатридов),
оплата расходов свидетелей, оплата расходов на проезд и проживание сторон и
заинтересованных лиц, связанных с явкой в суд, почтовые расходы, оплата услуг
представителей и «другие признанные судом необходимыми расходы». Все это
касается ведения дела во всех инстанциях — в том числе, апелляционной,
кассационной и надзорной. Если заявитель в ходе судебного процесса отказывается
от своего «административного иска» — он обязан возместить «административному
ответчику» все понесенные им расходы.

Переведем с
юридического на русский: если гражданин жалуется на действия властей и получает
отказ в иске — он гарантированно будет платить за все. За экспертов и
специалистов, за проезд и проживание оппонентов и их свидетелей, за услуги
привлеченных ими представителей. Которыми, как показывает практика, могут
выступать весьма дорогостоящие (или дорого себя оценивающие) персонажи.

Если речь
идет о незаконном строительстве  —  инвестор может нанять юристов, а
потом предъявить заключенный с ними договор на приличную сумму. Если речь о
фальсификациях на выборах — избиркомы, как правило, посылают в суды юристов,
специализирующихся на оправдании  любых нарушений при голосовании и
подсчете или на обоснованиях отказов оппозиционерам в регистрации. В Петербурге
практически все эти «специалисты» давно и хорошо известны политическим и
гражданским активистам — они переходят из суда в суд, привычно «отмазывая»
своих клиентов и объясняя, что никаких фальсификаций не было, а подделанные
протоколы голосования и есть настоящие. И в этом случае ничто не мешает потом
предъявить в суд бумагу, подтверждающую высокую стоимость услуг этих
«представителей».

Да, в КАС
есть норма о том, что расходы на представителей суд присуждает оплачивать в
«разумных пределах» — но какими именно будут эти «разумные пределы», остается
на усмотрение судьи.

Петербургский
адвокат Станислав Кушнер, имеющий большой опыт ведения судебных дел о
нарушениях в работе чиновников, говорит, что служители Фемиды пока что
придерживаются практики «никто не должен зарабатывать на суде» и требуют
тщательно обосновать, почему на оплату представителя нужна именно такая сумма.
Одним из главных критериев здесь обычно является количество судебных заседаний
— чем их больше, тем больше «трудозатраты» представителя.

Однако, и
угроза потери сравнительно небольшой (с точки зрения юристов) суммы может
оказаться  существенной для гражданских и политических активистов. И они,
без сомнения, задумаются — стоит ли рисковать, учитывая особенности
отечественной судебной системы? Ведь, например, выиграть дело о фальсификациях
на выборах удавалось за последние годы считанным единицам граждан.

Впрочем, по
словам Кушнера, и на этот «лом» есть «прием»: заявители, увидев выставленный им
счет на оплату юристов, могут сказать избиркому: а зачем, собственно, вам
представители?  Вы не знаете законы? Это ваша обязанность. У вас нет
юристов?  Но руководителей и ряд членов избиркомов специально отбирают из
лиц, имеющих юридические дипломы. И, кстати, где у вас в смете расходов на
проведение выборов оплата услуг «привлеченных» юристов?  К тому же, дела о
защите избирательных прав, как правило, ведутся в сокращенные сроки, и крупные
расходы на представительство сложно обосновать. 

Что касается
борьбы с незаконными стройками, здесь ситуация более оптимистична — активисты
нередко выигрывают суды. Но если проигрыш такого суда будет грозить гражданам,
— борющимся за свои права на чистый воздух, отсутствие шума и пыли и место для
отдыха, — материальными потерями, то и они не раз подумают, прежде чем
обращаться в суд. А властям, принимающим решения о спорном строительстве и
действующим во многих случаях в трогательном единстве с застройщиками, именно
этого и надо. 

Наконец,
последний важный аспект: закон о введении КАС в действие устанавливает, что
дела, не завершенные в судах до 15 сентября 2015 года, будут заканчиваться уже
в порядке, предусмотренном КАС.

По мнению
петербургского юриста (и участника многих выигранных процессов против
незаконного строительства) Владимира Чернышева, это приведет к тому, что по
многим уже начатым делам будут ненавязчиво «тянуть» до осени, чтобы закончить
их по новым, более суровым для граждан, правилам. 

Постоянный
адрес страницы:
http://www.novayagazeta.ru/politics/69272.html

 

 

Источник: Новая Газета

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий