Капитал подался в бега

Листая прессу

Борис Грозовский,
Дмитрий Докучаев

Новый отток финансовых
ресурсов из России

Деньгам не подходит
климат. Чистый отток капитала из
России за десять месяцев 2010 года составил
$21 млрд, сообщил глава Центробанка Сергей
Игнатьев. Причем в сентябре–октябре
бегство капиталов заметно усилилось:
за два месяца из страны ушло около $8
млрд. Вернутся ли деньги назад —
задался вопросом The New Times 

Любопытно
проследить, как менялись прогнозы
денежных властей относительно бегства
капиталов из страны. В прошлом —
кризисном — году из России утекло
около $57 млрд. Это не помешало ровно год
назад министру финансов Алексею Кудрину
сделать оптимистическое заявление:
чистый отток капитала* в 2010-м может
«приблизиться к нулю». Однако уже по
итогам первого полугодия нынешнего
года Центробанк зафиксировал бегство
из страны свыше $11 млрд. Тем не менее
руководство ЦБ не теряло надежды, что
капитал частично вернется, и в конце
сентября внесло в «Основные направления
денежно-кредитной политики на 2011–2013
годы» цифру оттока $8,7 млрд по итогам
года. Но уже в начале октября первый
зампред ЦБ Алексей Улюкаев вынужден
был скорректировать эту цифру до $12
млрд, по-прежнему надеясь на чистый
приток в IV квартале. Однако отток
продолжился с новой силой, и теперь
ЦБ ожидает до конца года «минус» $22 млрд.
Правда, капитал бежит из страны так
активно, что, похоже, план снова будет
«перевыполнен» — для этого достаточно,
чтобы за ноябрь-декабрь из страны сбежал
всего лишь $1 млрд с небольшим. Неужто
не сбежит? 

Осенняя
аномалия 

Председатель Центробанка
Сергей Игнатьев, обнародовав 23 ноября
свежие данные по оттоку капитала,
признался, что пока не имеет полной
информации о причинах происходящего
и это его беспокоит. 

В самом
деле, почему именно осенью так
активизировалось бегство капиталов?
Эксперты считают, что тут сошлось
несколько макроэкономических факторов.
«К началу сентября окончательно
стало ясно, что темпы экономического
роста в России в этом году остаются
не очень высокими, а инфляция при
этом заметно разгоняется», —пояснил
Евгений Гавриленков, главный экономист
«Тройка Диалог». Этот тезис
подтверждается официальными данными
Росстата, согласно которым российский
ВВП за третий квартал увеличился на
2,7% (к тому же периоду прошлого года),
тогда как в Индии и Бразилии
экономика росла почти втрое быстрее —
на 8,8% и 8,7% соответственно. А в Китае
за январь–сентябрь ВВП вырос на 10,6% по
сравнению с аналогичным периодом
2009 года. В то же время в сентябре
годовой уровень накопленной инфляции
в России составил 7%, тогда как
в Бразилии только 4,7%, в Китае —
3,6%, не говоря уже о Германии (1,3%)
и США(1,1%). 

Естественно, при такой
разнице в показателях происходит
перераспределение мировых финансовых
ресурсов в пользу динамично
развивающихся рынков Китая, Бразилии,
Индии, Турции, но только не России,
утверждает Гавриленков. Показательно,
что капиталы не останавливает даже
сравнительно высокая цена на нефть
($75–85 за баррель) — казалось бы, вечный
козырь в рукаве российской экономики.
Однако он не срабатывает, что наглядно
видно по состоянию отечественного
фондового рынка: тот практически не
растет, находясь, по выражению аналитика
из ФК «Открытие» Владимира
Тихомирова,«в боковом тренде».* 

Российский
рынок перестал быть интересен даже
биржевым спекулянтам, добавляет аналитик
Алексей Моисеев из «ВТБ Капитал»: ведь
Центробанк весь год снижал ставку
рефинансирования, доведя ее с 13% до
7,75%. Соответственно, возможности игроков
заработать на финансовых спекуляциях
заметно сократились, а общие
экономические и политические риски
при этом никуда не делись, поясняет
эксперт. 

Ярослав Лисоволик,
главный экономист Deutsche Bank по России
и СНГ, добавляет к вышеназванным
факторам еще один: именно в последнем
квартале отечественным компаниям
и банкам предстоят самые серьезные
выплаты этого года по корпоративным
долгам, реструктурированным в разгар
кризиса. По словам эксперта, только
в декабре ожидаются выплаты внешнего
корпоративного долга на $17 млрд —
и все эти средства, согласно методике
Банка России, считаются оттоком
капитала. 

Бег с барьерами 

Уход
капитала из страны мог бы быть компенсирован
привлечением инвестиций — как это
было, например, до кризиса, в 2007 году,
по итогам которого Центробанк зафиксировал
чистый приток капитала свыше $81 млрд.
Однако и здесь утешиться нечем: по
данным Росстата, иностранные инвестиции
в Россию в январе–сентябре 2010
года составили $47,5 млрд, что на 13,2% меньше,
чем за аналогичный период прошлого
(кризисного!) года. Еще больше — на
17,8% — упали прямые иностранные
инвестиции, которые за девять месяцев
2010 года составили менее $8,2 млрд. 

Большинство
опрошенных The New Times экспертов считает,
что причиной столь незавидных результатов
является плохой инвестиционный климат
в стране. «У иностранных инвесторов
существуют опасения по поводу
инвестиционного климата. Имеет место
очень сильное недоверие бизнеса
к государству, — поясняет научный
руководитель Высшей школы экономики
Евгений Ясин. — Я имею в виду
не «прикормленных» представителей
крупного бизнеса, а большинство
средних предпринимателей: их бизнес
находится под постоянным давлением со
стороны чиновников и силовиков,
а права собственности не гарантированы».
Своеобразным сигналом, на который осенью
среагировали иностранные инвесторы,
стало новое обвинение, которое прокуратура
предъявила в ходе судебного заседания
Михаилу Ходорковскому и Платону
Лебедеву (см. подробнее The New Тimes № 37 от
8 ноября). Вероятно, многие бизнесмены,
следившие за ходом процесса и надеявшиеся
на его справедливый исход, после этого
вряд ли загорелись желанием дальше
иметь дело с Россией. 

Евгений
Гавриленков из «Тройка Диалог» считает
главной структурной проблемой,
отпугивающей инвесторов, российскую
коррупцию. Эксперт напомнил, что в недавно
опубликованном рейтинге мировой
коррупции, подготовленном Transparency
International, наша страна занимает 154-е место
из 178, соседствуя с такими государствами,
как Папуа — Новая Гвинея, Конго
и Таджикистан. 

Со своей
стороны Сергей Дубинин, член совета
директоров «ВТБ Капитал», обращает
внимание на высокие административные
барьеры, возведенные в нашей стране
для бизнеса. «Недавно на презентации
в Лондоне известная японская
автомобильная фирма, открывавшая свое
производство в России, продемонстрировала
любопытный ролик: они набили все бумаги
и разрешения, которые им здесь пришлось
собирать и оформлять, в коробки
из-под ксерокса — получилась целая
пирамида из таких коробок, которую они
и засняли. И это фирма, которую
наши власти сами сюда пригласили, что
уж говорить о «непрошеных» инвесторах!» —
возмущается Дубинин. 

«Имидж
России в глазах Европы и Северной
Америки остается весьма отрицательным, —
подтверждает Джон Хэммонд, глава
международной юридической фирмы CMS
в России. — Первые лица компаний —
потенциальных инвесторов все еще
задаются вопросом об уровне риска
экспроприации их инвестиций в России
или о том, возможно ли вести бизнес
в вашей стране, избегая ужасов
коррупции». 

«Ситуация в финансовом
секторе России складывается хуже, чем
на других формирующихся рынках, —
признал замминистра экономического
развития Андрей Клепач. — Мы сами не
очень верим своей экономике, почему мы
считаем, что иностранцы должны верить
больше?» 

Игра в «угадайку» 

Тем
не менее денежные власти полагают, что
в следующем году показатель чистого
оттока капитала может оказаться лучше
нынешнего. Андрей Клепач утверждает,
что «возможности для расширения притока
капитала к нам есть, хотя, может быть,
не в таких масштабах, как до кризиса».
Банк России предполагает, что если цена
на нефть в 2011-м составит $75 за баррель,
то из страны утечет «всего лишь» $10 млрд,
а если $60 за баррель, то $15 млрд. 

«Это
все игра в «угадайку», —
комментирует аналитик «Тройка Диалог»
Антон Струченевский. — Волноваться
нужно не за конкретные показатели, а за
макроэкономическую ситуацию в стране».
Эксперт считает, что нужно на деле
показать инвесторам, что Россия лучше,
чем Турция, Китай или Индия. «Для этого
требуется снижать инфляцию, бороться
с дефицитом бюджета. Но шагов в этом
направлении не видно. Поэтому я скептически
отношусь к прогнозам ЦБ», — сказал
Струченевский. 

Аналитики отмечают,
что если в 2011 году отток капитала
будет происходить такими же темпами,
как и в октябре-ноябре, то из страны
в следующие 12 месяцев утечет около
$100 млрд. «Нынешний отток капитала —
самая яркая иллюстрация к характеру
взаимоотношений бизнеса и власти, —
считает директор по макроэкономическим
исследованиям ВШЭ Сергей Алексашенко. —
Бизнес не то что бежит, он драпает из
страны, пока Минфин и ЦБ границы не
закрыли». 

Источник: New Times

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий