Кирилл Рогов: Пускай глотают протоколы

Листая прессу

Двусмысленное поведение президента, как бы стесняющегося единоросского бренда, и анекдотически-раболепный стиль кампании самих единороссов лишь окончательно опустили этот бренд. Без Путина он теперь вообще ничто.

Идти ли на выборы? Самый живой вопрос последних дней. Не пойти — значит оставить поляну тем, кто «за», кто согласен, что вот так могут и должны выглядеть выборы. Ну а пойти — это вроде как принять этот спектакль за чистую монету, заранее согласиться быть обманутым.

Приятель, не интересующийся политикой, зашел и спросил, пойду ли я. И тут же выложил свое кредо: пойдет и будет голосовать за коммунистов. «Чтобы голос не достался удодам», — кратко изложил мотивировочную часть. Его идея в том, что все прочие, в том числе СПС, в Думу не пройдут, а значит, проигнорировав голосование или отдав голос за непроходную партию, он не достигнет поставленной перед собой гражданской цели.

Жена твердо говорит: «Пойду голосовать за Мариэтту». И это тоже красиво. Филолог и писатель Мариэтта Омаровна Чудакова всем своим человеческим составом настолько противоположна тому, что у нас сегодня понимается под словами «политика» и «выборы», что ее участие в нынешней кампании и присутствие в первой тройке СПС выглядит каким-то несвоевременным и неуместным чудом. Посреди всей этой жижи наездов и разменов, распилов и откатов, во всем этом гаме политических попугаев и верноподданных плутократов она, видите ли, верит в то же самое, во что и двадцать лет назад. В политическую свободу. Она, видите ли, не заметила, как мы захватали и залапали за эти двадцать лет эту самую свободу. Как мы ее пробовали на язык, надкусывали, ковыряли, искали в ней нефть, пытались перепродать. И в результате совсем в ней разуверились, стесняясь ее непрезентабельного, нетоварного после этих опытов вида. Она не знает главной мудрости, к которой мы пришли в результате: что нефть лучше свободы.

Впрочем, самое главное, что надо, по-моему, помнить, отправляясь или не отправляясь голосовать, — это то, что это не выборы. «Кидать» — это не всегда про мяч, а «крыша» — не всегда про дом. И то, что у нас есть Центризбирком, бюллетени и урны, еще не значит, что у нас проходят выборы, то есть реальное состязание партий и свободное волеизъявление граждан.

Это признают, собственно, и кремлевские идеологи-пропагандисты. Как и на президентских выборах 2004 года, они твердят, что это, дескать, не выборы, а референдум о доверии Известно Кому. Подчеркивая тем самым, что реальной конкуренции партий и кандидатов здесь быть не может. Здесь можно лишь высказаться «за» или «против» единственного кандидата. Но где нет выбора, там нет и выборов.

Впрочем, не будет, разумеется, голосование 2 декабря и референдумом. Референдум — это прописанная в Конституции и соответствующем законе процедура, имеющая свои правила и свои юридические последствия. Референдумы, кстати, нельзя проводить в год выборов. А тем более вместо них.

Нет оснований сомневаться, что результаты голосования 2 декабря выйдут примерно такими, каких ждут в Кремле. Градус развернутой административно-пропагандистской истерии таков, что губернаторы и местные комиссии просто не решатся сообщить «неправильные» результаты наверх. Просто съедят, мне кажется, от страха «неправильные» протоколы. Чтобы не подумали, что они шакалят у иностранных представительств. Да и наверху в такие результаты вряд ли кто решится верить.

Вопрос, однако, в том, что будет следовать из полученных на псевдореферендуме «правильных» результатов? Пусть будет 70% за Путина, вписанного в бюллетень против знака партии «Единая Россия». Будет ли это означать, что у нас есть репрезентативный, законным образом сформированный парламент? Будет ли это означать вообще, что россияне проголосовали за партию «Единая Россия»? Скорее нет. Они голосовали за Путина. А нахрапистое, наглое давление на всех и вся, двусмысленное поведение президента, как бы стесняющегося единоросского бренда, и анекдотически-раболепный стиль кампании самих единороссов лишь окончательно опустили этот бренд. Без Путина он теперь вообще ничто.

Но не будет семидесятипроцентный результат псевдореферендума означать и того, что Путин может легально остаться на третий срок или осуществить какой-то трюк с фактическим продлением своих полномочий. Не являющееся, в сущности, ни выборами, ни референдумом, голосование 2 декабря ни на шаг не продвигает Кремль в поиске легитимных и надежных механизмов сохранения власти в руках Владимира Путина. И это многое объясняет в ходе последней фазы кампании.

Культ вождя, поиск внутреннего врага, ожесточенное и систематическое, на первый взгляд совершенно избыточное полицейское преследование оппозиции — все это традиционные для авторитарных режимов и диктатур способы установления экстралегального контроля над обществом. И все это свидетельствует о глубокой неуверенности Кремля в легитимности и надежности выстраиваемой им будущей конструкции власти, которая никак не втискивается в конструкцию конституционную. Именно поэтому и возникает необходимость повысить градус, «закошмарить» всяческие подобные сомнения. Перевести разговор в плоскость заговоров, мятежа и уличных беспорядков. Разыграть эдакую оранжевую контрреволюцию.

Ну а голосовать я все-таки пойду. Пускай глотают протоколы.

Источник: Новая газета

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий