Люди, которые нажили гигантские состояния на том, что присвоили себе горную ренту, навсегда исчезнут с экономической и политической арены России, а мы останемся у разбитого корыта. Виктор Данилов-Данильян о поиске компромисса между бизнесом и государством

Листая прессу

Мы публикуем выдержки из интервью Виктора Данилова-Данильяна Полит.Ру. Полный текст можно прочитать здесь.

Вперед – к разбитому корыту

Для нашей системы характерно, что идеи, первоначально заложенные в проектах документов, те идеи, ради которых затевается вся история, нередко полностью исчезают из проектов к тому моменту, как их согласуют “все заинтересованные”. Поэтому наша система плохо предсказуема, и все прогнозы могут основываться только на учете соотношения тех сил, которые выступают “за”, “против” или как-то пытаются давить сбоку.

Если все будет развиваться в рамках той системы, которая есть у нас на сегодня, прогноз очень простой. Рента от использования природных ресурсов практически целиком утекает за рубеж. От нее почти ничего не достается государству. И есть очень серьезные поползновения (которые до сих пор фактически увенчивались успехом) выстроить такую систему налогообложения, при которой налог от производства продукции горной промышленности и первичной обработки минерального сырья платится с каких-либо стоимостных показателей, характеризующих произведенную продукцию. Не так уж важно с каких — с прибыли, с добавленной стоимости или каких-нибудь еще. В конечном счете, такая система имеет только один результат: налог платит не производитель, а потребитель. А горная рента остается у производителей — у наших нефтяных магнатов, а также у магнатов цветной и черной металлургии. Куда идет вся эта рента, все мы прекрасно знаем. Даже на простое воспроизводство основных фондов у них, у бедняков, не набирается достаточной суммы. Фонды ветшают, реновация в необходимом объеме не производится. Поэтому прогноз крайне печальный. Вопрос только в том, когда при такой политике существующая производственная система придет в негодность.

Чтобы дать ответ, надо хорошо знать состояние этой системы. Государство, “уйдя” из экономики, контроль над этим вопросом полностью потеряло. И в каком состоянии находится производственная система наших нефтяных компаний, знают только эти нефтяные компании. Фактически мы можем основываться на прогнозах, которые используют лишь первоначальную информацию, относящуюся к тому времени, когда были проекты, было строительство, когда в 1991-м году все это еще находилось под контролем государства. Но с тех пор прошло 11 лет. И что произошло за эти 11 лет – государство не знает. Поэтому нельзя построить нормальный, достаточно обоснованный и надежный прогноз дальнейшего развития событий в этой сфере. Я имею в виду прогноз по времени. Потому что качественно картина абсолютно ясна. Но когда появятся первые громкие сигналы разрушений этой производственной системы — через пять, семь или через десять лет – этого сказать нельзя. Ясно только, что система, безусловно, начнет разрушаться. Люди, которые нажили гигантские состояния на том, что присвоили себе горную ренту и “сэкономили” на амортизационных отчислениях, – эти люди навсегда исчезнут с экономической и политической арены Российской Федерации, а мы останемся у разбитого корыта.

Кризис политической воли

Разработан проект закона, который вводит нормальную систему налогообложения в горной промышленности (его курирует Дмитрий Семенович Львов, академик-секретарь отделения экономики Российской Академии Наук). С моей точки зрения, закон очень правильный. А вот во что он превратится, когда его рассмотрит Дума? И когда это будет? Текст законопроекта я читал первый раз в мае месяце 2001 года. Но его разработчики не обладают правом законодательной инициативы, поэтому их проект был направлен в Думу в надежде найти кого-нибудь, кто бы соответствующую законодательную инициативу проявил. Дальнейший ход событий мне неизвестен: внесен ли он официально, зарегистрирован ли как поступивший, направлен ли на рассмотрение в соответствующий комитет – сообщений об этом мне не попадалось.

Документ, который сейчас готовит администрация президента, – коррелирует с этим законопроектом. Но он пока еще не вышел из недр администрации и неизвестно, что в конце концов получится. Если бы те идеи, с которых эта разработка начиналась, были доведены до законодательного акта, это был бы поворот нашего государственного управления к реальным проблемам экономики. Сейчас главная тактика тех, кто хочет сохранить существующую систему – тянуть время и пытаться хоть что-то отторговать. Нефтяные магнаты не занимают консолидированной согласованной позиции. Они раскололись, и значит, сила их существенно ослабла. Следовательно, можно играть на их разногласиях.

Отсутствие консолидации свидетельствует о том, что даже среди нефтяных магнатов уже есть люди, которые начинают задумываться — если не о государственных интересах, то хотя бы о среднесрочной перспективе своего бизнеса. Государственные интересы противоречат их краткосрочным интересам (как они их понимают), но отнюдь не противоречат их долгосрочным интересам. Более того, в долгосрочном плане интересы фактически совпадают. А в среднесрочной перспективе вырисовывается некий компромисс. И то, что люди, способные на этот компромисс, нашлись в сырьевом бизнесе — это хороший признак. Хотя, по моим оценкам, эти силы в сырьевом секторе пока далеко не преобладают. Думаю, в сегодняшних условиях большинства у добровольных сторонников такого компромисса в бизнесе быть и не может. А вот заставить можно всех. Только для этого нужно иметь силу и политическую волю.
Поиск компромисса может затянуться
До сих пор огромным количеством своих деяний государство демонстрировало то ли непонимание проблемы, то ли прямую поддержку магнатам. Сейчас появились какие-то признаки (пока не более) понимания ошибочности этого пути. Правда, никто из крупных государственных деятелей по этому вопросу четко и недвусмысленно не высказался, хотя общих и потому малосодержательных деклараций хватало.

Есть законопроекты, которые лежат в Думе по многу лет. В том числе довольно невинные законы. Закон об охране окружающей природной среды, который нуждался в корректировке еще в 1996 году, вышел из Думы только что и далеко не в лучшем виде — таким, каким его хотели видеть магнаты, которым на российскую природу начхать. Поэтому сказать, сколько времени может пролежать в Думе закон о недропользовании, невозможно. Если за полгода он не придет в движение, можно будет констатировать, что силы торможения не преодолены. Значит, придется продолжать на них общественное давление, чтобы государство нашло с ними какой-то приемлемый для общества компромисс.

Источник: Полит.Ру

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий