Михаил Зурабов первым отреагировал на письмо промышленников и предпринимателей президенту Путину о торможении пенсионной реформы и выступил перед журналистами в роли гонимого реформатора.

Листая прессу

Сама по себе встреча председателя Пенсионного фонда России с журналистами – явление нечастое. Ведомство это считается одним из наиболее закрытых в информационном отношении, а его руководитель проводит пресс-конференции только по особому случаю, когда отказаться совсем уже невозможно (к примеру, после заседаний правительства, на которых рассматривается деятельность ПФР).

Сегодняшний выход Михаила Зурабова к прессе позволяет судить о том, насколько серьёзное давление на него сейчас оказывают.

Суть проблемы, вынудившей председателя ПФР изменить свои привычки, в следующем. Осенью прошлого года в парламент начали поступать законопроекты, разработанные в рамках пенсионной реформы. Некоторые из них были приняты довольно быстро, а по другим, связанным с конкретным материальным интересом участников рынка, дискуссии затянулись.

У компаний, управляющих негосударственными пенсионными фондами (которые, согласно концепции реформы, должны с 2004 года получить право доступа к инвестированию трудовых пенсий), создалось впечатление, что руководство Пенсионного фонда хочет выкинуть «частников» из этого процесса. Такой вывод можно было сделать из законопроекта об инвестировании накопительной части трудовых пенсий, внесённого в Госдуму правительством и уже принятого в первом чтении.

Поэтому в конце 2001 года на закрытом совещании в администрации президента руководители управляющих компаний и Михаил Зурабов подписали протокол о соблюдении прежних договорённостей и ускорению реформы (то есть принятию законопроектов об инвестировании пенсионных денег, отражающих позицию администрации президента – а заодно и рыночного сообщества). Кроме того, Зурабов подписал аналогичные протоколы с РСПП и депутатами Шохиным и Немцовым.

Ни одного из протоколов, как теперь говорят управляющие компании, депутаты и члены РСПП, председатель ПФР придерживаться не стал. А вместо того повёл свою игру.

В частности, в последний день, до которого правительство должно было подготовить свои поправки ко второму чтению закона об инвестировании пенсионных денег, Михаил Зурабов представил в кабинет министра свои. По мнению замминистра экономического развития Михаила Дмитриева, отвечающего в правительстве за этот законопроект, они фактически направлены на пересмотр прежних решений кабинета министров.

Причём на первый взгляд всё выглядит вполне невинно: Зурабов говорит, что, поскольку депутаты и рыночное сообщество ко второму чтению написали 2000 поправок (а это 90 страниц текста), их рассмотрение может затянуться. Поэтому, мол, лучше их использовать для дополнения действующего сейчас закона об НПФ – а закон об инвестировании пенсионных денег принимать как есть (то есть без упоминания права частных компаний на участие в процессе).

Премьер-министр Касьянов с предложением согласился и поручил Министерству труда написать эти самые дополнения в закону о НПФ. В ответ на это депутаты из «шохинского» комитета, придерживающиеся позиции рынка, заявили, что примут закон об инвестировании пенсионных денег безо всякого там правительства, используя право Госдумы на законодательную инициативу. И никакие две тысячи поправок их не испугают.

Одновременно с этим заявлением бизнесмены (многие – из бюро правления РСПП) написали 26 марта письмо президенту с жалобой на Зурабова, «торпедирующего» пенсионную реформу из желания подмять под себя все пенсионные деньги страны и превратиться, таким образом, в олигарха. С учётом того, что вскоре президент должен встречаться в Кремле с членами бюро правления РСПП – ход тактически верный. Так что виновник всего этого переполоха, определённо, забеспокоился не зря.

Защита Зурабова, надо заметить, выстроена весьма грамотно и способна сгладить неприятное впечатление у получателя письма промышленников и предпринимателей.

На обвинения в попытке сделаться олигархом председатель ПФР отвечает снисходительной улыбкой. Зачем мне, говорит он, такая ответственность – каждый месяц принимать решение об инвестировании $200 млн (эта цифра выведена из оценки резервов ПФР)? Мы и не собирались претендовать на это. Пускай инвестированием занимаются специально отобранные государственные агенты, пока не принят закон о пенсионных деньгах – а именно, Центробанк и Внешэкономбанк. Мы же будем, как и прежде, вести учёт пенсионеров и причитающихся им денег.

То, что в ближайшие полгода, согласно принятому на прошлой неделе постановлению правительства, средства ПФР эти агенты будут вкладывать в государственные ценные бумаги – по мнению Зурабова, тоже не повод для упрёков. Наоборот, радоваться надо: до сих пор пенсионные деньги хранились на счёте ПФР в Центробанке без каких-либо процентов – а тут прямая выгода пенсионерам.

На обвинения в информационной закрытости Зурабов говорит, что, как только первые бумаги будут куплены, общество об этом узнает. До того, как сделки будут совершены – нет, а то, мол, рынок разволнуется.

Наконец, относительно роли частных управляющих компаний в пенсионной реформе председатель ПФР рассуждает так. С 2004 года их, согласно концепции реформы, к пенсионным деньгам допустят (не важно, по какому именно закону – об инвестировании пенсионных денег или об НПФ). До этого момента фонд вполне может вкладывать свои резервы в ГКО.

А для покупки госбумаг с целью получить доход только от их погашения (а не от спекуляций на рынке), говорит Зурабов, никакие управляющие компании не нужны. С этой нехитрой задачей способны справиться и государственные агенты, перечисленные выше. Доходность по таким инвестициям, правда, будет невысока – зато для государства это единственный способ дать гарантию сохранности средств будущим пенсионерам (инвестиционные схемы затрагивают только тех, кто ещё не вышел на пенсию). Разве ж чаcтная компания в состоянии дать такую гарантию?

А главное, ПФР совершенно не против того, что будущие пенсионеры впервые получают право выбирать себе инвестиционный план. Но если они ничего не понимают в рынке – консервативные вложения в госбумаги через Центробанк и ВЭБ для них самое подходящее дело. То есть тут вам и либерализм, и социальная ответственность государства в одном флаконе.

Таким образом, Зурабов недвусмысленно демонстрирует заботу о пенсионерах в полном соответствии с замыслом пенсионной реформы.

Но всё-таки получается, что до 2004 года ПФР собирается по-прежнему распоряжаться пенсионными деньгами фактически бесконтрольно, как и сейчас,– зато с официальным разрешением на покупку госбумаг. А значит, олигархи из РСПП и сочувствующие им депутаты не так уж далеки от истины, называя ПФР «квазиестественной монополией на финансовом рынке».

Источник: Газета.Ru

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий