О пользе русской литературы

Листая прессу

Прав был Пушкин: бывают странные сближения


Николай
Богданов-Бельский. За книжкой. 1915 г.

Государство,
которое вместо умных и независимых авторов почитает глупых и казенных, обречено
периодически наступать на грабли и раз в 25-30 лет получать по башке крылом
Божьей мельницы. Что по-своему справедливо: дана же ему для чего-то голова. А
что касается странных сближений, то вот несколько прозорливых соображений из
записных книжек Венедикта Ерофеева. К сожалению, они опять актуальны.

Замечательный
писатель Венедикт Ерофеев советскую власть презирал, но борьбу с ней считал
вздором: и так сдохнет. Время тратил лишь на то, к чему имел талант от русского
народа: наблюдал, записывал, выпивал, сажал цветы, думал о Боге, смеялся над
пучеглазой пошлостью. Катался на электричке.

Умер в 1990
г. — синхронно с режимом. С тех пор у нас обернулся полный демографический
цикл. Его ровесники стали глубокими дедами, читатели вырастили взрослых детей.
В жизнь, путаясь в соплях, плечом к плечу вошло новое поколение идиотов, опять
намеренных дать отпор реваншистским устремлениям Бундесвера. На Селигере они
изучали много всякого (преимущественно дрянь, само собой), но смиренного
Веничку не изучали точно. А зря! Как говорил один из ерофеевских персонажей,
очень своевременная книга.

Государство,
которое вместо умных и независимых авторов почитает глупых и казенных, обречено
периодически наступать на грабли и раз в 25-30 лет получать по башке крылом
Божьей мельницы. Что по-своему справедливо: дана же ему для чего-то голова. А
что касается странных сближений, то вот несколько прозорливых соображений из
записных книжек покойника. К сожалению, они опять актуальны.

 «Если б в 45 г. мы двинули бы дальше на Запад,
дошли до самых западных штатов США, то по типу Суворов-Рымникский,
Потемкин-Таврический, Дибич-Забалканский, маршал Жуков звался бы
Жуков-Колорадский».

«Германия. 1
мая 1934 г. Всенародно отмечается первомайский праздник, с вождями. По улицам и
площадям проходят под звуки «Интернационала» с другим текстом. У всех на грудях
значки с портретом Гете, в обрамлении серпа, молота, черного орла и свастики…»

«А глас ли
это народа? А фолькс ли это штимме?»

«Надо еще
подумать, для каких целей в 40-х годах Господь обделил нас поражением».

«Любопытные
сведения из последней русской истории: в 1932 г. была объявлена «безбожная
пятилетка», планировалось к 1936 г. закрыть последнюю церковь, а к 1937 г. —
добиться того, чтобы имя Бога в нашей стране не произносилось».

«А генерал
Людендорф в 29 г.: «Истинные германцы не могут быть христианами».

«А.Н.Толстой
в 1937 г.: «Мы поднимаемся все выше и выше к вершине человеческого счастья».

«А.Н.Толстой
в апреле 1938 г.: «Наш советский строй — единственная надежда в глухом мире
отчаяния, в котором живут миллионы людей, не желающих в рабских цепях идти за
окровавленной колесницей зверского капитала».

«…И Сергей
Михалков, одержимый холопским недугом».

«Любимый
герой Шолохова (Давыдов, «Поднятая целина») говорит: «Ты бы лучше массовую
работу вел, а расстреливать — это просто».

«Какой славы
ты хочешь? Боевой или трудовой славы?»

«У Трофима
Д. Лысенко — одних только орденов Ленина — шесть. Не считая всех остальных».

«На трибуне
Мавзолея выставлены были продукты земледелия и животноводства».

«И рожи у
них гладкие, классически-ясные. Если и есть прыщи, то где-нибудь у загривка».

в
справедливой пропорции посылает России не только проповедников лизоблюдства, но
и добросовестных провидцев (кто ж виноват, что мы их не читаем?), стоит
упомянуть, что Веничка Ерофеев задолго до лугандонских адептов и эпигонов
провел у себя в Петушках Октябрьскую Петушинскую революцию, определив, как
положено, для своей республики премьера, министра обороны и министра культуры.
Вместо МИДа у него был один чрезвычайный и полномочный посол в Норвегии,
поскольку в существовании прочих стран свободолюбивый народ Петушков не
нуждался. А может, они были ему классово чужды; история умалчивает.

Республиканский
референдум Веничка Ерофеев забыл провести чисто по рассеянности. Шибко занят
был.

Если
советский тупиковый цикл растянулся на целых три поколения, то новый,
укороченный, укладывается в одно. Сегодня мы по-быстрому переживаем фазу
застоя, сопряженную с судорожным исполнением интернационального долга и
сплоченным противостоянием мировому империализму в рамках мирного
сосуществования.

Недолго
мучиться осталось. Вот еще одна его цитата:
«А я и тогда глядел на всю эту партизанщину глазами русского машиниста,
летящего под откос».

Источник:echo.msk.ru

Источник: Частный корреспондент

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий