Политическая шизофрения

Листая прессу

ный
разлад в головах у российских правителей,
который можно квалифицировать как
политическую шизофрению: 1990-е годы —
«лихие», а главные лидеры — символы тех
лет, ушедшие от нас Борис Ельцин, Егор
Гайдар и вот теперь Виктор Черномырдин,
— хорошие. Причем не просто хорошие, а
заложившие основы молодой российской
государственности, открытой рыночной
экономики, преодолевшие тяжелейшие
проблемы того переходного времени. Не
дай бог жить в эпоху перемен, а уж править
в нее — врагу не позавидуешь… И в то же
время вся нынешняя государственная
идеология, вся агитпроповская жвачка,
все политические мифы строятся от
противного — от 1990-х.

 

Тогда
была неправильная приватизация, мы
теперь восстанавливаем справедливость,
тогда были олигархи, а сегодня все сплошь
социально ответственные, тогда бардак,
сейчас — стабильность, в «лихие» времена
— культ насилия и секса, гангстерская
философия и мир чистогана, сегодня —
возвращение традиционных, «корневых»,
ценностей с хоругвями наперевес.
Позитивной программы развития нет, да
и не надо, и так все хорошо — а то всякая
реформа заканчивается развалом. Жили
в 1990-е — знаем…

А
чем элита нулевых или десятых отличаются
от элиты 1990-х? Кажется, нынешние правители
никогда не отдадут свои рейтинги ради
дела, ради необходимых перемен. Правители
1990-х готовы были жертвовать рейтингами.

А
чем нулевые или десятые отличаются от
1990-х с точки зрения «лихости»? Чем
измеряется «стабильность»?

Что,
уровень преступности стал ниже? Нет,
число зарегистрированных преступлений,
наоборот, увеличилось, несмотря на то
что часть составов была декриминализирована:
то, что раньше считалось уголовно
наказуемым, таковым на сегодня не
является. Регистрировать стали более
качественно? Кто в это поверит…

Форма
преступлений и разборок стала более
вегетарианской? Но не в 1990-е годы скончался
в тюрьме Магнитский. Четырнадцать лет
Ходорковскому и Лебедеву, которые никого
не убивали и не насиловали, — это как?
А «маски-шоу» в Национальном резервном
банке, который санировал безнадежный
«Российский капитал», — это метод
проведения следственных действий времен
стабильности? А зверское избиение битой
скромного активиста «Правого дела»
Константина Фетисова, который всего-то
протестовал против расширения свалки,
— это из каких годов сцена? А ошеломляюще
жестокое избиение журналиста Олега
Кашина, писавшего о гражданских движениях?
Как говорилось в анекдоте: «Спорт в
России выглядит так: мячики еще не
завезли, а биты уже закончились…»

А
масштабы бюрократии, которая стала
больше, чем при советской власти? А
уровень коррупции, не сравнимый ни с
поздним СССР, ни с ельцинской Россией?
А отсутствие личной безопасности? А
развал институтов с отказом их всерьез
реформировать: МВД, армии, пенсионной
системы?

Так
какие годы у нас «лихие»? И как бы нам
вылечить политическую шизофрению?

Есть
один рецепт, как раз из 1990-х, — взять
ответственность на себя и провести
реальные преобразования. Невзирая на
рейтинги.

Андрей
Колесников
обозреватель
«Новой»

Источник: Новая газета

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий