Президент готов наложить вето на закон о банкротстве: Государственное правовое управление президента возражает против того, чтобы предприятия оборонного комплекса банкротились по общей для «гражданских» схеме.

Листая прессу

Новая редакция закона о финансовой несостоятельности (банкротстве) может быть положена под сукно. По информации «ГАЗЕТЫ», Государственное правовое управление президента возражает против того, чтобы предприятия оборонного комплекса банкротились по общей для «гражданских» схеме. Иной же процедуры для них в законе не предусмотрено.

Парадокс в том, что в конце весенней сессии по прямому указанию Владимира Путина закон буквально ‘прогнали’ через Госдуму. Давление, оказанное на депутатов, было беспрецедентным даже для нынешней, ко всему привычной Думы. Затем на последней перед каникулами сессии закон принял на ура и Совет Федерации. И вот, когда главе государства оставалось лишь завизировать документ, оказалось, что его нужно вернуть на доработку в Думу.

По существу, в ГПУ сейчас пытаются обойти ту самую норму, вокруг которой и шли основные баталии в парламенте. Речь идет об обязательном исполнительном производстве, то есть о принудительном изъятии активов должника. По новому закону, оно должно предшествовать банкротству. Многие в Думе выступали против этой нормы. Так, глава комитета по экономической политике Григорий Томчин считает, что исполнительное производство позволяет по частям уводить деньги и имущество должника, не доводя дело до банкротства. И делается это для того, чтобы ‘олигархи могли сидеть на финансовых потоках’. Отсылка к олигархам не случайна: появления в документе такой конструкции добивались члены бюро Российского союза предпринимателей. И норма появилась в законе после их визита в Кремль.

В Минэкономразвития отрицают наличие связи между этими событиями. По словам статс-секретаря министерства Александра Маслова, обязательное исполнительное производство необходимо, поскольку позволяет предотвратить заказные банкротства. А это — цель, поставленная президентом.

На деле же новшество может привести к тому, что банкротства, причем не только заказные, сойдут на нет, считают юристы.

‘Связка с исполнительным производством таит некую опасность, — сказал ‘ГАЗЕТЕ’ первый заместитель главы Минимущества Владимир Тараскин, — при такой конструкции сохранить бизнес должника маловероятно’.

Тараскин признает: при исполнительном производстве также почти нет шансов сохранить предприятие в виде единой ‘технологической цепочки’.

Именно это обстоятельство и беспокоит сотрудников ГПУ, когда они накладывают новую схему на оборонные предприятия. Финансовое положение нашей оборонки известно: государство годами не расплачивается по долгам за оборонные заказы, а других источников доходов у предприятий зачастую нет.

Можно себе представить, что будет, если кредиторы начнут взыскивать задолженности с таких предприятий, потихоньку распродавая станки для производства оружейных стволов, курков и патронов.

Почему оборонка ‘выпала’ из закона — неизвестно. Источник ‘ГАЗЕТЫ’ в Минимуществе утверждает, что на момент последних согласований внутри правительства законопроект содержал главу, где оговаривался порядок банкротства таких объектов. Но затем она исчезла — по данным источника, была вычеркнута из закона в Минэкономразвития.

В самом министерстве от комментариев отказываются. Но для руководства Минэкономразвития президентское вето явно не стало новостью. Еще в начале июля Герман Греф говорил о том, что необходимо внести в документ некие ‘правки’. Какие — он тогда сообщить отказался. Похоже, что схема с ‘прогоном’ закона через парламент и последующим возвратом в Думу на доработку ‘частями’ была спланирована заранее.

Источник: «Газета»

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий