Судьеносное предложение

Листая прессу

Проект
создания института следственных судей мог бы заметно изменить и весь
общественный строй. Хватит ли запала и запаса прочности?

В минувший
вторник в Комитете гражданских инициатив под председательством Алексея Кудрина
обсуждалось предложение создать в рамках уголовного процесса специальный
институт следственных судей (он был известен в дореволюционной России и в
различных формах существует в других странах, в том числе и бывшего СССР). Вела
круглый стол Тамара Морщакова, в поддержку этой идеи выступили председатель СПЧ
Михаил Федотов, бизнес-омбудсмен Борис Титов, экс-судья ЕСПЧ от России Анатолий
Ковлер, бывший первый зам председателя Верховного суда РФ Владимир Радченко,
адвокат Генри Резник и другие не последние в стране юристы.

Концепция,
которую разработал и представил советник Конституционного суда Александр
Смирнов, предполагает создание в рамках судебной системы отдельного института
таких судей, которые, не участвуя в рассмотрении уголовных дел на их
завершающих стадиях, могли бы по ходатайствам сторон (обвинения, защиты, а
также и потерпевших) закреплять доказательства для будущего рассмотрения этих
дел по существу. Например, сегодня судебную (!) экспертизу (которая очень часто
и предопределяет будущий приговор) назначает сам следователь, а по предложенной
схеме это мог бы делать следственный судья — в том числе по ходатайству защиты.
Если совсем коротко, речь о том, чтобы поставить уголовное правосудие с головы
на ноги, обеспечив приоритет судебного следствия перед предварительным.

Детали
концепции слишком специфичны для «Новой», полностью с проектом желающие могут
ознакомиться на сайте КГИ. А мы попробуем оценить сам факт появления таких
предложений с точки зрения сегодняшней политики: вся заумь юриспруденции в
отсутствие правового государства — это лишь ее инструмент.

Представителей
Следственного комитета, МВД и ФСБ (которые также имеют свои следственные
подразделения) на круглом столе в КГИ не было: вряд ли и сама идея пришлась им
по душе. Но есть поручение, которое президент Путин направил, в частности,
Верховному суду РФ и СПЧ: проработать эту тему.

О масштабе
возможных преобразований говорить пока рано, но в любом случае реализация
проекта как минимум ослабила бы позиции следователей, которые сейчас на стадии
предварительного (досудебного) следствия обладают фактической монополией на
принятие любых процессуальных решений — и предопределяют тем самым будущий
обвинительный приговор с вероятностью 99 и более процентов: это вытекает из
данных судебной статистики. Статистика также свидетельствует, что ходатайства
следователей о заключении под стражу удовлетворяются судьями на уровне 95%, а о
продлении сроков содержания под стражей — почти ста процентов. По-другому,
наверное, стали бы их оценивать «следственные судьи» — а иначе с какой стати
было бы затевать на самом высшем уровне этот опасный разговор?

Опасность
состоит в том (и здесь я лишь повторю общеизвестное), что «властная вертикаль»
базируется сегодня не на законах, а на практиках. Одной (и, вероятно,
важнейшей) из них является возможность для «силовых структур»: Следственного
комитета, ФСБ, МВД, но также и для примкнувшей к ним части судей — в обмен на
защиту политического режима средствами уголовной репрессии творить произвол, в
первую очередь по экономическим делам, отжимая свою долю «ренты». Это даже не
политика, это уже политическая экономия сложившегося в России строя.

Обсуждение
за круглым столом в КГИ быстро пришло к тому, что нельзя менять лишь один
институт, не трогая другие сегменты правосудия, — не изменив их, мы не дождемся
и других (независимых) судей, а с нынешними такая реформа, пожалуй, выльется в
очередную имитацию вроде переименования милиции в полицию.

Что может
заставить власть пойти против господствующего класса «ментов» (в широком
смысле), который обеспечивает ее политическую устойчивость? А ведь из того же
разряда и поручение президента Верховному суду РФ и СПЧ поработать над
предложениями о расширении компетенции суда присяжных.

Ответ,
конечно, надо искать в экономике, которая отказывается работать под гнетом
«опричнины». Но для проведения таких реформ нужна опора в лице какого-то иного
общественного класса. Не уничтожен ли он годами засилья «силовиков»? От ответа
на этот вопрос зависит и мера успеха «следственных судей».

Постоянный
адрес страницы:
http://www.novayagazeta.ru/columns/67612.html

 

 

Источник: Новая газета

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий