Владимир Владимирович и Mr. Putin

Листая прессу

Владимир Путин опубликовал
предисловие, короткое, но энергичное,
к жезээловской биографии Бориса Ельцина.
Саму книгу написал Борис Минаев. Не тот
Минаев, который «Духless» с «The телками»
и залитованными где надо телепередачками,
а настоящий Минаев.

 

Первоклассный писатель,
тонкий стилист. Из-под его пера вышла,
в частности, трилогия «Детство
Левы», «Гений дзюдо» и «Психолог,
или Записки доктора Левина». Он еще
редактор книг Бориса Ельцина, поэтому
предмет исследования знает досконально:
все мы понимаем, что такое литобработчик
мемуаров политика — это почти автор.

В книге поэтому много
интимных подробностей, которые делают
ее настоящим эталоном нон-фикшн-литературы.

Это тот случай, когда
автор хотя и не держал свечу, но знает
детали вплоть до эффекта присутствия:

«Рано утром 19-го Ельцин
просыпается у себя на даче в Архангельском.
Таня осторожно трясет его за плечо,
пытаясь разбудить.
— Папа, вставай! —
просит она. — Переворот!
Сонный,
раздраженный, он садится на кровати.
Его
прошибает холодный пот».

В предисловии к книге
Бориса Минаева Владимир Путин
пишет: «Масштаб фигуры первого
президента России Бориса Николаевича
Ельцина трудно переоценить». И дальше
— осторожно, как Дэн Сяопин о Великой
французской революции: «Настоящая
оценка тому, что сделал первый президент
России будет дана не нами и, наверное,
не нашими детьми». Ну почему же? Владимир
Путин, наверное, забыл о своих словах о
величайшей геополитической катастрофе
XX века, к которой Борис Ельцин имел самое
непосредственное отношение. Или из
памяти стерлись горькие и резкие слова,
которые в 2007 году тогда еще президент
Путин бросил с подиума в Лужниках: «Но
при этом вызывают по меньшей мере
недоумение политические спекуляции на
этих трудностях. Причем со стороны кого?
Со стороны тех, кто в течение десятилетий
руководил Россией, а в конце 80-х годов
оставил людей без самых элементарных
услуг и товаров: без сахара, без мяса,
без соли, без спичек. И своей политикой,
безусловно, подготовил распад Советского
Союза… Это те, кто в 90-е годы, занимая
высокие должности, действовал в ущерб
обществу и государству, обслуживая
интересы олигархических структур и
разбазаривая национальное достояние…
Одним словом, это все те, кто в конце
прошлого века привел Россию к массовой
бедности, к повальному взяточничеству…»

Это были слова
посильнее «Фауста» Гете, потому что,

казалось, перед тускло
освещенной толпой в основном молодых,
с пустыми мозгами и отсутствующей
памятью людей человек, льстиво
названный «национальным лидером»,
отчего только еще навязчивее становились
аналогии с продукцией Лени Рифеншталь,
отрекается от всего того, что сделало
его политиком.

От 1990-х годов, от Анатолия
Собчака и Бориса Ельцина. Он рассуждал
в Лужниках, как рассуждает любой
среднестатистический отставной чекист,
коротающий свои дни в какой-нибудь «Ассоциации
охранных и военно-патриотических
предприятий имени товарища Зорге».
Только благодаря этим людям и истории
России 1990-х годов он стал тем, кем стал,
и обнаружил себя, как поэт-шестидесятник,
перед гигантской лужниковской аудиторией.
Анатолий Чубайс тогда заметил: как
хорошо, что этого не слышат Ельцин,
Собчак, Маневич…

Казалось, тогда Путин
был наконец честен перед самим собой и
искренен перед аудиторией. И вдруг в
предисловии к книге Бориса Минаева мы
читаем: «Несколько лет я работал в
команде президента Ельцина. Уже много
раз говорил о том, что, когда заканчивался
срок его президентства, видел для себя
совсем другую судьбу. Но все сложилось
иначе. И это был выбор моей жизни. Выбор,
сделанный благодаря Ельцину».
Стоп-стоп-стоп…
Концепция поменялась? Еще раз вернемся
в Лужники, к «Триумфу воли». К тем,
кто принимал несбалансированные бюджеты,
приведшие к дефолту и многократному
падению жизненного уровня. Кто призывал
к переговорам с террористами. Кто не
выплачивал зарплаты. Кто свел к нулю
финансирование науки и оборонки. Разбуди
среди ночи и спроси простого русского
обывателя: кто творил все это безобразие?
Он без запинки ответит: «Ельцин Борис
Николаевич».

А теперь к предисловию
к биографии Ельцина: «Масштаб
преобразований, которые произошли в
России в конце двадцатого столетия, был
столь грандиозен, что только время может
дать истинную оценку тому, что было им
сделано».

Когда Путин Владимир
Владимирович говорил правду — в
предвыборной речи или в парадном
предисловии?

Когда он был искренен
— под софитами стадиона или когда читал
заготовку спичрайтеров к предисловию
под мягкий звон часов Буре? Когда он
обманывал электорат — в 2007-м или в
2010-м? С кем вы, Mr. Putin?

Разгадать загадку
Путина под силу только таланту масштаба
Достоевского или Фрейда. Наверное,
эмоционально национальный лидер с теми,
кто в Лужниках, на Селигере и в той самой
оборонке, финансирование которой больше
не сведено к нулю. Разум подсказывает
ему благодарность разной степени
искренности и выспренности тем, кто
построил государство, которым он
руководит уже больше десяти лет. Кто
оставил ему руководящее кресло и сказал
историческую фразу «Берегите Россию!».

Хватило же Путину такта,
когда умер Егор Гайдар, произнести
несколько теплых слов о покойном, резко
контрастировавших с его лужниковским
кредо.

Свое предисловие Путин
заканчивает так: «Но каждый президент,
оставляя должность главы нашего
государства или принимая ее, обязан
помнить ельцинские слова: «Берегите
Россию!».

Только каждый президент
вкладывает в эти слова разный смысл. И
не каждый, «оставляя должность главы
государства», уходит. Борис Ельцин, как
большой и настоящий политик, действительно
ушел, а не сделал вид, что покидает свой
пост…

Источник: Газета.Ру 

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий