Что произошло в 90-х и что мы имеем сегодня

Семинары проекта «Я-ДУМАЮ»

Евгений Григорьевич
Ясин

Президент Фонда «Либеральная миссия», научный руководитель
НИУ ВШЭ

 

Евгений Ясин:

Я хочу рассказать вам не только про
90-е годы, но и про то, что творится сегодня. Я сегодня слышал информацию о
выступлении В.В. Путина на съезде Единой России, где его выдвинули в
президенты, было много оваций. Он произнес, по слухам, достаточно
содержательную речь о том, что он собирается делать, и что нас ждет. Из того,
что мне удалось услышать, я не услышал ничего нового, так что у меня есть
определенные сомнения. А.Б. Чубайс сказал, что ему голосовать не за кого, и он
на выборы не пойдет. Вам я этого не советую. Я вам хочу описать ту картину
страны, которую я вижу, не впадая ни в панику, ни в патриотизм. Что касается
паники, то мне часто приходится бывать на разных мероприятиях, и недавно я был
на конференции «Старовойтовские чтения», которые проводятся каждый год под
эгидой института Кеннана. Было довольно интересно, люди высказывали свои мнения
и делали доклады по всем союзным республикам. Был, конечно, и разговор о
России, где меня поразило то, что специалисты, которые там выступали, говорили
о весьма катастрофических настроениях. Я спросил, что свидетельствует о
приближающейся катастрофе. В экономике никаких признаков нет. Мировой кризис, в
основном, бьет по развитым странам, так что, в России ничего особо тревожного
нет. Говорят, что придет вторая волна кризиса, но все-таки. Главное – это
разговор о том, чтобы в России начались демократические преобразования, были
нормальные выборы. В этом смысле я понимаю коллег. Но картина выглядит намного
сложнее, на мой взгляд. Готовясь к встрече с вами, я сопоставил эти два
взгляда. Есть позиция правительства, президента, которые выступают с тем, что у
нас есть много нерешенных проблем, которые надо решать, но при этом в стране и так
произошло много благоприятных перемен. С другой стороны, есть панические
настроения, которых придерживается оппозиция. Я хочу вам напомнить выступление
Г.Гудкова. Он сотрудник Федеральной службы безопасности, раньше служил в КГБ и
довольно долго, когда шли дискуссии по поводу судьбы ученых-шпионов. Например,
мой друг физик В. Данилов из Новосибирска получил 14 лет. Можете представить,
что самому Ходорковскому дали 8 лет. И это за то, что человек пытался спасти
научную организацию, учебные технологии, которые использовал у себя. Важно то,
что Гудков в то время выступал в защиту ФСБ, не взирая на силу аргументов,
приводимых партией. Я подумал, что у них есть свое понимание клана и принадлежности
к организации. Потом я видел эволюцию, и это меня обнадеживает. Я не знаю,
слышали вы, или нет. В Думе было яркое выступление, когда человек от оппозиции
сказал все, что он думает. Я решил представить вам картину, но не простую, а,
скорее, прозрачную. Она мне кажется убедительной.

Напомню, что в 1917-м году наша страна свернула с пути
мировой цивилизации в твердой уверенности, что она теперь будет опережать
развитые капиталистические страны и добьется успехов, потому что она идет в
первых рядах социальных, политических и экономических изменений в соответствии
с предсказаниями К.Маркса. Когда настоящая рыночная экономика существовала в
мире 200 лет, Маркс пытался доказать, что эпоха рыночной экономики
заканчивается. Предыдущая эпоха аграрной экономики, феодализма продолжалась в
разных своих формах 3,5-4 тысячи лет. Экономика основывалась на обработке
земли, нужны были специальные формы принуждения, чтобы люди работали на земле
хорошо, можно было получать урожай и отдавать его правителям для содержания армии,
церкви и т.д. Появилось государство. Эту историю довольно подробно описывает
книга, выпущенная институтом Гайдара, она называется «Насилие и социальные
порядки». Она написана известным ученым, нобелевским лауреатом Дугласом Нортом.
Книга очень хорошая, и она объясняет, что большая часть истории человечества
основана на том, что были государства ограниченного доступа. Есть элита, есть
общество и различные установленные порядки, которые открывают доступ к
определенным социальным благам, власти, но не всем. А обеспечивается этот
доступ тем, что существует насилие. Есть государство как орган, который
обеспечивает легитимное насилие для обеспечения интересов общества. Это
основной институт, за который ведется борьба.

Когда вы захотите переосмыслить марксистскую теорию
эксплуатации человека человеком, то это и будет ограниченный доступ. Это
связано с тем, что «на всех предусмотрено не было», надо сделать так, чтобы
существовала равноправное распределение. Я это говорю, потому что естественное
государство или государство закрытого доступа существует 3, 5 тыс. лет. 200 лет
назад появилась рыночная экономика, вслед за которой пошли демократические
порядки. Если выбрать определенные черты, которые достигли зрелости в последние
50-60 лет в некоторых странах, то можно сказать, что эти развитые
демократические страны представляют собой порядок открытого доступа. Нет никаких
ограничений, есть естественные стимулы действий, для людей нет ограничений,
рыночная экономика обеспечивает функционирование страны таким образом, что для
этого не требуется применять насилие в государственном смысле. В этой книге
написано, что мы являемся свидетелями рождения новой социальной организации,
которая основана на безличном отношении к действиям, где избегают персонального
воздействия, существуют правила, возникает общество открытого доступа. Я это
говорю, потому что это похоже на то, что происходит в мире – в странах
«золотого миллиарда». Я надеюсь, что все больше стран в будущем будут примыкать
к этим странам открытого доступа. Становление этого порядка началось с
появлением рыночной экономики. Почему Норт говорит о важности безличных
отношений? Если у вас есть личные отношения, то есть человек, который
командует, и вы подчиняетесь этому человеку. Если такое не допускается, то
устанавливаются определенные правила, то есть, верховенство закона. Я пару лет
назад читал отзывы Проханова и Белковского. Проханов говорил, что он убежден,
что общество нуждается в лидерах, которые ведут за собой страну. Белковский
тоже говорил, что роль личности в истории необыкновенна. Например, французы до
сих пор любят Наполеона. Там, где есть демократия, люди очень быстро забываются
– сегодня есть премьер-министр, завтра его сняли, все про него забыли, у него
нет власти. Поэтому демократический порядок немного скучен. Мне кажется, что
надо захватывать умы и души людей своими произведениями, а не властью.
Например, Достоевский очень подходит к демократическому обществу. Маркс ошибся,
когда говорил, что эра рыночной экономики заканчивается, эта эра только начиналась.
Норт ссылается на Й. Шумпетера, у которого, кстати, не было учеников. Он оставил
несколько книг, на которые ссылаются нобелевские лауреаты, которые говорят, что
именно его концепция является наиболее продуктивной. Книга «Капитализм,
социализм и демократия» Шумпетера очень интересна. Он родился в Европе в тот
период, когда вся Европа была увлечена социализмом, и когда идеалистический
социализм уже стал уступать место реальному социализму. Как только
устанавливаются порядки, основанные на власти денег, на власти какого-то героя,
общество превращается в застенок. Тем не менее, есть группа интеллигентов,
убежденных в правильности Маркса, Энгельса и т.д., которые верили в социализм.
Таким был и Шумпетер. Но научное видение мира его не отпускало, он рассматривал
принципиальные проблемы для человечества. Он ввел такое понятие как
созидательное разрушение. Это конкуренция. Он говорит о том, что это тот
механизм, который способен создавать спрос на инновации. Дает возможность людям
победить в конкурентной борьбе, сделать что-то еще лучше. Если построена
правильная система институтов, то создается правильное ощущение, что победить
можно только посредством повышения производительности, которое достигается в
наше время только на основе инноваций. И это придумал не Д.А. Медведев, а
Шумпетер. Если на рынке будет существовать конкуренция, то цены на рынке будут
либо снижаться, либо не будут расти. Это написано в любом учебнике по экономике.
Будет улучшаться качество продукции. Если мы попробуем найти что-то подобное в
мире, то заметим, что все-таки цены растут, возникает множество недостатков, но
все-таки попадаются моменты, о которых писал Шумпетер, говоря о созидательном
разрушении, когда над фирмой стоит угроза банкротства, но она находит какие-то
механизмы для прорыва. Я это говорю, потому что конкуренция есть свойство
свободного рынка. Свободный рынок – это не рынок, которым кто-то командует, там
есть безличный порядок, и вы, тем не менее, добиваетесь успехов. Вы можете
придумывать новые порядки, но рыночный порядок обладает определенными
уникальными свойствами, его нельзя заменить. Корнеу в своем докладе, который я
услышал на конференции в Будапеште, представил огромных список изобретений,
которые были сделаны за последние 200 лет. Откуда эти изобретения? Это вопрос. Их
много, и это вещи, которые мы используем каждый день. Их создал капитализм,
рыночная экономика. У нее тоже есть свои недостатки. Олсен говорил по-другому,
что создать большую организацию, где бы много людей согласовывали свои
действия, очень тяжело. Если это удается, то будет деспотическая власть. А
маленькую организацию создать легко. Он показывает, что корпорации, которые
распространяются во всем мире, наносят большой вред с точки зрения демократии.
Так что, у конкуренции также есть минусы. Если мы говорим об общественных
порядках, которые представлены наилучшим образом, то это рыночная экономика.
Маркс настаивал на ее окончании, а что дальше? Крупные корпорации обеспечивают
плановую выработку хозяйства, люди становятся умнее, берут на вооружении науку,
надо теперь, чтобы новый плановый порядок победил, нужно совершить революцию и
т.д. Потом выяснилось, что этот образец, созданный Лениным, Сталиным, Троцким,
продемонстрировал свои возможности. Корнеу поставил вопрос, а давайте
посмотрим, что русские создали за долгое время существования своего
государства. Мы видим, что за 70 лет было создано на западе, давайте посмотрим,
что создано в России, тем более, у нас социалистический порядок. В его списке
есть один пункт – спутник. Можно что-то добавить, но я вам скажу, что система,
которая бы обеспечивала генерирование эффективных инноваций лучше, чем рыночная
экономика, не существует. Поэтому все, что произошло в нашей стране в 1991-м году,
рано или поздно, точно случилось бы. Наша система не была жизнеспособной, не
генерировала это созидательное разрушение и пришла к краху. Рыночная экономика
восстановилась в России в 1991-м году. Люди, которые сидели на конференции у
Э.А. Паина, о которой я вначале говорил, ни разу не упомянули о рыночных
реформах. Я экономист и не могу пройти мимо этого. То, что происходило в нашей
стране, имело три узла противоречий. 1. Плановая экономика, которая
продемонстрировала свою несостоятельность, но, чтобы ее убрать, нужно проводить
определенные систематические действия. 2. Смена тоталитарного режима на
демократический режим. 3. Решение национального вопроса. Национальное
демократическое государство, или империя. Каким бы хорошим ни казался Советский
союз, он был основан на насилии. Как только это насилие уменьшалось, связи
между советскими республиками ухудшались, и возникали  сепаратистские волнения. Иначе быть не могло.
Надо было либо поддерживать насилие, либо искать выход, который был найден.
Горбачев начал демократизацию. Но это явление политическое, и опирается на
социальные и экономические процессы. Если нет рыночной экономики, не работают
рыночные связи, не возникло представление о том, что институты должны работать
на пользу общества, а не во вред, не изменилось поведение людей, то демократия
не может возникнуть. Главным содержанием 1990-х гг. были рыночные реформы,
которые осуществил Е.Т. Гайдар при поддержке Б.Н. Ельцина. Можно делать вид,
что это не играло особой роли, можно говорить, что это было несчастьем, то мы
должны понимать, что в 1917-м году мы начали путь в тупик, который в 1990-е был
закончен, и мы получили возможность нормального развития. В 1990-м году, когда
Б.Ельцин только пришел к власти, он выступал перед Верховным Советом с докладом
о следующих шагах экономических преобразований. Н.И. Рыжков также сказал речь,
из которой люди уловили только следующее: цены на продукты поднимутся в два
раза, на хлеб – в три раза. К вечеру все магазины были пустыми, а карьера
Рыжкова на этом закончилась. Тут же выступил Ельцин, который только что был
выбран председателем президиума Верховного Совета РСФСР. Он сказал, что знает,
как безболезненно создать рыночную экономику. Я могу сказать четко, что он
ничего не знал. А за него проголосовало 95% избирателей. 20-го августа 1991-го
года к Ельцину привели Гайдара, они поговорили, Ельцин почувствовал разницу и
доверился ему. Гайдар сделал свою работу, сейчас мы живем в рыночной экономике.
И теперь у нас по утрам не болит голова, где взять продукты, хотя рыночная
экономика у нас и не самая хорошая. В прошлом году вместе с журналом «Эксперт»
мы подготовили обзор, сопоставление уровней жизни в 1990-м году и 2010-м году.
Мы провели серьезное исследование, но даже были не в состоянии уловить все
факторы. Мы понимали, что не улавливаем всех качественных изменений. И иногда я
думаю, почему мы ругаем Путина, ведь у него работает рыночная экономика? Когда
мы говорим о нынешней ситуации в нашей стране, мы должны понять, что в этом
процессе перемен, которые происходят, начиная с 1985-го года, самое важное –
это рыночная экономика. Она касается всех людей. Но мы привыкли и начинаем
видеть большое количество недостатков. Кто-то начинает зарабатывать кучу денег,
а многие не могут это делать. Устранить это нельзя, это особенность рыночной
экономики. С этим надо мириться. Горбачев провел демократизацию, но не полную,
скажем, предварительную. Это был набросок, который открывал возможность
изменений. Но сразу демократию сделать нельзя, это не только выборы, но и
верховенство права, и это традиция. Люди должны проникнуться. М.С. Горбачева я
очень люблю, потому что он сделал мою жизнь не напрасной, он открыл много
возможностей. С общественной точки зрения, он открыл возможности для рыночных
реформ. Потому что без демократии невозможно перейти к рыночной экономике. В определенный
момент они пришли к столкновению. Дефицит исчезает не сразу, рыночная экономика
представляется чудовищной. А если при этом еще и есть молодой парламент,
который хочет командовать? Демократия на этом раннем этапе вступила в
противоречие с рыночной экономикой, но именно она в этой своей форме дала
возможность такие реформы проводить. Ельцин пришел к власти на волне
демократических перемен, тяжесть этих реформ легла на его плечи, на плечи
Гайдара и отчасти Верховного Совета. Но прошло время, и мы поняли, что это
свершилось. Встал вопрос, что рыночная экономика и демократия не противостоят
друг другу, рыночная экономика эффективна только при демократии. Более того,
начало демократических реформ привело к распаду СССР, к распаду империи. А СССР
– это империя, потому что империя – это государственная организация, где есть
один коренной народ и множество других народов, которые удерживаются за счет
насилия. Никогда не спрашивали, хотят эти народы вместе жить, или нет. Без
насилия СССР существовать не мог. Я особо подчеркиваю этот момент. Все
спрашивают, кто виноват в Беловежской пуще? Горбачева туда не взяли, он бы
мешал, его туда не пригласили, решение о роспуске Союза приняли без них. Потом,
конечно, им пошли на встречу, собрались еще раз и образовали свободное СНГ. Вы
должны понять, что осуществить рыночные реформы, поднять экономику, дать ей возможность
свободно развиваться в каждой стране, в рамках СССР было невозможно. Всем были
нужны деньги, а валюта была единая – рубль, банк находился в Москве, в странах
существовали эмиссионные банки. Вы должны понимать, что если существует 2-3
эмиссионных банка, то добиться стабильной валюты невозможно. Валюта требует
централизованной власти.

Таким образом, благодаря демократизации Горбачева мы смогли
получить: рыночные реформы, ключевые моменты были завершены в 1993-м году (август
– роспуск рублевой зоны, выпуск российского рубля), в середине 1994-го года была
завершена массовая приватизация. Россия получила частную собственность и
свободный рынок.

Что происходило дальше с демократией? Я считаю, что в
ближайшие годы никаких драматических событий в экономике у нас не будет. Чего
не хватает, это демократии. Надо сказать, что Россия никогда не жила при
демократии. Некоторые годы были каким-то подобием, были какие-то свободы,
либеральные реформы Александра II, период после революции 1905-го года, например. В
эти времена развивались либерально-демократические порядки. А что же мы ждем от
демократии? Хотелось бы, чтобы у каждого было представление. В ВШЭ постоянно
идут дискуссии по острым вопросам. Недавно студенты сказали, что хотят
пригласить Немцова, Яшина и других представителей оппозиции прямо перед
выборами, на что наш ректор сказал, что давайте это сделаем через неделю после
выборов. Но давайте над этим задумаемся. Демократия нужна для человеческого
достоинства, а это вещь, которая создает здоровое гражданское общество. Это
свод правил, который решает данные проблемы. Самое важное, что демократия
формирует порядок открытого доступа, говоря словами Норта, создает наилучшие
условия для созидательного разрушения, способствует появлению инновационной экономики.
Других возможностей для быстрого экономического развития нет. Человечество
пережило процесс индустриализации, открылся огромный поток инноваций, который
касался минеральных ресурсов. Когда я учился в школе, меня учили, что
эффективная экономика предполагает повышение фондоемкости, то есть, увеличение
расходов каких-то минеральных ресурсов. Сейчас выясняется, что, наоборот, эти
расходы надо сокращать, они дорожают, мы приближаемся к тому, что они исчерпаются.
Надо менять парадигму. Единственным источником повышения благосостояния
становится инновация. Инновационная экономика существует только в
демократических государствах или в государствах, которые демократизируются, то
есть принципы демократии начинают признаваться. Мы переживали революции, а
революция – это нарушение закона. Нужно ее пережить, только потом издавать
законы, порядки и т.д. Государственный переворот имел место. Когда советники
Ельцина пришли к нему и предложили разогнать Думу во второй раз в 1995-м году, когда
реально победу одержали коммунисты, они сказали, что ситуация похожа на 1993-й год,
и надо вводить войска. Двери Государственной Думы закрылись в марте. Тогда по
очереди к Ельцину пришли его дочь, Черномырдин, Чубайс и, в конце концов, они
его убедили, что второй государственный переворот осуществлять не надо. Так что,
реальная угроза переворота была. Ельцин во второй срок не показал блестящих
результатов, олигархи поссорились с реформаторами, ситуация в экономике была
очень тяжелой, случился поворот в общественном мнении не в пользу демократии,
которая была весьма своеобразной. Ясно было, что некий этап пройден. Я помню
1997-й год, когда началась война между олигархами и реформаторами. Это было
естественное столкновение. Березовский встретился с Чубайсом, который был
отправлен в отставку, и убеждал его в том, что нельзя допустить к власти
коммунистов, надо собрать олигархов. Они сговорились. Был создан новый выборный
штаб, в который была вложена куча денег для того, чтобы Ельцин победил. Но
потом этих олигархов было невозможно выставить из кабинета. Я был в то время
министром экономики, я не мог попасть на прием ни к Чубайсу, ни к Немцову. У
нас была встреча с Чубайсом в кругу его товарищей. Он меня спросил, идти на войну,
или нет. И мы все хором сказали, что надо идти на войну с олигархами. Это
исторического значения не имело, реформаторы не выиграли эту войну. Чубайс ушел
из правительства. Потом к власти пришел Путин. Он пришел, потому что его долго
искал Ельцин. Было ясно, что ни Гайдару, ни Чубайсу поручить свои полномочия
нельзя. Они своей репутацией проиграли во время реформ, которые были очень
тяжелыми. Степашина было сложно представить в качестве президента, он слишком
мягкий. Он не пользовался авторитетом. Других кандидатур не было. На протяжении
трех лет его президентства, мне кажется, был золотой век сотрудничества власти
и бизнеса. 28-го июля 2000-го года В.В. Путин позвал олигархов и сказал, что
«дорогие друзья, давайте договоримся: мы занимаемся политикой, вы бизнесом»,
была провозглашена политика равноудаления. Он сказал много правильных слов. С
Чубайсом они могли сражаться, потому что знали, что потом  могут пойти к Ельцину и договориться. А с
Путиным – нет. Поэтому был образован РСПП, туда вносились большие деньги, чтобы
не попали лишние люди. Но в 2003-м году эта политика закончилась известными
событиями, делом ЮКОСа, арестом Ходорковского. Это было незаконно, но привело к
господству Путина и его силовой команды. В конце 2004-го года, когда были
отменены губернаторские выборы, я выступил с тем, что это был государственный
переворот. Была проведена серия антидемократических мер, которая обеспечила
долгое пребывание Путина у власти. Сейчас мы видим продолжение концерта,
который был задуман еще в 2002-м году. Ходорковский мешал Путину, то, что делал
он, делали все. Так что, у нас была созревающая демократическая система при
Ельцине, сейчас – нет. Посмотрите второе дело Ходорковского. Я помню
выступление Путина, когда он сказал, что вор должен сидеть в тюрьме, хотя не
понятно, кто вор. Я публично заявил по радио, что решение второго процесса
лично продиктовано Путиным. Мне передали, что он на меня очень обиделся, но
репрессии не будет. Вот, в такой стране мы живем.

Итак, я подвожу итог. У нас есть рыночная экономика, и мы
добились не малых успехов. У нас нет демократии, нормальной политической
системы. Я недавно опубликовал доклад «Стратегии развития России в долгосрочной
перспективе», там три сценария развития. Один из них – инертная модернизация
сверху через государственное управление, второй – рывок, который сразу
восстановит демократию, третий – постепенное развитие. Я предлагаю третий. Но
надо работать и бороться, выдвигать инициативы. Надо освободить бизнес, который
может работать, и общество, принуждающее бизнес работать по закону. Но главное –
без революции. Потому что мое убеждение, что сразу после революции наступает
контрреволюция. Лучше двигаться постепенно, без крайностей, но выдвигая
требования демократизации, потому что ее у нас нет. Но просто так ругаться не
надо, смотрите по существу. Если вы хотите жить в обществе, приучайте себя и
других разговаривать.

 

Вопрос:

Вы сказали, что не стоит опасаться
кризиса, вторая волна которого сейчас надвигается, как все говорят. Но 70%
структуры ВВП – это деньги, которые страна получает за счет продажи нефти.
Сейчас на мировой арене существует кризис, снижаются потребности в нефти,
следовательно, уменьшится стоимость. Бизнес вкладывает в ВВП не больше 12%. Что
нас спасет?

 

Евгений Ясин:

Я думаю, что общая тенденция цен на
нефть повышается. Вообще цены на все минеральное сырье. Все равно страны будут
искать способы повышения доходов своего населения. Мы можем потерять доходы,
если найдутся более квалифицированные и дешевые источники. Тогда нам будет
плохо. И мы должны искать способы диверсификации. Но пока это не произойдет. А
если и произойдет, то на достаточно короткий отрезок времени. У нас есть
какие-то резервы, нужно проводить более расчетливую политику, более активно
формировать резервы. Это не то, из-за чего мы можем погибнуть. Будет дороже
отопление, но выходы из положения будут найдены. Но важно ответить себе на
вопрос, что мы будем производить? Я каждый раз задумываюсь, какой должна быть
структура российской экономики в будущем? У нас возможности свободного развития
инноваций отсутствуют, механизм конкуренции отсутствует.

 

Давид Канкия:

Через неделю выборы. Вам какая
стратегия на выборах ближе?

 

Евгений Ясин:

Послушайте завтра мое выступление на
«Эхе Москвы», я там буду говорить, почему я пойду на выборы и буду голосовать
за Справедливую Россию. Поймите, что на выборы нужно все равно идти и за
кого-то голосовать. У меня ощущение, что вы хотите прожить нормальную жизнь, и
такие возможности есть, но политическая система не дает, вы боитесь высказать
свое мнение, что-то сделать. Из того, что я вижу в списках, я думаю, что за
Явлинского я не буду голосовать, потому что он и так не пройдет. Понятно, что
за КПРФ и Единую Россию я не буду голосовать. Мне кажется, что КПРФ еще хуже,
чем Единая Россия. Так что, я буду голосовать за Справедливую Россию. Спасибо
Вам большое!

 

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий