«Сословное устройство российского общества»

Семинары проекта «Я-ДУМАЮ»

Симон
Гдальевич КОРДОНСКИЙ

Профессор  НИУ ВШЭ, Факультет государственного и муниципального управления
— Кафедра местного самоуправления

Симон Кордонский:

Спасибо. Я смотрю
список выступавших, в какую компанию я попал. Тема выступления «Сословные
компоненты социальной структуры России: попытка численного моделирования».
Сначала у меня к вам 3 вопроса, которые я традиционно задаю аудитории. Первый. В
какой части света вы находитесь?

 

Давид Осипов, Санкт-Петербург:

Смотря как. Мы не
можем сказать прямо, в какой части света.

 

Симон Кордонский:

Однозначный ответ,
вообще-то, предполагается. Европа? Азия? Евразия? Азиопа? Где?

 

Давид Осипов, Санкт-Петербург:

Все-таки я склонен
предположить, что в Европе. В Евразии как континенте.

 

Симон Кордонский:

Все согласны? Мы,
конкретно, сейчас, страна наша, где находится? Страна, страна, да.

 

Александр Головко, Таганрог:

Если рассматривать с
точки зрения…

 

Симон Кордонский:

Такое длинное
введение не подходит.

 

Александр Головко, Таганрог:

Мне кажется, что
Россия находится больше в Европе, чем в Азии.

 

Симон Кордонский:

Ладно. Значит, нет
однозначной позиции. Фиксируем. Дальше. В какое социальное время мы живем?
Капитализм, феодализм, коммунизм, рабство? Что у нас?  Какой у нас социальный строй?

 

Реплика из зала:

Нашу страну называют
страной с переходной экономикой.

 

Симон Кордонский:

Это не ответ. Это не
экономика. Я спрашиваю, какой у нас социальный строй.

 

Реплика из зала:

Ну, значит,
переходный капитализм.

 

Симон Кордонский:

Да? Все согласны,
читая газеты и смотря телевизор? Не все согласны, я вижу. Важно зафиксировать
аудиторное, так сказать, единодушие. И третий, самый сложный вопрос, ребята. К
какой социальной группе относятся ваши родители? Ну, вот, были рабочие,
крестьяне, служащие. Вы не помните, мы жили при этом. Во всех анкетах писалось,
откуда происхождение: из рабочих, из крестьян, из служащих. Вот сейчас, какие
социальные группы у нас есть? К каким социальным группам относятся ваши
родители? Молчание. Типичное.

 

Реплика из зала:

Служащие.

 

Симон Кордонский:

Нет служащих. Они
исчезли вместе с советской властью.

 

Реплика из зала:

Ну, скажем так, были.

 

Симон Кордонский:

Уже 20 лет с лишним
нет.

 

Реплика из зала:

Все-таки, я склонен с
Вами не согласиться, ведь мои родители принадлежали к российской армии.

 

Симон Кордонский:

Значит,
военнослужащие.

 

Реплика из зала:

Военнослужащие.

 

Симон Кордонский:

Сейчас кто? Они кто
сейчас? Они были военнослужащими, или сейчас являются?

 

Реплика из зала:

Сейчас являются.

 

Симон Кордонский:

Продолжают быть. Вот
понятно. Есть самоидентификация.

Ну,
не суть важно. Это вопрос, на который я частично пытаюсь ответить. Хочу
обратить ваше внимание на то, что это ситуация, вообще-то, типичная для
первичного приема в психиатрической клинике. Я 9 лет проработал в
психиатрической больнице, социологом, правда. Если больной не может точно
сказать, где он находится, какое время сейчас на дворе, и кто он вообще по
социальному статусу, то все основания для госпитализации у нас налицо. А у нас
вся страна сейчас в таком положении. Мы не знаем, в каком социальном
пространстве мы находимся, в какое время живем, и какая у нас социальная
структура.

Для
того чтобы ответить на первый вопрос, нам надо будет говорить об
административно-территориальной структуре Российской Федерации. Как она
устроена? Она устроена совсем не так просто, как рассказывают на лекциях по
устройству нашего государства. То же самое со временем, с социальным временем.
Время настолько сложный феномен! И совершенно не рефлексивный феномен. Вот,
только в прошлом году время у нас в государстве было национализировано.
Федеральным Собранием был принят закон о государственном исчислении времени.
Слышали про такой?

То
есть, через время государство регулирует всю нашу жизнедеятельность:
организацию рабочего времени и выходных, организацию трудового дня, организацию
праздников. И первой задачей любого государства, когда оно становится
государством, является изменение социального времени. Когда в 17-м году
большевики пришли к власти, они лет, наверное, восемь корёжили социальное
время: отменяли выходные, вводили пятидневку (пятидневную рабочую неделю),
шестидневную рабочую неделю, отменяли Новый Год, отменяли такие институты как
дни рождения, и многое-многое другое. Та структура времени, в которой мы живем,
сложилась только где-то в конце 60-х годов 20-го века (два выходных). А
структура праздников меняется. Вот, например, появился праздник 4-е ноября.
Знаете, как он появился? Да, именно так. Администрацией Президента была
поставлена задача перед учеными, найти какую-нибудь дату в ноябре, чтобы
сместить дни празднования с 7-го ноября, праздника коммунистической партии, на
4-е ноября, праздник всей России.

Вам
знаком институт отрывных календарей? Да? В отрывном календаре на каждой
страничке у нас есть какой-нибудь праздник. Это может быть день чекиста, 20-е
декабря, или день милиции, 10-е ноября, или день социолога, как это было
позавчера, кажется.

 

Реплика из зала:

14-го числа.

 

Симон Кордонский:

Да, недавно он был,
день социолога. В общем, весь календарь в каких-то странных датах. Что это за
группы, которые добились того, что они отмечены в календарях? Так вот, эти
группы являются сословиями нашего современного общества. Это к вопросу о том,
как оно устроено, к теме сегодняшней лекции.

Что
такое социальные группы, я не буду вам рассказывать. Их может быть множество.
Любой дурак может выделить в обществе группы, назвать их своими именами,
придуманными именами. Большинство социологов так и делают, обрабатывая разными
математическими методами результаты своих исследований и разделяя опрошенных на
группы. Но реальными агентами социального процесса являются те группы, у
которых внутреннее самоопределение членов группы совпадает с внешним
определением. Вот, если мужчина (так ведь?), то он мужчина в том случае, если
внешнее определение его как мужчины совпадает с внутренним. А если внутреннее
самоопределение человека, мужчины, является «женщина», то мы имеем совсем
другую социальную группу.

Так
вот, таких групп, которые являются реальными агентами социального процесса, очень
немного. Одна из этих групп называется «классы». Не в марксовом смысле этого
слова, не по отношению к средствам производства, это бред 19-го века. А классы
в том определении, которое сложилось после великой депрессии 29-го года, как
группы, различающиеся уровнем потребления. Есть высший, средний и низший класс.
Формирование классов происходит на рынке. Кому-то повезло, кому-то не повезло.
Кому не повезло, тот попал в низшие страты, стал бедным. Кому-то повезло, стал
богатым, попал в высшие страты.

Классы
– это группы по уровню потребления. То есть, вся механика функционирования
рыночного общества связана с тем, что общество дифференцировано на группы по
уровню потребления. И на каждую группу имеется свой сегмент: рыночный,
покупательский, селитебный (то есть, пространство, где они селятся), стиль
жизни и многое-многое другое.

Второй
тип групп, у которого внешнее определение совпадает с самоопределением,
называется сословиями. Сословия – это группы, которые создаются государством
для нейтрализации каких-либо угроз. Вот, у нас есть военная угроза. Для
нейтрализации этой угрозы государство создает группу под названием «военнослужащие»
и наделяет ее соответствующими правами и обязанностями. Есть угроза нарушения
социальной справедливости, как ее нынче понимает государство. И для
нейтрализации угрозы нарушения социальной справедливости создается группа,
сословие государственных гражданских служащих. У нас есть, в Конституции
записано, обязательства по здравоохранению, образованию, культуре, науке,
социальному обеспечению. Для выполнения этих обязательств создаются группы
бюджетников. Бюджетники – это не те, кто получает из бюджета, а те, кто занят
выполнением государственных социальных обязательств в сфере образования, науки,
культуры, здравоохранения. Есть угроза нарушения правопорядка, да? Создается
группа правоохранителей.

Значит,
в нормальной социальной системе сочетаются сословная и классовая структура. То
есть, сословная структура есть везде, в любом государстве она есть. Только она
настолько привычна и нерефлексивна, что исследований по сословной структуре на
английском языке за последние 40-50 лет мы не нашли. Их просто нет. Все
исследования у нас по классовой структуре. В общем, для западного общества это
нормально, поскольку сословная структура у них более или менее сложившаяся и, в
то же время, динамичная. Постоянно создаются новые сословия. Например, гей-сообщество,
которое претендует сейчас на выделенный социальный статус, борется за то, чтобы
быть отдельным сословием в сословной структуре рыночных обществ и получать за
это соответствующую ренту.

У
нас в стране ситуация принципиально иная. У нас долгое время не было классовой
структуры. Петр I ввел директивно, нормативно, очень
жестко сословную структуру. Табель о рангах, слышали? Эта сословная структура с
теми или иными вариантами просуществовала до 17-го года. После 17-го года эта
сословная структура была ликвидирована. На рынке начало формироваться
социальное расслоение. Появились богатые и бедные.

Поскольку
само существование богатства и бедности не входило в картину мира
коммунистических правителей России, то зарождающаяся классовая структура была
ликвидирована вместе с представителями всех имперских сословий. Дворяне,
офицеры, священнослужители были ликвидированы как класс. НКВД выдавало
директивы на разные территории, что в такой-то период времени надо
ликвидировать («пропустить по первой категории», как они писали), столько-то
дворян, столько-то крестьян, в смысле, кулаков, и прочее.

И
вновь в нашей стране была сформирована сословная структура, состоящая из трех
групп: рабочие, крестьяне и служащие. Отношения между ними выстраивались
примерно следующим образом: рабочие производят то, что необходимо для крестьян,
крестьяне производят то, что необходимо для рабочих, а служащие регулируют
потоки между рабочими и крестьянами. Эта логика была проста. О существовании
такой структуры было заявлено на первом съезде Советов в речи товарища Сталина.
Логически она проста, а эмпирически она оказалась очень сложной, потому что
рабочие разбивались на множество категорий, как и крестьяне.

Скажем,
рабочие атомного оборонного завода в Москве – это совсем не то же, что рабочие
совхоза где-нибудь в Кызыле. Была жесткая иерархия. Соответственно, служащие,
обслуживающие оборонную промышленность, – одно, а служащие, обслуживающие
лечение или обучение – это совсем другое. То есть, это была огромная машина
социальной структуры, существование которой поддерживалось всей махиной
государства.

Государство
и реализовывало эту социальную структуру, и ее воспроизводило. Причем в логике
воспроизводства этой социальной структуры доминировало статистическое
равенство. То есть, был народ, население. Была партия. Партия была организована
таким образом, чтобы в ней количество людей той или иной сословной
принадлежности примерно соответствовало такому же количеству в популяции. Вот,
было в стране 2,1% евреев, и в партии должно было быть не больше 2,1% евреев. А
если, не дай, Бог, их там оказывалось больше, где-то, в какой-то конторе, то начальника
вызывали в партком, говорили: «Что ты у себя синагогу развел?» Это касалось не
только евреев. Это касалось немцев, татар и всех других этносов, которые тоже
представляли собой сословия. Я понятно говорю, ребята? Вы меня прерывайте, если
я где-то уйду в сторону.

Это
особый разговор, про этносы. Дело в том, что у нас до 26-27-го года не было
национальностей в сегодняшнем смысле слова. Национальность была по вере. Были
православные, были католики, протестанты, иудаисты и многое-многое другое. В
рамках сталинской национальной политики произошла фиксация этнической
принадлежности. И этносы были превращены в сословия. И каждому сословию было
предписано владение некоторой письменностью, некоторой культурой и своим
языком. Поэтому с 26-го по 32-й год для десятков этносов, сознающих себя как
вполне самостоятельные реальности, были созданы письменности, создана
национальная литература, созданы национальные школы, в результате деятельности
которых выросла национальная интеллигенция. Не было казахов как этноса, не было
узбеков как этноса, не было туркмен как этноса. Эти этносы созданы в 30-е годы
под руководством товарища Сталина. Как и многие другие реальности, генезис
которых в настоящее время не осознается.

Теперь
давайте перейдем уже к эмпирической части нашей сегодняшней работы.

Кажется,
что справедливость всегда одна. Правда, ведь, ребята? А что это такое,
справедливость? Куча философов над этим думают. Теория Роуза, до этого
Аристотель и многие другие этим занимались. Мы исходим из того, что существует
два вида – по столбцам посмотрите – уравнительная справедливость и
распределительная справедливость. Суть уравнительной справедливости заключается
в том, что люди равны перед законом. А неравенство возникает на рынке, где люди
конкурируют друг с другом. Суть распределительной справедливости заключается в
том, что люди равны перед властью, начальником, который распределяет ресурсы,
согласно принадлежности человека к какой-то группе. Военнослужащим положено
одно, а учителю положено другое. И это будет справедливо при данном типе
справедливости. Так?

И
эти справедливости – уравнительная и распределительная – реализуются в
реальности и на самом деле. Я цитирую здесь просто человека, который, наверное,
вам малоизвестен. Был такой польский философ, Станислав Ежи Лец. Известен? Он
писал, что «в реальности все не так, как на самом деле». Вот мы и рассматриваем,
как же это все не так.

Значит,
уравнительная справедливость бывает в реальности по закону писанная. Писанной
уравнительной справедливостью является капитализм как социальная система.
Социальной реализацией распределительной справедливости по закону является
идеальный социализм, когда все население расписано по группам, и каждая группа
получает сообразно своей значимости для государства. Справедливо.

Есть
уравнительная справедливость по понятиям. Нижняя строка. Здесь тоже рынок, но
рынок не по закону, а по его альтернативе, по понятиям. Как договорились, как
сложилось, столько человек и получает. Это рынок корпоративный.

Я
не знаю, встречались ли вы с корпорациями, с нашими даже, с промышленными.
Заходили ли вы в кабинеты начальников и в кабинеты чиновников? Корпорация же
рыночное явление. Она возникает на рынке. Но внутри корпорации распределение
благ по понятиям. У начальника одна мебель, очень дорогая. Соответственно,
устройство кабинета и уровень обеспечения по понятиям, как должно быть у
начальника. У офисной шушеры совсем другая мебель, другая организация офисного
пространства и другой уровень обеспечения потребностей. То есть, есть некоторая
корпорация, которая есть агент на рынке, но в рамках корпорации выделены квазисословия.
Иерархизированы так, что начальник получает, сколько хочет, а подчиненный
получает, соответственно, пропорционально меньше, сообразно своему статусу.

И
четвертый вид справедливости. Всем поровну. Обычно я со студентами езжу в
экспедиции, вожу их по всей стране. Иногда они выполняют какие-то работы,
которые я должен оплачивать. Я бы хотел оплачивать их работы сообразно их
трудовому вкладу. Но каждый раз, без исключения, я нарываюсь на одну и ту же
ситуацию: все деньги в котел, разделим поровну. Это коммунистическая
справедливость. Такая справедливость, как правило, есть в творческих группах.
Если вы слышали или читали о том, как организовано рабочее пространство Google,
то там торжествует вот именно эта самая коммунистическая справедливость.

Значит,
есть четыре вида справедливости. Одной справедливости нет. И в каждом
конкретном случае, в каждом конкретном государстве сочетаются, по меньшей мере,
два типа. На современном рынке, на идеальном рынке сочетается вот это и вот
это. То есть, вроде бы, есть капитализм, но в рамках этого капитализма есть
группы – творческие группы – которые порождают новый продукт, и в которых
действует иная справедливость – коммунистическая.

И
есть второй тип государственности – идеальный социализм, с одной стороны. Все
население распределено по группам, каждой группе предписано некоторое
обеспечение ресурсами. А на самом деле реальность организована корпорациями, и
распределение ресурсов идет внутри корпораций сообразно принадлежности человека
к корпорации и рангу в ней. Например, уборщица в Газпроме. Вообще-то, здесь она
в самом низу. Вы знаете? А по факту она в корпорации, она существенно значимее,
чем профессор Высшей школы экономики. Не по деньгам, по ресурсам, которые ей
достаются.

То
есть, наша социальная система второго типа. Она не рыночная и не
коммунистическая, она сословно-корпоративная.

Это
я уже рассказал. Про это не буду. Это способы выделения социальных групп. Это
определения и понятия. Посмотрите определения и понятия. Видно? Что такое
классы, что такое сословия и корпорации. Прочитали?

Публичная
практика нашей страны, вот эта сословно-корпоративная структура, она не рефлексируется.
У нас есть разделение на народ, власть, предпринимателей и разного рода
маргиналов. Почитайте газеты: все апеллируют к народу или к власти. И говорится
о том, что есть всякие маргиналы, которые мешают нам жить, типа мигрантов. И
есть предприниматели, которые должны действовать, как говорит Президент наш,
как одна корпорация с властью.

Каким
образом формируется сословная стратификация? Тип дохода, источник дохода. Тип
дохода, попрошу обратить внимание, в поле зрения наших экономистов совершенно
не входит. Доходы принципиально различны по происхождению. Есть зарплата,
которую получают работающие по найму и бюджетники. Есть жалование, которое
получают служащие, его жалуют. Есть пенсия, которую получают пенсионеры. Есть
доля, которую получают криминальные авторитеты. Есть пайка, которую получают зэки.
Это принципиально различные по происхождению типы доходов.

И
источник дохода. Сословия делятся на две группы: служащие и обслуживающие.
Обслуживающие сословия обслуживают служащие сословия и за это получают свои
ресурсы. Здесь ничего не видно, извините. Таблица большая, поэтому мне придется
просто читать. Попробую вот так. Видно?

У
нас есть группа «власть», мы ее выделили. Кто в нее входит? Государственные
гражданские служащие, федеральные и региональные. По закону так они разделены.
Дипломаты. Это тоже служащие, гражданские служащие с особым статусом.
Муниципальные служащие, по закону о муниципальной службе. Военнослужащие, их
много, 8 категорий. Потом перечислю. Правоохранители, 9 категорий. Судьи, 4
категории. Депутаты, 3 категории или 4, если разделять депутатов федерального
собрания на две группы: собственно Дума и Совет Федерации. Казаки – отдельное
сословие, введенное указом Президента. 16 казачьих войск у нас введено. И есть
довольно много указов, которые определяют социальный статус членов этих
сословий. Руководящие работники государственных компаний, корпораций с
государственным участием. Это власть.

Тип
дохода у них – следующая строка – жалования, премии, административная рента,
компенсационные выплаты. Что такое административная рента, знаете? Рента со
статуса. «Золотой парашют», слышали? Не слышали, да. Ну, прибавление. Работнику
корпорации, в зависимости от статуса, выплачивается очень большая сумма,
называется «золотым парашютом». Это рента со статуса. Она не входит в жалование,
но является более существенным источником дохода, чем жалование.

Социальная
функция власти, людей, принадлежащих к власти, – служение государству,
нейтрализация угроз, обеспечение других социальных групп. Я по столбцу иду, по
первому столбцу.

Способ
формирования: обучение в специализированных учебных заведениях, ведомственных
академиях и профильных факультетах государственных учреждений образования,
отбор на должности. Например, академия, ведомственная академия МВД, академия
ФСБ, академия госслужбы, финансовая академия при Правительстве Российской
Федерации – это учреждения образования, которые формируют возможных членов
властного сословия. При окончании учебных заведений такого рода человек
получает своего рода пропуск, называется дипломом, дающий право на занятие
должности на государственной службе. И не более того. Дальнейшее зависит от
истории человека, от его семьи и многих других обстоятельств.

Вторая
группа, второй столбец под названием «народ». Из каких сословий состоит народ?
Бюджетники, работающие по найму, пенсионеры, инвалиды, безработные, находящиеся
на учете как безработные. Дальше я дам количественные характеристики. Тип
дохода: пенсии, пособия, заработная плата, статусная рента, стипендия. Что
такое статусная рента? Например, врач, врач высшей категории и врач второй
категории. Понимаете различия между ними? Да? Заслуженный врач и обычный врач,
интерн. Присвоение какой-то должности означает и повышение объема ресурсов,
доступных этому человеку.

Социальная
функция народа – обслуживание других социальных групп. Способ формирования:
общее и специальное профессиональное образование, обучение, устройство на
работу, выход на пенсию. Вот карьера в народе. Если ты принадлежишь к народу,
весь спектр твоих возможностей исчерпывается названными позициями.

Третья
категория, активное население или предприниматели разного рода. Кто входит в
группу? Лица свободных профессий: актеры, музыканты, писатели, художники,
адвокаты, проститутки – все, кто живет на гонорар. Источник дохода – гонорар у
лиц свободных профессий. Священнослужители здесь же. Предприниматели и
отходники. Отходники – это особая социальная группа. Это люди, у которых семьи
находятся в одном месте, а работают они в другом месте. Количество отходников у
нас в стране сейчас примерно 15 миллионов. Это минимальная оценка. До 40%
населения Тверской области, Вологодской области, Костромской области, активного
населения, находится в отходе.

Где-то
месяц назад вице-премьер Голодец заявила, что у нас общее количество
трудоспособного населения порядка 90 миллионов. Из них 37 миллионов заняты, как
она сказала, «непонятно чем». То есть, они не платят никаких налогов, в том
числе, социального налога. И не вкладывают, естественно, свои ресурсы в
пенсионный фонд. Но это верхняя цифра, 37 миллионов. Кроме отходников, есть еще
и другие социальные группы. Но отходники – это особая категория, которой мы
недавно занялись. Сейчас выходит книжка про отходников, построенная на
материалах прямого наблюдения и исследования.

Дальше.
Тип дохода у активного населения: рыночный доход, гонорар, статусная рента.
Народный артист СССР получает гораздо больше, чем простой артист. Вот это
статус. Получаешь статус и, соответственно, навар со статуса. Социальная функция
– обслуживание государства и других социальных групп, получение прибыли. Способ
формирования: общее и специальное профессиональное образование,
самообразование, контракт на выполнение работ, договор на обслуживание. То
есть, заключаешь договор на гонорар, становишься лицом свободной профессии.

И
четвертая группа, маргиналы. Судимые, осужденные, отбывающие наказание,
подследственные, находящиеся на условно-досрочном освобождении, служащие по
призыву в российской армии, алкоголики и бомжи, мигранты, воспитанники
интернатов и детских домов. Тип дохода: паек у тех, кто на зоне, пайка,
подаяние, доля, рента от криминального статуса, ситуативные доходы от
криминальной деятельности. Вытащил кошелек, вот тебе и доход. По ситуации, да.
Социальная функция: обслуживание других социальных групп. Способ формирования:
членство возникает в результате деятельности государства по нейтрализации
угроз. Вот, захомутали на улице, так сказать, подкинули тебе наркоту, и все,
попал, что называется в эту самую группу, и пошел по этапу. С зарплаты на
пайку.

А
бывают криминальные субкультуры. Если вы были где-нибудь в шахтерских городках,
например, или в поселках, которые сейчас остались при зонах, то там иного
варианта поведения просто нет: либо пойти в охранники, либо в зону. Мы проводили
работу, экспедиция у нас была по Мордовии, в Потьме. Слышали про Потьму? Не
слышали? Есть такой районный центр, Зубово, Полянский район, там пять лагерей.
64 тысячи население, 27 тысяч зэков и четвертое поколение охранников. То есть,
лагеря прямо с 20-х годов. Там, в общем, охранники от зэков отличаются только
тем, что зэки в зоне, а охранники на воле. Они элементы одной криминальной
субкультуры, которая сама себя и воспроизводит.

Теперь
численность, ребята. Государственные гражданские служащие. Кто вы по
образованию? Менеджеры, ГМУ. А, ГМУ, вот вы-то все это уже знаете. Есть закон о
государственной гражданской службе. Согласно этому закону, у нас есть люди,
которые несут, исполняют государственную гражданскую службу. Федеральных
гражданских служащих у нас на прошлый год 878 тысяч человек. Региональных
гражданских служащих 283 тысячи человек. Дипломатов 30 тысяч человек, это
экспертная оценка. Муниципальных служащих 513 тысяч человек.

Военнослужащие.
Видите, сколько у нас категорий военнослужащих? По каждой из них есть отдельный
закон. Есть Министерство обороны СССР, которое функционирует по закону о
военной службе и по закону о министерстве. Есть Федеральная служба по
военно-техническому сотрудничеству, Федеральная служба по оборонному заказу,
Федеральное агентство по поставкам вооружения, военной и специальной техники и
материальных средств и Федеральное агентство специального строительства. Это
все элементы Минобороны. Всего 1 миллион 700 тысяч человек.

Федеральная
служба безопасности вместе с погранвойсками 250 тысяч человек. Внутренние
войска – 250 тысяч человек. Федеральная служба охраны 25 тысяч человек. Это
экспертная оценка. Служба внешней разведки 20 тысяч человек. Министерство
чрезвычайных ситуаций 200 тысяч человек. И главное управление специальных
программ 20 тысяч человек. Главное управление специальных программ – это
контора, которая занимается подготовкой управления страной в чрезвычайной
ситуации. Если начнется война, то это бункера, бомбоубежища и все прочее.

Дальше.
Это уже у нас идут Министерство внутренних дел 1 миллион 200 тысяч человек,
Федеральная таможенная служба 70 тысяч человек. Перед этим было МЧС, 200 тысяч
человек, из них 100 тысяч человек 
военнослужащие, а 100 тысяч человек это правоохранительная гражданская
служба. Министерство юстиции 4 тысячи 100 человек, Федеральная служба
исполнения наказаний 328 тысяч человек, Федеральная служба судебных приставов,
Государственная фельдъегерская служба, Федеральная служба по контролю над
оборотом наркотиков, Федеральная миграционная служба, Федеральная
регистрационная служба.

Ну,
и руководящие работники Газпрома, Транснефти, РЖД, ЦБ, ВТБ, Пенсионного фонда и
прочего, которые формально не считаются государственными служащими, но нами к
ним приравнены. Это примерно 200-250 тысяч человек.

Народ.
Бюджетники – 15 миллионов человек. Работающие по найму в трудоспособном
возрасте – 20-30 миллионов человек. То есть, удивительное дело, но у нас нет
точной статистики работающих по найму, она плывет. Пенсионеры – точная
статистика – 37,5 миллионов человек. Итого, народ у нас от 72-х до 82-х
миллионов человек.

Активное
население. Лица свободных профессий – 4,5 миллиона. Индивидуальные
предприниматели – 2,6 миллиона, отходники – 15 миллионов, священнослужители –
130 тысяч человек. Итого, от 17-ти до 22-х миллионов лиц свободных профессий.

Это
маргиналы. Я прочитаю. Судимые, осужденные, отбывающие наказание,
подследственные, находящиеся на условно-досрочном освобождении – примерно 11
миллионов человек. Служащие по призыву – 550 тысяч человек. Лишенные сословной
определенности – мигранты, лишенные социального статуса – 3 миллиона с лишним.
И деградировавшие, потерявшие сословную определенность, бомжи, наркоманы,
алкоголики. Итого, количество маргиналов почти 17 миллионов человек.

Но
мы не считали безработных, которые не фиксированы как безработные, не находятся
на учете в службе занятости, и детей. Мы их разделили пропорционально
численности каждой группы. Итого, у нас получилось их 28,5 миллионов человек.
Мы их раскидали просто по группам, пропорционально численности каждой группы.

Дальше.
Я не слишком тороплюсь, ребята? Дальше мы взяли и предположили, что сословия
связаны в системе отношениями взаимного обслуживания. Так? И форма связи
заключается в том, что в каждом сословии есть часть, обеспечивающая и
обслуживающая другие сословия и получающая за это свои доходы: жалования,
зарплаты, гонорары и прочее. Величина этой части пропорциональна численности
тех людей, которых обслуживают. То есть, есть у нас, скажем, государственные
служащие, есть народ. Есть часть государственных служащих, которая обслуживает
народ. И вот, доля этих государственных служащих в общей массе примерно такова,
как доля того народа, который обслуживает эта группа. Пропорция.

В
результате у нас получилась вот такая табличка. Это модель, в которой все
переменные связаны. Численность служивых сословий в целом получается 7,7
миллионов человек или 5,1% от населения страны в целом. Численность народа –
66%. Численность активного населения – 15%. И численность маргиналов – 13%. Но
они разбиваются по группам.

Рассмотрим.
Власть же у нас неоднородна. Есть члены властных сословий, которые обслуживают
саму власть. Это то, что называется первыми лицами, начальниками. И доля
начальников рассчитывается по той же формуле, которую я вам приводил. Итого, у
нас получается 390 тысяч человек или, примерно, 0,26% всего населения. То есть,
это численность власти. Из них всего начальников почти 400 тысяч человек. Это
те, которые на машинах катаются. Понятно, имеют большую статусную ренту.

Есть
народ, который получает свою зарплату за то, что обслуживает власть. Это,
примерно, 4% населения. Начиная от делопроизводителей, не имеющих
государственной должности, ранга государственного служащего, и кончая
уборщицами в зданиях властных контор.

Предприниматели,
имеющие доход от обслуживания власти. Видите, больше миллиона человек, около
0,8%. Это те предприниматели, которые непосредственно связаны с властью и ее
обслуживают. И маргиналы, имеющие доходы от обслуживания власти, примерно 0,7%
населения. Понятно, что это такое, да? Непосредственно связанные с властью
криминалитет и маргиналы, имеющие доходы от того, что они выключены в систему
социальных отношений. Это же система социальных отношений. Если есть власть,
народ, активное население и маргиналы, то они связаны между собой. И вот это
количественное, модельное выражение связи между ними.

Дальше,
второй столбец. Члены служивых сословий, получающие жалование за обеспечение
народа. Примерно 5 миллионов человек. Это всякие там, знаете, пенсионные фонды,
инспекции, прокуратура, милиция и многое, многое другое.

Дальше.
Народ, получающий зарплату, пенсии и прочее за обслуживание народа же. Это
когда врачи лечат учителей, а учителя учат детей врачей. Завязаны на самих
себя. Это 44% населения, я считаю. Замкнутая на себя социальная группа.

Дальше.
Предприниматели, имеющие доход от обслуживания народа. Их, в общем, 15
миллионов человек. В общем, немного. Все эти коммерческие ларьки и прочее. Вы
знаете, представляете себе этот социальный тип. И маргинальный криминалитет,
имеющий доходы от обслуживания народа. Тоже примерно 13 миллионов человек. Ну,
народа больше всего.

Третий
столбец. Члены служивых сословий, получающие жалование за обеспечение
предпринимателей, коммерсантов и прочих. Видите? 1,1 миллиона человек. Ну, кто
разрешения выдает, лицензии, кто их контролирует, предпринимателей, кто взятки
берет, в конечном счете, с них. Народ, получающий зарплаты, пенсии, пособия за
обслуживание предпринимательства. Продавщица на рынке, например. Там же не
стоят сами предприниматели. Висит «ИЧП Назимов», например, а стоять тетеньке. Тетеньки
это представители народа, которые обслуживают предпринимателей.

Дальше.
Бизнесмены и коммерсанты, имеющие доходы от обслуживания бизнеса. Это деньги,
банкиры. Явные, тайные, черные, белые банки. Азиатский банкинг и многое другое.
И маргинальный криминалитет, имеющий доходы от обслуживания предпринимателей.
Крыша.

Дальше.
Четвертый столбец. Члены служивых сословий, получающие жалование за то, что они
обеспечивают контроль над маргиналами. Это охрана в лагерях, например. И вообще
охрана, находящаяся на службе. Они из народа, они бюджетники. Народ, получающий
зарплату, пенсии, пособия, они здесь.

Предприниматели,
имеющие доходы от обслуживания маргинального криминалитета. Вам не надо знать,
что это такое. Ну, извините, игровой бизнес. Так ведь? Кто у нас играет?
Зайдите в любое казино, посмотрите. Специфические очень типы.

И,
собственно, враги народа: профессиональные преступники, имеющие доходы от
обслуживания маргиналов и криминалитета. Это авторитеты и воры в законе. Их у
нас примерно 2% населения.

 

Реплика из зала:

А это экспертная
оценка?

 

Симон Кордонский:

Это расчет. Вот, я
взял численность. Потом мы эту численность вынесли сюда, на строки и столбцы, и
пересчитали по формуле. Пропорционально. Если у нас количество маргиналов
такое, то должно быть примерно соотносимое количество членов властных сословий,
обслуживающих маргиналов. Это не экспертная оценка, это именно расчет.

 

Реплика из зала:

Насколько объективен
этот расчет?

 

Симон Кордонский:

Насколько у нас есть
объективные первичные данные и правомерна исходная гипотеза о
пропорциональности между социальными группами. Только в этой мере. И эта модель
позволяет нам, например, моделировать такие вещи. Например, возьмем и сократим
количество первых лиц на 20%. Как у нас год назад попытались сделать. Но эти
20% мы же не под нож, они же разойдутся по другим сословиям. Так? И в
результате имеем приращение здесь на 0,7%.

Это
к вопросу о том, к какой социальной группе относятся ваши родители, ребята.
Ответ на вопрос. Найдете себя здесь? Искать, в общем, надо.

Теперь
собственно власть разберем по косточкам. Это табличка под названием «веерная
матрица». Частично я об этом вам говорил. По столбцам. Наименование столбцов –
социальная функция: государственная гражданская служба, военная служба,
правоприменение, охрана правопорядка, муниципальная служба, законотворчество,
казачья служба, то есть, охрана границы. Дальше, соответственно у нас есть
сословия: государственные гражданские служащие, военнослужащие, судьи, правоохранители,
муниципальные служащие, депутаты, казаки. Дальше пересечение одноименных
столбца и строки, смотрите.

Государственные
гражданские служащие чем регулируются, какой нормативной базой? Есть закон о
государственной гражданской службе. Этим законом вводится система чинов
гражданской службы, иерархия. От действительного государственного советника
первого класса (вот, видите, вот он я, действительный государственный советник
первого класса Российской Федерации) до регистратора, по-моему, 14-го ранга.
Как там называется у нас первая должность государственной гражданской службы?
Или 12-го ранга? В общем, там 14-й класс, по-моему. Как при Петре было 14
классов, так и сейчас 14. Мы недалеко ушли. У нас просто времени нет,
исторического. Все осталось таким же. Ну, изменилось немножечко.

Дальше.
Военнослужащие чем регулируются? Законы о военной службе, их много. По каждому
министерству, ведомству, где есть военные службы, есть свой закон. Закон о МВД,
закон о ФСБ, закон о внутренних войсках и т.д., и т.п. И система званий,
воинских званий. От генерала армии до лейтенанта.

Судьи.
Закон о статусе судей и законы о судах. Какие у нас судьи бывают, ребята?
Арбитражные судьи, мировые судьи, конституционный суд – иерархия по верховным
судам. Кстати, очень интересный вопрос. Кому служат судьи? Обождите, нет, в
государственном устройстве они кому-то должны служить. Откуда их оплачивают? Из
бюджета-то они получают откуда-то деньги?

 

Реплика из зала:

Из бюджета, либо
муниципального, либо…

 

Симон Кордонский:

Нет, только
федеральный. И как они получают? Ну, ладно. Не знаете – расскажу. Судьи,
вообще-то, служат закону. Но у закона денег нет. Возникла коллизия, каким
образом платить судьям. Поэтому был создан судебный департамент при Верховном
суде Российской Федерации. Глава департамента имеет примерно такой же статус,
как вице-премьер. Хотя он номинально субординирован Верховному суду. И через
судебный департамент идет финансирование всей судебной системы. Тем самым была
разрешена коллизия, кому служат судьи. Они служат, вроде бы, закону, но на
самом деле, они служат государству.

Дальше
правоохранители. У нас есть закон о правоохранительной службе и система
специальных званий, которые внешне, по названиям, схожи с воинскими званиями.
Но генерал-лейтенант полиции – это совсем не то же, что генерал-лейтенант
российской армии. Это на ранг, а то и на два ранга ниже, иерархия.

Муниципальные
служащие. Есть закон о муниципальной службе и классы муниципальных служащих.
Депутаты. Есть закон о статусе депутатов. Наверное, вы слышали про него, им предусмотрены всякие иммунитеты. И виды депутатов. Какие у
нас есть депутаты? Федерального собрания, в смысле, Думы, и Совета Федерации. 4
вида депутатов. И казаки, о них я уже говорил.

Теперь
посмотрим на названия столбцов. Вам это ничего не напоминает? Маленькие,
наверное. Это статьи федерального бюджета. Понимаете? То есть, у нас
финансируется нейтрализация угроз. Вот, есть государственная гражданская
служба, и в бюджете выделяются ресурсы на государственную гражданскую службу.
Но эти ресурсы осваиваются по столбцу. То есть, представителями всех сословий,
которые обеспечивают государственную гражданскую службу. Понимаете?

У
нас есть военнослужащие, которые обеспечивают государственную гражданскую
службу. Есть судьи, которые судят дела, связанные с государственной гражданской
службой. Есть правоохранители, те же менты на входе, которые обеспечивают
государственную гражданскую службу. И так далее, и тому подобное.

Так
вот, сама процедура утверждения федерального бюджета – это публичная процедура,
в которой распределяются доли, приходящиеся на государственную гражданскую
службу, на военную службу, на правоприменение и так далее. Это процедура
публичная. Федеральный бюджет – это примерно 300 килограммов бумаги. На двух
тележках его везут на утверждение в Федеральное Собрание. Там прописаны именно
расходы на виды служений. И, вроде бы, все просто, демократично. Но вот эта
вторая процедура определения доли, скажем, приходящейся военнослужащим в
бюджете государственной гражданской службы, 
это процедура совершенно не публичная, является предметом очень жестких
и конфликтных отношений. Сколько ресурсов выделяется нынче из бюджета
военнослужащим на обеспечение гражданской службы. И итоговые цифры бюджета,
которые публикуются, имеют мало отношения к тем ресурсам, которые реально
получают люди, занимающие определенную клеточку в этой таблице.

Ведь
деньги распределяются по столбцу, а считать-то их нужно по строке. И вот этого
подсчета я еще никогда не видел. Сколько у нас имеют государственные служащие
гражданские от всего бюджета? Сколько имеют военнослужащие от всего бюджета?
Вот, на военную службу у нас выделяется определенная сумма, довольно большая.
Но военнослужащие получают существенно больше, поскольку они принимают участие
в обеспечении деятельности всех других властных сословий.

Если
бы это была одна хитрость, ребята! Другая хитрость связана с тем, что у нас
сословия по закону не иерархизированы. Кто главнее, военнослужащие, или
правоохранители? Нет такого закона. Но по жизни-то мы все знаем, кто главнее. И
каким образом это фиксируется? Вот обычная жизненная ситуация: автолюбитель и
автоинспектор. Вы платите автоинспектору, ведь, не за то, что вы нарушили, а за
то, что он обладатель полосатой палочки. Вы фиксируете самим фактом выплаты
свое подчиненное положение, принадлежность к сословию. Автолюбитель занимает подчиненное
положение по отношению к сословию автоинспекторов. И точно такие же отношения
между представителями всех других сословий. Причем, они не универсальны для
страны.

То
есть, в одной территории страны главнее всех чекисты, военнослужащие. А в
другой – прокуроры. А где-то главнее всех государственные гражданские служащие.
По-всякому бывает. Так вот, выплата, которая фиксирует подчиненное положение,
называется сословной рентой. В литературе и в быту, особенно среди всякого рода
интеллигенции, бытует представление о том, что эти выплаты являются коррупцией.
А это никакая не коррупция, ребята.

Это
клей, который связывает сословную структуру государства, социальную структуру в
целостность государственного функционирования. Сословная рента была всегда. Как
только ввели сословную структуру при Петре I, так
тут же началось мздоимство и казнокрадство, которое не прекращалось ни в
советское время, ни в постсоветское время. И не потому, что люди плохие, и не
потому, что контроль слабый, а только потому, что вот эта выплата и есть
социальная связка. То, что обеспечивает целостность, слаженное функционирование
всей сословной системы в целом.

Известны
случаи в истории СССР, когда всерьез принимались бороться с рентой. Это так
называемые Узбекское дело и Краснодарское дело. В 88-87-х годах следователи
генпрокуратуры Иванов и Гдлян были уполномочены ЦК КПСС на жесткую борьбу с
преступностью. В результате была разрушена социальная структура целых республик
в составе СССР. И последствиями этого являлись волны, которые частично
прекратились только спустя 30 лет после этих действий.

Про
это еще поговорим. У вас есть вопросы по этому? По этой части. Сколько у меня
еще времени? Все?! Ладно. Значит, сейчас я скажу один абзац, что называется.

Рыночная
экономика функционирует потому, что есть товары и деньги. Основной регулятор
там ставка банковского процента. Вот, есть Соединенные Штаты, у них есть Федеральная
резервная система. Федеральная резервная система назначает ставку банковского
процента, то есть, отпускную цену доллара. Этот доллар эмитируется Федеральной
резервной системой, поступает в системные банки, где они оценивают его и
продают эти доллары уже сетевым банкам. И ставка процента тем самым
динамизирует всю экономику.

Поскольку
в нашей ресурсной экономике денег нет, а есть ресурсы, финансовые ресурсы,
консолидированные федеральным центром, то у нас этот механизм не работает. У
нас есть распределение ресурсов из федерального бюджета: из федерального в
региональный, из регионального в муниципальные. И странно было бы, если бы это
распределение ресурсов было бесплатным. Правда? Кто ж будет распределять
бесплатно?! Так вот, цена распределения называется «норма отката». Норма отката
– это цена, которая платится за то, что ресурсы попали в то место, в которое
надо. Норма отката регулируется репрессиями.

Когда
норма отката высока, а репрессии низки, тогда происходит то, что происходит
сейчас у нас. Норма отката до 70%, экономика стагнирует, репрессии мягкие,
выборочные, демонстративные. В сталинские времена репрессии были жесткие, нормы
отката минимальные, а экономика развивалась. Ресурсная, опять-таки. Не
рыночная. То есть, проблема вашей экономической системы заключается в
интенсификации репрессий. Здесь проблема: непонятно, кого сажать. Здесь нужно
назначать социальную группу, как это делалось при Сталине, когда назначалась
социальная группа, виновная за что-то, и она подверглась репрессиям.

В
нашей сегодняшней ситуации такую группу назвать, выделить чрезвычайно сложно.
Но иных перспектив в развитии той системы, в которой мы живем, нет. Либо низкий
уровень репрессий, высокая норма отката и впадение в очередной дефицит власти,
денег, финансовых ресурсов и всего прочего с последующим, может быть, развалом
государства. Либо ужесточение репрессий и вновь консолидация – ради чего? Вот
здесь тоже вопрос.

Были
при советской власти великие цели: построение коммунизма или социализма в
отдельно взятой стране. Сейчас таких целей назвать нельзя. Ну, нет. Власть не
может их назвать. Нет консолидирующих целей. Попытка вновь национализировать
Бога, сделать служение Богу государственным, как показал опыт, не консолидирует
страну. И власть в этой ситуации находится на распутье.

 

На
этом мы закончим.

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий