Страшный суд “Pussy Riot”

Семинары проекта «Я-ДУМАЮ»

Ирина Владимировна Карацуба

Историк

 

Ирина Карацуба:

Два слова скажу о себе, потому что это нужно для дальнейшего. Меня зовут Ирина Владимировна Карацуба, я кандидат исторических наук, доцент. Долгие годы я преподавала в МГУ им. Ломоносова, потом там работать стало невозможно, я ушла на freelance, хотя время от времени преподаю в Богословском институте, там есть небольшой Свято-Филаретовский православно-христианский институт. Это более-менее либеральное крыло православия, связанное с общинами отца Георгия Кочеткова. Этим летом я была одним из экспертов-отказников, экспертов защиты PussyRiot.

Вы, наверное, слышали, что никому, кто хотел свидетельствовать или выступать на процессе в пользу девушек, судья Сырова не дала возможности этого сделать, кроме трёх человек, личных друзей Алёхиной, Толоконниковой и Самуцевич. Дали выступить подруге Маши Алёхиной, преподавателю Кати Самуцевич, девушке, которая дружила с Надеждой Толоконниковой. Ни одному из экспертов, тех, кто писал контр-экспертизы, ни одному из культурологов, религиоведов, историков, ни одному из людей, которые присутствовали во время панк-молебна, а также политическим соратникам девушек, например, Навальному, не дали выступить. Там были такие люди как Людмила Улицкая, которая два дня сидела на лестнице в Хамовническом суде, никто её не стал слушать. Зато слушали свидетелей со стороны потерпевших, например, господина Угрика, который не был в храме, но посмотрел два раза ролик, расстроился и полтора часа нёс «пургу» на заседании Хамовнического суда. Это я говорю для того, чтобы был понятен мой background. Я в качестве эксперта-отказника вместе с моей подругой, таким же экспертом-отказником, Еленой Ивановной Волковой, культурологом, хотим написать книжку на эту тему, по материалам этого процесса. Можно это воспринимать как комедию, но с нами был ещё один эксперт-отказник, замечательная женщина, которая написала экспертизу и показала, что та экспертиза, по которой осудили PussyRiot, абсолютно не профессиональна, не имеет места быть вообще. Это доктор исторических наук Ирина Алексеевна Левинская, учёный из Питера. Говорит ли вам что-нибудь имя знаменитого питерского эксперта Николая Гиренко? Это тот человек, который был экспертом на процессе по делу питерских фашистов. Это банда, на совести которой было двадцать доказанных убийств. Гиренко был главным экспертом по этому процессу, они же его и убили, через дверь расстреляли. Когда его убили, на его место встала Ира Левинская. Мы с ней вместе сидели на лестнице в Хамовническом суде, и она мне сказала, посмотрев на эту чудовищную собаку, а их было три: «Я встала на место Коли Гиренко в процессе, где судили банду, на счету которой двадцать только доказанных убийств, да ещё были и те, для которых не было собрано достаточного количества доказательств. Они сидели в клетке, но никакой собаки не было». Тут три девушки, которые спели панк-молебен 21-го февраля 2012-го года. В зале был совершенно неуправляемый ротвейлер. Я сама собачница, у меня было три кавказские овчарки, одна за другой, в собаках я разбираюсь. Так вот, обе эти собачки были с сильно поломанной психикой, и они сидели в зале без намордников. Этого нельзя допускать. Зачем они там находились? Первого ротвейлера на половине речи судьи Сыровой вырвало, другой, которого привели на смену, укусил прокурора. Это был собачий процесс, лицо правосудия. Просто психологический террор, недопустимый, в общем-то, пытка этой собакой, которая бросалась, когда их выводили во время перерыва. Впереди шли девушки, за ними собака, потом конвойный. Это жуткое зрелище. Нацистских преступников так не судили. Так не обращались с бандой, убившей двадцать человек. Это за гранью добра и зла.

Вот, что я хочу сказать. Эта история с панк-молебном, и всем тем, что разворачивается до сих пор, это не просто акция, которая проходила две минуты в храме Христа Спасителя. Она не закончилась, она продолжается. В этом одна из сильных и несокрушимых черт этой акции. Она будет продолжаться до тех пор, пока Богородица не выполнит то, о чём её просили. Мне понравился плакат, который был на некоторых митингах после этого молебна. Вы знаете, что главным припевом этого молебна было обращение к Богородице с просьбой прогнать Путина. На плакате было написано: «Сам прогони. Богородица». Это тоже справедливо, одно другому не препятствует. Воля Божья соединяется с волей человеческой, и мы видим, что всё к тому и идёт. По состоянию здоровья первого лица, дай Бог ему здоровья, видно, что происходит что-то необратимое.

Эта акция стала моментом истины для нашей политической и судебной системы. Хамовнический суд абсолютно беспрецедентный. Мы помним, как судили Ходорковского, мы видели массу других судебных дел за это время. Но то, что там творилось, было за гранью  чего бы то ни было и не имело никакого отношения к процессу, к правосудию, к юриспруденции. Это стало моментом истины для политической системы и судебной системы. Это стало моментом истины для Русской Православной Церкви. После 21-го февраля я в эти храмы не хожу. Я считаю, что там Христа нет. Я не в состоянии переступить порог этих храмов. Хотя я воцерковлённая, православная, преподаю в Богословском институте, но не богословские, а светские предметы.

Эта история стала моментом истины для всего нашего общества. Все православные активисты, казаки с требованиями высечь, вывалять в дёгте, отправить на общественные работы, сжечь на костре, побить камнями, очень хорошо показывают моральный градус, который существует в нашем обществе. Эта история стала моментом истины для всего мирового сообщества. Защищать-то их начали там. И до сих пор защищают гораздо больше, чем здесь. В связи с этим ясно положение на шкале морали, нравственности, общечеловеческих ценностей, на котором находимся мы и остальной мир. Это удивительная история, которая за неполных две минуты молебна девушек в Храме вот так осветила всё. В какой-то мере это может быть сравнимо с той историей, которая случилась в Иерусалиме почти 2000 лет назад. Вы понимаете, что я говорю об Иисусе Христе. Есть интересные сопоставления. Оценки очень полярные. Один из редких священников Русской Православной Церкви, протоирей Вячеслав Фиников, написал статью под названием «Святые девушки», где он призвал иерархов Православной Церкви прийти к Хамовническому суду, встать на колени и просить прощения у девушек. Есть другая реакция Московской Патриархии, выраженная устами Патриарха, отца Дмитрия Смирнова, протоирея Всеволода Чаплина и многих других пастырей, которые основаны на словах «богохульницы», «осквернители», «кощунницы», «гонения на Русскую Православную Церковь». После всего того, что с Русской Православной Церковью сделали большевики, как можно употреблять слово «гонения»?

Давайте попробуем разобраться, что произошло в Храме Христа Спасителя 21-го февраля. Что это такое было? Как это всё понимать? Девушки выражались очень смелым, нетрадиционным, непривычным для большинства языком, с очень интересными религиозными, политическими, философскими, феминистскими идеями. Это не самый простой язык. Нужно сильно учиться, чтобы его понимать. Они и начали эту школу. Посмотрим на хронологию событий. Я назвала свою короткую презентацию кратким выражением «Страшный суд PussyRiot» Вот уже больше полгода идёт над ними суд. Но, на самом деле, это их суд над всеми нами, насколько мы соответствуем христианству, Христу. А для людей неверующих – насколько мы люди, а не звери. Я не настаиваю на христианской парадигме, хотя они пришли в христианский храм и молились там о том, о чём они молились.

Давайте с картинками об этом и поговорим. Подписи все английские, потому что презентация делалась моей подругой Еленой Волковой, которая написала один их лучших текстов про PussyRiot. Если вы чего-то не поймёте или будете категорически не согласны, это тоже хорошо, лишь бы какая-то искра высеклась. Я советую вам почитать шесть текстов Лены Волковой. Они очень короткие. Это её записи в блоге на «Эхо Москвы». Она это назвала «школа PussyRiot». Если вы это наберёте в интернете, то вам выпадут гениальные тексты, потому что Лена одной из первых поняла, что то, что случилось, нужно объяснять. Люди этого не понимают. Смыслы не до конца понятны, язык не до конца понятен. И она как хороший университетский профессор, учитель стала объяснять народу, что почём. Это её презентация, которую она мне дала. Она пишет по-английски, потому что презентацию делала на конференции в Германии, потом в Америке.

Вот фото с панк-молебна 21-го февраля 2012-го года. Обращаю внимание на дату. Это был вторник масленичной недели или недели сыропустной в Русской Православной Церкви, недели народных гуляний, переодеваний, игрового веселья перед Прощёным воскресеньем и началом Великого поста, временем, связанным в православном календаре с молитвой. Место и время были выбраны не случайно и очень удачно. В истории PussyRiotмного символического. Представление в прокуратуру было подано в Прощёное воскресенье 26-го февраля, в день, когда положено всех прощать. Тут церковь тоже хорошо показала своё настоящее лицо. А суд над девушками был в пятницу 17-го августа. Это точное время распятия Христа на Голгофе. Это тот же день, пятница. Это не случайно, на мой взгляд. Вот это замечательный Собор с уникальной историей. Это Храм Христа Спасителя. История Собора отдельная. Несколько лет назад моя последняя ученица МГУ написала диссертацию на тему: «Концепт храма в православной и англиканской церкви на примерах Храма Христа Спасителя в Москве и Собора Святого Павла в Лондоне». Это Оля Крючкова. По Храму есть несколько книг, по его истории, потому что история Храма Христа Спасителя – это история русского XIV, XX, XXI века. Время дописало в эту книгу историю, связанную с панк-молебном. Этот храм всегда был не столько религиозным, столько политическим. Сама идея поставить храм в честь Христа Спасителя (таких храмов на Руси не было) пришла в голову армейскому боевому генералу Петру Кикину. Им была высказана Александру I, горячо поддержана, и храм задумывался как мемориал в честь погибших в войне 1812-го года, как горячая благодарность Творцу, что Он спас Россию во время тяжёлой годины. С проектом храма были жуткие истории. Один храм начинали строить на Воробьёвых горах, но ничего не вышло. Другой архитектор его уже достраивал там, где он стоит сейчас. В 1931-м году его взорвали, в конце 80-х началось движение за воссоздание Храма Христа Спасителя. Было много разных проектов. Потом всё это отобрали у той общины, которая это начинала, у отца Григория Докукина и маленькой общины, которые ещё в 1986-м году подняли этот вопрос. И этот вопрос превратился в огромный государственный имперский религиозно-политический проект на немереные деньги, взятые, в основном, у московских предпринимателей добровольно-принудительным методом. В нижней части Храма Христа Спасителя устроены благотворительные доски, что появляется в наших храмах впервые.

В итоге, как выяснилось в ходе этого процесса, Русской Православной Церкви принадлежит 7% площадей Храма. А там есть верхний Храм, нижний Храм и огромный комплекс, вплоть до автосервиса, автомоек, салонов. Остальное принадлежит московской мэрии. Помещения, включая зал церковного собора, который соединён с Храмом, нередко сдаются для любых акций. Танцы, дефиле полуголых моделей, корпоративы, концерты. За время этой истории в интернете было опубликовано довольно много всего другого, что происходило в Храме Христа Спасителя, и что не очень сочетается с обликом этого храма. Это очень удачно выбранное место для акции. ХХС, как его зовут в народе, такое название было дано ещё в процессе строительства, или Спас на гаражах, потому что там одним из подземных этажей является гараж. Это символ странного слияния государства и церкви при примате государства и с явной коммерческой составляющей. Как хотите, а вы из христианства не выкинете концепт милосердия. Что ты с ним ни делай, как ты ни толкуй Евангелие, милосердие ты не выкинешь. В этой истории не было проявлено ни капли милосердия по отношению к девушкам со стороны государства, суда и общества. Из Евангелия не выкинешь мысль Христа о том, что легче верблюду пройти через игольное ушко, чем богатому войти в царство Божье. Отрицательное отношение к богатству. Христос этому учил, и не он один. Наши богословы и попы любят дружить с богатыми. Получается, что христианский храм является олицетворением во многом не христианского. Место выбрано совершенно не случайно. Храм выстроен в тяжёлом, помпезном русско-византийском стиле, каким строил любимый архитектор Николая I Константин Тон. Восстановили его не совсем в том виде, в котором он был, потому что нет мраморных барельефов, взорванных в 1931-м году, жалкие остатки которых можно увидеть в некрополе Донского монастыря. Там в стену вмуровано несколько подлинных мраморных барельефов. Ради этого стоит пойти в Донской монастырь, хотя там очень неприветливая братия, но, стиснув зубы, можно пойти. Мой начальник по Русской службе новостей Сергей Леонидович Доренко (а я ведущая Русской службы новостей) говорит, что, как увидишь православного, переходи на другую сторону улицы. Ради того, чтобы увидеть барельефы, стоит потерпеть всю эту братию Донского монастыря. Очень бы вам советовала посмотреть некрополь. Там немногое, что осталось от того Храма Христа Спасителя, несколько барельефов вмуровано в кирпичную стену. Большевики всё взорвали, но кое-что разрешили сохранить. Сейчас Церетели с компанией всё это восстановили в бронзе в самом дешёвом варианте, поэтому бронза потекла зелёными разводами.

А это фотография другого замечательного московского храма, который в народе известен как Собор Василия Блаженного, но который называется храм Покрова на Рву в честь победы над Казанью в церковный праздник Покрова Богородицы. А на Рву, потому что там был ров, который окружал Кремль со всех сторон, Кремль как средневековая крепость был изолирован. Потом эти рвы были засыпаны, но когда строился собор, рвы ещё были. Эта безумная раскраска не XVI век, когда был построен собор, а вкус русского XVII века, всё пёстрое, в узорах. Ранее он был бело-красным с серебристыми куполами совершенно обычной формы. Почему я поставила эту фотографию? Потому что Собор в нашей с вами памяти, в народной памяти носит не то название, в честь которого его освятила православная церковь. Никто не помнит, что это Покрова на Рву. Он носит название в честь знаменитого московского блаженного и юродивого Василия, который творил приблизительно те же вещи, что девушки из PussyRiot. Голым ходил, швырял камнями в иконы, врывался в храм и обличал священников и царей, но остался жив. Он был любимым юродивым Ивана Грозного. После своей смерти он был похоронен в одном из пределов этого Собора. И очень быстро всю церковь народная молва переименовала в Храм Василия Блаженного. Типичная ситуация с юродивыми. Их сильно гонят при жизни, избивают, иногда просто убивают. В Византии было несколько случаев, да и на Руси были. После смерти их, как правило, канонизируют. Само явление юродивых в православной церкви, в христианской церкви интересное. Они ведь не с самого начала появились. В древней Руси их называли „Блаженные похабы“. Интересное словосочетание. Замечательный византолог Сергей Иванов недавно написал целую книгу об истории юродства в Византии и на Руси, она есть в интернете. Автор вернул замечательное средневековое название „Блаженные похабы“. В церкви Христа и первых Апостолов I – III веков нашей эры никаких юродивых не было. Церковь была катакомбная, гонимая, принадлежать к ней было опасно, за это могли убить и разорвать на части львами на арене. В IV веке для христианской церкви происходит непоправимое: церковь становится государственной в Византии, в Константинополе. И в церкви становится престижно бывать. В церковь побежали так, как у нас в своё время в комсомол или в 90-е годы в бандиты. Император Константин сделал христианство государственной религией, церковь превратилась в государственную. Тут-то и началось. В V –VI веке появляются юродивые, которые в лицо церкви говорят всё, что они про неё думают, напоминая ей о Христе. Церковь о Христе потихоньку начинает забывать. Что делали с юродивыми и что они сами делали в храмах? Если они считали, что происходит не то, что имеет отношение к Христу, они могли испражняться в храмах, швыряться этим в священников. У них была полная свобода для самовыражения во имя Христа и для того, чтобы призвать подлинную суть событий, которую они и показывали в такой гротескной форме, а не ту благочестивую вывеску, которая была. Так было в Византии, и так было на Руси. На Руси классическое время для юродивых – это время, когда складывается тяжёлое, репрессивное московское царство. Рассвет русского юродства – это XV-XVII век. Юродивые обличают царей. Самая знаменитая история – это история с опричным походом Ивана Грозного на Новгород. Он Новгород разгромил, сорок дней там была бойня, Волхов тёк кровавыми водами, а потом с той же целью направился в город Псков. Тут перед воротами Пскова к нему вышел местный юродивый Никола Солос, вышел с куском мяса и протянул его царю. Иван Грозный был человеком религиозным, и на это благочестивый царь ему ответил, что Великий Пост, а в пост мясо не едят. На это ему юродивый ответил, что царь же ест невинных христиан и мясо съест. После этого Иван Грозный повернул от Пскова. Это легенда, но она красивая, хотя подтверждается косвенными свидетельствами. У нас сложно с источниками по XVI веку, в частности, по опричнине. Юродивые царей обличали. Как вёл себя юродивый протопоп Аввакум, который на церковном судилище над ним в 1666-1667-м годах валился на пол перед царём? Он канонизированный старообрядческий святой. Его, как и его любимую ученицу, боярыню Феодосию Прокопьевну Морозову, замученную голодом, канонизировали старообрядцы на Соборе 1916-го года. Есть и Житие, и Акафисты, в интернете всё это есть. Расцвет русского юродства остался в допетровском периоде. В императорском периоде их жестоко преследовали. Но оно было и в XVIII, и в XIX веках. Например, знаменитая блаженная Ксения Петербургская, которая была своеобразной юродивой-гермафродитом. Она переодевалась в мужское платье, она помешалась рассудком после смерти своего горячо любимого мужа. Она подвязывала себе бороду. Многие юродивые шалили или блажили. Они таким образом доносили свою мысль. Совсем невозможным стало быть юродивым при советской власти. Но и при советской власти они тоже были. Была Матрёна, которая говорила, что хорошо блажить при императоре Николае, а попробуй, поблажи при Советской власти. Но она блажила. Была знаменитая Мария Шуцкая, при Советской власти. Её НКВД арестовало в 30-е годы и заперло в камеру. После чего Мария Шуцкая калом на стене вывела буквы: «Какая власть, такая и мразь». Её немедленно выпустили, и в лагерь она не попала, хотя многие попадали. Это явление тянется до нашего дня. В эмиграции были свои юродивые. Знаменитая мать Мария юродствовала, Пётр Иванов, автор замечательной книги «Тайна Святых».

История христианства неразрывно связана с историей юродства. Акция 21-го февраля 2012-го года, которую мы видели, в этой традиции. Но не только в этой. Святой Василий Блаженный в набедренной повязке. Иногда он и без неё ходил, бросался камнями в иконы, срывал богослужения, если он считал, что так нужно поступить. Народ их обожал и внимал им, видел в них высший суд и высшую правду. Это народное отношение к юродивым хорошо отражено у Пушкина в «Борисе Годунове». Тут он наследовал мощным народным традициям, которые в юродивых видели истинное воплощение Христа, его наследников. Маленький кусочек из знаменитой картины Василия Ивановича Сурикова «Утро стрелецкой казни». Это знаменитый московский юродивый, который благословляет боярыню, и она отвечает двуперстным знамением, главной старообрядческой ценностью.

История скоморохов неразрывно связана с историей русской культуры, русского государства. Они появились во времена Киевской Руси. На фресках Софии Киевской мы видим скоморохов, на мозаиках мы видим дивных Святых Великих князей. Скоморохи с гуслями, дудами. Церковь насмерть боролась со скоморохами, а скоморохи с церковью и государством. Их давили, душили, травили, от церкви отлучали, чего только ни делали. Вся русская история, вплоть до Петра I, сопровождается скоморошеством. Потом скоморошество перешло в традицию сатиры городской культуры. Самый сильный художественный образ скоморохов, если вы помните, был представлен в фильме Андрея Тарковского «Андрей Рублёв». Там Ролан Быков гениально сыграл скомороха, и близко к тому, как это было на самом деле, если судить по реконструкциям. Все скоморохи всегда одевались очень пёстро, малевали лица, закрывали их масками. Это к вопросу о девушках. Их обвинили в том, что они слишком ярко одеты для православного храма. Так одевались скоморохи. Вот ещё пример нынешнего ансамбля скоморохов. Это похоже на то, в каком виде пришли девушки в Храм Христа Спасителя.

И вот, наконец, знаменитые балаклавы. Балаклавы – это один из символов PussyRiot, крепко связанный с этой историей. Но это символ анонимности, взаимозаменяемости. На место этой девушки в группе могла встать любая другая девушка. Они анонимны, их невозможно всех посадить в тюрьму, уничтожить, побить камнями, сжечь на костре, потому что встанут другие, надев эти балаклавы. Это великий символ воинства Христова, которое не задушишь, не убьёшь. Физическая анонимность, лицо в балаклаве стало мировым брендом. Я недавно попала на ассамблею «Русский мир», там превозносились русские духовные ценности, православие, народность. Я, когда выступала, сказала, что это устаревшее представление о русском мире. Сегодня, в 2012-м году, представление о России во всём мире – не аз, буки, веди Кирилла и Мефодия, не рукописи Достоевского, не пуанты Анны Павловой, не «Чёрный квадрат» Малевича, а лицо в балаклаве. Вот он, русский мир. И это лицо говорит России и всему миру то, что оно говорит. Диагноз не утешительный и очень смелый. Женская анонимная феминистская панк-группа. Я вам за три минуты на пальцах феминизм не объясню. Есть работы замечательной нашей современницы, активно защищавшей эту группу, историка феминизма Ольгерты Харитоновой. Кто хочет понять, как выглядит PussyRiotс феминистской перспективы, и что такое сегодняшний феминизм, и как выглядит российский феминизм, прочитайте у Ольгерты Харитоновой. Жалко, что её здесь нет. Она бы дополнила то, что я рассказываю. До акции в Храме Христа Спасителя было несколько других акций. Одна из них около СИЗО, в котором они сами сидели. Знаменитая акция на Лобном месте на Красной площади, где они спели песню со словами «Путин зассал». Вот эта картинка, на которой они все разноцветные. Это классическая традиция русского скоморошества, традиция русского узора XVII века. Любимым цветом русского XVII века был красный цвет. В нашем современном языке есть 16-18 слов для подсчёта, описания оттенков красного цвета: багряный, алый пунцовый, маковый. А в языке XVII века, по подсчётам историков, в частности, Иры Гусевой, было 34 слова для обозначения разных оттенков красного цвета. Они любили красный цвет и всю его гамму.

Сознательно это девушки делали, или бессознательно? Иногда через человека говорит великая культура, великая культурная традиция, если он даже сам этого не осознаёт. Он здесь вырос, воспитался, и эта культура говорит через него, может он рефлексировать, или нет. Так часто бывало. А вот акция в бутике, где они высмеивали поклонение богатству и всей «бутиковой» культуре. Акция на троллейбусе, около метро «Университет». До этого у них было пять или шесть акций. У них есть свой блог. Вы можете туда зайти и почитать все тексты, выступления. Далее текст молебна на английском. Я думаю, что вы все его прекрасно знаете по-русски. У меня с собой есть текст. В древнерусских сказаниях, в том, о чём часто пели скоморохи, есть замечательное выражение «попасть в яйцо Кощея». В яйцо Кощея они попали, когда выступили в Храме Христа Спасителя. Идея акции в церкви пришла в голову Марии Алёхиной, человеку православному и верующему, когда она стояла на заутрене. Она вдруг увидела, как они должны выступить в церкви. Дальше я цитирую блог группы PussyRiot. «В прошлое воскресенье Серафима вернулась из храма». У них у всех там свои псевдонимы. Она потребовала, чтобы все солистки PussyRiot срочно обучились византийским знаменным распевам. Знаменное пение – это пение по старинным нотам, как правило, это мужское одноголосое пение. Торжественное и очень суровое, без пения по партиям, которое пошло с XVII века. Она продолжает: «Сегодня во время заутрени я поняла, о чём и как нужно просить Богородицу, чтобы что-то наконец сдвинулось в нашей бездуховной земле». Слова панк-молебна всей группе пришлось выучить наизусть. Вот ещё высказывание: «Раз мирные 100-тысячные демонстрации не дают немедленного результата, мы будем перед Пасхой просить Богородицу поскорее прогнать Путина». Это сообщила самая набожная панк-феминистка, когда по утреннему февральскому морозу они направлялись в храм. Церковь и суд пытались стереть этот мотив. А на самом деле это была политическая феминистская, и затем только религиозная акция в форме молитвы. Это был молебен, каким бы непривычным он вам не казался. Это был молебен, и они просили Богородицу. В конце текста этого молебна идут потрясающие слова, которые я люблю и процитирую целиком: «Патриарх Гундяй верит в Путина, лучше бы в Бога, сука, верил, пояс Девы не заменит митингов, на протестах с нами присно Дева Мария». Замечательно сказано. Я поражаюсь тому, как все мои друзья, круг людей, с которыми я общаюсь, все об этом думали, все об этом говорили. Никто из нас не решился прямо так сказать, открыто и публично. Мы говорили в небольших группах, иногда на лекциях. Так открыто бросить это в лицо стране, безбожному правителю, безбожному главе церкви решились только они. Они сделали то, что должны были сделать мы, верующие православные. Мы за это перед ними в долгу. Поэтому я и выступала как эксперт, который никому не нужен, и буду ещё выступать.

Надя Толоконникова, 22 года, одна из самых талантливых студенток философского факультета, настоящий философ. Очень вам советую почитать её последние слова на суде. Это замечательные тексты. Они возобновили вот этими последними словами на суде великую традицию русской истории, традицию обличительного последнего слова подсудимых. Так говорили народовольцы на процессах 60-80-х годов XIX века. Так говорили подсудимые на сталинских процессах, не все толкали заранее отрепетированные тексты. Как это было с Бухариным, Каменевым, Зиновьевым. Вот эта великая русская традиция в них ожила и заговорила. Здесь Надя Толоконникова со своей дочерью Герой. Муж Нади Толоконниковой рассказывал, как Гера вынашивала планы, как освободить маму. У неё были разные планы, например, спасти её на вертолёте, взорвать тюрьму.

Вот это Мария Алёхина, которая, молясь на заутрене, увидела образ того, что им предстояло совершить, увидела этот молебен, каким они его исполнили. Она замечательный поэт. В интернете висит книжка её стихов и эссе. Я хотела вам принести кусочек из её эссе, который очень люблю. Это очень тонкий, очень одухотворённый и христианский человек. То, о чём она пишет, это женские маленькие проповеди с чистой душой.

Тут три человека. Толоконникова, Алёхина со своим сыном Филей, Катя Самуцевич. Толоконникова – это ум группы, хотя они не любят, когда так говорят, Алёхина – как бы душа, а Катя – это воля группы. Всё, что сейчас с ними происходит, дрязги вокруг адвокатов. Это неизбежный этап процесса, потому что ГБ работает, у наших спецслужб большой опыт манипулирования людьми, игры на их слабых сторонах, выколачивания всего не самого лучшего, что в них есть. Большой опыт разводок, компрометаций. Трудно удержаться на безупречно нравственной высоте, на которой они держались вплоть до кассации, когда они выступали как единое целое. Их фактически пытали, поднимали в пять часов утра, не давали есть. Не выпускали во время этих заседаний в туалет. Я не понимаю, как они жили. Я там, два дня просидев, была без сил. А они из СИЗО в жутких машинах их возили. В комнате, где они сидели, нет вентиляции, нет микрофонов, чтобы их услышали, нужно было к окошку нагибаться. А вот собачка на фото. Обратите внимание, бойцовая собака в зале суда без намордника. Это меня потрясало. Это немыслимое нарушение правил содержания собак в помещении.

А вот последователи PussyRiot. Это акция в августе в Челябинске. Девушка в балаклаве спрашивает: «Где тут у вас церковь»? А это вот на станции метро «Белорусская», жуткая фигура белорусских партизан с мучительной ошибкой в расположении пальцев, на этой ладони у него пальчики неправильно расположены. Такую скульптуру изваяли. Она стоит и нас радует уже 60 лет. На них тоже надели балаклавы как символ протеста.

Вот замечательная акция, которую устроили ребята во главе с Матвеем Крыловым. Он один из самых замечательных лидеров современного протестного акционизма. Он Дмитрий Путинихин. Это тот, кто облил прокурора водой со словами «не забудем, не простим» и за это получил два года условно. Каждый из них в балаклаве держит одну букву из знаменитых заповедей блаженства, данных Христом в Нагорной проповеди. Это Евангелие от Матфея, пятая, шестая и седьмая глава. Их били, срывали маски, швыряли на пол. Но они не в самом Храме Христа Спасителя, только на ступенях стоят.

А это питерская акция, девушка привязала себя к кресту с надписью: «Здесь может быть ваша демократия». То, что сейчас происходит в России – принятие репрессивных законов, издевательство над правосудием, фальсификация выборов и всё прочее – ею было осмыслено как распятие демократии. Это была её персональная акция в Петербурге у Храма Спаса на Крови, там, где убили Александра II, на Грибоедовском канале.

В Петербурге была следующая акция замечательного художника Петра Павленского. Это, скорее всего, псевдоним. Пётр и Павел Первоверховные апостолы. Он зашил себе рот и встал с плакатом: «Выступление PussyRiot было переигрыванием знаменитой акции Иисуса Христа, имеется в виду разгон торгующих в храме, с суровыми обличительными словами: «Отец мой установил его как храм, а вы превратили его в вертеп разбойников». С этим трудно поспорить.

Певица Ваенга повторила многоголосое эхо и написала: «Попробовали бы они это сделать в мечети», слово «мечеть» написав через две буквы и.

Устроили это в мечети в Петербурге. Это было в сентябре. Две девушки в балаклавах перелезли через ограду петербургской мечети с того входа, который выходит на Петроградскую сторону и встали с лозунгами: «Мухаммед, Путина прогони, свободу PussyRiot». Охранники мечети вышли, посмотрели, улыбнулись и ушли. Мимо проходил их главный законник в белых одеждах, он ещё раз позвал охрану, она вышла, посмотрела и ушла.

В интернете полно фотожаб, одна из моих любимых – это знаменитая репродукция картины художника Ге «Что есть истина». Если вы помните, там Пилат перед Христом с протянутой рукой, ему говорят: «Что есть истина»? Вместо этого внизу написано: «Попробовал ты бы это сделать в мечети», – говорит Пилат Христу. Это издёвка над этим идиотским лозунгом. Знаменитая картина художника Артёма Лоскутова. Это один из первых вариантов иконографии PussyRiot. Сейчас насчитывается до десяти вариантов иконографии, Богородичных или изображений Пресвятой Троицы в балаклавах в виде PussyRiot. Есть скопированная точная композиция иконы Богородицы Державной, на груди которой изображается младенец Христос в круге. Сама Богородица в балаклаве, как символ заступницы за всех униженных и оскорблённых, и как то высшее существо, к которому обращались девушки. А вот вариант иконографии. Это Надя Толоконникова в виде Мадонны. Это одна из группы в балаклаве поражает дракона с лицом Путина. Тоже неплохо, на мой взгляд. Ещё один вариант. Девушки, как Вера, Надежда, Любовь и Богородица Мария. Есть другие варианты изображения Богородицы. Недавно вышла книжка Алика Эйнштейна «Искусство на баррикадах». Замечательная вещь, с очень хорошим текстом. Там есть другие способы, темы обращения к Богородице и Младенцу в разных культурах.

Вот, что я хочу сказать, в двух словах. То, что сделали девушки, войдёт в русскую историю и в историю Русской Церкви, потому что они показали, и это прозвучало и в стране, и за рубежом, что церковь, прошедшая через жуткие гонения от НКВД, ОГПУ, КГБ в предыдущем столетии, эти гонения никак не отрефлексировала. Она не назвала гонителей и гонимых, она только канонизировала 1, 5 тысячи новомучеников. Но им невозможно поклоняться, из истории их мучений, их свидетельств не сделано никаких выводов. Церковь опять обнимается с чекистами, которые ни в чём не раскаялись, и берёт от них деньги. Патриарх Кирилл ещё до выборов называл Путина Президентом, это и вызвало акцию PussyRiot. Церковь оправдывает, поддерживает и служит главной подпоркой совершенно безбожной власти. Этот страшный грех церкви и обличили девушки, за что и получили. Лишь бы чего хуже с ними не случилось. Ни по какому закону два года тюрьмы совершенно невозможны. Сейчас, если будет принята новая статья в Уголовный Кодекс об оскорблении чувств верующих, то это будет закон, принятый задним числом. Девчонки сидят, а статьи Уголовного Кодекса нет. То, что им там припаяли, не имеет никакого отношения к Уголовному Кодексу. Меня спрашивают: «Что, их надо было отпустить и наградить?» Я не считаю, что их надо было отпустить. Пространство Храма – это особое пространство. Здесь нужно было применить кодекс об административных правонарушениях: 15 суток или штраф в 1000 рублей. Не надо это устраивать в церквях, даже в великой традиции юродства, панк-культуры, феминизма. Это особое пространство. Но никаких двух лет тюрьмы, никаких издевательств тут быть не может. Это абсолютное беззаконие, и этим делом Россия окончательно добила остатки своего положительного образа в мире, хотя их и так не много после всего, что у нас было в 2000-е годы. Вот смысл моей речи. Нашему государству и нашей церкви, может, кажется, что они осудили PussyRiot, а на самом деле это они осудили наше государство и нашу церковь. Акция продолжается, она закончится, когда Богородица сделает то, о чём они её попросили. Спасибо вам за внимание.

Марина Меркулова, Ростов-на-Дону:

Здравствуйте. Я хочу абстрагироваться от PussyRiot и задать такой вопрос, чисто политический. Я согласна насчёт акции, что она стала лакмусовой бумажкой для нашего общества. Как вы думаете, если уйдёт Путин, то какой-то другой конкретный человек, ведь, ничего не изменит? Нужны конструктивные подходы в развитии, Путин – это олицетворение той системы, которая сейчас существует в обществе. Если он уйдёт, ничего не изменится. Как вы думаете? Может, дело не в лице конкретного человека, может, не хватило нашей оппозиции? Насчёт девочек я думаю, что акция политическая, но это было, как искусство. Может, не хватает нашей оппозиции, которая может изменить нашу систему, не хватает конструктивного диалога? Вот, ушёл Путин, и что дальше?

Ирина Карацуба:

Во-первых, я скажу вот что. Девушек упрекают в безнравственности, в осквернении, в кощунстве. У нас 12 лет у власти человек, который пришёл к власти, взорвав дома, потом были убитые на Норд-Осте, потом сожжённые в Беслане, потом отравленная и убитая Анна Политковская, отравленный Юрий Щекочихин, убитый Сергей Юшенков и отравленный Александр Литвиненко. Здесь с моралью и нравственностью нормально. Это девушки порушили мораль и нравственность. Это к вопросу о жутком двоемыслии, двойной морали и преступном конформизме большинства нашего населения. Недаром Брежнев любимый народный герой, потому что при нём был заключён такой пакт. Перед народом поставили миску с баландой, и народ «жрёт» её очень радостно, и плевать на свободу, нравственность, Родину, Христа, самое главное – это миска с похлёбкой. Я очень утрирую и говорю очень резко. По этому поводу Варлам Тихонович Шаламов, мой любимый писатель, говорил: «Не надо петь мне о народе». Преступный конформизм большинства. В яркой художественной форме это выражено у Ибсена в «Докторе Стокмане», если вы смотрели спектакль, он поставлен в «Современнике», и Стокмана играл Кваша. Там есть монолог этого доктора о большинстве. В нём говорится, что большинство каждого народа – худшая его часть. Если люди живы, то, как раз, тем, что делает меньшинство. Очень хороший монолог. Никакой конструктивный диалог Христа с Пилатом абсолютно невозможен. Какой тут конструктивный диалог? Я вот что думаю, что власть известна всему миру тем, что она сделала за последние 12 лет: диким количеством государственных преступлений против собственного народа. Она поставила себя в положение, когда она просто должна уйти, без всяких условий. Это единственное условие спасения страны. Если этого не будет, то будет очень плохо. Я говорю вам как историк. Сама она не уйдёт никогда. Оппозиция слаба. Откуда ей быть сильной? У неё были возможности для формирования? У неё были открытые трибуны? Два года работает телеканал «Дождь», еле-еле «Эхо Москвы» и «Новая газета». Всё. После пожаров лета 2010-го года формируется мощное волонтёрское движение. Есть гражданские протесты, есть политические протесты. Если гражданские протесты не политизируются, это мало к чему приведёт. Могу сказать как историк, что нужно ждать сдвигов не от оппозиции, которая очень слаба. Хорошо, что были выборы в КС, посмотрим, как они будут работать, но это самое начало. Система, выстроенная Путиным, сама себе подписывает приговор. После ухода Путина в этой системе все передерутся друг с другом, разбалансировка пойдёт ещё сильнее. Когда всё замкнуто на одного человека, его уход означает революцию сверху. Система дискредитировала себя всеми возможными способами: воровством, коррупцией, преступлениями. Мы в начале большой эпохи турбулентности, но надежды я бы не теряла, потому что её никогда нельзя терять вообще, а в карате есть принцип: когда не знаешь, что делать, делай шаг вперёд. Это в своё время сформулировал Андрей Дмитриевич Сахаров: «Если ты не знаешь, как поступать, поступай морально». Лучше не скажешь. По идее, те, кто должен учить морали, находятся в таком состоянии, что их самих, и власть, и церковь надо учить. Я боюсь, что наша церковь не обучаема.

Марина Меркулова, Ростов-на-Дону:

Выговорите, что вы православный человек. Но не вся церковь такая, люди в самой церкви. У вас есть духовный человек, которого вы уважаете?

Ирина Карацуба:

Очень трудно прийти в церковь, если на чьём-то лице ты не увидишь отражения того мира. Очень трудно прийти в церковь без личного примера, хотя я знаю людей, которые приходили без всяких примеров. Я пришла за вполне определённым человеком, которого нет в живых. Это отец Георгий Чистяков. После его смерти моим духовником является отец Вячеслав Фиников. Были замечательные посты в блогах отца Павла Адыльгеева, одного из лучших современных священников. Вполне корректные вещи говорил временами Алексей Уминский, было несколько священников, которые осторожно, по-христиански выражались. Я хочу сказать, что не обязательно иметь какого-то духовника. Преподобный Серафим Саровский, один из замечательных Святых, тоже много юродствующий при жизни. Отношения со всем священноначалием у него были ужасные. Серафим, когда к нему приставали обиженные, чтобы он нашёл духовника, отвечал так: «Зачем тебе духовник, имей разум и читай Евангелия». Сам он с утра до вечера читал Евангелия и правильно делал. Имейте разум и читайте Евангелия.

Марина Меркулова, Ростов-на-Дону:

У нас с разумом проблемы. Те люди, которые читали Евангелия, как раз в этой ситуации предлагали судить девушек и закидать камнями.

Ирина Карацуба:

Конечно, есть проблемы, тем более что перевод Евангелий, которым мы пользуемся, это синодальный перевод, он сделан в середине XIXвека, язык устаревший. Есть новый перевод Валентины Николаевны Кузнецовой с примечаниями, есть масса других переводов. Михаил Михайлович Сперанский, замечательный русский государственный деятель, говорил своей дочери, которая жаловалась, что ничего не понимает в церковно-славянском языке, чтобы она читала по-английски. Очень странный совет. Смысл проповедей Евангелий? Можно до конца времён спорить, что Он имел в виду, когда говорил: «Блаженные нищие духом». Смысл проповеди абсолютно ясен. Концепт милосердия, любви, сострадания вы не вынете из Евангелий, и жертвы, которые нужно принести, чтобы идти за Христом. Концепт креста, который ты несёшь, никто не вынет из Евангелий. А о частностях можно спорить. Это замечательная наука, которая развивается несколько сот лет, и это упоение. Есть очень хорошая книга Глеба Ястребова, замечательного молодого способного библеиста, «Иисус неизвестный». Почитайте, это сводка всех сегодняшних споров о том, кто был Иисус, что Он говорил, как мы должны это понимать. Написано это хорошим языком. Мы ударились в православную тематику, я могу на другие темы поговорить.

Олеся Беш, Пермь:

Вы показали очень много картин, которые находятся на грани искусства, и на религиозную тему тоже. Нужно ли людям проводить границу между религией и искусством, если да, то где эта граница?

Ирина Карацуба:

Хороший вопрос. Я думаю, что мир един. Есть пространство храма, и есть пространство музея. Эти пространства могут проникать друг в друга, а могут не проникать. Нельзя ходить в чужой монастырь со своим уставом, не надо навязывать пространству храма что-то экстравагантное, не надо навязывать пространству музея Литургию. То, что сделали девушки, нарушив каноны, они сделали по необходимости, потому что самой жизнью эти каноны нарушены. Патриарх 100 раз это нарушил. И вся церковь, вторгнувшись в нашу светскую жизнь, притащив закон Божий в школу, бесчинства с казаками, запрещающими «Лолиту». Церковь сама вторглась, и в ответ ей пришли люди и сказали всё, что про неё думают. У церкви последних веков хронические проблемы с искусством и культурой. Особенно у Русской Православной Церкви. Вспомните, что митрополит Филарет Дроздов отказался освящать Большой Театр, потому что наверху квадрига языческих богов, Аполлон, скачущий на квадриге. Другой человек освящал. Картины правнучки Пушкина Натальи Гончаровой по требованию Святейшего Синода были сняты с выставки 1912-го года. У неё была картина «Четыре евангелиста», а её стиль кубизм. Они сняли, выставку закрыли. Третьяков купил замечательный репинский портрет протодьякона, такого бандита в рясе, ему разрешили купить при условии, что он не будет его выставлять.

Церковь и современное искусство вообще говорят на разных языках. Это трагедия и для церкви, и для искусства. Эта группа попыталась сблизить эти языки, попытались молиться языком панк-протеста. Обратите внимание на их пластику. Я не показываю клип, но вы все видели. Там интересное сочетание идей в пластике. С одной стороны, у них там что-то агрессивное, боевое, они бьют кулаками зло, они его бьют ногами. И тут же они встают на колени, осеняют себя знамением, подчёркивают мирный характер своего протеста, движения «белоленточников», к которому они примыкают. В пластике много сказано. На это нужно обратить внимание. Не случайно они так вели себя в храме, вставали на колени, крестились, потом вскакивали и начинали бить зло. Мало, кто это понимает. Как говорил Эркюль Пуаро, сыщик у Агаты Кристи: «Используйте серое мозговое вещество». Кант писал, что главный лозунг просвещения: «Имей мужество пользоваться собственным разумом». К этому я хочу вас призвать. Имейте мужество пользоваться собственным разумом, а не тех, кто начинает кричать про осквернение, богохульство и кощунство. Вопрос сложный.

Олеся Беш, Пермь:

Просто получается, что для многих религия – это личное, сакральное. А когда какие-то ее элементы, символы применяются в искусстве, особенно в таком, это задевает многих. Я знаю, что такие вещи не поймут люди в возрасте. Получается, что это ущемление прав и потрясение для многих. В стране, где культурное образование и философия на всех уровнях развиты, это сильно не понято, что сейчас и происходит. Россия с её сегодняшней ситуацией не то место. Если за рубежом, где разные деятели искусства вот это проникновение осуществляли более медленно, это поняли, то у нас вот эта революция задевает слишком много сакрального для людей, особенно с учётом того, что религия в прошлом веке была не у дел.

Ирина Карацуба:

Когда Иисус Христос пришёл со своей проповедью, обличал, то задел чувства очень многих. Почитайте 23-ю главу от Матфея, где он бичует современное ему священноначалие, а священноначалие времён Иерусалимского храма – это были образованные люди. А Иисус им говорит: «порождения ехидны», гробы, покрашенные снаружи красиво, а внутри мерзость. Эта глава заканчивается словами, что все оставляются вами, дом ваш пуст. Он же их всех обличал в форме богохульства. Что он устроил в Иерусалимском храме, переворачивая столы, на которых лежало то, что принесли в жертву, и нужно было заплатить монету (там обменивались монеты)? Он нарушил процесс принесения жертв. Тут богохульство – не то слово. У них был хороший образец для этой акции. Что касается сакрального и священного. Недавно был фильм «Чудо». В основе лежит легенда, которая не имеет никакого отношения к действительности. Это любимая наша легенда, когда, во время хрущёвских гонений на церковь, на одной вечеринке в Самаре девушка, не дождавшись кавалера Колю, будет танцевать с иконой Николая Чудотворца. Сняла икону и вдруг застыла с ней, её за это поразила Божья кара. И всё обрушивается на эту несчастную девушку. Иерархи церкви, которые соглашались с расстрелами и гонениями, которые доносили в КГБ, отнимали детей у верующих родителей, пресмыкались перед Сталиным, журнал «Московская патриархия», что ему публиковал славословия в дни его 70-летия. В 1941-м году протодьякон Иаков Абакумов, родной брат министра госбезопасности Абакумова, в Елоховском Соборе служил молебен, где открыто провозгласил Сталина первоверховным вождём. Первоверховные у нас в церкви только апостолы Пётр и Павел. Всё нормально, их не за что карать, а девушку покарали. Жуткая двойная мораль. То, что церковь покрывает своим авторитетом, это преступление. Тут сакральность не нарушается? Когда девушки пришли в церковь и сказали об этом прямо, то потрясли самое сакральное, что у нас есть. Это дикое лицемерие. А что касается чувств, то отец Павел Адыльгеев очень хорошо в своём блоге написал, почитайте этот блог. Он написал, что права надо защищать, а чувства воспитывать, нужно учиться и воспитывать свои собственные чувства. Надо помнить, что главный завет Христа – завет любви, а не ненависти. Им вот это трудно усвоить, потому что этим надо руководствоваться в своей жизни. И у вас будет совершенно другая жизнь. Это сложнее, чем кого-то ненавидеть, проклинать, срывать футболки, заниматься этим безобразием, которым занимаются наши православные активисты.

Олеся Беш, Пермь:

Я правильно понимаю, что искусство – это средство защиты церкви от двойной морали7

Ирина Карацуба:

Они путём обличения показали церкви, что она ушла от Христа. Так часто бывало. Бывало и по-другому. Искусство, культура – вечный спор. Церковь тоже часть культуры, которая, благодаря многому, превратилась в такое гетто. Попробуйте со священником поговорить на одном языке, с немногими получится. Попробуйте поговорить с настоящими православными на одном языке – тоже не выйдет. Это получается какая-то резервация. Так не должно быть, Христос чему-то другому учил.

Валерий Сазонов, Абакан, Хакассия:

Мы много говорили о том, что церковь начала вторгаться в общество, общество начало как-то реагировать. На мой взгляд, вряд ли тысячелетняя религия, Русская православная церковь вторглись, скорее всего, вторглось РПЦ МП как административный управляющий аппарат.

Ирина Карацуба:

Я имела в виду РПЦ МП, когда говорила о церкви, однозначно. Это не католики, не протестанты и не буддисты.

Валерий Сазонов, Абакан, Хакассия:

Это момент довольно важный. И, соответственно, вопрос. Почему девушки выбрали местом для своей атаки не секретариат Кирилла, а главный для верующих людей храм страны, которым неважно, что 7% площади принадлежит Храму, остальное стоянки и столовые, для них это главный храм страны. Почему они, пытаясь высказать свой протест РПЦ, ударили больно по церкви? Если бы они пошли в административное здание, была бы реакция общества такой же?

Ирина Карацуба:

Я показывала фотографии. И в троллейбусе они были, и на крыше СИЗО, и на Лобном месте на Красной площади с текстом. А почему они выбрали Храм Христа Спасителя? Потому что это символ совершенно безбожного и аморального единства церкви и государства. Очень хорошо в своё время это выразил Александр Николаевич Радищев. У него в «Путешествие из Петербурга в Москву» вмонтирована ода «Вольность». Написано сложным языком, никто из вас никогда не читал, но там есть хороший кусок про взаимоотношения церкви и государства. Радищев так сказал, что лучше его не скажешь. Я процитирую это по памяти: «Власть царска веру охраняет, власть царску вера утверждает, союзно общество гнетут, одно сковать рассудок тщится, другое волю стерть стремится, на пользу общую рекут». Если вы будете вчитываться в библейских пророков, в то, чему учил Христос в Евангелиях, или в Послании Апостолов (есть знаменитые учения 12-ти Апостолов, не вошедшие в канон, свод нравственных правил Апостолов, малоизвестная вещь), вы увидите, что это не имеет никакого отношения к тому, что потом происходило, с IV по XXI век. Единственными людьми в церкви, которые не боялись об этом напоминать, были или еретики, типа Мартина Лютера, или наши еретики, типа Нила Сорского, Максима Грека. Потом их всех канонизировали, но сначала убили. Или вот такие юродивые, скоморохи.

Роман Чернышев, Санкт-Петербург:

Я так понял, что они имеют в виду церковь по всей России, даже в самых маленьких уголках. Вы думаете, по всей России такие проблемы, а не только в Московской Патриархии?

Ирина Карацуба:

Вы когда-нибудь слышали проповедь какого-то сельского батюшки? Как правило, они большие подвижники. Сельский батюшка призывал вас бороться за демократию, протестовать против выборов, помогать пострадавшим в Крымске? Он призывал не к покорности и терпению, а к противостоянию злу? Злу нужно противостоять, это можно делать разными способами. Вы когда-нибудь такое слышали? Я тоже не слышала, а почему? Отец Георгий Чистяков много произносил проповедей против войны в Чечне, когда он отпевал Аню Политковскую. Она была светской святой, такие бывают, он тоже это говорил. Ещё я пару раз слышала у отца Александра Борисова и ещё у одного священника.

Роман Чернышев, Санкт-Петербург:

Может, они об этом не говорят, потому что им до этого дела нет.

Ирина Карацуба:

Не говорят, потому что боятся. Ещё один наш священник Владимир Лапшин, когда мы к нему приставали и спрашивали, почему мы молчим, он говорил, что церковь – это армия, в церкви дисциплина прежде всего. А должен быть Христос. Я радикально высказываюсь, но наболело. Недаром символ нашего времени группа Femen. Это обнажение всего и вся. Это великий символ, это время, когда сливаются все надежды, всё предстаёт в истинном свете. Всё должно быть названо своими именами. Хватит наводить тень на плетень и обливать всё елеем. Я резко говорю, может, кажусь агрессивной, извините. Просто нет сил. Я сейчас расскажу католический анекдот, но он мне нравится. К настоятельнице католического монастыря прибегают монахини и говорят: «Ой, матушка, сестра Мария согрешила». Настоятельница спрашивает: «Что случилось?» Они отвечают: «Она согрешила с мужчиной». Настоятельница: «Бегите в лавку, купите дюжину лимонов». Сёстры говорят: «Зачем?» Настоятельница отвечает: «Пусть она все их съест, у неё сойдёт благостное выражение с лица». Сейчас время, чтобы сошло это благостное выражение с лица. Уже невозможна ложь, лицемерие, двоемыслие.

Реплика:

К акциям упомянутой группы относится спиливание крестов в Киеве.

Ирина Карацуба:

Я ждала этого вопроса, его часто задают. Мне очень неприятно, когда пилят кресты. Но, как историк-культуролог, как человек, отвечающий за смыслы, я должна вам объяснить, зачем они это делают. Сенека говорил, что нужно не плакать и не смеяться, а понимать. Нужно вначале понимать, а потом плакать или смеяться. Они спилили не просто кресты, они спилили крест, посвящённый памяти репрессированных. Чтобы, сделав это, подчеркнуть, что репрессии продолжаются. Вот кресты понаставили, поклоняемся, а в жизни не руководствуемся этими принципами, тем более что нужно противостоять репрессиям. Это был их способ протеста против репрессий, которые продолжаются и на Украине, и в России. Вы не будете этого отрицать. Да, способ радикальный. Я бы не стала этого делать. Они сделали. Но я понимаю смысл этой акции.

Реплика:

Есть ли смысл предпринимать какие-то акции, которые могут быть поняты небольшим числом людей?

Ирина Карацуба:

А когда Христос с проповедью пришёл, его все поняли? Его за эти 2000 лет все поняли? Ничтожное меньшинство его поняло. Что вы на большинство всё время ориентируетесь? Я про большинство всё сказала. Надо учиться, воспитывать чувства и разум, иметь мужество пользоваться собственным разумом. Что вы всё время подсовываете критерий большинства? Не приму я этот критерий. Христос его не принимал. Читайте Евангелия, там всё написано. Самое короткое от Марка.

Алексей Гриднев, Москва:

В христианстве есть подчинение власти. Там же сказано, что нет власти не от Бога. В христианстве есть основания оправдания церковью своего поведения, в некоторой степени.

Ирина Карацуба:

Да, это очень распространённая цитата из Апостола Павла: «Нет власти не от Бога, любая власть от Бога». Если бы Апостол знал, как будут перетолкованы его слова, он бы никогда их не написал. Если говорить серьёзно, то это давняя традиция библеистики, традиция толкования Священного Писания. Если вы посмотрите, как богословы разных эпох толковали это высказывание Павла… Не будем смотреть древних богословов. Самая лучшая книжка о Христе, на мой взгляд, это книга отца Александра Меня «Сын человеческий». Гениальное произведение. Как он это толкует, опираясь на большую богословскую традицию, до него существовавшую? Когда Апостол Павел писал, что нет власти не от Бога, он имел в виду не Сталина, не Гитлера, не Полпота. Эти люди не могут быть от Бога. Не Путина с сожженными бесланскими детьми и отравленными журналистами. Это не может быть от Бога. Я в такого Бога не верю. Он имел в виду власть как противоположность хаосу, анархии в системе, власть как порядок в обществе, чтобы люди не резали друг друга. Власть, которая не разжигает дурные инстинкты и дурные страсти. Преступная власть не может быть от Бога. Такого не бывает. Не надо Апостолу Павлу приписывать людоедство, он им не был. А эту цитату использует священноначалие для своей бесконечной лжи. Пусть лгут дальше, с ними всё понятно.

Рипсиме Шмавонян, Новосибирск:

У меня немного комментария и вопрос. Я смотрю на эту фотографию. Мне неприятно смотреть, на самом деле. Я согласна с тем, что свою точку зрения нужно выражать. Нужно говорить о наболевшем, чтобы что-то изменить. Если мы будем сидеть и ничего не делать, а просто говорить, ничего не изменится. Но почему такими радикальными мерами, почему в церкви, а не в каких-нибудь других местах? И для меня это богохульство, когда икону перерисовывают. Если девочки, которые совершили это дело, верующие, то тогда почему они оскорбляют?

Ирина Карацуба:

А какой смысл вы вкладываете в слово «богохульство»? Вы можете это растолковать?

Рипсиме Шмавонян, Новосибирск:

На примере иконы. Зачем они натягивают маску на саму икону Богородицы?

Ирина Карацуба:

Что, что Богородицу изобразили в балаклаве, невозможно истолковать как оскорбление Богородицы. Это призыв Богородицы услышать ту молитву, которую ей пели девушки в балаклавах. Они выразились радикально: «Богородица, стань феминисткой, Богородица, выйди из оклада, приди к нам и спаси наших женщин от насилия, от нищеты, от рабства. Стань нашей защитницей на этой земле. Нас не защитят ни суд, ни менты, ни Президент. Богородица, защити нас.»

Рипсиме Шмавонян, Новосибирск:

Почему нельзя сказать это нормальным языком, чтобы все поняли? Многие этого не понимают.

Ирина Карацуба:

У искусства свой язык, нам надо учиться этому языку. У нас какие эстетические представления? Наши художественные вкусы воспитаны учебником для 4-го класса. Шишкин и другие картины художников. Я обожаю передвижников. Моя любимая картина «Боярыня Морозова». После этого прошло 120 лет, и искусство пошло другими путями. Это всё как-то прошло мимо нас. «Чёрный квадрат» уже никто не объяснит. Если вы хотите что-то понять из области перфоманса, понять, что это действительно искусство, а не издевательство… Мама современного акционизма и перфоманса – это знаменитая Марина Абрамович, дочь сербских коммунистов, которая сбежала на Запад и сделала себя, и сделала этот жанр. Сейчас идёт фильм о ней, который называется «Марина Абрамович. В присутствии художника». Посмотрите, и тогда вы поймёте, что такое перфоманс, и что они всем этим хотят сказать. Передвижники говорили одним языком, эти говорят другим языком. Мы с вами как культурные люди должны понимать эти языки.

Рипсиме Шмавонян, Новосибирск:

Из вашего объяснения мы уже поняли, в чём суть.

Ирина Карацуба:

Спасибо, это и было моей целью. Не плакать, не смяться, а понимать. Вначале поймите их мотивы, потом можете не соглашаться. У человека есть свобода выбора.

Рипсиме Шмавонян, Новосибирск:

Из-за того, что многие не понимают, возникает двоякая ситуация. Многие из тех, кто против, не понимают, в чём суть.

 

Ирина Карацуба:

Есть ещё такая позиция, когда человек не понимает и не хочет понимать. Когда человек свою агрессию не может вылить на Путина, на продажных судей, на чиновников, и выливает на невинных девушек. На них можно, а Путина боятся. Так часто бывает. Как говорил Достоевский: «Широк русский человек, я бы сузил, человек широк, в нём много чего намешано». Немотивированной агрессии в современном обществе много. Это один из самых печальных итогов последних 10-12-ти лет. Накапливание социальной, религиозной и прочей ненависти в людях. Это ещё рванёт, и нужно будет нас всех из-под этих обломков вытаскивать и приводить в себя. Как умело сейчас нашу ненависть с Путина переправляют на гастарбайтеров, таджиков и узбеков! С преступного политического режима переключают на его жертвы. Эти люди сюда не по своей воле приехали. А чиновникам гораздо выгоднее тащить их сюда, чем платить достойную зарплату нам с вами. Процесс экономической эмиграции характерен для всего мира. В Париже убираются тоже не белые люди. У нас нет никаких квот для мигрантов, они не обеспечены медициной, наши чиновники делают на этом деньги, а натравливают нас. Неужели вы не понимаете, как вами манипулируют? Мне совершенно очевидно, что это один из способов перевести огонь с себя на кого-то другого.

Олеся Беш, Пермь:

Комментарий насчёт Малевича и такого искусства. Малевич не задевал ничьи религиозные интересы. Искусство должно быть чуточку осторожнее, ведь массы бывают не управляемыми. Вопрос насчёт Русской Православной Церкви. Как вы видите дальнейшее развитие событий? Церковь делится сейчас на две серьёзные силы. Первая – это христиане, которые видят в этом много сакрального, личного, вторая – где Русская Православная Церковь, подверженная этим отрицательным явлениям. Каково будущее?

 

Ирина Карацуба:

Понятно, возвращаюсь к Малевичу. В истории русского искусства много раз возникали проблемы между церковью и искусством, церковью, которая не понимала, не принимала, не благословляла в силу своей косности, темноты и невежества. Картина Александра Иванова «Явление Христа народу» тоже не сразу была принята Русской Православной Церковью. Я приводила в пример Наталью Гончарову. Если вы помните, у Репина есть картина «Арест пропагандиста. Это же Христос в Гефсиманском саду, абсолютно евангельская композиция. Для Репина революционер – Христос. Была картина художника Ярошенко «Всюду жизнь». Вагон зарешёченный, в котором едут в Сибирь, там несколько типов солдат, крестьянин, а на переднем плане женщина с наброшенным на голову платком держит ребёнка, который кормит голубей из-за решётки вагона. Это же Богородица с младенцем Христом. Таких нестандартных иконографий много. А что касается раскола в церкви, то я не вижу его. Я вижу в ней назревшую и перезревшую необходимость реформ. Давайте разберёмся с календарём, переведём богослужение на русский язык, оно никому не понятно. Давайте восстановим роль прихода, ограничим епископов, учредим церковный суд, будем выбирать патриарха. В старообрядческой церкви выбирают и митрополитов, и епископов, и священников. Так же было в древней церкви. Должна вас огорчить, что никаких реформ не будет. Наша современная МП РПЦ принципиально не реформируема. Её нельзя реформировать. Она умрёт вместе с этим режимом. Что будет дальше, не знаю. Но она настолько себя с ним отождествила, что она с ним и уйдёт в небытие. Для кого-то это станет уроком. Эту церковь нельзя реформировать. Два года назад я делала на конгрессе в Высшей Школе Экономики доклад о модернизации Русской Православной Церкви. Я честно, долго мучилась, сделала этот доклад, а сейчас мне за него стыдно. Потому что я считаю, что реформировать её нельзя.

Реплика:

Здравствуйте. Спасибо за ваше выступление. У меня немного риторической иронии, затем вопрос. С чего девочки решили, что Богородица против Путина? Среди верующих были те, которые голосовали за Путина. Почему вы решили выступить в качестве эксперта защиты девушек, что вас на это подвигло?

 

Ирина Карацуба:

Они не решили, что Богородица против Путина. Они её просят молитвой. Поскольку 100-тысячные демонстрации не могут его убрать, Богородица, хоть ты прогони. Очень понятно. А экспертом в защиту я решила выступить, потому что считаю себя перед ними в долгу. Хотя я и не молчала, но так, как они, я не сказала. Наше дело защищать их. В самых лучших кругах православной церкви, в моём Свято-Филаретовском институте, никакого понимания, никакого им сочувствия. Самые замечательные церковные люди говорят про них жуткие вещи. Кто-то должен их защитить? Кто-то должен объяснить людям, что произошло. Путину вы прощаете всё, потому что боитесь. Мы все, в некотором роде, заложники, потому что посадят, сгноят, угробят. А тут агрессия выливается на этих девушек. Я решила встать на их защиту. Но никого не выслушали. Улицкую, Левинскую, Лену Волкову не выслушали. Если бы я говорила, то говорила бы как историк. Я бы оперировала к юродивым, давней традиции церкви: их часто убивали, потом канонизировали. Я бы апеллировала к феминизму, но как историк говорила бы про традицию юродства и про традицию обличения церкви внутри церкви, про еретиков, они все канонизированы. Максима грека посадили на 25 лет в земляную тюрьму без причастия и без права писать, а теперь есть иконы с его изображением. У самых наших больших Святых были большие проблемы со священноначалием. История церкви отлакирована. У Сергия Радонежского были ужасные отношения с митрополитом Алексием и Дмитрием Донским. Никого он не благословлял ни на какую битву. Никаких монахов он не посылал, они дают обеты безбрачия, ненасилия. Всё придумано на 150 лет позже Куликовской битвы. У Серафима Саровского были проблемы с его священноначалием. Они лучшие русские Святые. Всё переписано. Настоящая история русской церкви ещё будет написана, сейчас её нет. Это далеко от того, что было на самом деле. Профессор Голубинский в дореволюционной России попытался показать некоторое своеобразие наших канонизаций, зачем мы это сделали, и его выгнали из Московской Духовной Академии. Он решился просто показать, что многие канонизации ни на чём не основаны. На чём основана канонизация Николая II? Какой он Святой? Как его и семью можно было канонизировать как страстотерпцев? Страстотерпцы – это те, кто уподобляются Христу, идут до конца, не боясь смерти, не ища спасения. Николай с семьёй искали спасения, но у них не получилось. Человек, который был против созыва Поместного Собора, против восстановления патриаршества, который правильно делал, искал спасения для себя и семьи. Какой это страстотерпец? Какие основания для канонизации? У меня есть набор православных Святых, которые не имеют отношения к святости, например, Андрей Боголюбский, царевич Дмитрий. Католики на II Ватиканском Соборе провели частичную деканонизацию своих святых. И правильно сделали. Может, и мы до этого дорастём. Но не скоро.

Полтора года назад я дала интервью, после которого отец протодьякон Андрей Кураев меня ногами затоптал, а вслед за ним поднялась орда. Полгода они меня топтали ногами. Интервью называется «Церковь благословляет отсталость», потом почитайте комменты. Народ до сих пор пишет комменты на эту статью, хотя это было полтора года назад. Есть книжка Серёжи Иванова «Блаженные похабы». Все читайте, кому интересна история юродства. Она есть в интернете, вы её найдёте. Спасибо вам всем. С Богом.

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий

Добавить комментарий