Борис Немцов: памяти друга (эфир – 03.03.2015)

Страница Ясина

Трансляция сетевизора

Стенограмма радиопередачи

Ведущая – Марина Королёва

М. Королева: В студии Марина Королева и конечно же, Евгений Григорьевич Ясин. Конечно, мы, как многие журналисты и гости радиостанции, меняем планы, отодвигаем темы, которые собирались обсуждать. Сегодня наша программа так и называется – «Памяти друга. Борис Немцов». Будем говорить о Борисе Немцове, с которым Евгений Григорьевич, как и все мы, был знаком, встречался и работал. Много было пересечений, встреч, дискуссий.

Поскольку мы все помним Бориса Немцова как человека, полного сил, жизни и радости, мы, несмотря на то, что сегодня траурный, тяжелый день, – я знаю, вы были на прощании и на поминках, но мы будем говорить так, как будто он есть. Он и есть на самом деле. Если мы посмотрим на его биографию – на самом деле это невозможно – столько, сколько он успел. Физик, научный работник, губернатор. Кстати, для себя обнаружила с удивлением, что это было его предложение – учредитель губернаторов в России. Он стало первым губернатором Нижегородской области – это было его предложение.

Е. Ясин: Да, это было его название – губернии и губернаторы, чтобы вернуть то, что было до советской власти. Тогда такого многим хотелось.

М. Королева: Вспомним, когда вы с ним познакомились?

Е. Ясин: Я с ним первый раз встретился в 1993 году, на Давосском экономическом форуме, в Швейцарии, в обществе Григория Явлинского, моего старого друга, которого Борис Ефимович, молодой губернатор – ему было тогда 30 лет.

М. Королева: Да, 1993 г. – ему было 34 года.

Е. Ясин: И он добивался от Явлинского помощи в деле организации управления областью, губернаторством. Я не знаю, как и что у них там получалось, но, несомненно то, что в работе Немцова первые успехи были достигнуты именно на посту губернатора. Учитывая то, что до этого он был, конечно, талантливым физиком, но это совершенно другая история – быть физиком и проявить способности в управлении Нижегородской областью. Тем более, что эта область не слаборазвитая, а довольно сильная, со старым таким купеческим уклоном, – это была очень интересная задача.

М. Королева: И с довольно сильной промышленностью.

Е. Ясин: Конечно, достаточно только упомянуть Горьковский автозавод, «Красное Сормово» – это крупная индустриальная система. Но в этом качестве я с ним столкнулся только один раз. Я помню, к нему в гости приехал руководитель Всемирного банка, господин Вулфенсон, и я тогда был у него в Нижнем в связи с визитом Черномырдина. И Немцов повез меня и Вулфенсона на Горьковский автозавод, в музей. В музее тогда – это 1995 г., наверное, было 5-6 автомобилей. Мы посмотрели на все это дело, и когда мы вышли, Вулфенсон сказал: я знаю, что надо делать с этим заводом: все снести и построить новый. Немцов на него: Тихо, здесь работает столько народа, как мы их будем кормить?

А потом, уже сейчас я хочу признать, я вспоминаю г-на Дерипаску и вспоминаю то, как постепенно на наших глазах «Газели» заполнили всю нашу страну и выполняют полезный объем работы. В общем, на отведенном им месте успешно конкурируя с иностранными автомобилями.

М. Королева: К качеству там по-прежнему есть претензии, но массовость обеспечена.

Е. Ясин: Мы это продвижение получили. И без прямого участия Немцова, думаю, – он стоял в начале этого пути, потом другие люди работали над этим. Но факт остается фактом. Я сейчас думаю о том, что ему повезло, он родился в великую эпоху, и эта великая эпоха сделала его великим человеком.

М. Королева: Ну, родился он, как и многие из нас, в Советском Союзе. А то, что вошел в возраст 30 лет, когда время было великое.

Е. Ясин: Появились ситуации, когда жизнь создавала серьезные проблемы для простых людей. И простые люди, вчерашние физики, собирая вокруг себя команду, смогли что-то делать.

М. Королева: Ну, он был не совсем простым человеком – с 1981 г. Он работал в горьковском НИИ радиофизики, в должности старшего научного сотрудника – для возраста в 25 лет это не так просто. В 1985 г. Защитил кандидатскую диссертацию, и потом многие серьезные ученые говорили, что физика много потеряла в лице Немцова, потому что исследования его были серьезными.

Е. Ясин: Может быть. Думаю, что если бы была такая обстановка, что сам Борис ощущал, что он теряет, он бы, может быть, и вернулся. Но он нашел себя в мире политики, он все более овладевал этой работой и делал ее все лучше. К сожалению, времени ему было отведено очень мало. Напомню, что он до 1997 г. Работал в Нижнем, а потом была такая ситуация, когда в 1996 г. На выборах победил Ельцин, и тогда, через полгода после того, как он сказал «Во всем виноват Чубайс» – Чубайса вернули, Чубайс помогал победе на выборах Ельцина, и в это время Немцов организовывал почины в своей области на предмет выступления против Чеченской войны. Приезжал, там собирали подписи.

Сегодня я прочитал в материалах – это доступно каждому, материалы из Википедии, посвященные Немцову. Он на первой своей встрече с Ельциным заявлял, что в России утвердился бандитский капитализм, – слова «олигархический» тогда еще не было, но он так говорил. И Ельцин сделал ему предложение, инициатором которого был Чубайс, который хотел заполучить своего соратника в борьбе, среди младореформаторов, заполучить Немцова. И ему это удалось – Ельцин подписал указ, и с 1997 г. Немцов оказался в Москве.

Я в то время с ним довольно часто встречался, потому что мы работали вместе в правительстве, и я замечал, что там сложились очень тесные отношения с Чубайсом, они тесно, по-настоящему дружили. Но были сложные отношения с Черномырдиным, и перед Немцовым стояли очень большие проблемы. Я читал текст его лекций, перед тем, как с ним познакомиться – у него была масса ошибок, с «Газпромом»у него было не все гладко, были неудачные кадровые назначения. Я имел дело с людьми, которых он выдвигал, – например, был такой Бревнов. Ему можно было бы выдвинуть массу упреков.

М. Королева: Я тоже вспомнила эту фамилию – Борис Бревно, молодой зам.министра.

Е. Ясин: И я подумал тогда про себя и про моих коллег – кто пришел и стал делать реформы с нуля и одновременно очень успешно? Никто. Какие-то ошибки допускали все, и Борис допускал. Но, тем не менее, в его работе, в его поведении была такая страсть, такое желание добиться успеха, что в конце концов, успех получался.

М. Королева: По поводу успехов многие могут и поспорить. Я читала отзывы людей, которые писали по поводу того, как он работал в Нижегородской области, там мнение расходятся – кто-то считает, что это было успешное губернаторство, там у него был очень высокий рейтинг. Кстати, писали, что в то время там были совершенно невероятные СМИ, и это чистая правда – этот регион назывался «краем непуганых журналистов». При нем появились шесть новых телеканалов, вдвое увеличилось число газет, и он был очень открыт для журналистов.

Кто-то говорит, что Немцов подмял под себя все нижегородские СМИ, и им было потом трудно, когда он ушел из области. Мнения разные. А у вас какие были ощущения в период его губернаторства? Он был скорее в плюс для области или в минус?

Е. Ясин: Безусловно, был в плюс.

М. Королева: Кроме «Газелей»?

Е. Ясин: Вообще-то «Газели» главным образом заслуга других людей, в том числе, Дерипаски и других людей, которые там управляют ГАЗом. Но на самом деле это успех, это мы все видим. И успехи рыночной экономики, глобального проекта, который был реализован в России, как раз и заключался в том, чтобы осуществлять такие проекты. И мы видим, что можно ехать на ГАЗели, она имеет более импозантный вид, чем имела раньше, и это начато в ту эпоху, очень бедную, когда Борис возглавлял Нижегородскую область

Помню, мы сидели в ресторане, когда вместе с Черномырдиным приехали на открытие Нижегородской ярмарки.

М. Королева: Вы тогда были министром?

Е. Ясин: Да, я уже был министром. И тогда эта ярмарка имела довольно длинную историю, которая выдвигала Нижний на видные торговые позиции, и Нижний считали третьей столицей России. Я бы сказал, что вида такого не было, но настроение было. Когда мы сейчас смотрим на то, каково настроение у бизнесменов, мы каждый раз видим такое, довольно не то, что печальное, но не активное настроение, как минимум. Но тогда все пылало.

М. Королева: Бурлило и кипело.

Е. Ясин: И это были своеобразные успехи. Помню, мы сидели вечером, после трудового дня, за столом, и я смотрю – какая-то неизвестная рыба. Спрашиваю – что за рыба? А мне Борис говорит: это стерлядь. У нас появилась в Волге стерлядь. Как только мы прекратил производство, у нас появилась стерлядь.

М. Королева: Да ладно, это потому, что вы были высоким гостем из Москвы, министром.

Е. Ясин: Но с тех пор прошло время. Что, кто-то из нас не пробовал в стерлядь? Может быть, на Байкале и не едят стерлядь, а здесь она в порядке вещей. Кстати, движение на Волге не восстановилось до тех масштабах, которые были при советской власти. Но этому есть свое объяснение – гораздо больше автомобилей. Но это не личные успехи Немцова, но он же все это сопровождал. Он, когда чувствовал дельную инициативу, он ее поддерживал.

Сейчас я должен сказать, – если мы хотим построить сегодня какое-то безоблачный, исключительно положительный образ Немцова, нам это не удастся. Но и не нужно этого делать. Потому что он дитя своего времени. Великое время – великие люди, и он, несомненно, рос очень быстро. Я бы выделил три этапа его взрослой жизни, общественной: это его карьера губернатора, и я считаю, что это был один из спешных экспериментов с появлением руководителей нового, молодого поколения.

Второе – это была его работа в правительстве, в разряде младореформаторов, когда Чубайс после своей службы на посту главы администрации перешел в правительство. Черномырдин занимал по-прежнему пост премьер-министра, Чубайс договаривался и привлекал изо всех сил Немцова к себе в напарники. Потому что то тяжелое, но счастливое время, когда Чубайс работал в правительстве с Гайдаром, оно ушло. И постепенно жизнь отсеивала людей.

М. Королева: А откуда появилась связка Немцов-Чубайс? Они же из разных мест, Чубайс – питерский, Немцов – нижегородский.

Е. Ясин: Я считаю, что это был один из исключительно важны эпизодов в жизни Немцова. Связано это было с тем, что Чубайс, конечно, его привлекал изо всех сил, потому что они были раньше тесно связаны по различного рода работам, связанным с регионами и с Нижегородской областью, а потом, когда он его привлек, тогда наступил один из важных моментов в истории нашей родины. Потому что, если вы вспомните, победа Ельцина на выборах была достигнута объединенной коалицией реформаторов из правительства, это, я бы сказал, представители бюрократического класса, и с другой стороны, бизнесменами, олигархами.

М. Королева: Это вы имеете в виду 1996 год?

Е. Ясин: 1997 год. В 1996 г. Были выборы, и эти все ребята были в дружбе, они все делали одну работу. У них был свой оппонент, свой противник – Коржаков и вся команда из силовых структур, которые хотели утвердить у власти Ельцина посредством переворота, и они уже почти его сделали.

Но тогда Черномырдину и Чубайсу удалось отбить это настроение, согласие Ельцина, и Ельцин занял их позицию: мы проведем выборы и их выиграем. Они договорились, и это был союз между реформаторской либеральной бюрократией и с другой стороны, молодой, только что возникшей крупной буржуазией. Потом между этими сторонами произошел конфликт. Напоминаю – это продажа государственного имущества. Кто-то хотел выиграть, кто-то нарушал правила, и создалась такая коалиция деятелей из крупного бизнеса, которые вступили в конфликт с партией бюрократии.

Но были и олигархи, которые выступали за свою выгоду и были в союзе с бюрократией – это был Потанин. Я не хочу акцентировать внимание на тех взаимных выгодах или противоречиях, которые всегда бывают между капиталистами – никуда от этого не денешься. Но я считаю, что более важно было то, что это был конфликт двух партий: бюрократической, это были, смешно сказать, но это были Немцов и Чубайс.

М. Королева: Да, странно Немцова называть бюрократом, но на тот момент это было так.

Е. Ясин: Да, это было так. И они считали, что нужно прекратить проведение политики, когда эти самые богачи, которые разбогатели на том, что они удачно присваивали государственную собственность, что они еще и сделали очередные шаги, богатели и пытались воздействовать на политическую власть. И этот конфликт разгорался все больше, по поводу различных актов приватизации. Но потом вопросы стали решаться на политическом уровне, когда собирались в администрации президента либо с Ельциным, либо с его Таней и Валей, но, тем не менее, старались провести свои операции.

М. Королева: Прервемся на несколько минут и затем продолжим разговор.

НОВОСТИ

М. Королева: Продолжаем программу. Нам пишут из Нижегородской области: «Никто не учитывает, что время Немцова самое трудное, причем во всем». Получается, что с 1991 по 1997 гг. Немцов был губернатором. А что касается вице-премьерства, это продолжалось совсем недолго – с марта 1997 г. По август 1998 г., год с небольшим. И больше не вернулся уже на такую должность. Почему?

Е. Ясин: Я обращаю ваше внимание на то, что с этого времени либералы, те, кто осуществлял реформы до этого в России в течение первого трансформационного периода после реформ, они все ушли. Ушел не только Немцов. Надо сказать, что Чубайс ушел из правительства раньше, чем Борис. И какое-то время работали вместе Немцов, Кириенко, – совершенно новые люди, которые не очень хорошо разбирались в делах, которыми они должны были руководить.

Дело в том, что перед этим складывалась ситуация, – я уже об этом говорил, – это был конфликт между олигархией, и как раз в 1997 г. родился этот термин, «олигарх» применительно к нам, а с другой стороны, партией бюрократии. Это была довольно трудная борьба и далеко не всегда она опиралась на какие-то несомненные аргументы. Тем не менее, в ней был свой смысл.

Должен сказать, что попытки олигархов, крупной буржуазией, установить прямой контроль над правительством и диктовать ему политику, в том числе, политику в области распределения собственности, это был такой важный момент, который надо было выиграть в пользу того, чтобы приватизация все-таки шла при согласии народа. Поэтому это были важные дела.

Кроме того был целый ряд других проблем, которые нужно было решать в это время, не оглядываясь на олигархов, принимая непопулярные меры, и прочее.

М. Королева: Одновременно, кроме того, что Немцов был первый вице-премьер, он был министром топлива и энергетики. И в этой области, на ваш взгляд, что ему удалось сделать, или наоборот, не удалось?

Е. Ясин: Дело в том, что он одновременно получил полномочия в области управления социальной сферой и в области топлива и энергетики.

М. Королева: И еще ЖКХ.

Е. Ясин: Да. И был такой момент, что в это время были колоссальные неплатежи в народном хозяйстве, и половина пенсионеров не получали пенсии. Вы можете себе представить такую ситуацию? Одновременно наш Борис получает контроль над «Газпромом», начинается дискуссия о том, как управлять, должны быть деньги у «Газпрома», или не должны, то есть, должна это быть монополия, или не должна.

Наша жизнь российская в то время была заполнена очень крупными проблемами, таких проблем сейчас в основном у нас нет, хотя они уже нарастают, но тогда Немцов провел такую операцию: он взял взаймы у «Газпрома» два миллиона долларов. И на эти деньги проблема с пенсионерами была решена. Она не была решена навсегда, но она была решена в тот момент, очень тяжелый для страны. Это была его заслуга, это были его полномочия.

Можно найти массу обвинений против него, что он присваивал деньги, и так далее, – будучи губернатором, будучи потом вице-премьером, и прочее. Но нет ни одного случая, когда что-то удалось доказать из всех тех обвинений, которые выдвигали против него его враги.

М. Королева: И это правда.

Е. Ясин: Он – человек абсолютно честный, прозрачный. И в этом смысле для жителей нашей страны его фигура должна быть особо привлекательной. Потому что это был пример честного человека, который старается, не всегда умело, но старается честно и прозрачно выполнять свои государственные обязанности. Вот это у Бориса отнять нельзя – это исключительно важное его свойство.

М. Королева: Дмитрий вас спрашивает: «Почему Немцов не пошел работать в правительство Путина, как Кириенко и Чубайс?», почему не пошел на госслужбу? Я тоже хочу вас об этом спросить. Человек больше года проработал первым вице-премьером, у него уже есть опыт аппаратной работы, до этого был губернаторский опыт. Но уже с декабря 1999 г., когда Немцов возглавил СПС, уже бюрократом он больше не стал, дальше пошла политика. А почему, при таком опыте в самое сложное время, почему этот опыт потом оказался в бюрократическом аппарате невостребованным?

Е. Ясин: Хочу обратить ваше внимание, что бюрократический аппарат стал в основном формироваться из других источников. Что касается Чубайса – он в борьбе с олигархами, конкретно с Березовским, Гусинским, понял, что в этой борьбе, которая разворачивается уже при капитализме, если вы будете воевать только посредством административных решений, постановлений, вы проиграете. Потому что против вас будут стоять деньги. Он понял, что он должен занять какие-то посты, места, которые и ему дают деньги и позволяют противостоять его противникам. Он нацелился на РАО ЕЭС, на то, чтобы управлять электроэнергетикой и получил этот пост, и в действительности, уже при Путине, он с успехом провел очень серьезную реформу РАО ЕЭС, и само теперь РАО ЕЭС исчезло. И теперь осталась международная компания, которой руководит Сечин, а не Чубайс, а Чубайс ушел дальше, в «Роснано», но не занял государственные посты. Потому что РАО ЕЭС это не чиновничья работа, а менеджерская.

М. Королева: Но это было все равно близко к правительству.

Е. Ясин: Близко. Но напомню, что когда был кризис 1998 г., Чубайса опять вытащили в правительство, и использовали его международные связи, чтобы получить его помощь в кризисе. Но, честно говоря, не вышло.

Но таких возможностей у Немцова не было, он не имел того опыт, который накопил Чубайс. Он ушел и решил, что политика подходит ему в большей степени и соответствует в большей степени его способностям, чем административная работа в правительстве. Наверное, так. Во всяком случае, думаю, что он отказался от предложений, которые ему были сделаны для продолжения работы в правительстве.

М. Королева: Так он не хотел, или его не хотели, или тут все сошлось?

Е. Ясин: В тех бумагах, которые я прочитал перед нашей передачей, Ельцин позвонил ему и сказал: как ты понимаешь, я всех отправил в отставку после 17 августа, но тебя это не касается – ты останешься в правительстве и будешь работать. И Борис Ефимович отказался. А еще через несколько дней Ельцин подписал указ об остатке, в том числе, и Немцова. А после этого был следующий шаг уже в его политической жизни, когда лидером партии стал Кириенко – это партия СПС, хотя все сейчас ее уже забывают, потому что она исчезла. Не знаю, какую роль сыграло в этом правительство и его агенты, какую роль сыграло несогласие и несогласованность действий самих этих членов партии, во всяком случае, идея, с которой выступали в администрации, чтобы создать партию, которая объединила бы всех либералов, в том числе тех, которые былина самом деле агентами и по первому зову выполняли указания правительства, или мешали другим работать в русле правительственной политики.

Вот с этого времени был определенный период, когда Немцов довольно успешно работал в составе фракции, руководил фракцией СПС и осуществлял довольно важные инициативы от имени этой партии. Я помню, в частности, работы, связанные с выработкой новой оборонной политики, определения численности новой Российской армии. В этой работе принимал участие Гайдар, он тогда тоже был депутатом ГД, но это была очень интересная работа. И у меня осталось острое ощущение, что ее нужно было бы сейчас продолжить, когда мы опять возвращаемся к идее очень сильной оборонной политики, реконструкции армии, ее перевооружения, – пускай дорого, расходуем очень большие деньги и мы опять будем иметь вторую в мире армию. Это нынешняя мода. А тогда шел разговор, и это было предложение СПС, о том, что в армии должно быть 500, максимум 600 тысяч человек. И для мирной страны этого достаточно. Можно восполнить недостаток другими соединениями, внутренними войсками, и так далее. Но этот проект не прошел. Мы оставили проект, в котором была миллионная армия. Потом было время, когда мы не могли этот миллион набрать, но цифра в законе стояла.

Я бы не стал говорить об особенных успехах Немцова того времени, но все время, сколько он был у нас в политике, он всегда был заметной фигурой, всегда был ярким человеком, и это его очень важное достоинство. И это достоинство особенно ярко проявлялось в последнее время, когда другая партия, в которой он был сопредседателем, она вела борьбу за демократизацию – я имею в виду РПР-ПАРНАС.

Я считаю, что деятельность Немцова в рядах этой партии была исключительно важной и полезной для нашей страны. Просто люди, когда им удавалось слышать, что говорил Боря, это всегда оставляло впечатление и заставляло думать: значит, есть мысли, есть люди, которые думают иначе. И это было очень важно.

М. Королева: Это правда. Как политик он был всегда очень ярок, убедителен – слушатели «Эха» могут в этом убедиться, послушав его любой эфир. Но хочу вас вернуть к концу 90-х. Очень много вопросов по истории с преемником Ельцина. Вадим из Красного Села: «Если бы Немцов тогда стал лидером, читаете ли вы, что Россия была бы другой страной? Это про то время, когда считалось, что Ельцин готовит себе преемником Немцова. Вы были свидетелем отношений между Ельциным и Немцовым?

Е. Ясин: … были такие отношения, но это был довольно короткий период. Надо сказать, что Ельцин был склонен к тому, чтобы, когда он вступал в контакт с новыми людьми, и они имели какие-то достоинства, он в некотором смысле в них очаровывался. Это было и по отношению к Немцову. Действительно, представьте себе молодого Ельцина и того времени молодого Немцова. Конечно, Ельцин хотел оставить вместо себя яркого человека, который мог бы вдохновлять людей. И он в этом отношении очень высоко ценил Немцова.

Но я так думаю, как только эта мысль появилась, так сразу вокруг Ельцина образовалась некая группа людей, которые стали его обрабатывать в противоположном направлении. В конце концов, это увлечение у Ельцина сошло, а Немцов сам не старался поддерживать это увлечение.

М. Королева: И это важно – Немцов сам не старался.

Е. Ясин: Не старался, да. Он старался только работать. И борьба с олигархами не прибавила ему популярности в глазах других слоев нашей элиты правящей. Точно так же над ним смеялись, когда он предложил всем чиновникам ездить только на «Волгах» и оставить все заграничные машины. Но я должен сказать, что я его тогда в этом поддерживал. Потому что считал, что, слава богу, есть свобода для людей, которые зарабатывают деньги, чтобы они могли покупать заграничные машины, но почему на государственные деньги должны покупать такие же машины чиновники? Поэтому столько времени, сколько я был министром экономики, само министерство закупало соответствующую технику, я ездил на «Волге». И только тогда, когда меня понизили, и я стал министром без портфеля и еще год проработал в Белом доме, я пересел на иностранную машину.

Конечно, если бы вы стал и оценивать работу Немцова по таким мелочам, можно сказать, что – я даже помню, он вышел принимать каких-то иностранных гостей в белых носках. И сразу все закричали: провинциал.

М. Королева: Упоминали клубный пиджак, белые брюки.

Е. Ясин: Да. Но вот сегодня его нет. Ребята, подумайте, насколько существенными были тогда ваши замечания? Вы спросили, что было бы, если бы он оказался на посту президента. И я вам могу сказать свое мнение: страна была бы в значительной степени другой. Вопрос в том, правильно это было бы, или нет?

Мое личное убеждение – когда готовились выборы 1999-2000 гг., – я имею в виду парламентские соборы, когда выдвинулась партия Лужкова и Примакова, – мы могли добиться полной победы либерального направления и внушить всем людям, что либеральная истина, которую проповедовала партия Немцова, что это правильная линия. Это было бы неправдой. Потому что это был довольно тяжелый период, и в народе были очень сильны традиции. Которые относились к советскому времени и дальше, к дореволюционному периоду.

М. Королева: А я вам на это скажу так – в 1996 г. У Ельцина тоже не было практически никаких шансов на избрание. Но выбрали.

Е. Ясин: Выбрали. И выбрали, между прочим, с применением всего набора приемов, которые использовали буржуазные партии за границей. И правильно делали.

М. Королева: И вот так же могли выбрать и Немцова, с применением тех же приемов.

Е. Ясин: И в значительной степени развитие страны пошло бы по другому пути. Он не стал бы формировать опору с предоставлением больших поблажек спецслужбам, как мы это видим в нынешнем режиме. Он бы никогда этого не сделал. Он никогда бы не уступил в том, что касалось бы развития демократических свобод.

М. Королева: Или, например, выборности губернаторов, или СМИ.

Е. Ясин: Об этом даже и речи не было бы. Но судьба выбросила свои шансы и мы видим, как произошел определенный поворот – мы предоставили гораздо больше возможностей для продвижения традиционных идей нашей старой России, советского времени, когда нет твердого закона, а есть право начальников, высоких начальников, регулировать то, как решать вопросы, создавая приближение к законности. Но это то, что мы переживаем сегодня. Должен сказать, что это одновременно одна из причин того кризиса, который мы сегодня переживаем.

М. Королева: А может быть и одна из причин того, что Борис Немцов был застрелен ночью, на мосту, прямо возле Красной площади.

Е. Ясин: Об этом я пока не берусь говорить, но сама по себе эта история нелепая и очень постыдная для нашей страны.

М. Королева: А Борису Немцову – светлая память. Всем спасибо и счастливо.

Источник – радио «Эхо Москвы». 03.03.2015

http://www.echo.msk.ru/programs/vyboryasen/1503476-echo/ 

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий