Женщины и тектонический сдвиг (эфир – 10.03.2014)

Страница Ясина

Анонс передачи «Тектонический сдвиг»

Помнится, что 8 марта стало датой международного женского рабочего движения по инициативе американских женщин. По-моему, в учреждении этого праздника видную роль сыграла Клара Цеткин, деятель социал-демократического и коммунистического движения. На заседании рейхстага в 1933-ем году она, кажется, последней выступила против Гитлера с этой трибуны.

Короче, наш женский праздник по происхождению связан с совсем другой эпохой. Но женщина, по крайней мере в моих глазах, обладает даром создавать праздник без повода, просто потому, что есть жизнь, есть женщины, значит есть вечный повод для хорошего настроения, для праздника, какими бы причинами его не учреждали. Так появился у нас в стране праздник 8 марта.

Дорогие женщины, поздравляю вас!

После событий начала 90-х в нашей стране, мне казалось, что наступает новая бесконфликтная, демократическая, радостная эпоха. В которой от человека во всё бóльшей мере будет требоваться только творческий труд. Признаюсь в этом, ибо, как оказалось, не так много людей, которые разделяли мои чувства. Многим пришлось тяжело, многие воспринимали происходящие перемены как знак того, что мир снова пошёл не туда. У меня было много оснований для размышлений, и я, видимо, оставаясь в меньшинстве, всё же пришёл к выводу, что для оптимизма в нынешнем мире в нашу эпоху есть достаточно оснований.

Во-первых, потому что есть женщины. Не все есть; в конце 2012-го года ушла из жизни моя жена, Лидия Алексеевна Ясина (Федулова), с которой мы вместе счастливо прожили почти 50 лет. Не все здоровы; моя дочь Ирина перемещается на коляске. Но она жизнерадостный человек, написала замечательную книжку «История болезни», которую я советую читать всем пессимистам и людям, склонным впадать в уныние, остальным тоже. Она также находит себя в том, чтобы помогать другим людям, обделенным судьбой. Есть моя внучка Варя, которая красива, умна и, кажется, тоже умеет радоваться жизни, выполняя свой долг перед близкими.

Сегодня концентрация моих любимых женщин образовалась в Центральном банке. За стеклом книжного шкафа стоит фотография, где я изображен вместе с двумя молодыми красивыми женщинами — Эльвирой Набиуллиной и Надеждой Ивановой. Мы обнимаемся. Снимок сделан в Гонконге, в 1997-ом году. Вспоминая свою жизнь, я думаю, что это, наверное, был самый счастливый период моей жизни. Я — министр в правительстве реформаторов; мой шеф и друг, Анатолий Борисович Чубайс тогда в Гонконге был признан лучшим министром финансов в мире. В России в этом году впервые с начала рыночных реформ наблюдалось (в начале осени) рост и снижение инфляции. Мы сами себе уже казались победителями. Увы, мы скоро почувствовали очередной тектонический сдвиг.

Но мы пережили его. Женщины, которых я назвал, сейчас являются: одна — Председателем Центрального банка, другая — её заместителем. В их компании есть ещё третья — Ксения Юдаева, с которой мы тоже очень дружны, хотя ныне и видимся редко. Она — первый заместитель председателя ЦБ и человек редкой учёности. Сегодня на их плечи легла одна из самых сложных задач регулирования уже рыночной экономки, когда глобальный кризис подвергает всю мировую экономику трудным испытаниям! А мы, наверное, чтобы подчеркнуть свои достоинства, придумываем себе ещё дополнительные испытания. Вспоминая сегодня чýдные лица этой троицы, я желаю им, кроме обычных пожеланий прекрасному полу, ещё и силы, выдержки, удачи. Они сегодня демонстрируют наши человеческие и профессиональные качества, а также лучшие возможности наших женщин. Думая о них, я испытываю уверенность в том, что мы переживём нынешние испытания и сможем сказать — выдержали и добились для страны нового уровня процветания. Желаю удачи, девочки!

Я мог бы назвать ещё много милых женских имен, поздравить всех с праздником, пожелать удач. Назову только имена нескольких коллег из Высшей школы экономики — Светлана Авдашева, Анна Качкаева, Надежда Косарева, Надежда Лебедева, Лилия Овчарова, Ирина Савельева, Наталья Тихонова, Галина Трубецкая, Лилия Шевцова, Мария Юдкевич. И ещё моих лучших учениц — Анну Косыгину, Татьяну Полиди, Марию Снеговую! Вас ещё много, я всех люблю и помню!
Будьте здоровы и счастливы!!!

До встречи.

Евгений Ясин

Анонс и комментарии на сайте радио «Эхо Москвы»

Трансляция сетевизора

Стенограмма радиопередачи

Ведущие: Ирина Меркулова, Алексей Соломин

А. СОЛОМИН: 16.05. «Тектонический сдвиг». Евгений Ясин – научный руководитель ВШЭ. Здравствуйте.

Е. ЯСИН: Здравствуйте.

А. СОЛОМИН: Крым мы сегодня много обсуждаем и вам подготовили тоже свой аспект. С прошлой встречи произошло очень много событий существенных. Все к этому шло, тем не менее. Крым поменял вопрос на референдуме, перенес референдум на ближайшее воскресенье. И на официальном уровне заговорил о том, что будет двигаться в сторону российских границ.

И. МЕРКУЛОВА: Более того, председатель Верховного совета Крыма говорит, что в случае присоединения к России в Крыму будет одновременное хождение рубля и гривны. В течение полугода. Как это будет все происходить?

Е. ЯСИН: Я честно говоря не знаю, как это будет происходить. То есть можно предвидеть большое количество разных вариантов. Которые касаются деталей. Вместе будет гривна с рублем или по отдельности…

А. СОЛОМИН: А такие примеры вообще есть?

Е. ЯСИН: Да. Вообще-то говоря у нас в стране в ходу одновременно рубль, доллар и евро.

И. МЕРКУЛОВА: Так было, можно было и долларами в магазине заплатить. Но это было давно.

Е. ЯСИН: А сейчас у вас есть возможность, если вам хочется потратить доллары ввиду того, что они теряют цену в России, например…

И. МЕРКУЛОВА: Вы можете обменять доллары на рубли. Но все-таки вы не платите долларами в магазинах. Я помню, как оскорбилась продавец в Норвегии, когда я в 1990 каком-то году предложила ей доллары, она была страшно возмущена.

Е. ЯСИН: Теперь говорят, что Норвегия самая дорогая страна в мире. Я не знаю, что нас ожидает, и какие варианты будут. У меня не очень хорошие предчувствия. В связи с тем, что сами по себе акты, которые должны сопровождать переход Крыма из Украины в Россию, он порождает такой букет неприятностей, для всех участников этих событий. Что я не понимаю, зачем все это нужно, и опасаюсь самых тяжелых последствий. Я не буду говорить подробно, потому что я себе дал зарок сейчас пока воздерживаться от высказываний относительно Крыма. Относительно взаимоотношений между Россией и Украиной.

А. СОЛОМИН: В политическом смысле. А в экономическом почему нам нужен Крым или почему не нужен?

Е. ЯСИН: Она нам ни почему не нужен. То есть, есть такой мотив, что люди русские в Крыму живут плохо, потому что их угнетают украинцы. Или кто-то их угнетает, и они чувствуют себя оторванными от любимой родины. Это является мотивом. Я понимаю, мотивы у видных государственных деятелей России, которые предположим, отчаялись завоевать какие-то важные позиции достижениями нашей страны, они хотят иметь например, в качестве достижения присоединение Крыма, который был оторван от России Н.С. Хрущевым. Зачем – тоже не очень понятно.

И. МЕРКУЛОВА: А они думают, что как только присоединятся к России, у них там что начнется.

Е. ЯСИН: Ничего абсолютно.

И. МЕРКУЛОВА: Русским в России тоже не то чтобы…

Е. ЯСИН: Они этого не знают. Они думают, что только они присоединились, за это им немедленно выдадут 40 млрд. рублей.

И. МЕРКУЛОВА: Каждому.

Е. ЯСИН: До этого не дошло. Но всем вместе это очень много. Они смогут в два раза повысить доходы и еще в 4 раза повысить социальные расходы.

И. МЕРКУЛОВА: То есть они себе представляют, что Россия будет возить деньги мешками…

Е. ЯСИН: А они будут их брать, разбирать. Ходить и делать покупки.

А. СОЛОМИН: С пенсиями понятно, в России все-таки пенсии на порядок выше, чем в Крыму. Люди хотят получать больше денег и быть социально обеспеченными гораздо лучше. Там есть еще другой аспект. Крым же заявил, что хочет сохранить статус автономии и у властей Крыма претензии к Киеву. Одно дело когда сами люди опасаются, что их будут притеснять. Там вообще в Севастополе и Симферополе опасения, что резня начнется наподобие Волынской. Известная история с украинскими националистами, которые освобождали территорию Волыни от Польши. Этого они боялись, по крайней мере, пока туда не зашли войска. Но можно говорить, что преувеличены страхи. Власти крымские действительно хотят большей автономии. Потому что мне рассказывают чиновники симферопольские, они отправляют большую часть денег заработанных в Киев. Киев собирает налоги, потом распределяет определенные субсидии. Возвращает их назад. Говорят, что отправляют больше, чем получают обратно. В случае если Россия войдет в Крым, сохранится такая ситуация или нет.

Е. ЯСИН: У нас немножко другая система. У нас федеративная. То есть все выделенные субъекты федерации, Крым может рассчитывать на позицию субъекта федерации, он будет в значительной части сам формировать свой бюджет, а то, что ему будет не хватать, трансферты будут их федерального бюджета. Это нормальная система. И у нас таких субъектов, которые получают трансферты из федерального бюджета, примерно 70%. От общего числа.

И. МЕРКУЛОВА: А всего субъектов у нас сколько?

Е. ЯСИН: 83 или 84.

И. МЕРКУЛОВА: То есть подавляющее большинство субъектов нашей федерации дотационные.

Е. ЯСИН: Количество таких, которые профицитные, которые много зарабатывают, их очень мало. Во-первых, большие города, когда я говорю про Россию, это значит Москва и Санкт-Петербург. И регионы или субъекты с большой добычей полезных ископаемых.

А. СОЛОМИН: А Крым не сможет туризмом себя обеспечивать?

Е. ЯСИН: Это же работать надо. А до сих пор они что…

А. СОЛОМИН: Так там все прекрасно работало.

Е. ЯСИН: Ничего там не так прекрасно работало. Там прекрасно работало, они считают или кто-то считает при советской власти. Крым был всенародной здравницей. А считают видимо, потому что никто особенно не уезжал за границу. Не было возможности поехать в Турцию или Египет.

И. МЕРКУЛОВА: И в Крым не у всех была возможность.

Е. ЯСИН: Это был такой шикарный отдых. Даже если вы снимали койку в местном доме, все равно это же море, это горы. Замечательно красивые места. У нас Сочи было примерно то же самое, что было в Советском Союзе Крым. Примерно одного класса явления. К Сочи еще добавлялась Абхазия. Аджария и так далее. Это были наши курорты. Но самые лучшие были на Кавказе Сочи и южный берег Крыма. От Ялты до Феодосии. Но так это ж надо сделать мировой курорт. Это же сегодня оказываетесь совсем в другом положении. Когда нужны колоссальные инвестиции. Чтобы сделать там широкий выбор разных типов отдыха. Развлечений и так далее. Чтобы могли приезжать люди с разными возможностями и жить там и получать удовольствие. Это значит создать по условиям уже нашей страны курорт мирового класса. По крайней мере не хуже, чем Хургада или Шарм-аль-Шейх. Это точно. А для этого там пока что-то мало чего предусмотрено. Если в Сочи что-то есть это потому что там Олимпиада там проходила. Крым это все сначала.

И. МЕРКУЛОВА: Но курорты мирового уровня это не только инвестиции. Это культура, это уровень сервиса.

А. СОЛОМИН: Отсутствие военных действий как минимум.

Е. ЯСИН: На самом деле нет там никаких военных действий. Каждый раз, когда у нас появляется человек в форме и пускай со вспоротыми нашивками и так далее в руках несет автомат.

А. СОЛОМИН: Если я планирую сейчас поездку, я буду думать, а что будет после референдума. Не начнутся ли там столкновения.

Е. ЯСИН: Сегодня по радио я слышал очень хорошее выступление доцента из института Министерства иностранных дел. МГИМО. И он рассказывал, как это все происходит. Я с ним полностью согласен. Никто не хочет, никому не нужны никакие схватки, тем более между русскими и украинцами. Если бы это было два месяца назад, я бы сказал: анекдот. Но этот парень говорит, никто не хочет, все стараются избегать. То же самое было перед Первой мировой войной. А потом раз никто не хочет, но каждый готовится и потом в конце концов некуда деваться и начинается стрельба. Все же не зависят от тех людей, которые принимают решения. Им эти решения потом навязываются. И даже те события, которые мы наблюдаем в последнее время в Украине и то отношение к Украине, которое складывается в России или по крайней мере у российского руководства, оно показывает правоту. Потому что с одной стороны есть Янукович, который проводил какую-то политику, которая вроде раздражала и Россию, и ЕС, и хотел и туда, и сюда. И он проводил такую политику, в конце концов, это привело к тому, что появилась оппозиция, оппозиция нашла отклик в сердцах киевлян и приезжих украинцев. И они там открыли майдан. Этот майдан оказался гораздо тяжелее, чем тот, который был в 2004 году. С ним трудно было справиться. Я у вас перед этим микрофоном говорил о том, что все возможные нормы права были нарушены с одной стороны и с другой стороны. В Украине. Но также и Россия искала какие-то возможности, непонятно какие, не то чтобы она уже нарушила, но она готовится нарушить какие-то нормы, которые существуют в международных отношениях. Она может сколько угодно объяснять, что ничего подобного, мы строго в рамках идем, станет ясно, когда начнутся крупные неприятности. Я не трогаю политическую сторону, потому что политическая сторона сегодня стала опасной. Она не опасна только для тех, кто выступает с похвалами и с поддержкой нашим руководителям. Я поэтому опускаю эти разговоры, но хочу сказать, российская экономика не находится сегодня в положении когда может себе позволить какие-то широкомасштабные проекты. Такого рода как присвоение территорий и так далее. Это связано с тем, что я уже писал об этом много и выступал у вас, мы подошли к такому моменту, когда благоприятная фаза для развития посткризисной и уже рыночной России была благоприятной. Тогда быстро росли цены на нефть, газ, в мире вообще была эра дешевых кредитов. И все оживало. Даже наша соседка Латвия позволила себе в один год иметь темпы роста 10%, в России тоже были 10%, но это было в 2000 году. Когда площадка, с которой мы начинали, исходная позиция была очень низкой. Но этот период кончился. А теперь мы стоим перед проблемой, что цены на нефть высокие. Но они не поднимаются. А источником наших возможностей в нулевых годах было это. За счет чего мы будем дальше расти эта проблема закрыта. За счет войны? Нет. Не будем, не можем и самое главное не нужно. Надо жалеть жизни российских граждан и кроме того, те ресурсы, которые мы не знаем, куда поделить. Это сегодня идут бесконечные дискуссии, на здравоохранение, на образование, или на оборону. Сердюков потерял свой пост министра обороны потому что он слишком агрессивно пошел нажимать на Медведева и Медведев поддался, будучи президентом, что можно увеличивать расходы на оборону. До 30 триллионов или сколько.

А. СОЛОМИН: 20 с чем-то.

Е. ЯСИН: Мы себе это позволить не можем. Та политика, мы должны сформировать, она ориентирована на то, чтобы поднимать, улучшать настроения бизнеса. Создавать условия для повышения деловой активности, для того чтобы каждый находил себе безопасное дело. У нас стоит очень серьезная проблема совершенствования всей системы юстиции, правосудия и так далее. Мы должны делать следующие шаги для того, чтобы не покатиться вниз. Но как вы себе представляете, что вы сейчас примете в свои объятия Крым, вы еще должны отбивать нападки украинцев. Причем я не могу относиться к украинцам как я людям другой национальности или другой страны. Я там 30 лет прожил. Я еврей, но 30 лет прожил как украинец. А Одесса, где родился это русский город. И сейчас она русский город, так же как Донецк, Днепропетровск. Эти культуры перемешаны. Если вы будете выбрасывать с Украины российскую русскую культуру, то она очень много потеряет. Если вы будете организовывать враждебное отношение между Россией и Украиной, мы тоже очень много потеряем. И это в тот момент, когда нам надо решать, опираясь на какие-то заново найденные источники создавать благоприятный инвестиционный климат, уровень доверия очень высокий. Уровень ответственности, это другая культура. Вместо этого вы начинаете заниматься…, я не пойму. Я поэтому и не хочу обсуждать эти темы. Для экономики это задача, не имеющая решения. Экономика требует движения в другую сторону. И она говорит о том, что для нас принципиально важное значение имеет технический прогресс. Инновации. Создание индустрии, инноваций, которые мы могли бы экспортировать в любые страны. И мы на это способны, мы талантливая нация. Мы можем. Но надо создать условия. Это непривычно. Нет, вместо этого мы будем ссориться с украинцами. Которые имеют примерно те же самые проблемы. Сколько бы мы ни говорили, мы разные страны и так далее, но мы же имеем одни и те же проблемы.

И. МЕРКУЛОВА: Дмитрий спрашивает: снизится ли инвестиционная привлекательность России от присоединения Крыма.

Е. ЯСИН: Снизится.

А. СОЛОМИН: Почему?

Е. ЯСИН: Потому что выпадете в каком-то смысле из огромной сети международных связей. Которые вам важны для того, чтобы сделать инновационную экономику в России.

А. СОЛОМИН: Что здесь главнее: санкции, либо сам интерес инвесторов пропадет?

Е. ЯСИН: Я не могу сказать. Заранее такие вещи обсуждать бесполезно. Потому что всегда, когда происходит какое-то конкретное действие, начинается противодействие, у вас складывается вихрь, и вы начинаете разбираться. Как правило, сожалеете о том, что вы начали. Но вам казалось, что вы победите, ваши шансы сильнее. Оттого, что у вас руках еще будет Крым и вы туда сможете привлекать американских туристов или отдыхающих или французов с Лазурного берега, которые захотят посмотреть места, которые лучше, чем Лазурный берег. Вы можете себе мечтать сколько угодно. Но все-таки надо смотреть на реальность. Я понимаю, что те задачи, которые сегодня нужно решать очень серьезно России, они совсем другие. Пока мы их не решаем.

И. МЕРКУЛОВА: Спрашивают, что же будет с рублем.

Е. ЯСИН: Рубль будет потихоньку падать. Какое поведение сейчас у таких валют как юань или бразильское песо или что. Валюты большинства развивающихся стран падают. Доллар растет, потому что он обладает большей ценностью, обладает качествами резервной валюты. Это не сигнал силы американской экономики. Американская экономика как бы на подъеме, но я напомню слова, которые говорят сами американские специалисты. Что мы ползем вверх по стене, наверху только неопределенность. Я понимаю, почему это все в мире происходит. Не потому что Россия когда-то была империей и кому-то хочется вспомнить, что можно было бы использовать ситуацию и вернуться. Хотя бы по кусочку. Но это проблема, которая связана с тем, что весь мир прошел эпоху, когда он пользовался дешевыми природными ресурсами. Когда нефть стоила 3 доллара за баррель. А теперь стоит 100.

А. СОЛОМИН: События не могут привести к тому, что цена обрушится на нефть?

Е. ЯСИН: Нет. То есть они могут привести к тому, что она временно обрушится.

А. СОЛОМИН: Обычно, если возникают какие-то военные конфликты…

И. МЕРКУЛОВА: Нефть наоборот растет.

Е. ЯСИН: Я не могу сказать, но когда у нас началось падение в 1986 году цены на нефть, никто этого не ожидал. Гайдар потом писал, что возможно мы были свидетелями тайного сговора между американцами и Саудовской Аравией. Но я не верю в это. Там как-то произошло так, что цена на нефть за полгода упала в два раза. И наш бюджет, СССР под предводительством Горбачева, он погорел, потому что у него доходы от нефти за один год уменьшились вдвое. Нефти, газа и так далее. А потом к 1998 году цена на нефть сократилась не до 17–18 долларов, а до 8. И потом был кризис. Мы все его пережили.

А. СОЛОМИН: Вы такие варианты исключаете сейчас.

Е. ЯСИН: Сейчас я считаю, что они маловероятны.

А. СОЛОМИН: А все-таки вы сказали, что будет падать рубль, это связано не с конкретными действиями…

Е. ЯСИН: Нет. События в Украине и вокруг нее они усиливают эффект. Это правда. Но сказать, что они являются причиной  нет. Мы же видим, в других странах нет никакого Крыма, а похожие очень явления.

И. МЕРКУЛОВА: Владимир Владимирович сказал, что больше всего Индия пострадала.

Е. ЯСИН: Да.

И. МЕРКУЛОВА: Андрей нам пишет, что в Бразилии реал.

Е. ЯСИН: Спасибо.

И. МЕРКУЛОВА: Таня вас спрашивает, Евгений Григорьевич, как сейчас выглядит экономика Абхазии и Южной Осетии. Может быть, Крыму стоит присмотреться в эту сторону.

Е. ЯСИН: В связи с тем, что меня спрашивает Таня, я воспользуюсь этим случаем, и поздравлю ее и всех женщин с прошедшим праздником 8 марта. Сегодня я готовил выступление по поводу этого праздника и это вы можете убедиться, заглянув в анонс. И я действительно, хотя этот праздник 8 марта связан с международным рабочим движением, и так далее, и я уже забыл про рабочее движение, и просто отношусь к нему с нежностью так, как вообще того заслуживают женщины и благодаря той роли, которую они играют в нашей и в моей жизни. Я хотел об этом сказать всем, перед тем как разъяснять вопросы, как дела с экономикой Южной Осетии, Абхазии и так далее. Честно сказать, не знаю. Потому что она выпала, эти места выпали из внимания прессы, которая освещает экономические проблемы.

И. МЕРКУЛОВА: А почему?

Е. ЯСИН: Потому что там просто сколько нужно мы их подкармливаем, сколько они могут, они сами собирают. Абхазия вообще довольно богатая страна. И там правда сейчас тоже нет расцвета туризма и прочее. Но я думаю, что времена меняются. Что-то произойдет. Поживем, увидим. Но вам, дорогие женщины, все-таки я хочу сказать, передать мои добрые пожелания и сказать, что у меня по-настоящему теплое отношение к вам ко всем. Я размышляю таким образом, вот какое счастье, что все-таки живем мы вместе, что есть женщины и мужчины. Так представить себе жизнь без женщин всю жизнь, боже мой, какая скука, какой ужас. А так я бы сказал, все женщины жалуются, почему у вас праздник каждый день, а у нас только 8 марта. Неправда. Я подозреваю, что вы тоже испытываете тот же праздник, как и я. Дай вам бог здоровья, счастья, красоты. Успехов в жизни. И любви и во всем. Параллельно тут те люди, которые читали мой анонс, они конечно возмутились, некоторые из них, что я в число тех женщин, которые заслуживают уважения и теплых чувств я включил Эльвиру Набиуллину, Надежду Юрьевну Иванову, ее зама в ЦБ и Ксению Валентиновну Юдаеву, первого зам. Там такой образовался мощный женский коллектив…

А. СОЛОМИН: Матриархат.

Е. ЯСИН: Бывает так, что председателем ЦБ или другого крупного финансового учреждения является женщина. Например, МВФ. В настоящее время тоже возглавляет женщина очень энергичная, умная, замечательная. Федеральную резервную систему в настоящее время возглавляет женщина. Я даже сейчас не вспомню ее имя.

А. СОЛОМИН: Джанет Йеллен.

Е. ЯСИН: Но я хорошо знаю, что у нее еще есть заместитель такой Стэнли Фишер, который вчера…

А. СОЛОМИН: Бывший министр финансов Израиля.

Е. ЯСИН: Нет, он был председателем ЦБ. А до этого он был заместителем директора-распорядителя МВФ, с которым я вместе работал в лучшие времена своей жизни в эти лихие 90-е, когда нам приходилось в 1997–98 годах решать проблемы, с которыми сталкивалась Россия.

А. СОЛОМИН: Вот она лукавая позиция, Евгений Григорьевич, вы восхищаетесь женщинами, говорите, какие замечательные стоят на таких высоких постах, и между делом замечаете, все равно все под контролем. Потому что заместитель-то мужик известный финансист.

Е. ЯСИН: Я прошу прощения, конечно, правильно меня уязвил. Но я эту ситуацию создал преднамеренно. Но не потому что чтобы прославить мужчин, а чтобы показать, что сегодня таких фигур в российском ЦБ нет. Там все видные посты занимают женщины. И я уверен, что они со своими задачами справятся. Есть конечно предел возможностей, но многие их упрекают в том, что они наносят ущерб российской экономике. В том числе есть видные авторитеты, которые критикуют их и так далее. Это справедливо, я не буду…

И. МЕРКУЛОВА: Но вы считаете, что все правильно делает руководство ЦБ.

Е. ЯСИН: Понимаете, дорогие мои, я отношусь к категории экономистов, которых большинство наших сограждан не любят. Я работал с Гайдаром, я доволен результатами его работы. Я очень уважаю Чубайса. Это партия реформаторов. Которые осуществляли реформы, не оглядываясь на то, что они в тот момент, когда их проводили, были не очень привлекательны. Они вызывали негативные последствия и так далее. Но сейчас эта история повторяется. Я же говорил о ситуации, в которой живет сегодня наша страна. Она в неблагоприятной ситуации и в мире тоже довольно напряженная экономическая ситуация. Нам придется это время переживать, это может быть лет пять.

И. МЕРКУЛОВА: Но они последовательны в своей политике.

Е. ЯСИН: Я просто хочу привести пример. Эльвира Набиуллина она приняла первое решение о закрытии, лишении лицензии серии российских банков. Некоторые из этих банков были очень активны, заметны. Привлекали активно вклады населения и так далее. Например, Мастер-банк. Затем пошла серия такого же рода актов. И все стали говорить, что вы делаете, нам нужно было бы снижать ставку процентов. Она у вас повышается. Вы закрываете банки, ставите под удар сбережения населения. Уверенность в том, что это все будет расти и так далее. Правильно это или нет. Моя позиция, я говорил уже давно и мы ну эту тему не имели возможности говорить с Эльвирой Набиуллиной, но хотя когда-то еще в 90-е годы мы обсуждали подобные проблемы. Суть заключается в том, что если вы хотите создать благоприятный инвестиционный климат в России, это не означает, что вы должны снижать ставку процента. Должна быть уверенность в том, что те деньги, которые лежат в банке или те операции, которые осуществляют банки, они делаются со знанием дела, квалифицированно и честно. Должно быть доверие. И тогда если у вас будет даже высокая ставка процента, то вы обратите внимание на то обстоятельство, что эта ставка может стимулировать инновации, которые нам крайне нужны. Потому что инновации как объект кредитования выдерживают более высокие ставки. Можно платить более высокие ставки, но эффект от этих инноваций будет приносить еще больше. В отличие от, предположим, жилищного строительства на дешевые кредиты. Это принципиальное различие. И нам нужно чтобы банковская система была очень хорошо отлажена. Чтобы она вызывала доверие, чтобы не создавались ситуации, когда люди будут терять деньги. Это делает Набиуллина. Делают ее сотрудницы. Те дамы, которых я тоже хвалил. Хочу сказать особо о Ксении Юдаевой. Она человек с прекрасным международным экономическим образованием. Я очень завидую ей, потому что я бы хотел иметь такое образование, но, к сожалению, моя судьба пришлась на другие годы. Так вот мы имеем возможность хотя бы в этом звене пользоваться довольно приличными услугами. Дает это какие-то гарантии. Что они всегда будут все делать хорошо, нет, я этого не сказал. Я знаю, что видные российские экономисты, в том числе мой друг Евгений Гавриленков видят недочеты, недостатки. Они говорят, что мы должны были бы в большей степени смотреть на общий баланс кредитной системы и видеть, что у вас сегодня поступают деньги длинные. То есть вы вкладываете деньги длинные, и получите отдачу нескоро. А берете кредиты под короткие деньги. И мы попадаем в такую ситуацию, когда нет баланса между длинными и короткими деньгами. Я бы подумал, тут есть над чем подумать. Но все-таки в целом я лично одобряю ту политику, которую проводит Набиуллина со своими коллегами. И считаю, что она проявляет ответственность, которая в данном случае для нас должна быть проявлена. Мы должны иметь хорошую я бы сказал ответственную и напряженно работающую банковскую систему. А сейчас мы имеем систему, которая работает так, она платит низкие ставки по депозитам. Зарабатывает прилично. В смысле берет достаточно дешевые кредиты. Сейчас правда это меньше стало. Теперь, она берет большую плату проценты по кредитам. И получает большую маржу. Если вы скажете, что это очень высокий уровень обслуживания при этом, я не скажу этого. Есть очень большие резервы. Я могу сказать так, что я не стал бы высказывать слишком больших упреков. Потому что наша банковская система очень молодая. 20 лет.

А. СОЛОМИН: Но вы еще в другой западне. Во-первых, Эльвира Набиуллина женщина, во-вторых, она ваша ученица. И вы просто к ней очень хорошо относитесь. У вас хватит возможности критиковать ее, если что-то пойдет не так.

Е. ЯСИН: Да. Хватит. Я имел только что мужество, извините, напомнить о Гавриленкове, с тем, чтобы обратить их внимание, если до них это дойдет. Мое выступление, чтобы они посмотрели еще раз на его аргументы. Хотя я считаю, что в принципе их забота о повышении качества российской банковской системы очень оправдана. Потому что мы уже прожили так легко беззаботно 20 лет после колоссальных перемен в финансовой системе. Но теперь пора повышать качество, потому что во всем мире этот процесс идет, мы отстаем и это нужно подтягивать.

А. СОЛОМИН: Спасибо большое за такое поздравление своеобразное.

Е. ЯСИН: Я не хочу говорить только о моих учениках. Но я хочу сказать добрые слова относительно Тамары Георгиевны Морщаковой. С которой я вместе работаю, это профессор, юрист, в прошлом зам. председателя Конституционного суда. Которая внесла очень большой вклад в реформы, которые проводились нашей юриспруденцией. И сейчас она напряженно работает, добиваясь последующих сдвигов у нее много есть соратников и я этому очень рад. Точно также я могу назвать еще целую серию. Их много. Замечательных женщин, которых я хочу поздравить в эти дни.

И. МЕРКУЛОВА: Может быть, мы не будем всех перечислять. Мы поздравим всех.

Е. ЯСИН: Список их есть.

А. СОЛОМИН: В блоге у Евгения Ясина можно посмотреть на нашем сайте. У нас есть еще одна тема. Она снова возвращает нас на Украину. Михаил Ходорковский приехал на Украину и сегодня выступил перед студентами киевского политехнического университета. Вы как оцениваете этот шаг, жест, миссию Ходорковского?

Е. ЯСИН: Имеет право. И, слава богу, что он может поехать на Украину и сожалею, что он не может поехать в Россию. Ему никто не запрещал…

И. МЕРКУЛОВА: Но лучше не надо.

Е. ЯСИН: К каким последствиям это приведет. Хотя я очень хотел, чтобы его таланты были адресованы на решение проблем нашей экономики. Хотя бы украинской. Он будет может быть работать там как-то.

И. МЕРКУЛОВА: Премьер-министр Украины Арсений Яценюк призывает Россию способствовать отмене референдума в Крыму. Сообщает Интерфакс. Яценюк будет выступать в Совете Безопасности ООН в ближайший четверг.

Е. ЯСИН: Это вы сказали, а не я. Этой темы я затрагивать не буду.

И. МЕРКУЛОВА: Это последняя новость.

А. СОЛОМИН: На ваш взгляд Ходорковский сейчас действительно выступает с какой-то правозащитной позиции, или это своеобразная игра против Владимира Путина. К которому у него наверное много чего накопилось.

Е. ЯСИН: В общем, он не выступает по-моему как человек, стоящий на нейтральных позициях. Он в том споре, который идет между Россией и Украиной скорее на стороне Украины.

А. СОЛОМИН: На стороне новых киевских властей. На стороне революции. Как он сам называет. Но при этом он очень жестко достаточно проехался по радикалам на майдане.

Е. ЯСИН: Я считаю, что это действительно очень большая проблема, потому что моя попытка как-то оценить и понять, что происходило в Киеве и кто прав, кто виноват, она привела к тому, что я этот майдан благодаря тому, что в нем очень сильную позицию заняли радикалы, которые оказались сильнее законных органов власти, включая Верховную Раду и правительство, президента, что я не могу считать, что это какое-то большое достижение. Нет, я считаю, что та схватка, которая была, и мы говорили об этом соглашении, которое было подписано ночью 21 февраля, я считаю, что из-за радикалов оно утратило силу, не было проведено в жизнь, а может быть в этом было спасение для всех нас. Достойный выход. Этого не получилось.

А. СОЛОМИН: А американские власти считают, что действия Януковича привели к тому, что это соглашение не выполняется.

Е. ЯСИН: Я с ними не согласен. Может быть есть какие-то были ошибки со многих сторон. И поведение, которое ориентировано на свой краткосрочный выигрыш, а не на укрепление правовых институтов, которые должны были бы содействовать в решении таких проблем, те могут оправдываться и так далее и говорить, что они действовали лучшим образом. А с моей точки зрения мы пока не видим никакого движения вперед. Назад – да.

И. МЕРКУЛОВА: Евгений Григорьевич Ясин, научный руководитель ВШЭ. Мы на этом завершаем Дневной Разворот. Спасибо всем, до свидания.

Источник – радио «Эхо Москвы». 10.03.2014 

http://www.echo.msk.ru/programs/tectonic/1275530-echo/

 

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий