Демократия, не требующая каких-либо прилагательных

Страница Ясина

Ответ Евгения Ясина на SMS-сообщение от слушателя радио «Эхо Москвы»

Верил ли сам президент Медведев в то, что он говорил на форуме? В страну-мечту, которая в ближайшее время должна быть построена у нас в стране?

Сергей, Барнаул

21.06.2010 16.30

Я полагаю, что президент Медведев не имел в виду, что наша страна уже сегодня такая привлекательная, такая «мечта» для всех и в особенности для иностранных инвесторов и т.д. и т.п. Но он хочет так сделать, как я понимаю. И если это желание у него есть, я ничего плохого в нём не вижу.

Более того, я признаюсь, что у меня была работа, которая называлась «Модернизация и общество», которая была сделана ещё в 2007 году к VIII Международной научной конференции Высшей школы экономики «Модернизация экономики и общественное развитие».

Я как раз писал о том, что нужно России для того, чтобы создать инновационную экономику – такую экономику, в которой примерно 15% валового внутреннего продукта будут составлять инновационные продукты. Это необязательно должны быть высокие технологии, но это непременно должны быть продукты, которые содержат элементы новизны и которые привлекают покупателей. Таким образом, мы получили бы рынок – как отечественный, так и международный.

Писал и о том, что «конкуренция – абсолютно необходимое дополнение к свободе предпринимательства. Она создает стимулы к инновациям с целью обновления продукции, повышения производительности и снижения издержек, что позволяет получать какое-то время монопольный доход, пока он не повысит привлекательность рынка и не привлечет конкурентов» (стр. 42).

Повторюсь, ещё в 2007 году я писал, что Россия, в первую очередь, должна стать страной привлекательной. Она должна стать страной в чём-то похожей на Америку – куда со всего мира молодые люди едут учиться и приобщаться к тем вершинам, которые сегодня существуют в мировой науке. Я предлагал «сегодня потратить крупные суммы на закупку самого современного научного оборудования для оснащения на высшем уровне лучших российских научных центров, чтобы сделать их привлекательными для исследователей. Пригласить для работы в таких центрах ведущих зарубежных ученых, как Петр I пригласил к нам Леонарда Эйлера» (стр. 56).

Я писал и «о высшем профессиональном образовании, которое стоит на выходе продукта образовательного процесса. Но качество этого продукта решающим образом зависит от начальной и средней школы, состояние которых в целом по стране следует признать удручающим. Здесь главная проблема – вложения, прежде всего в учителя, чтобы сделать школу привлекательной для талантливых людей, способных совмещать функции обучения и воспитания. Последнее значит не просто внушение ученикам определенных норм поведения, но и пробуждение в них, по крайней мере в тех, кто открывается, интереса к творческой деятельности, к целенаправленному поиску, определению своих склонностей и талантов. Школа должна готовить своих питомцев к свободе творчества и в то же время к умению доводить начинания до практических результатов» (стр. 47).

Я уже пытался сформулировать образ страны-мечты.

Если предположить, что «все реформы в образовании, науке, индустрии инноваций проведены, предложения осуществлены. Денег на эти инициативы выделено, сколько просили. Обеспечит ли это создание в России в перспективе, скажем, 20–30 лет инновационной экономики, сопоставимой по силе со США, Европой, Японией? Да, ответил бы я, с высокой вероятностью, но только если будут выполнены в достаточном объеме все условия, как прямо необходимые для инновационной экономики, так и косвенно ее поддерживающие. Одновременно нужны свобода творчества и предпринимательства, конкуренция. Нужны надежная защита прав собственности, в том числе интеллектуальной, и поддержание дисциплины контрактов, без них не будут эффективно работать рыночные механизмы. Нужна защита прав и свобод личности, в первую очередь перед государством. Отсюда необходимость подчинения власти закону, верховенство закона и независимость суда, которые так тяжело даются нам. Отсюда и требования к политической системе, которая должна исключать злоупотребление законом и полномочиями органов правосудия и правопорядка, что предполагает недопущение чрезмерной концентрации власти и политическую конкуренцию в рамках конституционных правил.

Все это называется демократией, не требующей каких-либо прилагательных» (стр. 60).

Сегодня я тешу себя надеждой, что президент Дмитрий Медведев, может быть, случайным образом прочитал эту мою работу или ему его помощники показали или рассказали, и он этой идеей как-то проникся.

Подозреваю, что несколько раз повторявшееся в моей работе слово «привлекательная» про нашу страну, слово, может быть, употреблявшееся и в других работах российских экономистов и других учёных, оно попалось на глаза и нашим руководителям. И вот появился образ «России – страны-мечты».

А модернизация как раз и нужна для того, чтобы сделать страну привлекательной.

Обсуждение темы на радио «Эхо Москвы»

Поделиться ссылкой:
0

Добавить комментарий